Верхний баннер
23:59 | | 09 ДЕКАБРЯ 2018

$ 66.92 € 76.08

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

15:00, 27 мая 2012

Коми-язьвинцы

Теги: этнология

Ведущий: Добрый вечер. У микрофона – Анастасия Сечина. За звукорежиссерским пультом -  Евгений Сечин.  Бригада пермского «Эха» начинает воскресные эфиры. Буквально через несколько секунд стартует наш новый проект – цикл программ «Пермская этнология». И в рамках этих программ мы будем рассказывать  о различных национальностях, народах, этнических общностях, представители которых проживают в Пермском крае.  И сегодня мы говорим о небольшом северном народе, который называется коми-язьвинцы.  О них нам поведает Георгий Чагин, заведующий кафедрой древней и новой истории России исторического факультета Пермского государственного национально-исследовательского университета и он же научный руководитель программы по сохранению и возрождению коми-язьвинского народа. Георгий Николаевич в этой студии. Вам добрый вечер.

Георгий Чагин: Здравствуйте.

Ведущий:  Коми-язьвинцы небольшой северный народ, сумевший донести до наших дней свой уникальный язык. Он был почти  забыт, может быть,  даже почти утрачен, но несколько лет назад извлечен из небытия. И сейчас интерес к нему пробуждается. Чтобы продлить языку жизнь, энтузиасты перекладывают  на коми-язьвинский песни современные (муз.фрагмент)…  и не очень современные (муз.фрагмент).
Но по-настоящему красоту языка можно оценить, конечно, только  в древних коми-язьвинских песнях. Их сохранилось очень мало. Одна из дошедших до нас - колыбельная. Говорят,  коми-язьвенские матери могли совсем не знать языка, но над кроваткой младенца пели непременно «Дуду» (муз.фрагмет).

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ:

Клавдия Кичигина: Сохранилось песен одна-две.  Есть такая песня «Из-под белой березы»  (муз.фрагмент).  Вот такая есть песня. Частушек сохранилось  оригинальных очень мало. Очень мало. Буквально там  насчитывается до пяти частушек.  Ну вот про пиво, например,  частушка (муз.фрагмент).  То есть варили пиво, варили брагу, наверно, «кислушка», «я сидел долго и никто мне ничего  не налил» (муз.фрагмент).

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА:

Ведущий:  Георгий Николаевич, вот я, на самом деле, долго думала, с чего программу начать, и решила начать именно с музыкальной рубрики, чтобы  люди смогли услышать этот язык, по-своему красивый, потому что, наверно, вот именно через  это можно увидеть какую-то живую картинку, живого человека. Вот эти зарисовки,  я скажу, что, во-первых, использовала небольшие фрагменты из фильма «Биармия», который вы снимали вместе с Александром Григорьевичем Пивкиным. И вот песня финальная,  она именно из этого фильма. Скажите, это коми-язьвинская песня? 

Г.Ч.:  Да, это их песня.

Ведущий:  Вот ее где удалось записать?

Г.Ч.: Мы ее записали у жителей деревни Антипино,  они знают ее, еще несколько знают песен на родном языке, в том числе вот «Дуду»,  колыбельную песню, там и записали.  Только стоит подольше с ними побеседовать, пожить, они много чего могут вспомнить хорошего.

Ведущий:  Говорят, что очень мало сохранилось песен. Действительно? Оригинальных мало ??????? (неразборчиво).

Г.Ч.:  Да, вот таких оригинальных песен-то у них немного, потому что, как нам известно,   из «Записок путешественника» еще 19-го века, что коми-язьвинцы очень рано стали привыкать к  русской песне. Она им очень нравилась. И когда у них был в деревнях финский профессор Арвид Генетц в 1889 году еще,  в таком далеком времени, то он  в «Записках» отмечает, что население очень любит русскую песню, и привыкает к песне, учит эти русские  песни. Но при этом подчеркивает очень такую важную деталь - но матери у колыбели поют только  родные песни.  То есть вот свой язык, свою культуру, несмотря на то, что уже приобщались все к русской культуре,  все же передавали вот в самом раннем детстве.

Ведущий:  Колыбельная жила долго, самая «Дуда».

Г.Ч.:  Да, колыбельная песня  жила очень долго.  И живет она сейчас.

Ведущий: «Дуда»… просто Клавдия Кичигина, которая прозвучала сейчас  в этой заставке,  это учительница Верх-Язьвинской  школы,  она переводила колыбельную  эту самую  «Дуду», но говорит, что такое «Дуда», никто не знает.  Так и не перевели.

Г.Ч.:  Да, что такое «Дуда»,   не знают. Вот Дуда, ты Дуда, к ней обращаются. Но, видимо, это имя все же личное, древнее очень личное имя, очень древнее. Поэтому и колыбельная песня – древняя песня.

Ведущий:  Вот мы сейчас послушаем  небольшую справку  о том, что же все-таки  это за   народ коми-язьвинцы. Но прежде я хочу спросить, Георгий Николаевич,  вас вот о чем.  Вы ведь сами по национальности русский, да? А для коми-язьвинцев  стали практически своим. Ну вот свой в доску чуть ли  не коми-язьвинец. Как все-таки так получилось, что именно с вас, а не с представителя  этого  народа, началось пробуждение интереса вот к этой этнической общности?

