Верхний баннер
14:54 | СУББОТА | 26 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 76.82 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 14 июня 2014

"Раньше, в течение дня, в воздух поднимались 4 самолета и 2 вертолета – это при средней горимости, сейчас - один самолет", - Владимир Анянов

- Сегодня мы определили две основные темы – лесные пожары и малая авиация. Лесные пожары – это проблема, с которой Россия сталкивается каждое лето. Начинается это с конца апреля и заканчивается в ноябре, в целом по стране. В Пермском крае первые возгорания начинаются в мае и кончаются в сентябре.

- Берем четыре месяца примерно. Начинается с середины мая и кончается в середине сентября. Все зависит от сезона. Леса Пермского края не относятся к лесам повышенной горимости, но последние сезоны показали высокую горимость. У нас большие массивы влажных лесов. Существуют боровые леса, ельники – они имеют более высокий класс опасности.

- Можно исторически пронаблюдать эволюцию причин возникновения пожаров, как стихийного бедствия? Как я понимаю, первые лесные пожары – это следствие тех же самых природных стихий, например – удары молнии.

- Конечно. Для древних людей пожары были страшной стихией. С цивилизацией источники возникновения пожаров сместился в сторону людей. В Пермском крае на природные источники падает 10% – 12% причин.

- Это много.

- Это много, но если взять США, где по этой причине возникает 30% - 35% пожаров, то это немного.

- Но там и пожарче, и посуше.

- Конечно. А нас тоже есть места, подверженные частым грозам – это Алтай, Дальний восток, Юго-Восточнная Сибирь.

- В целом, подавляющее большинство пожаров – результат деятельности человека.

- Да. Даже сегодня, когда стало меньше лесозаготовок, у нас очень большое количество возгорания возникает из-за человека. Это и неумение пользоваться огнем, и неумение предвидеть развитие ситуации, и частые нарушения, связанные с сельхозпалами.

- Давайте условно обозначим промышленные причины пожаров – это когда люди целенаправленно зажигают большое количество костров. Зачем они это делают?

- Хотелось бы спросить этих людей. Мы неоднократно предупреждали их об опасности такого способа очистки территории. Но, очевидно, так быстрее и менее затратно. Но надо понимать, что такая технология очистки связана с многими требованиями безопасности. Это не исполняется. В результате, огонь выходит из-под контроля, а как с ним воевать, они не знают.

- Отчасти могу сравнить эту историю с много лет назад услышанной статистикой с одной из донецких шахт. Статистика говорит, что если бы не этой шахте ежедневно досконально исполнялась техника безопасности, то од трех до восьми раз за рабочую смену рабочих было бы необходимо поднимать на поверхность. Но это влечет за собой очень серьезные убытки, а шахта итак на пределе рентабельности, поэтому все рабочие знают, что всякие датчики, системы безопасности срезаются, блокируются, на них не обращают внимания потому, что надо работать.

- Отключение газоанализаторов – это норма для них, хотя это крайне опасно. Я занимаюсь подготовкой газоспасателей. Там четко регламентированы все вещи. Аварии с выбросом опасных веществ происходят из-за того, что кто-то не соблюдал технику безопасности.

- Почему при лесопереработке, при лесозаготовках что-то сжигается?  Может быть потому, что существующие доступные нам технологии позволяют работать на грани рентабельности.

- Так ведь на грани рентабельности они не от того,  что их загнали туда. Они сами не выбирают все, что можно выбрать с лесосеки. Берут в основном крупномер, а остальное оставляют. Им невыгодно заниматься остальным, хотя, если их на этом поймают, придется заплатить крупный штраф.

- Получается, что выход – это наем армии контролеров?

- Нет. Мне видится другой выход – гам, где можно брать большие объемы, должны работать большие компании. Где объемы маленькие, должны работать ИП или маленькие компании. Демонополизация. Например, в Финляндии на малых объемах работают индивидуальные предприниматели. Они вообще иногда лес вывозят на лошадке и не печалятся.

- Обеспечивают свою семью скромным доходом.

- А что еще нужно?

