Верхний баннер
14:16 | | 27 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 76.82 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 21 июня 2014

"Конечно, православный театр отличается от обыкновенного. Главная наша цель – это духовность, нравственность", - Вера Спиридонова, режиссер любительского театра при православном монастыре

Теги: религия

- Вы сказали, что вас волнует факт того, что монастыри взяли на себя обязанности дворцов культуры, а самим дворцам культуры ничего не нужно.

- Нет. Не в том смысле. Театр не при монастыре. Театр находится при школе-музее имени Александры Федоровны Романовой, а вот эта школа уже при монастыре. Театр при монастыре не может быть, но Свято-троицкий монастырь – это монастырь открытого типа. Он ведет огромную образовательно-просветительскую деятельность. Там есть православная библиотека, есть студии иконописи. Есть разные студии. Очень много мероприятий для детей. Большую работу ведет школа ремесел. Там 30 направлений. Есть ткачество, вязание, вышивка, хор, фольклорный ансамбль, наш театр. Все, что касается творчества, возрождения русской культуры. Школа построена так же, как та, которую создавала Александра Федоровна Романова в Петербурге. Лекторий есть, есть кинозал, экскурсии, община глухонемых со своим театром.

- Эти должны заниматься дворцы культуры, но…?

- Наступает у человека такой период, когда семья, учеба, дети, дом, работа. Но хочется еще что-то для души. А куда пойти? Везде платно. Не всегда человек имеет деньги на это. У нас очень много всего и легко выбрать себе что-то для души. Это все бесплатно. Не только кружки. Проводятся православные праздники, масленица, балы.

- По вашему мнению, дворцы культуры не предлагают людям такие варианты досуга?

- Директором ДК Гознак была Галина Павловна Захарова. К сожалению, она умерла. Было театральное движение. Вот была личность, был человек – было движение. Ее не стало – не стало и движения. У нас было много фестивалей, теперь умерло движение народных театров. Раньше их было много.

- Совсем недавно у нас в гостях был Владимир Воробей, директор ДК Солдатова. Они делили большой детский коллектив «Непоседы». Это большой коллектив, значимый. Там была буквально драка за них. Это значит, что у нас есть такие коллективы, которые готовы распилить по частям.

- Это платный коллектив, детский. А что делать взрослым? У нас дети развиваются многогранно. Люди любого возраста могут прийти и бесплатно заниматься тем, что им по душе.

- Но у нас же проходят разные бесплатные обучающие семинары для детей пенсионного возраста. В скверах сейчас открылись библиотеки. Тоже что-то делается.

- Я не хочу сказать, что ничего не делается. Люди, приходящие на эти занятия находят там общение, чему-то учатся. У нас идет не просто занятия, у нас огромная просветительская работа – можно пообщаться со священников, на службу сходить. Это много значит для людей, чувствующих одиночество. Можно жить в семье и быть одиноким. Тут они находят участие.

- А сколько у вас всего людей занимается?

- Сложно сказать, но только одних кружков, не говоря уже о студиях, тридцать. Это очень много. Сейчас, по-моему, еще здание дают монастырю. Там будет общеобразовательная школа.

- А кто преподает в кружках?

- Специалисты. Вот я режиссер. Я закончила институт культуры.

- К примеру, чтобы вести кружок оригами, не обязательно иметь образование.

- Преподает тот, кто способен это делать и способен учить.

- Как вы к этому пришли. Вас кто-то позвал или вы нашли сами?   

- Я работала в 15 школе. У меня был детский театр «Этюд». Я много лет работала в школах. Нашу школу закрыли, как маленькую школу. Была такая тенденция, когда маленькие школы позакрывали. Нас и закрыли. Встал вопрос – куда идти? Было много предложений. А у меня же еще было очень много костюмов – это тоже проблема. Целая коллекция. Вот, например, в «Шансе», куда меня звали, не нашлось места для костюмов. А для них необходимо специальное хранилище. На последнем спектакле, посвященном Елизавете Федоровне Романовой, были священники. Отец Лука пришел. После спектакля уже зрители ушли, актеры ушли, а они не уходят. Мы говорили, говорили. Отец Лука сказал: - Ну все, Вера Васильевна, теперь вы наша. Я еще подумала, причем тут монастырь. А потом школу закрыли. Я сидела, думала и подумала – ведь недаром меня Вера назвали.  Надо как-то свое имя оправдывать. И я пошла туда.  Взяли мои костюмы, дали помещение. И вот я пять лет уже там работаю.