Г.Ч.: Я впервые к ним заехал студентом в 1966-м году, то есть 46 лет назад. И я, конечно, о них знал и прежде в литературе. И я к ним поехал. Но поехал я тогда 46 лет назад с одной целью: мне нужно было записать топонимию – географические названия этой местности. Я знал, что они говорят на своем языке, и приехал, когда они говорят на этом языке. А когда  стал спрашивать географические названия, то   они мне говорят сразу их на двух языках: на своем   скажут и перевод дадут по-русски.  Вот,  думаю, какой у нас народ в Пермском крае есть двуязычный.

Ведущий: Билингвы.

Г.Ч.: Да, билингвы, на ходу, на ходу.  Даже  географические названия тут же на  двух языках.  Ну, и, конечно, я очень был под сильным впечатлением потом  от этого народа.  Не сразу потом второй и третий раз поехал, были перерывы. Но в последние 27 лет  это постоянно,  каждый год,  не по одному  разу даже. А привлекли они меня по еще таким обстоятельствам. Я изучал русское население Пермского края. И когда, как бы, я его уже изучил в основных чертах, мне много, что было известно, я поставил перед собой задачу  изучение соседнего, не русского  населения. Я ездил и к коми-пермякам, и вот к оставшимся группам манси. И, в том числе, к коми-язьвинцам, потому что  вот этот процесс мне хотелось посмотреть, взаимодействие во времени  содержательную часть процесса,  взаимодействия   вот русских и коми-язьвинцев. Поэтому я вот так к ним и попал.

Ведущий:  Я хочу сказать, что когда мы были с Георгием Николаевичем в Красновишерске буквально вот  на прошедшей  неделе, вы  размышляли: - Где же я останусь ночевать? Может быть, вот в городе,  а, может, в деревню  поеду а, может,  на тот  берег, у меня там пенсионеры славные живут.  Давайте небольшую справку о том, что  же это за народ – коми-язьвинцы?

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ:
Коми-язьвинцы – это язьвинские пермяки, коренная этническая общность  народа коми в Прикамье. На современном этапе ситуация с самоопределением представителей этой  общности сложная.   Они называют себя и коми-язьвинцами, и коми-пермяками, и русскими. Многие затрудняются определить национальную принадлежность. Формирование группы началось  до прихода русских в междуречье Камы,  Вишеры, Колвы. С приходом русского населения часть местных жителей мигрировала в верховья Язьвы, где  в отдаленности от коми-пермяцкого и русского народа  сохранила свой язык и самосознание. Язьвинские пермяки проживают на исторически сложившейся территории вдоль течения Язьвы, откуда, собственно, и пошло название  общности. Сегодня носители языка проживают в деревнях Красновишерского района. Традиционным  хозяйством язьвинских пермяков было земледелие.  Большое значение имели охота и  рыболовецкий промысел. Язьвинские пермяки исповедуют  православную религию  в старообрядческом варианте. Традиции выражаются в праздничной и семейной обрядности.  При этом сохраняются некоторые элементы дохристианских верований и обычаев, схожие с коми-пермяцкими и русскими  в северном Прикамье. Из праздников своеобразной является встреча сарчика – трясогузки, приуроченная к Николину дню 22 мая.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА:

Ведущий:  Вот в этой справке не говорится ничего о Перми Великой, о которой при этом  рассказываете вы… рассказывает  режиссер, вот Александр Григорьевич Ивкин в фильме «Биармия».  Вот там как раз говорится о том, что коми-язьвинцы ранее проживали в этой территории, которая сейчас именуется  Пермью Великой, считается Пермью Великой. Дополните вот эту справку этой информацией.  

Г.Ч.: Эта справка совершенно справедливая. Пермь Великая – это название верхнекамской земли, конкретно вот…

Ведущий: Чердынь, Соликамска, да?

Г.Ч.: …Чердынского, Соликамского края,  этой территории. И нам по многим документам археологическим, прежде всего, топонимическим известно, что в    районе Чердыни и Соликамска была очень большая этническая  группа.  Но на эту территорию уже в 15 веке хлынул большой поток русского  населения. Они были с православной официальной верой. И, конечно, этот процесс  взаимодействия на этой вот центральной территории между Чердынью и Соликамском   развернулся очень активно и плодотворно. А плодотворно это то, что обрусели коми-язьвинцы на этой территории.

Ведущий: А часть покинула.

Г.Ч.: Да, и часть куда-то, видимо, ушли. Но некоторые удалились  в верховья реки Язьвы. А верховья, они и сегодня являются тупиковыми. Это предгорная часть Урала. И изолирована эта территория, не проходили через нее  транзитные пути. И вот так вот ушли, и жили,  и жили и живут вот в этом отдалении и  сохранили поэтому свой язык они. Они оказались изолированы от коми-пермяков, потому что далеко находится коми-округ, и они с ним не связаны были ни экономически, ни географически, поэтому вот у них сформировалось свое самосознание – мы язьвинские пермяки, мы просто пермяки. 

Ведущий: Сейчас это верховья Язьвы, это Красновишерский район. Это пара десятков деревень, наверно, где вот еще…

Г.Ч.:  Да, это почти двадцать деревень сегодня коми-язьвинских.

Ведущий:  Две тысячи человек, если я не ошибаюсь.

Г.Ч.: Там живет две тысячи… две тысячи  с половиной даже  там живет человек. Там все, да, в основном коренные жители. Это  территория язьвинская. Они сегодня живут на своей, как уже говорили, древней аборигенной автохтонной территории. 


