Верхний баннер
21:18 | ПЯТНИЦА | 26 ФЕВРАЛЯ 2021

$ 74.44 € 90.37

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 12 мая 2014

"Триместр позволяет лучше использовать временные, аудиторные, человеческие ресурсы", Елена Малкова, доцент ПГНИУ

- Поговорим о тех нововведениях, отчасти революционных реформах, которые происходят в ПГНИУ. А происходит там действительно много чего интересного – ввели триместр вместо семестров, объединяют учебные направления в какие-то межфакультетские группы. Буквально сегодня появилась горячая новость, что сегодня официально введены так называемые образовательные стандарты, СУОСы. Прерогатива устанавливать собственные образовательные стандарты есть только у национальных исследовательских университетов, их 29 в стране. Зачем это, почему?

 

 Иван Печищев: Мне кажется, это очень хорошая возможность для такого вуза, как наш университет, национального исследовательского классического, обучать студентов так, как сам вуз видит их перспективу. Мне кажется, самостоятельно установленные стандарты позволят нам делать обучение более интересным и насыщенным. Мы живем в ситуации, где государственные стандарты справа и слева в высшем образовании. А вот это лично для меня возможность сделать что-то новое и учить студентов так, как мы себе представляем. Это такая возможность - ввести новые предметы, по-новому организовать учебный процесс, по-новому использовать какие-то формы образования. Я в этом вижу возможность свободы, которую нам дали и которой нам грех не воспользоваться.

 

- А принципиально те стандарты, которые вы разрабатываете сейчас, являетесь членами рабочей группы, чем отличаются от государственных? Что вас в них не устраивает?

 

Елена Малкова: Наверное, я добавлю к словам Ивана Михайловича. Свобода – это действительно так, но есть еще одна очень важная вещь. Федеральный стандарт задает рамки для вузов всей России. Россия – страна огромная, специфика у территорий может кардинально отличаться. Введение СУОСов позволяет учесть региональную специфику и запросы рынка труда. Мы не просто учим студентов, а готовим специалистов, будущих профессионалов, которые должны встроиться в территориальную экономическую систему. Должны быть востребованы региональными работодателями. Почему? Потому что мы не хотим поддерживать утечку мозгов. Нам нужны талантливые ребята, которые будут приносить благо именно нашему краю.

 

- А это не значит, что они будут каким-то образом ограничены и конкурентоспособны в других регионах? Выучили только под Пермь.

 

Елена Малкова: Нет-нет. Возможно, я жестко сформулирую, но для того, чтобы мы могли ввести в действие СУОС, необходимо было получить определенные экспертные заключения на документ. По стандарту, который я разрабатывала, организация работы с молодежью, я получила стандарты из Москвы, Красноярска, Кургана, которые показали, что стандарт соответствует основным вызовам современного российского общества. Даже если ребята, а учатся у нас и из Удмуртии, и из Башкортостана, когда-нибудь еще приедут из других регионов студенты, они будут востребованы и будут соответствовать общим тенденциям действительности.

 

- И все-таки кроме того, что это общие стандарты для всей страны, я не услышала, чем же вас не устраивает федеральный стандарт, что вам так требуется свобода и самостоятельность.

 

 Иван Печищев: Федеральные стандарты задают определенный перечень предметов и определенное время на их изучение. Наш вуз сегодня может установить самостоятельно, сколько нужно изучать тот или иной предмет. Мало того, дается большая свобода разработчикам, и, соответственно, кафедрам, в том, чтобы устанавливать дисциплины, которые нужны. Скажем, у нас в СУОСе по журналистике наполовину меняются дисциплины, которые должны быть, и это, конечно, к лучшему.

 

- А как они меняются? Это как раз стандарт по журналистике, который вы разрабатываете? Хотя бы приведите примеры, что было и что стало.

 

 Иван Печищев: У нас появляются новые предметы, более современные, общие с другими направлениями, но об этом мы чуть позже скажем. И названия у них вполне современные. Допустим, «Информационное сопровождение проектов». «Проектирование в социальной сфере». «Социальные коммуникации в интернете». То есть мы вольны и названия, и направления выбирать, и опять же исходим из своих возможностей. Есть человек, который может вести определенный курс, и мы этот курс в стандарте фиксируем.

