Верхний баннер
01:38 | | 25 ОКТЯБРЯ 2020

$ 76.47 € 90.41

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 15 июня 2014

"Многие участники рынка совершенно не знают, как вести себя на рынке госзакупок. Наш центр сопровождения контрактной системы, как маяк в море закупок", - Анна Мухова

- Событие это привлекло внимание бизнес-сообщества, по крайней мере, мне довелось присутствовать на презентации данного центра. Что для бизнеса дает открытие и появление данного центра в Перми?

 

-Вообще этот центр у нас работает по системе одного окна. То есть, предприниматель, приходя в наш центр, может получить целый комплекс услуг. Даже если предприниматель вообще никакого дела с закупками не имел, там мы ему поможем ориентироваться. Иными словами, заходя со своими вопросами, его будет встречать сотрудник центра, уточнять вопросы, котоыре интересуют предпринимателя, и уже направлять к  специалисту. Если же у предпринимателя комплекс вопросов, то по всем специалистам он пройдет. Что самое основное, это консультативные услуги, непосредственно по госзакупкам, это банковское сопровождение, иными словами банковская гарантия. Это выдача электронно-цифровой подписи, которая необходима для аккредитации на электронных площадках, и это консультация по работе на этих самых площадках.

 

- То есть, не нужно быть супер-профи в сфере государственных закупок, можно приходить?

 

- Да, да. Любой, даже начинающий, кто с закупками никакого дела не имел, пожалуйста, двери открыты.

 

- А насколько для предпринимателей интересна сфера государственных муниципальных закупок, я имею в виду, интересна в том, что деньги они всегда и всем интересны, а насколько просто или не просто получить эти деньги? Причем, получить в конкурентной борьбе и все-таки завоевать эти деньги?

 

- Бывает достаточно непросто. Если пример приводить, участвовали мы в аукционе, было 19 участников. Это достаточно сильная конкуренция, они достаточно сильно снизились, победители. 19 – это существенно. Бывает, что проходят процедуры, всего 1 участник заявляется. Тут сложно судить об интересе, но думаю, что самые востребованные сферы, они привлекают предпринимателей.

 

- А именно?

 

- Именно, здравоохранение, у нас сейчас очень сильно медицинские компании участвуют.  Строительство, это как сезон начинается, можно сказать, сезонный бум. Не стоит обходить вниманием питание, это социальная сфера. Как не крути, она будет потреблять эти продукты.

 

-Темы вечные, в общем.

 

- Да, котоыре необходимы каждый день  и всегда.

 

- Официальные данные Российской торгово-промышленной палаты:  потери государства от закупок в 2013 году составили ни много ни мало 265,5 млрд. рублей. Как вы считаете, это коррупционные потери?

 

- Отчасти они коррупционные. Потому что если следовать… Проект у нас существует «За честные закупки». Они отслеживают как раз коррупционные закупки, закупки, котоыре проходят, как в народе говорят, покупают золотые стулья. Проект работает, я даже сама отслеживала недавно. Первое, что попало на глаза – это автомобили. Автомобили высокого класса у нас очень любят  чиновники. Причем, гремел очень сильно восток нашей страны, когда в небольшом населенном пункте чиновники покупали себе такие автомобили…

 

- И в Пермском крае были такие случаи.

 

- Между прочим, в Пермском крае за этот период проверки, Пермский край вообще там не звучал.

 

- Но были случаи. Не в этом, и не в прошлом году, когда главы дотационных районов приобретали себе представительского класса авто. Вопрос спорный, должен ли глава территории ездить с комфортом. Спорный вопрос. Нужен ли чиновнику автомобиль представительского класса, если территория, которую он возглавляет, ее бюджет оставляет желать лучшего.

 

- Это уже исходя из пожеланий чиновника. Если смотреть на это со стороны бюджета, со стороны лимитирования, то, да. А, во-вторых Пермский край больше перешел на аутсорсинг в транспортных услугах.

 

- Так все-таки, 265,5 млрд. рублей, их украли?

 

- (смеется) Украли, громко  сказано. Но отчасти и украли.

- Какие еще потери могут быть при государственных муниципальных закупках, кроме как коррупционные? Это соотношение цены качества?