  
Ведущий:  То есть коми-язьвинцы – это  не коми-пермяки, не коми-зыряне, это отдельная  этническая общность.  Каким образом она связана вот с этими двумя группами – коми-пермяки и коми-зыряне? Какие-то связи есть?

Г.Ч.: Да. С коми-пермяками  никаких связей  нет.

Ведущий: Вообще?

Г.Ч.: Вообще нет. Они 400-500 лет назад  отделились от этого  общего  этнического ядра и оказались вот в этой изоляции, поэтому сегодня даже спросить население – вы кто: коми-пермяки, коми-зыряне? Они скажут: - Нет, мы пермяки.

Ведущий: Самоназвание у них  - пермяки.

Г.Ч.:  Да, самоназвание – пермяки. Кстати, и коми-пермяки  коми-округа, они ведь тоже до образования округа в 25-м году, они тоже себя  именовали только пермяками, только пермяки. А потом  образовали  автономный округ у них, национальный округ, и вперед поставили слово  «коми» перед словом «пермяки». Но слово-то «коми», но является их  словом, это древнее слово. Но они  просто его в быту не употребляли, поэтому вот закономерно очень у язьвинских пермяков остался вот это старое самоназвание просто «пермяки». 

Ведущий:  Оно ведь и переписью в 26-м году было  зафиксировано.

Г.Ч.: Да, в 1926-м.  они  фиксировались пермяками и в царское время.

Ведущий: То есть как национальность, да? Национальность – пермяк.

Г.Ч.:  Да, пермяк. В 1897-м году проходила первая единственная всероссийская перепись населения, и они там  уже тоже  записаны были пермяками. А советская перепись 1926-го года их тоже записала пермяками. Три с половиной тысячи они были  под их собственным самоназванием.  Так их записывали.

Ведущий: А вот потом перепись больше их уже так  не фиксировала.

Г.Ч.:  Больше, да. После 26-го года перепись их махом записала русскими, и  сняла все вопросы  власть заботы  о их национальной культуре. Правда, в конце 1930-х годов у них вводилось  образование на родном языке. Видите, там такая ситуация была, что  в основном все говорили  на своем языке на бытовом уровне. И в школу когда дети шли в первый класс, они не знали русского языка.   Их надо было  обучать заново. И что делать? Ну тогда  приехали два учителя из Кудымкара с букварем коми-пермяцким, который только что был там у них создан, эти учителя стали учить их  по коми-пермяцкому букварю,  и ничего не получилось.  Потому  не понимали пермяки язьвинские. У них своя лексика, своя фонетика, то есть  свой диалект. Ну и не  стали развивать это национальное обучение на родном языке еще по той причине, что  началась война, учителя ушли на фронт, погибли, ну и  никто не занялся совершенно. Всё остановили. А что  нужно было бы делать в той ситуации?  Надо было учить не по коми-пермяцкому  букварю, а надо было свой  создать букварь на основе  живого разговорного языка вот этого народа. Но этого никто не сделал в то время перед войной.  Ну вот так шло, шло время. И только в 2003-м году все-таки появился букварь коми-язьвинского языка.

Ведущий: Мы про букварь еще поговорим, и  про словарь, работа над которым сейчас идет. Но можно ли сказать, что вот к этому времени относится  угасание и языка,  и в какой-то степени культуры?  Потому что в том же фильме «Биармия», про который я уже сегодня говорила, есть там вставочка, да, местных жителей которые говорят: - Да нам  запрещали говорить, двойки ставили.   То есть, получается, это было что? Это была сознательная попытка стереть  этот язык? Или  это как-то по-другому можно объяснить?

Г.Ч.: Нет,  это объяснить только можно тем, что вы уже сказали. Это сознательная была политика, да, направлена на то, чтобы народ  очень быстро забыл свой язык.

Ведущий:  Зачем?

Г.Ч.: Для того, чтобы  меньше было народов и численность национальностей в нашей стране. Посмотрите еще, взять перепись 26-гогода, потом  перепись всесоюзную  39-го года. Вот последняя перепись 39-го года, она  учла очень много народов в Советском Союзе. А после 39-го года уже всё, уже там на 50-70 меньше народов было записано.   Все вот эти мелкие этнические группы, малочисленные народы всё приписывали к русским.  И такая политика была.

Ведущий: А чем она объясняется? Почему? В чем интерес?..

Г.Ч.:  Ну это государственная была политика.  Легче будет управлять.

Ведущий:  То есть нет у нас  коми-язьвинцев, есть советский человек.

Г.Ч.: Да-да-да, вот этим всем, да. И посмотрите, до чего доходило  дело. Ведь сегодняшние люди вспоминают и говорят, что, когда мы пошли в первый класс,  а мы дома говорили до семи лет только на родном языке. Только переступали порог  школы, а им говорили:  – Забудьте свой язык, чтоб в  школе не звучало ни одного слова. И они вспоминают и говорят, что их учителя в угол ставили, по лбу линейкой даже давали. Даже по лбу линейкой  они давали учителя – забудьте. А  объясняли учителя вот на этом, как бы,  низшем уровне в деревне   объяснил это чем?  Потому что  этот язык,  считали, он будет мешать детям   выучить русский язык. Вы никогда  русский  не выучите, если… выучите тогда, когда забудете свой. Давайте, не произносите. Наказывали их, детей за это вот родное слово.

