Верхний баннер
01:50 | ЧЕТВЕРГ | 18 ИЮЛЯ 2019

$ 62.95 € 70.56

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

17:35, 25 июня 2019

Маэстро остался должен. Пермский период Теодора Курентзиса

Авторская колонка Евгения Плотникова, заместителя редактора газеты «Звезда», специально для «Эхо Москвы» в Перми. 

Я не фанат Теодора Курентзиса, поэтому позволю себе несколько ремарок в связи с начинающимся плачем Ярославны по поводу анонсированного отказа маэстро от должности худрука Пермского театра оперы и балета имени П.И. Чайковского с последующим отъездом на работу то ли в Москву, то ли в Санкт-Петербург. Ведь всю пятницу социальные сети бурлили: кто-то с радостью писал «а у нас сегодня праздник!», кто-то лил крокодиловы слёзы, что пермский мир без любимого дирижёра никогда не будет прежним. И всё это с таким эмоциональным надрывом, словно ничто не предвещало демарша и сама новость накрыла всю пермскую культуру одним огромным медным тазом.

ФЕЙКИ ИЗ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Фото: скриншот с официального сайта Театра оперы и балета

Если кто-то не знал или не верил, то стоит напомнить, что Теодор Иоаннович уже неоднократно грозился уехать из Перми, начиная с февраля 2017 года. 20 мая текущего года на открытии Дягилевского фестиваля в ДК Солдатова эта тема превратилась в элемент шоу, когда во время приветственной речи губернатора кто-то крикнул из зала: «Не дайте Курентзису уехать!» Следом появились футболки с таким слоганом, в одной из которых Максим Решетников сфотографировался с Теодором Курентзисом, после чего фотография была залита в губернаторский инстаграмм. А две недели назад в газете «Звезда» и на сайте «Эхо Москвы в Перми» была выдана эксклюзивная информация про то, что худрук театра всё же уходит и даже попрощался со своим коллективом.

Крику по поводу новости про уход Курентзиса было много. Пресс-служба театра наперегонки с прикормленными журналистами-клакерами бросились всё опровергать. Мол, маэстро никуда не уезжает и продолжает работать в Перми, а отдельные СМИ, превратившиеся в фабрику фальшивых новостей, надо привлечь к ответственности по новой статье УК РФ - за фейк-ньюс. Но сегодня уже понятно, что фейк-ньюс - это два десятка краевых СМИ, которые размещали официальные пресс-релизы театра о том, что маэстро остаётся. Врала и пресс-служба, поскольку коллективу театра про уход Курентзиса было известно ещё месяц назад. Просто существовала договорённость не сливать инсайд. И когда Теодор Иоаннович фотографировался с Максимом Геннадьевичем, то они оба тоже делали хорошую мину, ибо вопрос с уходом был решён.

Сейчас пост худрука стал вакантным уже официально. Пресс-служба театра 21 июня наконец-то родила скромный пресс-релиз в несколько предложений. Но этого, конечно же, мало. Надо бы подытожить то, что было сделано или не сделано маэстро за все восемь лет работы в этой должности. Но и краевые власти, и театральный коллектив, и околотеатральная общественность продолжают обсуждать возможное продолжение сотрудничества с дирижёром. Опять в ход идут старые спекуляции, что именно при Курентзисе театр стал настоящим театром, начал получать «золотые маски», активно гастролировать по Зальцбургам, создавать постановки на итальянском языке. Ну а уж про Дягилевский фестиваль, который якобы был буквально выпестован великим дирижёром, не рассказал только ленивый. В общем, всё как в том анекдоте про фанатов Теодора Иоанновича. В их представлении Перми до великого маэстро вообще не существовало, был только «Пермский период» Родерика Мурчисона.

ПЕРМСКОЕ НАСЛЕДИЕ ИСААКЯНА

Ради справедливости заметим, что Пермский театр был создан более ста лет назад. А предшественник нынешнего худрука - Георгий Исаакян - может, и не был модным дирижёром, но оставил после своего 14-летнего руководства вполне крепкое творческое наследие. Даже я, не сильно вовлечённый человек и знающий это направление, скорее, с точки зрения региональной политики в сфере культуры и искусства, и то помню, что при Исаакяне театр регулярно поздравляли с «золотыми масками». Лауреатами были навскидку - сам Исаакян, Анзор Шомахия, Татьяна Куинджи и другие. Все они имели пермскую прописку, а их трудовые книжки лежали в отделе кадров Пермского оперного. Зарубежные гастроли не были для коллектива в диковинку. Выступали и в Германии, и во Франции, и в Швейцарии, и в Англии.