 

- Это тоже играет весомую роль. Бывает так, что поставщики либо сознательно, либо по своей несознательности предлагают заведомо низкие цены или заведомо высокие цены, но при этом оказывают очень низкого качества услуги. Либо товар низкого качества. И зачастую у нас заказчики молчат

 

-Почему?

 

- Вот здесь вот я затрудняюсь ответить, почему они молчат, видимо, не хотят влезать в долгие судебные разбирательства, потому что закупку все-таки надо завершить, если это какие-то необходимые товары, работы, услуги, то это, безусловно, нужно сделать. Либо от своей неграмотности.

 

- Либо исходя из принципа, что лучше шум не поднимать, а дело закончить.

 

- Ну, вот как раз это первый вариант и есть.

-Все-таки резюмируя первую треть нашего разговора, что дает открытие центра сопровождения контрактной системы малому и среднему бизнесу, если речь идет о нем.

 

-Как раз речь идет о малом и среднем бизнесе. Как мы знаем, у нас на государственном уровне есть такое направление, как поддержка малого бизнеса и среднего. И наш центр призван повысить конкуренцию. Очень многие участники рынка совершенно не знают, как вести себя при закупке, как вести себя на этом рынке, и что на этом рынке делать. То есть, наш центр как маяк в море закупок.

 

- То есть, это центр для тех предпринимателей, кто еще пока в эту неведомую сферу, сферу государственных и муниципальных закупок, я имею в виду, со своими рисками, со своими участниками, со своими договоренностями, котоыре были уже до них. Это центр для них?

 

- По большей части да, но вообще центр для всех предпринимателей, для заказчиков. Мы не будем говорить, что мы будем конкретно разбирать. Придет ко мне заказчик…

 

- И вы будете с ним возиться.

 

- Да. Принесет свою документацию, скажет, организуйте-ка мне, нет. Направление, подсказка, какая-то поддержка, либо сказать, что делать, как делать, к кому обратиться, это, пожалуйста. Я думаю, что такая достаточно сильная поддержка необходима. И предприниматели уже вращаются на рынке закупок, они тоже нуждаются в поддержке. Законодательство 44-е у нас очень сейчас часто меняется, происходят изменения, и нужно в  этих изменениях ориентироваться.

 

- У меня такое впечатление складывается, когда общаюсь с представителями среднего и малого бизнеса, что государство делает все, чтобы запутать участников этого самого бизнеса.

- Я думаю, что государство отчасти и само запуталось. Потому что они ввели вот этот 44-й закон со своими жесткими нормами. Когда он поработал первые два квартала этого года, выяснилось, что есть очень много проблем, выяснилось, что многие закупки у нас выходят несостоявшимися, поэтому было решено вносить эти изменения, потому что жалобы сыпались со всей страны.

 

- До этого был 94-й закон, регулирующий то же самое. И когда первая правоприменительная практика началась, ощущение стойкое, что сами себе сложности создаем, потом их преодолеваем.

 

- Я думаю, что законодатель как-то более идеалистично подходил к написанию закона.

 

- Но вносит-то, как правило, министерство экономического развития и торговли.  Как правило, исполнительная власть в нашей стране является инициатором того или иного законопроекта. На ваш взгляд, это столоначальники просмотрели или писали идеалисты, а бизнес-среда оказалась такой, какая она есть?

 

- Думаю, что писали идеалисты, а под бизнес-среду они сейчас подстраиваются. Потому что, мы сами понимаем, наш мир не идеален. И как решили в минэкономразвития, так Россия больше жить не может. Скажем, небольшой коллектив сотрудников минэкономразвития решили, что закупки будут проходить именно так, нет, жизнь вносит свои коррективы.

 

- То есть, все-таки романтики идеалисты не перевелись еще в наших министерствах. И столоначальниками иногда оказываются идеалисты?

 

- Ну, идеалисты, да, если хотите. Недавно читала статью, называлась она «Государственно-закупочная шизофрения». (смеется) Без комментариев.

 

- Вернемся к 265,5 млрд рублей. Почему такие большие потери? Потери неизбежны или их можно минимизировать?

 

- Их можно минимизировать. Изначально их можно минимизировать именно при формировании начальной максимальной цены контракта. То есть, если ее заведомо формируют из завышенных цен, то естественно у нас будут и завышенные цены на контракты. Это одно из основных. Но на бизнес, конечно, повлиять мы не можем, если мы завысили цену, то бизнес, конечно, пытается урвать лакомый кусочек. Тут уже мы сами порождаем действия бизнес-среды.