 

- Смотрите, если вы берете ориентацию на пермскую индустрию, промышленность, пермские предприятия, может быть, сначала просто решить, что у нас будет вот такое направление, а уже потом приглашать практиков?

 

Елена Малкова: Наверное, я продолжу эту тему. До того, как появилась информация о необходимости разработки СУОС, мы собирали потенциальных работодателей. Мы еще не сделали ни одного выпуска, поэтому для нас это было важно. Но первое, чем мы занялись – это инвентаризация тех навыков, способностей, компетенций, которыми должен владеть выпускник с подобным образованием. Выяснилось, что федеральный государственный образовательный стандарт не предполагает подобных компетенций. Там нет дисциплин, в которых можно было бы сформировать… Например, компетенция, связанная с устойчивой языковой культурой. Стандартно мы изучаем иностранный язык на первом курсе, дальше это остается для студента уже на самообразование. Сегодня мы можем ввести иностранный язык на протяжении всего периода обучения. Второй момент, который нам был поставлен работодателями в качестве контрольной точки – это навыки вообще коммуникативной культуры, причем речевого имиджа, специалисты молодежной сферы, молодежной политики. Нет сегодня в ГОСе дисциплин, предполагающих изучение всех специфических направлений в этой сфере. Мы проводим речевую коммуникацию как предмет, общий для наших направлений. Управление проектами, о чем говорил Иван Михайлович, это вообще особенность пермского университета, который будет выпускать «Организацию работы с молодежью» (ОРН). Ни в одном вузе страны нет такого акцента. В основном это социальная педагогика, социальная работа, в лучшем случае это менеджмент для государственного и муниципального управления. Мы делаем ставку именно на проектные компетенции, самостоятельность наших будущих выпускников, молодежное предпринимательство. ГОС этого не позволял.

 

 Иван Печищев: Что касается стандарта по журналистике, мы работаем на филологическом факультете, и традиционно нас связывали с гуманитарной сферой, филологией. С принятием новых стандартов мы окончательно уходим от филологии с большим уклоном в социологию, конфликтологию, науки об обществе. Это кажется очень важным изменением, что наши студенты – уже не столько гуманитарии, сколько люди, которые общаются с людьми и знают что-то о людях и обществе.

 

- Вы говорите о междисциплинарных связях. Я так понимаю, что еще одно очень серьезное изменение, которое происходит в университете, с этим связано. Но пока хотела бы закончить тему с самостоятельно устанавливаемыми стандартами, СУОСами. Вы подробно рассказали о том, чем вы занимаетесь – организация работы с молодежью, журналистика. А сколько вообще таких собственных стандартов сейчас разрабатывается?

 

 Иван Печищев: Насколько я помню, 49 разрабатывалось СУОСов, что-то вроде этого. Все существующие направления и специальности разработали собственные стандарты. Мне кажется, это очень перспективное дело, все идет к тому, что скоро в высшем образовании будут цениться дипломы вузов отдельных. В этом смысле наш университет делает очень правильный шаг. Это будет не просто диплом о высшем образовании, а диплом именно пермского университета, потому что именно в пермском университете учат по этим стандартам. Он будет особо в этом смысле цениться.

 

- Любая реформа содержит очень серьезные риски. Когда вы являетесь в чем-то первопроходцем, вы не можете гарантировать 100%-ный качественный результат. Откуда вы берете уверенность, что это будет работать на бренд пермского университета?

 

Елена Малкова: Прежде всего это опыт взаимодействия с коллегами в профессиональной отрасли по всей России и за рубежом. Мы представляем необходимость формирования собственной конкурентной позиции, уникальные черты специфики, которая бы отличала нас с одной стороны, с другой укрепляла бы нас. Опыт работы по стандартам, опыт участия в заседаниях учебно-методического совета в МГУ, который закладывает основы формирования образования в этом направлении, указывает, что мы не просто вольны делать что-либо новое, но мы готовы нести эту ответственность. У нас есть все для этого. Честно скажу, нас очень поддерживают органы исполнительной власти региона. Мы учитываем специфику и потребности нашей территории. Видимо, я патриот, не знаю, я эту тему постоянно поднимаю. Не нужно готовить абстрактных специалистов, нужно готовить под конкретные потребности.