Ведущий:  Ну, то есть, можно сказать, что  люди, которые  говорят на этом языке, которые донесли этот  язык  до  сегодняшнего дня, это, по сути, чудо?

Г.Ч.:  Да, конечно. Они и сами… я помню, была у нас научная конференция, не в этом году, а раньше вот еще была. Учительница выступает, делает доклад о своем языке и так далее, а в зале в числе слушателей сидят пожилые люди, которые   когда-то ее учили. Она называет там – Мария Ивановна,  вот помните, наверно, когда я была в начальных классах,  вы же меня в угол ставили  на пять минут за то, что  от меня услышали это родное слово.  Но я вас сейчас не обвиняю, вот тогда  такой курс взяли, такую политику  взяли. А теперь-то  вот мы ратуем за возрождение языка.

Ведущий:  Друзья у нас есть подарки для тех, кто сейчас примет участие в нашей игре, к которой мы переходим. «Народные приметы» - это будет традиционная рубрика программы «Пермская этнология». Мы  задаем вопросы о том народе, о котором говорим в этой программе. Вы на эти вопросы отвечаете, и если отвечаете правильно, то получаете наши подарки. Они довольно приятные. Во-первых, это  энциклопедия о народе Пермского края. Я сожалею, что не взяла ее с собой, с другой стороны, показать я вам ее не могу, мы на радио. Но я  эту энциклопедию листала, она очень красивая, она интересная, она увлекательная, с большим количеством различного  иллюстративного материала, с большим количеством  какого-то этнографического, пожалуй, материала, с большим количеством  комментариев живущих еще людей, которые сами рассказывают  о своих обычаях и традициях.  Вот эта  энциклопедия – это раз.   И два – сертификат на пешеходную экскурсию по Перми из коллекции  прогулок турбюро «Краевед». Эти прогулки по средам. И расписание вы можете посмотреть на сайте  kraeved-perm.ru. Ближайшая пешеходная экскурсия называется «Дебри Разгуляя». Сертификат на два лица, то есть вы можете пойти туда с сыном, дочкой или любимыми человеком, как угодно.  Вот такие наши подарки в этой игре.  Вопросы будет задавать наш гость.

Г.Ч.: Я хочу задать первый такой вопрос.  Вот мы уже затронули судьбу языка коми-язьвинцев. И вопрос  будет такой: к какой  мировой языковой семье  относится зык  коми-язьвинцев?

Ведущий:  261-88-67  - телефон прямого эфира. 404582017 – эфирное ICQ.  Добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу  ответить на вот этот вопрос.  Зовут меня Елена. Я закончила исторический факультет, поэтому я знаю. Это финно-угорская языковая группа.

Г.Ч.:  Тогда я еще хочу задать.

Ведущий: Георгий Николаевич еще хочет дополнительно.

Слушатель: Ой, вы меня сейчас засыплете.

Г.Ч.: Финно-угорская языковая семья –  это первая ступень. А в какую мировую семью входит финно-угорская семья языков?

Слушатель: Ну вот  вы меня засыпали

Г.Н.:  Ну вот, вот, да.  Финно-угорская семья – это еще не самая высшая мировая…

Слушатель: Да,  я знаю, да-да-да. 

Г.Ч.: А в какую? Не знаете. Она очень  просто называется, родным нашим словом.

Ведущий: По горам, где мы живем.

Слушатель:  Да вы что?

Ведущий: Елена, ладно, большое вам спасибо.

Г.Ч.: Посмотрите книгу потом.

Слушатель: Обязательно.

Ведущий: Ну ответ-то назовем. Этот ответ засчитаем – финно-угорская? 

Г.Ч.: Да. Это уральская языковая семья.  Она в  числе  десяти мировых семей. И туда входит финно-угорская семья

Ведущий:  Второй вопрос. Можем его сейчас озвучить – про  праздник.

Г.Ч.: Да. У коми-язьвинцев  главным обрядовым праздником  был и сегодня он возрожден – это сарчик.  На коми-язьвинском языке это название птицы  трясогузки. И я хочу задать вопрос: а как русские и коми-пермяки  называли птицу трясогузку?

Ведущий:  Все-таки этот вопрос посложней, чем про финно-угорскую группу. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Нина Леонидовна. А вот  не оляпка ли?

Г.Ч.: Нет, нет, это совсем другая птица. Другой вид птицы.

Ведущий:  Нина Леонидовна, спасибо за звонок.  Вот сейчас  кто-то, может быть, скажет правильный ответ. Если не скажет, я дам варианты, будете угадывать.  Как называлась  эта птичка? Здравствуйте.

Слушатель: Алло. Меня зовут Юлия. По-моему, это плиска.

Ведущий: Почти. Ну зачтем, я  думаю.

Г.Ч.: Ну, конечно. Плишка.

Слушатель: А, плишка.

Г.Ч.:  Плишка, да. Не плиска, а плишка.  Это в каком языке плишка?

Слушатель:  Это славянский.

Г.Ч.: Да, это русское славянское слово.

Ведущий: А в коми-пермяцком это был сырчик. И вот фамилия Сырчикова, она оттуда. Мы заговорили про плишку, про сырчика,  про сарчика, вы были в пятницу на этом празднике и буквально с порога сказали: - Боже мой,  было так хорошо.  Ну, рассказывайте, что это вообще за праздник? Сарчик приносит весну.