 

- Бизнес есть бизнес. А бизнес состоит из людей, а люди разные, поэтому все бывает по-разному. Тезис верный?

 

- Думаю, да. Как в жизни, так и в закупках.

 

- Чем 94-й ФЗ, на ваш взгляд, не устроил, почему его заменили на 44-й?

 

- Все-таки у него были коррупционные дыры. Еще уйти в историю, когда еще не было электронных, когда у нас аукционы проходили непосредственно с молоточком, когда, я даже сама работала членом комиссии. У нас за дверью происходили все сговоры. Бывало, что предприниматели вообще до двери не доходили. Они там кружочком на улице все обсуждали, заходил 1 предприниматель и брал по максимальной цене этот аукцион.

 

- То есть, участники рынка договаривались на улице?

 

- Да, на улице либо, не стесняясь, под дверью. Если аукцион многолотовый, они распределяли между собой эти лоты прямо под дверью, не стесняясь.

 

- Сейчас участники могут договориться?

 

- Система электронных закупок простроена на принципе анонимности. Когда у нас участники подают свои заявки, а подают они их двумя частями, в первой части никакой идентификации нет. Есть просто согласие предпринимателя оказать те или иные услуги, работы выполнить, либо поставить товар. Но уже во вторых частях мы видим, какие у нас предприниматели участвуют. Но говорят, что создаются целые агентства,  целые компании, котоыре мониторят ситуацию в закупках, они прекрасно ориентируются, какие организации участвуют в закупках, именно на этом рынке, на данных территориях, и прогнозируют, кто участвует.

 

- Анонимность предполагает то, что все в равных условиях изначально, я правильно понимаю?

 

-Да

 

- Что это не будет та компания человека, за которого не жалко порадеть.

 

- Ну, вообще анонимность, чтобы и заказчик не видел, кто там у него участвует.

 

- Вообще честная игра, если я правильно понял?

 

- В идеале, да. Вообще честная игра, но бывают и утечки с электронных площадок.

- Факты есть уже?

 

- Факты? Бывает, что участники жалуются, что поступают какие-то звонки  с площадок, что давайте, если хотите, мы отключим вашего оппонента

 

- Выведем его из игры?

 

- Да, выведем его из игры, у него пройдет время подачи ценовых предложений, вы будете победителем. В частности, предприниматель отказался.

- Оказался честным.

 

- Да, оказался честным, но отключили его.

 

- То есть, честным быть не выгодно?

 

- Не знаю, как на счет выгодно, не выгодно в этой ситуации, он хотел сыграть честную игру. Но судьба распорядилась по-иному. И еще как вариант, когда участники не через площадки, а через другие источники знают, кто участвует в этом аукционе, были случаи, когда просто пробирались к офису и отрезали провод интернета.

 

- То есть, уже до уровня мелких пакостей доходит.

 

- Да, да, у нас народ сообразительный, на любом уровне происходят такие вот…

 

- В общем, ничего не меняется, сатана там правит бал, люди гибнут за метал.

                                                                                                      

- Скажем так, препоны все же были поставлены, уже гораздо сложнее узнать, кто у нас участвует, зачастую без денег это сделать невозможно, поэтому, если хочешь победить нечестно, нужно за это заплатить.

- Есть примеры, когда следственные органы (просто в наше время без примеров, как-то голословно утверждать) уже не безопасно,  вербально, я имею в виду.

 

- Возможно, примеры есть, но, к сожалению, я их сейчас назвать не могу.

- Наверняка общаетесь не только с представителями бизнес-сообщества, но и с представителями правоохранительных органов. Я имею в виду неформальную часть общения, на каких-то площадках, если есть такие площадки, где вы можете встретиться с силовиками, с руководителями тех или иных ведомств, и обсудить ту или иную тематику совместную для вас. Все-таки экономические преступления в части гос и муниципальных закупок тщательно отслеживаются, на ваш взгляд, со стороны государства?

 

- Государство работает, к нему в помощь работает проект «За честные закупки». Поэтому, если даже судить по этому проекту, то работы ведутся о-го-го какие.

 

- А проект «За честные закупки» это не проект пчела против меда?