 

- Как во времена любой реформы, университет кипит и бурлит слухами. В частности, о том, что студенты направления «Журналистика» будут переведены на философско-социологический факультет. Давайте внесем ясность.

 

 Иван Печищев: Самое первое – ничего никуда не исчезает. Остается та же самая структура, 12 факультетов, еще больше кафедр, студенты так же остаются при тех же кафедрах. С этой точки зрения для студентов не изменится ничего. Мало того, то, о чем мы говорим, СУОСы, будет касаться только первокурсников этого года. Те студенты, которые учатся, вообще ничего не почувствуют.

 

- И ничего не приобретут (смеется).

 

 Иван Печищев: Почему не приобретут, наши стандарты и сейчас хорошие. Что касается этих слухов, они были основаны на том, что в университете появилось 7 укрупненных групп, направлений и специальностей, в которые по логике ректората были включены направления, близкие по сути. Есть группа естественнонаучная, гуманитарная, физико-математическая. Журналистика вошла в социальную группу. Я уже говорил, что мы решили сменить курс, нас видели в гуманитарной группе вместе с филологами, лингвистами, философами…

 

- Вы сказали: «Нет, мы не такие».

 

 Иван Печищев: Да, мы решили, что мы все-таки не в гуманитарной, а в социальной группе, которая предполагает немножко другой набор дисциплин. Может быть, мы уже попробовали 10 лет обучать студентов истории русской и зарубежной литературы, посмотрели на результаты. Теперь мы хотим усилить часть, связанную с социологией, психологией, политологией и другими науками.

 

- Каким образом это будет осуществляться? Укрупненные группы направлений и специальностей, так называемые УГНС, институционально как будут существовать? Как это будет в реальности, в расписании?

 

Елена Малкова: Во-первых, не нужно пугаться, никакой реструктуризации университета не последует. Останутся те же самые 12 факультетов. А УГНС – это виртуальные объединения направлений разных факультетов, которые нацелены примерно на один продукт по выпуску из университета с определенным набором общих похожих компетенций. Есть общие культурные компетенции, общие профессиональные компетенции, в которых мы схожи с объединенными в один альянс направлениями. Есть сугубо профессиональные компетенции, которые характерны для отдельных направлений. Это виртуальная структура, которая позволяет для формирования этих общих профессиональных компетенций объединить студентов определенного потока, набора в общей аудитории под общий набор дисциплин. С одной стороны, это непосредственно оптимизация для университета. Вы знаете, что процесс оптимизации затронул вообще все отрасли, образование в том числе. С одной стороны, это, конечно же, неплохо, несмотря на то, что это ново. Это открыло новые возможности сотрудничества и взаимодействия, которые раньше не были возможны.

 

- Что это значит? Что теперь студенты с разных факультетов будут слушать одни и те же дисциплины в лекционных аудиториях?

 

Елена Малкова: Примерно в течение полутора лет они будут слушать вместе определенный набор дисциплин.

 

- Если раньше вместе проходили историю философии, но каждый делал это по-своему, то теперь каждый будет делать историю философии вместе.

 

 Иван Печищев: Только это может быть особая история философии. Это условный пример, дисциплины могут быть скорректированы. Мы говорили о некоторых дисциплинах для нашей социальной группы. Та же математика может быть скорректирована для потребностей этой группы, что нужно знать социологам, конфликтологам, журналистам о математике, то и будет преподаваться, а не математика в чистом виде.

 

- Да, когда была введена высшая математика на филологическом факультете, для многих это было огромным стрессом. Не очень было понятно, какой должна быть высшая математика применительно к филологии. Смотрите, у меня перед глазами список этих самых 7 укрупненных групп. Если мы берем информационные технологии, тут у нас прикладная математика, информатика, фундаментальные, компьютерная безопасность, интеллектуальные системы в гуманитарной сфере, бизнес-информатика и так далее. В принципе тут все понятно. Совершенно очевидно, что есть некие наборы компетенций, который объединяет самых разных специалистов вот этих направлений, что им можно преподавать совместно. А если мы берем естественнонаучную группу? Химия, физика, биология, экология, геология, география – что у них может быть общего?