Г.Ч.: На этой неделе состоялся очередной обрядовый  праздник у коми-язьвинцев, который сейчас называется «Сарчик приносит весну». Сарчик -  это название у них трясогузки, птичка очень красивая. Они издавна ждали весной прилета этой птички, потому что по прилету этой птички они определяли, какое будет лето: хорошее, плохое. Если хорошее, то урожайное будет. Определяли так. Как только птичка прилетает,  должны были обязательно заприметить, как она летает – или высоко над землей или она на земле. И вот первый, кто ее увидит высоко,  это значит,  она обещает лето очень урожайное. А если  низко, то тогда плохое лето. И главное в том обряде еще связывалось с такой культурой как лен. Потому что лен, что такое лен? Его надо обязательно выращивать, выращивали, потому что потом из волокон получали нити, ткани  готовили. Как без одежды прожить, собственно невозможно было. И вот если сарчик летал очень высоко,  то тогда  уже можно было рассчитывать, что лет вырастет высокий, длинный, то есть больше  будет волокон, больше будет нитей. Урожай на даже вот этот лен  обещает хорошую жизнь. А если низко, то  лен короткий будет. Но в любом случае  надо птичку задобрить, выразить ей уважение, радость, даже если она летала и низко. Поэтому по традиции, как только птичка прилетала, шли на  окраину деревни, разводили костер приходили с пивом  обязательно, это ритуальное было пиво, с хлебом, с печеньем, своими пряниками. Шла в основном молодежь на окраину, сидели долго у костра, пили по кругу пиво, развлекались, пели песни, перепрыгивали через вот этот костер, играли  обязательно на гармошке. То  есть это был очень  веселый праздник. Почему веселый? Потому  что надо было показать сарчику, что здесь веселый народ живет,  и он хочет жить дальше вот с этим весельем, без грусти. Поэтому, птичка, принеси радость нам. И  когда всё завершалось уже под вечер или уж темно было, остатки пива обязательно сливали в ямку. Сливали в ямку с поговоркой такой, что напоили допьяна его, сарчика, «напоили  допьяна, схоронили сарчика». Закапывали ямку землей  после  этого и прихлопывали. Но были еще и другие  сюжеты того праздника. Обязательно делали соломенную фигурку этой птички.  Соломенную из льна. То есть  это опять же делали из  соломы или из льняных стеблей прошлого урожая. Делали фигурку птички, устанавливали эти фигурки на столбики, и водили вокруг хороводы. Почему нужно было сделать   этого сарчика из соломы и стеблей льна прошлого урожая? Потому что, как бы, прошлый урожай уже использован, результаты этого прошлого урожая  всё, уже пошли в дело, человек жил, ел хлеб, из волокон получил ткани. Но чтобы тот урожай,  который был, то плодородие, которое было, оно передало силу   новому плодородию. Вот  это символ такой.  А костер, который присутствует  на этом празднике обязательно, костер – это огонь обязательно. Верили в силу огня. И в этот день нужно обязательно,  чтобы развести костер, и чтобы огонь  придал силу земле, усилил ее плодородие. Вот  этим костром, огнем человек усиливал  плодородные силы земли.  Поэтому нужен костер был обязательно. Ну и пиво выполняло ритуальную функцию. Всё на месте. 

Ведущий:  Что до пива,  говорят, какой-то особый рецепт…

Г.Ч.: Да.

Ведущий:  …какой-то свой.  Голова ясная,  ноги не несут. И, говорят, похоже по вкусу на финское, вот то пиво, которое сейчас финны варят современные.  Так что вот какие-то где-то корнями все это  переплелось. Удивительное дело на самом деле. Про язык хочу я поговорить еще. Есть, издан букварь. Сейчас ведется работа над словарем.  Вот немного о языке нам тоже  рассказала учительница Верхне-Язьвинской школы  Клавдия Кичигина. Послушаем.

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ:

Клавдия Кичигина:  Словарная статья состоит из слова, из контекста, то есть слово  нужно употребить в контексте и еще вот перевод на русский язык.  Я думаю, что тоже нужно, чтобы сохранить язык все-таки. Пусть даже не  будут говорить, но все равно  пусть будет памятник  просто, иллюстрация жизни. Памятник людям, трудолюбивым очень людям,  потому что очень много лет лексики  связано именно с трудом (далее звучат слова на коми-язьвенском языке и их перевод: пахать, сеять, убирать сено, печь хлеб, доить корову, носить воду, мыть, стирать).  Вот это вся лексика такая  бытовая,  из которой и складывается, собственно, представление о жизни людей, чем занимались. Не очень много  слов,  называющих развлечение, хотя есть слова, которые переводятся как «петь» и «плясать». Вот «целовать» нет слова, например.  А есть «любичина» - то есть похоже на русское слово, «любиться», «любить».

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА:

Ведущий: Я знаю, что язык – это не  ваша специализация. Но, тем не менее,  слова, словарный запас – это ведь, действительно, характеризует  народ. Все мы знаем, что  у эскимосов, да,  кажется,  у них  несколько десятков только  названий для снега, для того, чтоб характеризовать, как он выглядит, внешний вид снега.  Все-таки как вот язык и лексика коми-язьвинцев характеризует  их:  их темперамент,  характер, менталитет? Можете об этом что-то сказать?

Г.Ч.:  Да, я кратко об этом скажу. Я сам язык не изучаю, но мое  направление – это роль языка в самосознании народа. То есть вот это социолингвистический аспект мой предмет. Язык у коми-язьвинцев,  сегодня который у них употребляется, он очень архаичный по заключению ученых больших…

Ведущий: Консервативный.