- Можно сказать, вас увидели, заметили.

- Увидели спектакль. И им понравилось настолько, что прониклись.

- Сейчас вы работаете только с детьми?

- У меня сейчас нет разделения, нет детских групп. Если в спектакле требуются дети, они играют. Основная группа состоит из взрослых.

- Есть разница для вас между работой в школе и сейчас?

- Если были взрослые роли, у меня всегда играли взрослые. Если взрослого играет ребенок  - это выглядит неестественно. Мне надо сделать спектакль, чтобы зритель верил. Взаимоотношение между учениками и преподавателем очень меняется. На сцене они на равных. Появляется ответственность, понимание, меняются отношения между учениками и учителями.

- Сложнее работать со взрослыми или проще.

- Однозначно я не могу сказать. Есть и плюсы и минусы. Я об этом особо не задумывалась. Я уже так долго работаю, что даже когда ко мне приходит взрослый человек, он становится для меня ребенком. Я начинаю о нем заботиться, любить его как ребенка. Так что, большой разницы между взрослыми и детьми для меня нет. Требования одинаково высокие. И дети, и взрослые – все заняты, но они успевают. У нас в театре за пять лет было семь свадеб. И между друг другом и так, у которых пары на стороне. Все успевают. Три пары образовались внутри театра.

- То, что вы находитесь при монастыре как-то отражается на вашем репертуаре?

- Нет, совершенно. Конечно, православный театр отличается от обыкновенного. Главная наша цель – это духовность, нравственность. Мы не работаем на потребу дня. За пять лет мы поставили: «Усвятские шлемоносы» Носова, «Мы русские духом», «Семейство Дококиных» по рассказам Чехова, «Служение Отечеству», «Вечерний звон». «Служение отечеству» - это не просто из-за 400-летия дома Романовых. Я сама писала сценарий. Мне хотелось рассказать о тех людях из дома Романовых, которые нашли кончину именно в Пермской губернии. Екатеринбург и Алапаевск, где погубили царскую семью и великих князей, входили в Пермскую губернию.

(перерыв).

- Итак, мы говорили о том, что ставя спектакль «Служение отечеству» вы хотели рассказать о погибших представителях Дома Романовых.

- Да, о великомучениках, погибших в Пермской губернии. Их было 16 человек. Об их жизни, об их деятельности, включая царскую семью, рассказал наш спектакль. Были очень хорошие отзывы. Много историков смотрели наш спектакль. Ни один историк не сделал нам замечание. Это серьезная оценка. Я читала много литературы с совершенно разным освещением событий, стараясь найти объективную картину. Я хочу сказать, что этими людьми должна гордиться Россия.

- Почему?

- Сергей Михайлович, Михаил Александрович… это люди, память о которых не должна уходить.

- Интересно, сколько литературы вы переработали, чтобы этот спектакль сделать?

- Я работала около двух лет.

- Ужас! Это там много.

- Это не просто сценарий для Нового года. Приходилось делать диалоги, видеоряд. Это было сложно. В этом году мы ставили «Вечерний звон» по мотивам Валентина Распутина «Последний срок» и Степана Лобазерова  - две пьесы. Я соединила их в одну и сделала пьесу. Посмотрело огромное количество народа. У нас зал небольшой – 70-80 мест. Все благодарны. Говорят, что два часа пролетели незаметно. Они и плакали, и смеялись. После спектакля подходили и благодарили и меня, и актеров. Мы ставим насущные темы. Здесь, конечно, был благодатный материал, и подобрался хороший актерский состав. Каждый был именно на своем месте и нам говорили, что актеры играют лучше профессионалов. Цветы несли, подарки, потом мы пили чай. У нас своя обстановка.

В спектакле «Служение отечеству» на сцене было 35 актеров. Так подобрались актеры, что они внешним видом и лицом были похожи на персонажей. Это не только игра, но и внешнее сходство.

- А как к вашим спектаклям относятся в монастыре. Они ходят?

- Да, конечно. Они приходят. Когда спектакль готовится, нужны костюмы, декорации. Они нам  очень помогают. Отец Серафим, настоятель монастыря, очень тепло к нам относится. Если мне нужна помощь, они никогда не отказываются. Отец Лука всегда читает сценарий, благословляет нас, и мы начинаем работать. Он наш куратор.

- Что вы думаете о современном театре, о новых постановках?