 

 Иван Печищев: Насколько я помню из разговоров с коллегами, как раз у естественнонаучной группы не возникло проблем с наполнением общих дисциплин в течение полутора лет. Один только курс физики и химии общей занимает довольно много, они очень быстро с этим справились. На самом деле больше проблем как раз в нашем гуманитарном, социальном блоке.

 

- Это история, политология, международные отношения, философия, филология, лингвистика.

 

 Иван Печищев: И тут выяснились интересные вещи, что у журналистики много общего в перспективе, портрете выпускника со специалистами по работе с молодежью. Или со специалистами по конфликтологии, с лингвистами. Можно сказать, мы не знали этого раньше, потому что работали на разных факультетах. Выяснилось даже, что похожие курсы преподавались на разных факультетах, разными преподавателями, по-разному, но все об одном и том же. То есть это оптимизация и польза, потому что эти дисциплины будут читать специалисты сразу же нескольким группам.

 

- Вы говорили, что среди региональных вузов вам неизвестен опыт разработки собственных образовательных стандартов. Это очередная инновация, которая рождается в образовательном поле Перми, что не может не радовать. Но самое-то главное, что это дает студентам? Существование укрупненных межфакультетских групп, которые полтора года учатся в общих аудиториях, получают общие компетенции, потом расходятся по своим специализациям.

 

Елена Малкова: Во-первых, полтора года – условное обозначение. Общие дисциплины будут и на 1, и на 2, и на 3 курсе. Например, философия будет преподаваться в первом триместре третьего курса.

 

- То есть это просто совокупное время общих часов.

 

Елена Малкова: Но это позволяет на первом курсе поставить дисциплины профессиональной направленности, например, введение в профессию в любом случае оказывается, как и раньше, на первом месте. И какие-то общие профессиональные, важные дисциплины, которые закладывают основу для дальнейшего профессионального развития. Например, для социологов это будет общая социология. Для психологов это будет общая психология, у организации работы с молодежью – молодежная политика. Поэтому ничего страшного на самом деле не происходит. С другой стороны, появляется огромный плюс для студентов, которые пока еще на первый курс приходят в ситуации отсутствия профессионального выбора. Условно эти полтора года по объему дисциплин дают им возможность окончательно определиться в социальной сфере, если говорить про нашу укрупненную группу – кем бы они хотели стать больше? Либо перевестись на сходные направления, что дает возможность легко это сделать.

 

- То есть я поступила на журналиста, захотела перевестись на социолога.

 

Елена Малкова: Или на пиар. Минимум пересдачи…

 

- Нет, подождите, журналист и пиар – в рамках одного факультета. А в рамках разных факультетов?

 

Елена Малкова: О чем и речь, сегодня это сделать достаточно сложно. У каждого факультета и направления есть набор особенных дисциплин. Если вы переводитесь на втором или третьем курсе, то вам огромный список пересдач следует, иногда это просто невозможно сделать. Укрупненные группы позволяют сделать это практически безболезненно, потому что первые курсы, 99% - это общие дисциплины.

 

- Мне надо будет пересдать отдельные предметы, связанные непосредственно со специальностью, которая меня заинтересовала.

 

Елена Малкова: То есть по большому счету главный плюс – протяженность поля выбора профессии.

 

- И мобильность.

 

Елена Малкова: Более того, сидят они вместе и общаются, будущие пиарщики, журналисты, социологи, конфликтологи, психологи, работники с молодежью. Чем они занимаются? Интеграцией опыта, знания, проектных инициатив и так далее. Это серьезный альянс, который позволяет создавать интеллектуальный десант молодежи, который впоследствии за пределами университета способен делать серьезные вещи.

 

- Напомню, в университете сформировано 7 таких групп. Естественнонаучная, физико-математическая, информационных технологий, гуманитарная, социальная, экономика и управление. Отдельно у вас оказались юристы, которые почему-то ни с кем не интегрировались (смеется). Еще вы говорили, что даже те студенты, которые сейчас учатся в университете, получат от этих новых стандартов какие-то блага для себя. Как это будет выражаться?

 

Елена Малкова: Создавая стандарт, я, конечно же, обсуждала набор дисциплин со своими студентами, которые сейчас учатся по федеральным образовательным стандартам. Они высказывали, чего им не хватает, чего они советовали обязательно включить, рассмотреть возможность. Когда я им показала итог, белая зависть и слова: «Теперь мы обязательно будем ходить на занятия к тем, кто придет к нам на первый курс».