 

- (смеется) Нет, там собралась группа инициаторов, котоыре отслеживают, как тратятся наши бюджетные деньги. Они за основу берут закупки с большой изначальной ценой. То есть, их какая-либо мелочь в районе 50-100 тысяч рублей не привлекает. Если речь идет о миллионах, если эти миллионы, по их мнению, сомнительно расходуются, то тогда они уже звонят во все колокола, обращаются во всевозможные инстанции.

 

- Реакция инстанций есть?

 

- Реакция есть. Очень активно  у нас отменяются закупки. Даже не ходить к силовикам, федеральная антимонопольная служба этим занимается. До силовиков бывает, что даже дело не доходит.

 

- Уже на том уровне, когда бизнес понимает, что лучше не нарушать, лучше не поднимать волну, что называется, надзорные органы присмотрят.

 

- Да.

 

- Что касается надзорных органов и присмотра силовиков, это все понятно, что касается коррупционной составляющей, понятно, что называя людей из министерства экономического развития идеалистами, мы с вами несколько лукавим, потому что сидят там, конечно же, не глупые люди. Беда-то, наверное, в том, что эти далеко не глупые люди бизнесом в России никогда не занимались. А изучали основы бизнеса в тех странах, где в тот период бизнес уже вели честно. Это мое такое предположение. Что касается присмотра за коррупционной составляющей, нет ли такого ощущения, что 44-й федеральный закон панацеей не стал от коррупции. Сначала 94-й обходили, сейчас 44-й, потом будет еще какой-то. И так далее.

 

- Ну, на данный момент, чтобы совсем искоренили коррупцию из закупок, это не про этот закон. Возможно, он поменяется в направлении антикоррупционной борьбы, но сейчас коррупция присутствует, возможно, она присутствует в меньшей степени. Возможно, у нас еще предприниматели не исхитрились, как им можно обойти нормы закона. Но все-таки надеемся, что закупки выйдут на должный уровень, и бюджетные средства будут расходоваться эффективно.

 

- Эффективное расходование бюджетных средств, что вкладывается в это понятие? Эффективно, это когда достигается тот или иной результат. Из самого названия закупки можно увидеть этот результат и измерить? Потому что целевое, не целевое использование бюджетных средств, это уже тема аудиторов контрольно-счетной палаты для их проверок, для их решений. А вот достижение результата. Заказ сувенирной продукции. Но и продукция бывает разной и так далее и так далее.

 

- Если уж мы затронули тему сувенирной продукции, то, как не крути, это продукция, которая носит имя компании, либо имя органа власти. То есть, это своего рода небольшой PR. Чтобы люди помнили, знали, обращались. Опять же сувенирная продукция бывает разная, либо это какие-то ручки с логотипом, либо это золотые кружки. Тут разброс может быть разный. Если речь идет о золотых кружках, то это мы уводим в неэффективные растраты.

 

- А если эти золотые кружки необходимо закупить для очень заслуженных людей. Политическая составляющая может иметь место быть?

- Если мое мнение учитывать, то я считаю, что бюджетные деньги, это не деньги для подарков.

 

- То есть, бюджетные деньги, это общественные финансы.

 

- Да, они должны служить на благо народу. Канцелярия, какое-то техническое оснащение рабочих мест сотрудников, котоыре находятся в органах власти, это понятно, все равно не может человек прийти, сесть в уголке и заниматься своей деятельностью на отлично. Но когда у нас идет разговор про золотые кружки, населению от этого не холодно, не жарко.

 

- В Пермском крае о золотых кружках разговор шел когда-либо в вашей практике?

 

-Я не встречала, но знаю, что был у нас орган власти, собирались они производить закупку сувенирной продукции, сумма была значительная, но поразмышляв, подумав, что скажут люди, что скажет народ, они эту закупку отменили.

 

- Ума хватило. Они отказались от ее проведения.

 

- Думаю, что да. Все-таки рациональность взяла свое.

 

- Иногда такие пароксизмальные попытки приобрести нечто дорогостоящее у чиновников бывают?

 

- Я скажу так, что это не то, что чиновник решил, это наша жизнь, наша окружающая среда к этому подводит. Чтобы что-то получить, надо что-то вложить.

 

- Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет.

 

- (смеется) Я больше говорю о том, что когда нам нужно что-то получить от человека…

 

- Нужно умаслить.