Г.Ч.:  …консервативный, да. Он отличается от коми-пермяцкого и коми-зырянского чем? Прежде всего, лексикой.  То есть, есть свои слова.  Вот, допустим, у коми-пермяков  зайца называют «кыч», и кочево у них есть и коче. Кыч – это заяц. Если спросить сегодня   язьвинских пермяков:   как у вас называют зайца, они  говорят «нимал». После этого можно задать вопрос: а кэч вы знаете? Нет, мы не знаем, это  не наше слово, мы никогда не слыхали. То есть таких очень много  у них архаичных, дневных  пермских слов находят ученые вот   в их языке.  То есть лексика очень архаична.  Второе:  у них  сохраняется  своя фонетика. Такая фонетика, которой нет у коми-пермяков и коми-зырян. И даже  это  осознают не только ученые, а сами  жители. Беседуешь со старожилом, допустим. Отличается чем-то ваш язык от коми-пермяцкого.  Они  скажут:  - Ой,  у них ударение  такое,  особое какое-то, это не наше, мы по-другому это всё произносим. И третья особенность  в языке коми-язьвинском, у них есть звуки свои, которых  нету коми-пермяков и коми-зырян.

Ведущий:  Ну вот этот звук «ӱ».

Г.Ч.: Да, да. У них свои звуки  есть, шипящие свои звуки. А две согласные вообще нигде нет, ни в каких языках.  Только вот у них есть.

Ведущий:  Это вот «дж», например, да?

Г.Ч.:  Да вот это. Поэтому  язык  очень архаичный, особый.

Ведущий: А именно по словарному запасу, по  набору слов можно  что-то сказать об этом  народе?  Вот Клавдия Кичигина говорит: не так уж много слов, которые говорят о веселье.

Г.Ч.:  Ну вот, значит, невесело жили.

Ведущий:  Больше трудились.

Г.Ч.:  Больше трудились, да.  Вот Василий  Ильич Лыткин, который в конце 40-х и в начале  50-х годов  их изучал, он издал монографию. Коми-язьвинцам повезло, потому что есть книга большая, изданная в издательстве академии наук в 1961 году под названием «Коми-язьвенский диалект».  Там и вся грамматика рассмотрена. И там есть словарь. Он включил туда в этот словарь более 6 тысяч слов.  А вот  тот, который сейчас составляется словарь, но он будет  русско-коми-язьвинский,  о котором сейчас мы немножко слышали  Клавдию Степановну, в нем предполагается 4 тысячи слов. У нас только что была конференция, вот прошла, я с удовольствием  прослушал доклад Клавдии Степановны, еще другой учительницы.  Они вот, когда говорили о том, что – мы начали работать над словарем,  искать фразы в родном языке, глаголы,  оттенки глаголов, как там это все … и мы сами очень много  открыли. Оказывается, в нашем  языке очень много есть. Надо только подумать, это  вспомнить, и мы, допустим, не употребляем такие слова, а мы вот когда даже  в процессе  работы над словарем находим эти слова. То есть у нас есть, мол, не только  обычные глаголы, а глаголы, выражающие уменьшительно-ласкательные качества…

Ведущий:  Это как?

Г.Ч.: А находят.

Ведущий: Как глагол может выражать  уменьшительно-ласкательное качество?
 
Г. Ч:  Да, вот да, качество.  Вот в их языке это все есть. Так они говорят. На конференции заявили. Сами себе открыли они это.

Ведущий: Я бы хотела, чтобы, продолжая разговор о языке и об интересе к собственным корням, мы послушали еще два коротеньких интервью. Сначала Александр Антипин.

ИНТЕРВЬЮ:

Александр Антипин:  Но я-то сам, можно сказать,  уже очень отдаленно  отношусь к этой народности. Мама у меня совсем, можно сказать, русская. Она совсем другого куста. О культуре коми-язьвинцев, и, как сказать, быте я узнал  буквально с тех пор, как Георгий Николаевич Чагин начал  заниматься, культивировать эту тему.

А.С.: До этого вы не интересовались?

А.А.: Да. Так вот глубоко  не интересовался. Даже когда к моему папе приезжали  родственники или знакомые из деревень и говорили на своем языке пермяцком,  ну я не особо воспринимал  этот язык. И в семье у нас не говорили на этом языке. Я всегда считал себя русским.   Везде во всех документах  так писал, что    и отец русский,  и мать русская, и сам русский. 

А.С.: Что-то изменилось? Сейчас, получается, вас  эта тема заинтересовала.

А.А.:  Да. Не так глубоко, но я стал немножко интересоваться. Пытался даже  немножко освоить язык или хотя бы  какие-то фразы,   но такого  букваря,  по которому можно  было как-то изучить  термины или какой-то говор, я так и  не смог получить.

А.С.: Вас это  начало интересовать. Почему?  Вы считали себя русским.  Вас эта тема не особенно  трогала. Потом вот  вам даже захотелось изучить язык. Что в основе этого?

А.А.: Да я даже не знаю, что во мне проснулось. Я даже не могу сформулировать, что это именно, почему  меня так толкнуло.

А.С.: Вам важно  понимать, я не  знаю, корни,  что ли свои?  Может, в этом?

А.А.:  Да, может быть,  и так. Мне, наверно, захотелось как-то понять.

А.С.: Что получилось понять?