- Я уже сказала, что говорят зрители, что еле-еле до конца… Мы отличаемся духовностью. Люди устали от грубости, от насилия, жестокости, мата на сцене, юмора ниже пояса. Как будто режиссеры забывают о духовной составляющей, ищут только форму. Вот Чехов. Как еще можно преподать Чехова? Да раздеть актеров на сцене – будет новый чехов. Я это в Москве видела. «Кармен» - да поставим давайте унитазы на сцену – это будет здорово.

- Это вы о постановке Театра оперы и балета?

- Да. Уже не знают как подать. А зритель должен о чем-то подумать, в его душе должен остаться след. Зачастую, уже на следующий день забываешь о чем был современный спектакль. А когда избитая тема, например, отцов и детей, ставится. А люди и через месяц после спектакля помнят, задумываются, вспоминают о своих близких, стариках. В таком случае я считаю, что спектакль достиг своей цели. Зрители говорят, что это обязательно надо показывать молодежи.

Одна женщина, образованная, интеллигентная, не раз бывала в Алапаевске, но не знала, что там были за князья, какое имели друг к другу отношение. После нашего спектакля в голове складывается картина того, кто есть кто, кто умер своей смертью.

- Вы обозначили свое отношение к современному театру. Но есть экспериментальный театр, где, например, все выражается в танце. Пластический. Есть театр «У моста». Как вы относитесь к таким?

- Все должно быть, но я не допускаю пошлости со сцены. И спектакль должен чему-то научить, что-то должен сказать. У каждого театра свой зритель. У нас тоже свой зритель. Некоторые не по одному разу смотрят один и тот же спектакль. От спектакля к спектаклю растут и актеры.

- Есть в труппе те, кто когда-то занимался где-то в театрально студии?

- Есть. Пришла женщина. Светлана. Мы с ней 57 лет назад занимались во дворце пионеров, у Щерстневской. Я ее не сразу узнала – лицо из детства. Богатырева Люба пришла – она тоже с подготовкой.

- Есть у ваших подопечных желание заниматься дальше, на более высоком уровне? Они попробовали себя у вас и теперь хотят поехать учиться на актера.

- Да, конечно. У нас Маша Соломатова собирается поступать. Человек может понять, что это его. Занятия в театре пригодятся каждому, при любой профессии. Умение подать себя, умение говорить – это очень полезный навык.

- Актеры – это простые люди…

- Это прихожане, которые видят расписание занятий и приходят.

- К вам в любой момент можно прийти любой человек или вы набираете актеров к сезону?

- Если очень хочет и будет ходить, я его обязательно поставлю играть. Когда я работала с детьми, у меня было правило – если ребенок пришел ко мне и сказал, что хочет заниматься, я обязательно его возьму. Он не будет сидеть на «скамейке запасных» годами, как это бывает в некоторых театрах. Он обязательно попадет в спектакль.

Сначала у меня был танцевальный коллектив и приходили разные детки – и со слухом, и без, полненькие, высокие… Мне никогда не нравилось ставить танцы ради танца. У меня всегда танцы были сюжетными. Девчонка одна пришла – около 2-х метров. Мы ставили «Айболита» и я думала, куда же я ее… и сделала ее главным разбойником. И самая маленькая тоже разбойником была. И была такая парочка в спектакле. Должна быть самореализация. А ребенок хочет все попробовать, чтобы понять себя. Ни один педагог не должен говорить ребенку: у тебя нет способностей, иди в другое место. Взрослым – тоже. Ведь приходят разные. И пермский говор, и скованность, и руки-ноги не знает куда девать. А потом как-то все приходит. И говорить учится, и руки знает куда девать, и партнера видит.

- Кто ваши зрители, сколько их приходит, каков их возраст? Я могу к вам прийти?

- Да приходите. Во всех храмах у нас есть афиши. Зрители, побывав у нас один раз, приходят потом со своими знакомыми, друзьями. Не было такого, чтобы зал был пустой.

- У нас осталось немного времени и самое время передать эстафетную палочку. Кого вы рекомендуете в качестве наших гостей на следующую передачу?

- Жохов Анатолий Владимирович. Он может интересно рассказать. Это наш композитор.

Васев Дмитрий – ведущий актер «Театра-Театра», очень интересный человек.

Любовь Богатырева, не знаменитый человек. Это просто мама троих детей. Она интересна как мама.


Обсуждение
2330
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.