 

- Да, нужно его подкупить как-то, умаслить. И отсюда берутся все дорогие сувениры.

 

- Если быть предельно серьезным и предельно четким в оценках. На ваш взгляд, общественные финансы в Пермском крае при осуществлении госзакупок, я имею в виду, тратятся эффективно?

 

- (смеется) Скажем, такой известной фразой, скорее да, чем нет. Я думаю, что эффективность присутствует. Потому что, те закупки, котоыре уже успели пройти через мои руки, котоыре мы смотрели, не скажу, что непосредственно в них участвовали, а те закупки, котоыре мы мониторили, ничего сверхъестественного, изысканного, выходящего за грани разумного мы не встречали

 

- По крайней мере, это не Кавказ, я имею в виду сверхдорогие автомобили?

 

- Нет, таких случаев не было. Про Кавказ, были мы на форуме госзаказов 2014, были там представители Кавказа, по-моему, из Ингушетии были, судя по тому, какие они вопросы задавали, мне оставалось только порадоваться, что там есть такие поставщики. Хотя бытует мнение, что кавказские республики у нас живут, как хотят.

 

- То есть, нельзя всех под одну гребенку?

 

- Да.

 

- Хорошо, вернемся к центру сопровождения контрактной системы, сейчас необходимо  по 44-у федеральному закону банковское обеспечение контрактов. Если у предпринимателя нет такой финансовой возможности, как быть?

 

- Эта возможность предусмотрена законодательством, если финансов нет, то есть другое тождественное понятие – это банковская гарантия. Документ, который подтверждает добросовестность в некотором плане участника закупки, что он выполнит свои обязательства. Если мы говорим про обеспечение заявки и банковская гарантия в качестве обеспечения заявки гарантирует, что участник закупки в случае победы в этой закупке получит контракт. А если мы говорим про обеспечение исполнения контракта, то некая гарантия, что участник закупки исполнит контракт в должной мере,  в полном объеме, не уклонится от его исполнения.

 

- Возвращаясь к центру сопровождения контрактной системы, здесь возможность получения такой гарантии имеется.

 

- Естественно, у нас существует банк-партнер, с которым мы работаем в рамках этого центра. Естественно, что банковская гарантия для них не нова, и представитель банка в центре присутствует. И банковские гарантии можно будет получать прямо на месте.

 

- Возвращаясь к 44-у федеральному закону, постоянно меняющееся правовое поле, постоянно меняющиеся бизнес-решения наводят, на мой взгляд, на вполне закономерный вопрос, а честный бизнес в Росси есть? Когда провода не перерезают, когда фейр-плей как фейр-плей?

 

- Есть, он есть, конечно, я не знаю, как на счет крупных закупок, крупные закупки, как  вы понимаете, там совсем другое отношение у людей, в мелких закупках, конечно, честный бизнес присутствует. Причем, мне встречались предприниматели, которых мы склоняли к тому, чтобы быть в этой среде. Быть в закупках. Но они пока уклонялись от этого, нам ресурс не позволяет, мы не ходим.

 

- То есть, не верят предприниматели государству.

 

- Нет, не в этом плане. Они не уверены в себе, в своих ресурсах, что они смогут выполнить контракт качественно и в должно мере. Поэтому они хотят набрать обороты, получить какую-то стабильность, даже не говоря про финансовую стабильность, а стабильность в кадрах, чтобы в процессе  исполнения контракта они не остались один директор с контрактом один на один, никаких сотрудников у него не будет. Они переживают по этому поводу.

 

- Это правильно, потому что невыполнение контрактных обязательств влечет за собой определенные санкции. Говоря языком гражданского права, деликт, вытекающий из гражданских правоотношений.

 

- Да, там предусмотрены штрафы за неисполнение контрактов. Плюс еще очень большие риски несут заказчики, особенно, если эти контракты необходимы для нормального жизнеобеспечения, я имею в виду продукты питания еще что-то.

- А это уже риски.

- Это уже риски огромные, потому что пока идут судебные разбирательства по этому контракту, то им все равно нужно продолжать, если мы говорим про продукты питания, продолжать кормить пациентов в больнице.

 

- Это серьезная ответственность.

 

- Да.