А.А.:  Я понял одно, что  в России живет столько народностей, которые даже не подозревают,  к  какой национальности они относятся. Все называют себя русскими, а если так вот копнуть, сколько  там различных  народностей.  Вот что я понял. Даже  вот это вишерское население, а есть и татары, украинцы,   и немцы,  финны, может быть, даже и китайцы есть.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА:

Ведущий:  Александр Антипин, он живет в Красновишерске,  на самом деле уникальный человек, он резчик по металлу. Просто вот информация об этом его  ремесле, она в эту программу  не вошла, но я привезла с ним небольшое интервью,  и Катерина Балакина сделает  отдельную программу  про это его дело. А сейчас еще одно короткое интервью с Клавдией Кичигиной, которую уже  вы неоднократно в рамках этой программы слышали.

ИНТЕРВЬЮ:

А.С.: Ну вот вы говорите, что родители на языке говорили, но как-то вот  детей к этому, вас не приобщали. А откуда интерес у вас появился? И когда появился?

К.К.: Во-первых, действительно, родители говорили  больше на языке язьвинском,   нежели  на русском, потому что,  когда приходили, допустим, посторонние люди, мама  командовала: «Говорите по-русски». Но органичнее все равно звучал язык язьвинский.  Мы росли в среде языковой. А почему говорили по-русски,   потому что мы учились в школе.  Официально нам не говорили, но уже не было принято говорить вообще на языке. То есть в сознании язык, ну, как бы, не существовал. Это просто вот… я даже не знаю, мы тогда и не задумывались.

А.С.: В какой момент задумались? 

К.К.: Когда я начала говорить  по-язьвински, когда я стала взрослой, когда я вышла замуж, и когда у меня появились дети.  То есть мама как будто бы признала меня равной себе. В семье произошло как-то так органично.  Вот просто захотелось говорить с мамой и  всё. Как-то все так сложилось, что и стало  нужно преподавать.

А.С.:  Вы преподаете. А детям  это для чего нужно?

К.К.: Мы воспитываем. В основном у нас язык  не для того, чтобы  говорить, а как источник нравственных норм, я считаю что. Мне вот так   представляется, что  мы сейчас посредством обращения вот  к языку и культуре, мы  воспитательную больше работу ведем.  Ну рассказываю  про предметы быта. Речь зашла  о столе.  Нельзя стучать кулаком по столу. Стол вообще считается божьей ладонью.  Но это же тоже норма поведения, когда за столом сидишь красиво.

А.С.: В последней переписи населения свою национальность как обозначали?

К.К.: Я написала коми-язьвинка.  Для меня это важно. Для меня это стало важно, действительно, с  годами. И не в школе, и не в  бытность там пионерам и комсомольцем. А сейчас важно. Сейчас, когда уже нет мамы, например, и когда так хочется, чтобы  она была. Это язык матери. Представляете, вот сейчас восстанавливать язык, на котором  говорила твоя мама. То есть представлять ее у печки, представлять ее  где-то с подойником, представлять ее на покосе.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА:

Ведущий:  Вот эти две зарисовки, два коротеньких интервью, что у Александра, что у Клавдии, интерес, он появился  в зрелом возрасте. Мне кажется, дети, им сложно это все понять и принять.  Их это не интересует.   Вы согласны со мной или нет?
 
Г.Ч.:   На нашей конференции,  которая была вот только-только, делала доклад Татьяна Ивановна Паршакова, учительница Паршаковской средней школы,  доклад был построен  на социологическом опросе 53 учеников школы.

Ведущий:   Да, я…

Г.Ч.: Слушали?

Ведущий: …я слушала этот доклад.

Г.Ч.: А результат какой?

Ведущий: Знаю. Но вы же понимаете, что   это учительница, она спрашивает своих учеников. Ну что же они ответят? Что  им это неинтересно?

Г.Ч.:  Более 50 процентов всё отвечали:  – Надо изучать, положительно  относимся к этому, знать надо, да.

Ведущий:  Но вот насколько они были искренни?

Г.Ч.: Я считаю, что они были искренни все-таки.  У меня тоже есть свои наблюдения.  Они в печати есть,  мы ж  социологический опрос поводили, и взрослые, и всё.  Они считают, что надо, надо сохранять,  надо  развивать это. Пришло осознание, что язык является культурой, символом народа.     Это пришло о сознание.

Ведущий:  К детям?

Г.Ч.: Да. И к детям, и ко взрослым.

Ведущий: Вот как все-таки  в этом плане с детьми…  каким образом  сделать так, чтобы у них появился к этому интерес?  Можно это сделать в школе?

Г.Ч.: Да. В школе это можно делать, и очень много делается? Почему?  Потому что, посмотрите,  вот если программы школьные взять. Как работает учитель? Учитель  готовится к уроку, задает задание ученикам -   найдите такие слова, найдите  фразы новые. Куда идут ученики?   Они идут ко взрослым, к папе, к маме, и к тем в деревне,  кто знает этот язык. Я опрашивал вот взрослое население. Они говорят: - Так мы тоже, получается, не ходим в школу, но, получается, что мы втянуты  в этот образовательный процесс. Где  наши дети получат ответы вот  на вопросы учителя?  У нас. К нам они идут.

Ведущий: То есть они идут сначала  за ответами, а  там уже рассказ о семье, о традициях.