Именно при предшественнике Курентзиса оперные постановки стали звучать на языке оригинала. А оперу «Альцина» пермская труппа презентовала на сцене Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Да и Дягилевский фестиваль основал именно Георгий Исаакян в далёком 2003 году, когда Теодор Курентзис ещё даже не дебютировал в Новосибирске, из которого в 2011 году перебрался в Пермь. С первых фестивалей здесь были российские премьеры, мастер-классы от музыкантов с мировыми именами, встречи со зрителями. А уже в 2005 году президент ассоциации «Opera Europa» Николас Пейн в своей речи на открытии традиционной конференции в Монте-Карло назвал Международный фестиваль «Дягилевские сезоны» в числе знаковых культурных событий Европы.

История умалчивает, чем вдруг перестал устраивать Олега Чиркунова на седьмом году губернаторства Георгий Исаакян. Говорят, всем устраивал, но тогдашние идеологии культурной революции Марат Гельман и Борис Мильграм утверждали, что харизматичный, нахальный и модный дирижёр Теодор Курентзис в разы круче. С точки зрения сакральности искусства или, грубо говоря, хороших понтов это было действительно так. Наверное, каждый, кто ходил на первые спектакли с участием Теодора в Пермском оперном, помнят его таинственное появление в зале в полной тишине, его белые перчатки, его эмоциональность за дирижерским пультом. В камерную обстановку классического театра было привнесено столько элементов шоу, что в прессе тогда шутили: люди платят за билеты в оперу, чтобы посмотреть на танцующего дирижёра.

РАДИ КОНСЕРВАТОРИИ

Губернатор Олег Чиркунов ничего просто так не делал. И если он пригласил в Пермь дорогого легионера, а Теодору Курентзису платили из бюджета в среднем от 10 до 15 миллионов рублей в год, содержали его личный оркестр Music Aeterna, который он привёз из Новосибирска, и арендовали для него за счёт внебюджетных средств дом в Демидково, то это точно не из-за прихотей консультантов. За год маэстро вошёл в курс дела, переформатировав работу театра и удивив публику щепетильным отношением к музыке. И хотя скандалы из-за разницы в оплате труда «местных» музыкантов и «приезжих» еще долго сотрясали театр, но нового худрука и дирижёра очень быстро приняла публика. Обаятельный иностранец с заметным европейским акцентом был не похож ни на одного из своих предшественников. И вот спустя год после приезда Теодора Курентзиса в Пермь, Олег Чиркунов наконец-то объяснил пермякам одну из причин его приглашения.

В своём блоге на WordPress 11 февраля 2012 года губернатор сообщил, что в Перми наконец-то созрели все предпосылки для открытия своей консерватории. К этому времени Олег Чиркунов с Теодором Курентзисом уже осмотрели главный корпус сельхозакадемии, в котором когда-то располагалась Мариинская гимназия. Там лучший в Перми с точки зрения акустики актовый зал. В этом корпусе и планировалось разместить будущую Пермскую государственную консерваторию, поскольку здание находится по соседству с театром и у музыкантов-педагогов не должно быть проблем с логистикой. Ну а сельхозакадемию - на Липовую гору, где ещё с советских времён для этого вуза строятся новые просторные корпуса. Презентация намерений была столь громкая, что не было ни одного СМИ, которое бы взахлёб не расхвалило будущее событие. Более того, в Пермском театре оперы и балета журналистам подтвердили, что первый набор пермской «консы» начнёт обучение с 1 сентября 2012 года. Но пока по двум специальностям - «симфоническое дирижирование» и «вокал».