(перерыв)

- С промышленными причинами пожаров примерно понятно. Они же не составляют большей доли?

- Давайте просто поговорим о пожарах, которые происходят по вине населения. Что мы видим в близлежащих лесах? Шикарные леса и кучи брошенного мусора, кострища. Туда и ездить не хочется. Это еще и горючие материалы.

- Мне иногда странно смотреть для людей, которые платят огромные деньги за строительство своих индивидуальных домой, вокруг которых превращенные в грязь дороги, вдоль которых огромные кучи мусора.

- А шикарные леса. Но очень опасные в пожарном отношении с такой антропогенной нагрузкой. У нас принимаются решения о запрете въезда в леса, но это никто не контролирует.

- Может быть, есть смысл разобраться зачем люди едут в леса.

- Отдых. Считается, что такой отдых – с шашлыком, водкой и мусором – это хорошо.

- Но если есть возможность быстро, дешево и удобно выехать на шашлык, зачем ехать в лес? Вполне возможно поработать с организацией мест, где это можно делать.

- Такие места организовывают. Делают стоянки, столики. Та же самая дорога на Березники. Там стоянки с беседками, со столиками. Но это же неинтересно. А им надо по-другому, не в таких людных местах. Сделали костерок, выпили, оглянуться не успели – пожар. Что сделает нормальный человек? Соберется и уедет. И правильно сделает, если прежде позвонит и сообщит о пожаре в милицию, в лесничество, в пожарную. Никто их не будет разыскивать, но пожар потушат.

- До какого предела, размаха можно решить проблему силами 2-3 человек, профессионалов?

- 2-3 человека спокойно справятся с пожаром на 5-6 гектарах.

- Это специально обученные профессионалы?

- Да. Существуют определенные технологии.

- Насколько это дорого?

- Дорого. Летный час АН-2  - выше сорока тысяч. При высокой пожароопасности должно быть двукратное патрулирование – это 5 часов в воздухе.

- Но все равно выгоднее вылететь и потушить?

- Конечно. Пожар может дойти до таких мест, где станет устойчивым или выйдет наверх, не дай бог, попадет в молодняк.

- Существует ли такая технология разжигания костра в лесу в пожароопасный период, которая 100% не приведет к пожару?

- Да. Есть. Необходимо просто убрать горючий материал, где планируете разводить костер. Принесите воду и поставьте рядом. Если нет воды, выкопайте ямку, достаньте мокрого грунта или песок – это тоже возможность вовремя прекратить начинающийся пожар. На ночь костер зарыть. Уезжая, тоже обязательно зарыть.

- Часто встречающаяся ситуация: идет человек по проселочной дороге и чувствую – откуда-то «тянет». То ли костер, то ли пожар. Надо идти смотреть?

- Нет, не надо. Если вы не ориентируетесь в лесу, увидев огонь вы можете просто потеряться. Лучше позвонить и сообщить о том, что вы видите дым. Не пытаться тушить – это опасно. Мы парашютистов-пожарных достаточно долго обучаем  - и то, первые три прыжка они совершают только в сопровождении опытных пожарных.

- Просто так лесной пожар не затоптать?

- Просто так не затоптать. Нужно знать где топтать и как топтать.

- Часто можно увидеть, как начинает гореть поле.

- Это серьезная проблема весной. Осенью – нет.

- Итак, для того, чтобы предотвратить пожары при лесозаготовках, необходимо допускать к ним компании, которые в состоянии обязательно выполнять требования и правила лесозаготовок.

- Кроме того, им необходимо проходить специальную подготовку.

- Что нужно для того, чтобы минимизировать последствия лесных пожаров?

- Сейчас у нас это невозможно. Это можно сделать единственным способом – мощная пропаганда, а это огромные расходы. Надо ужесточать контроль.   Контроль должен быть постоянным.

- Если говорить об авиации. На чем летать?