Г.Ч.: Да. И когда взрослые  получают этот вопрос,  тони тоже думают. Им,  прежде, чем ответить,   надо тоже много вспомнить, вспомнить,  а потом дают ответ ученику, а он его несет в школу на урок. 

Ведущий:  Георгий Николаевич, вот скажите, но на самом деле нет, по-моему, ни  одной рациональной причины для того, чтобы сохранять язык.  Рациональных-то причин нет 

Г.Ч.: А я вам назову одну  рациональную причину вот сейчас. Этот язык  нужен для тайного общения, чтоб другие не услышали.   Говорить при людях, не знающих этот язык да. И они не узнают. Для тайного  общения он им очень нужен.  И даже взрослые некоторые говорят:  - Ой… спросишь: - А дети ваши знают язык?  - Нет, они не говорят,    но они понимают. Если про них говорить, они все поймут, что мы про них тут сказали. Для тайного  общения он очень нужен.   Вот рациональная функция языка сегодня. 

Ведущий: А еще зачем?

Г.Ч.: А еще, как памятник истории  культуры, как объект тоже, который надо бы сохранять. То есть  для  воспоминаний. Вот Клавдия  Степановна сказала - а я хочу этот язык слышать, потому что  за этим языком я вижу маму свою у печки,  у подойника, на сенокосе.

Ведущий:  Вот это самое важное.

Г.Ч.: Вот это самое важное.  Она очень замечательно сказала.

Ведущий:  Какое будущее у этого языка?

Г.Ч.:  Какое будущее... будущее… все-таки они его не забудут. На бытовом уровне он останется, этот язык. Конечно, он не выполняет полную функцию сегодня  разговорную. Почему?  Потому что он же не развивался, там же не родилось новой лексики никакой. Космоса нет, колхоза нет слова в родном языке. Все равно русские туда включаются. 

Ведущий: Конечно.

Г.Ч.: И потом фразы образуются тоже под влиянием  русского языка. И вот замечательно, что сегодня, я еще особо  скажу,  составляется  русско-коми-язьвинский словарь, почему не коми-язьвинско-русский, а русско-коми-язьвинский? Потому чтосегодня большое значение имеет русское слово. И когда они услышат,  например «самовар»,  самовар, самовар, у самовара, а есть ли в нашем  языке слово «самовар»?  Раз – откроют словарь, который будет русско-коми-язьвинский. Представляете? Вот поэтому ученые  задумали русско-коми-язьвинский. Русское слово на первом месте, но оно будет открывать родное слово,  за ним  родная культура, история открываться будет.

Ведущий: Мы очень  важный момент еще  не затронули в ходе нашего разговора. Вот сейчас небольшая вставка из фильма «Биармия» режиссера Александра Пивкина про старообрядчество.

ОТРЫКОВ ИЗ ФИЛЬМА «БИАРМИЯ»:

Мужской голос: Пора сказать главное. Здешние коми – староверы. К алтарю нас не пустили, но позволили постоять внутри храма, у двери и без видеокамеры.  Позже мы узнали, что существует  еще много разных запретов. Старая вера – вера строгая.

Женский голос:  Это очень чистая вера-то. Ну она строгая, конечно, да. Кушать садимся, всё,  значит все встали,  помолились. Всё он сел, благословит, ешьте.

Другой женский голос (на коми-язьвенском): Ну, да, запреты, были, конечно. Запреты-то, если все соблюдать, то, наверно, меня и поругать можно. Венчанная, а платок не ношу. Кудри завиваю да крашусь. Дак это грех тоже.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА:

Ведущий: Забавно, наверно, в радиоэфире. В фильме есть титры. А здесь  это коми-язьвинский язык, вот он, пожалуйста.  Но что-то ведь понятно. Там женщина говорит о том, что я кудри завиваю, я крашусь, а это тоже грех.  Действительно, вера их столь строга?

Г.Ч.: . Да. Коми-язьвинцы, они православные с 16-го века.  Вот как православие   впервые принималось и входило на нашу пермскую землю. Кстати, нынче у нас исполняется 550 лет, как принималось православие в Пермском крае.   Они были православные. Но  потом, после раскола Русской православной церкви во второй половине 17-го века мы знаем,  что часть населения  православного осталась со старыми  обрядами.  И вот в верховьях реки Язьвы они     их сохраняют те  старые, даже не просто, скажем, старые, а древле-православные обрядовые традиции. И так как на Верхней Язьве население наполовину было в строгой старообрядческой вере, и остаются они сегодня, то, конечно, и вот такая религиозная обрядность, она консервировала бытовую обрядность.

Ведущий: То есть, благодаря старообрядчеству, и язык…

Г.Ч.: Д, и язык, и костюм и обычаи, как там  за столом сидеть и так далее, всё сохранялось вот благодаря старообрядчеству. И сегодня оно у них очень  на  высоком уровне. У них ведь есть  храм старообрядческий, священник свой старообрядческий. Там всё идет на древле-православном уровне у них.

Ведущий:   Свою роль, конечно, это сыграло…

Г.Н.: Сыграло, да.

Ведущий:  …именно в том, что всё это мы, по-прежнему, можем видеть, слышать, чувствовать. У нас в гостях в рамках первого выпуска программы «Пермская этнология» был Георгий  Николаевич  Чагин. Спасибо вам большое. Программа «Пермская этнология» выходит при поддержке департамента внутренней политики администрации губернатора Пермского края. У микрофона была Анастасия Сечина.  Всего доброго. До свидания.

Обсуждение
3362
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.