Было много движухи, обсуждение вариантов с размещением консерватории в Пермском музыкальном колледже, скандалов с родителями студентов, недовольства руководства сельхозакадемии, ревностей со стороны института культуры, где шло создание собственного консерваторского подразделения, и реплик самого маэстро, что без настоящей консерватории Пермь не станет культурной столицей, а театр не вырастет до европейского уровня. Спустя два месяца полемика резко оборвалась. В конце апреля 2012 года президент страны Дмитрий Медведев удовлетворил просьбу пермского губернатора об отставке. Потом был период вхождения в должность Виктора Басаргина. Уход региона в консерватизм с отказом от многих начинаний «пермской культурной революции» и постепенное изгнание из Перми всех, кто был как-то с нею связан. Про консерваторию на фоне смены трендов забыли, а Теодор Курентзис предпочитал про неё не вспоминать. Маэстро вполне устраивало, что его никто не напрягает, он по-прежнему не сильно ограничен в бюджетах, может и впредь формировать dream-team, привлекая на свои постановки звёзд мирового уровня и собирая при этом урожаи «золотых масок», а также не бывать в Перми по 10 месяцев в году, зарабатывая себе деньги и славу гастролями в Европе. Это устраивало и губернатора Виктора Басаргина, которому было проще платить худруку театра по 10-15 миллионов рублей в год и предъявлять получаемые им награды в качестве достижений культурной политики, заглушая громом фанфар стоны умирающих от бесконечных оптимизаций сельских клубов.

ОБМАНУТЫЕ ОЖИДАНИЯ

Нового губернатора Максима Решетникова уже популярный в Европе дирижёр встретил объявленным через столичные СМИ ультиматумом: если в ближайшие годы не начнётся строительство новой сцены для театра, то он покинет Пермь. Это заявление было как раз в конце февраля 2017 года, когда Максим Геннадьевич только-только вступил в должность. Новый глава региона, понимая уровень маэстро и при этом не напоминая ему про старые обязательства, публично подтверждал, что вопрос со второй сценой принципиально решён и сейчас идёт выбор площадки. Но за те два с лишним года, как Максим Геннадьевич руководит Пермским краем, вопрос так и не сдвинулся с мёртвой точки. А после того, как в качестве консультанта под строительство будущего театра краевым правительством был привлечён известный в столичных кругах бизнесмен Владимир Кехман, у маэстро вроде как лопнуло терпение. Ведь мало того, что театр не строится, так теперь его возможное строительство отдают под контроль бизнесмену с неоднозначной репутацией и художественным вкусом.

Доподлинно неизвестно, что же послужило настоящей причиной разрыва Теодором Курентзисом контракта с Пермским краем. Возможно, маэстро просто исчерпал себя в репертуарном театре, не видит больше в этой институции смысла и считает, что гастрольная и фестивальная деятельность - это важнее и прибыльнее. Может, нашёл постоянную площадку с более интересными условиями. А, может, он действительно разочаровался в очередном губернаторе, который только обещает и ничего для развития театра не делает. И не исключено, что оппозиция, которая, естественно, зацепилась за этот инфоповод, совершенно справедливо обвиняет губернатора Максима Решетникова, что он убивает всё, в чём ещё теплится жизнь в Пермском крае. Гуляющие по социальным сетям демотиваторы с фотографиями главы региона в фирменном шарфике ФК «Амкар» и в футболке «Не дайте Курентзису уехать!» с различными оскорбительными подписями - прямое тому подтверждение.

Исход Курентзиса из края ударит не только по репутации губернатора, но и по театру. Ведь если убрать великого маэстро, то оперный опустеет. Вопреки декларациям о намерениях создать в Перми настоящую консерваторию, создать при театре своего рода «школу Курентзиса» и выращивать здесь музыкантов европейского уровня, которые заполонят все сцены мира, ничего здесь так и не родилось. В педагогическом плане Теодору Иоанновичу похвастаться вообще нечем. За его время в театре не зажглось ни одной новой пермской звезды или хотя бы звёздочки. В достижениях же у самого маэстро - аж три личных «золотых маски»! Так же массу регалий получили приглашённые звёзды и личный симфонический оркестр Курентзиса Music Aeterna, который уедет вслед за маэстро, как только тот определится с новым местом дислокации. Всё это печально и наводит на мысль, что великий дирижёр ничего в Перми создавать и не собирался, а просто использовал возможности Пермского края для продвижения своих амбиций. Поэтому он остался должен пермякам, как минимум, консерваторию. Хотя краевая власть оказалась ничем не лучше. Она тоже все восемь лет кормила маэстро «завтраками» про новый театр, но даже не смогла выбрать для него площадку.

 

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Обсуждение
3211
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.