 

- Это здорово, потому что это будет интеграция не только горизонтальная между студентами разных специальностей, но и вертикальная между первокурсниками-третьекурсниками, потому что это тоже очень хорошо, когда все общаются.

 

Елена Малкова: А ведь это еще и важная ситуация критической переоценки  профессиональной позиции – что я уже знаю, что мне предстоит узнать, что я могу вообще не узнать, если не проявлю активность? Это очень важно.

 

- Еще одна тема, связанная с введением образовательных стандартов в ПГНИУ, укрупненных направлений со всеми переменами – это другой режим учебы. Сейчас университет в очередной раз выделился, всегда учились семестрами, теперь триместрами. Расскажите, как это, и самое главное, зачем? Что это дает?

 

 Иван Печищев: С 1 сентября у нас вводятся триместры. Как мне кажется, этой перемены пугаться не надо, наоборот, это все будет в пользу. Многие направления и так уже учились по триместрам, только это было два семестра учебных и летняя практика. Для многих направлений изменение не очень большое. Но в том, что меняется, я вижу только плюсы. У нас можно первому курсу действительно позавидовать. Появляется маленький третий триместр, примерно 6-8 недель…

 

- Как это вообще будет по временным отрезкам?

 

 Иван Печищев: Первый триместр с 1 сентября по 24 декабря, это традиционный осенний. Второй с 8 января до 30 апреля, это весенний. И потом с 10 мая по 10 июля, два месяца. За эти два месяца студенты в июле уходят на практику, а перед этим 4-6 недель будут изучать 2-3 дисциплины или 4 в зависимости от плана. Но обратите внимание, они будут изучать их довольно углубленно. 2-3 дисциплины за месяц – это каждый день по несколько пар. Это для нас, журналистики, огромная возможность ставить практические курсы и углубленно…

 

- Увеличится количество предметов за счет этого?

 

 Иван Печищев: Увеличится глубина и концентрация изучения. Если уж ребята будут у нас учиться писать, они это будут делать каждый день и каждый день выдавать какой-то результат. Если они будут учиться снимать, то они это будут делать каждый день, а не растянуто.

 

- Третий триместр будет не лекционный больше, а практикоориентированный?

 

 Иван Печищев: По крайней мере, для нашего направления – да. Это то, чего мы давно хотели на самом деле, для нас это благо.

 

- Получается, у вас будет три сессии? (смеется)

 

 Иван Печищев: Это не так страшно.

 

Елена Малкова: Интенсивность, которая позволяет углубиться, о чем сказал Иван Михайлович, позволяет ориентироваться на практику. Летний триместр – это именно те дисциплины, которые необходимы студенту, чтобы успешно влиться в практику, понять основные вещи, которые он должен сделать. Раньше семестр был размазан огромным количеством дисциплин. Какие-то раньше заканчивались, сумбур с расписанием, аудиторным фондом. Сейчас это позволяет лучше использовать ресурсы временные, аудиторные, человеческие.

 

 Иван Печищев: Вот у меня есть предмет – выпуск учебной газеты. Студенты с февраля до мая эту несчастную газету делают и делают. А тут у нас будет месяц, в течение которого нужно будет выдавать результат, у нас будет по одной-две пары или еще компактно. Я бы сказал, мы сможем заниматься в режиме тренинга, и это намного удобнее для таких дисциплин. Я думаю, в этом большой плюс, и первокурсники будут обладать хорошими навыками.

 

- Значит ли это, что с учетом введения триместров, собственных образовательных стандартов в университете происходит грандиозная перетряска вообще всех учебных планов?

 

 Иван Печищев: Да. У нас с 1 сентября СУОСы только и будут.

 

- Как далеко еще до окончания?

 

 Иван Печищев: Мы начали заниматься…

 

Елена Малкова: Непосредственно в группах в ноябре, а раньше начали идейную, концептуальную разработку с октября. Фактически работа идет по сей день, планы уже готовы и введены, уже в новых материалах для привлечения абитуриентов информация по новым учебным планам.


Обсуждение
1554
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.