- Это большая проблема. На сегодня у нас нет наших любимых АН-2, которые позволяли летать с необходимой нам скоростью продолжительное время. Необходимы вертолеты типа МИ-2, которые могут взять на борт парашютистов. Сейчас мы привлекаем воздушные суда из Башкирии. Используется такая экзотика как вертолеты Робинсон-44. Это и есть самая большая проблема. Раньше, в течение дня, в воздух поднимались 4 самолета и 2 вертолета – это при средней горимости. В случае высокой горимости количество аппаратов увеличивается в два раза. Сейчас  - один самолет.

- Получается, 12 машин было бы достаточно.

- При грамотном использовании хватило бы и восьми. Сейчас их нет.

- А что делает такой летный отряд, когда на дворе зима.

- На примере Владимира. Там есть федеральный авиаотряд. Зимой у них воздушные тренировки, они решают транспортные задачи  - свои и по заказам. Так же было и у нас. АН-2 арендовались у Аэрофлота. Зимой они перевозили пассажиров, вертолеты патрулировали газопроводы.

- Где бы мог базироваться такой отряд в идеале?

- В идеале – Березники. Там достаточно восстановить аэропорт, поставить серьезное авиационное отделение. Надо не менее трех АН-2 и одного вертолета. Хорошо бы МИ-8, но можно обойтись и МИ-2. У нас будет прикрыт восток и север края – наиболее пожароопасные регионы. Сейчас существуют слабенькие базы в Гайнах и Ныробе – по десятку парашютистов. Это ничего не значит. Этого мало.

- Если восстанавливать подобные подразделения – это значит, что их надо постоянно использовать. Сейчас такое время. Они должны быть двойного, тройного направления. Должны быть пассажироперевозки.

- Безусловно. Самолеты могут иметь лицензию не только на охрану лесов, но и на пассажироперевозки. Это может быть Л-410 – это чешский самолет. Использовался еще в СССР с начала 70-х. 17 мест. Двухмоторный, приспособлен под грунтовые посадочные полосы. Шикарная машина. Одно время  у нас был М-28. Тоже хорошая машина. Сейчас она есть в пермском аэроклубе.

- Насколько они надежны?

- Очень надежны. Вопрос в правильной эксплуатации. 

- Мы не можем сейчас на полное финансирование государством. Есть коммерческая составляющая.

- Никто не мешает заниматься коммерческими перевозками. Например, как во Владимире, Хабаровске. Зимой они занимаются коммерческими перевозками.

- Назовите точки в Пермском крае, где было бы неплохо организовать пассажирские авиаперевозки?

- Ныроб – там есть полоса, Гайны – тоже есть полоса, Кудымкар, Чайковский, Чердынь. Можно создать гидропорты, с применением гидроавиации летом. Зимой – лыжи.

В Канаде на дороге можно встретить знак «уступи дорогу самолету».

- У нас небо – стратегический ресурс.

- Это пройдет. Ведь людей-то возить надо. Если что-то случилось где-нибудь за Ныробом – рожать женщина собралась, а у нее осложнения, как ее доставить? Авиаотряд предполагает и такие функции.

- Вы представляете себе уровень ребят, которые должны там сидеть!

- Так они и были – такие ребята. На Бахаревке были очень серьезные профессионалы.

- Пытаюсь увязаться с первой частью разговора, когда мы говорили о демонополизации лесозаготовок, когда мелкие частники смогут делать это семейным бизнесом.  Если мы будем говорить о новых возможностях, о росте доходов… Ведь никогда билет на самолет будет стоить столько же, сколько билет на автобус.

- Конечно нет.  

- Возможность летать будет у тех, у кого есть деньги. А они есть у тех, кто работает. Получается, что все увязано.

- Наши соседи на юге – башкиры, они сохранили малую авиацию. Она работает. Меня удивило, но в их лесах сложно найти дрова – все подчищено. Все вывезено на дрова. Это уровень хозяйствования.

- В последней части разговора вы назначаете наших следующих гостей. Кого порекомендуете?

- Спиридонова Вера – руководитель самодеятельного театра при монастыре на Мотовилихе.

Северова Ирина – руководитель скаутского центра.

Старков Артем – директор клуба любителей туризма.

 


Обсуждение
1267
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.