 

- Все-таки, возвращаясь к, так и хочется сказать, истокам, ведь были времена, когда организацией, главный врач, если брать больницу, как сейчас представитель заказчика от муниципалитета, были времена, когда натуральное хозяйство было, это не хорошо и не плохо, просто так было. И главный врач распоряжался всем. Начиная от того, что он проводил утреннюю планерку с врачами и заслушивал завотделениями, давал указания, он и хозяйственной составляющей занимался. Тогда рыночники сказали, а давайте мы главного врача сосредоточим на том, чем должен заниматься главный врач, лечить людей, а кормить пациентов стирать белье, гладить его – это все на аутсорсинг. Эта идея себя оправдала? Потому что кормить пациентов… И пациенты разные, и питание всем не одно и то же необходимо.

 

- Я думаю, что это все-таки оправдало себя, потому что если говорить про больницу, то в любом случае уже не надо содержать целый штат поваров, чтобы они готовили, им не нужно содержать какой-то штат, прачечную при себе иметь. Те же самые лаборатории, котоыре сейчас созданы на аутсорсинг, есть востребованность в тех или иных видах анализов. А содержание целого штата специалистов, котоыре будут выполнять эти работы, иной раз не несет экономической эффективности. Существуют потери, потери на заработную плату, тому же самому сотруднику надо платить ежемесячно вне зависимости от того, делал он эту работу или нет, он находится в штате. А если у нас все отдано на аутсорсинг,  получается, что заказчик пользуется только тогда, когда это нужно.

 

- Все отдать на аутсорсинг нельзя?

 

- Все нельзя. Но если мы говорим про больницу, то стирку, вывоз отходов, питание, почему нет.

 

- Анна, ни один честный бизнес не пойдет на госконтракт. Этот тезис несет в себе долю правды?

 

-Если сейчас послушать представителей каких-то объединений, вот буквально вчера мне удалось пообщаться с таким представителем, они сетуют на то, что не то, чтобы прямо честный бизнес, но малый бизнес уходит с закупок, потому что существуют электронно-цифровые подписи, котоыре требуют денег. Потому что ходят слухи, что площадки начали брать деньги с поставщиков, хотя они не должны это делать. И малый бизнес, все, что он может получить, он может побороться за маленькие закупки.

 

- То есть все поделено до нас?

 

- Да, все поделено до нас. Но я думаю, что бизнес в любом случае, если ему надо, то он выйдет на эти госзакупки, если ему нужен этот контракт. Он его возьмет, даже приведу пример, когда у нас грянул кризис в 2008 году, я сидела в комиссии. Были как раз утилизации отходов у медицинского учреждения, закупку проводили они. И заявилось несколько компаний. Одна из компаний заявилась  с очень большим снижением цены. Там было около 20 млн., по-моему, они снизили до 14 млн. И потом уже непосредственно на вскрытие конвертов, подали изменения в заявку, снизились до 9 млн. рублей. И все это было сделано для того, чтобы тот штат, который есть у предпринимателя сохранить, не уволить в кризисный период, а работать чисто на зарплату сотрудникам.

 

- То есть, режим текущего жизнеобеспечения, скажем так.

 

- Да, да. Поэтому все равно предприниматели, если им нужно, они выйдет. Если они не знают, мы поможем им в центре. Тем более, что центр получил широкую огласку, опять же некоммерческие организации заинтересовались этим центром.  Другие банки, скажем так, заинтересовались этим центром. Другие  банки начинают нам потихонечку звонить. Я думаю, что проект этот запустится. Запустится широкомасштабно. И что еще хотелось сказать по этому поводу, из тех людей, котоыре были на презентации, не будем, конечно, называть имен, достаточно высокопоставленный чиновник, он определил этот центр, с долей иронии он говорил, что центр направлен на то, чтобы банк-партнер зарабатывал свои гарантии, для того, чтобы электронная площадка продавала свои ЦП и чтобы Пермская торгово-промышленная палата реализовывала экспертизу. Меня, конечно, это покоробило, я ему на этот счет ничего не ответила.

 

- А ведь не солгал.

 

- Какая может быть экспертиза, если мы говорим про то, что центр у нас открыт для поставщиков. Экспертиза, во-первых, актуальна для заказчиков, а во-вторых, вышли новые изменения в закон, и экспертиза, которая так долго стояла и была актуальной проблемой, она сейчас отошла на второй план, потому что ее практически  из всех закупок убрали. Сейчас экспертиза только специфические закупки. Поэтому так вот однобоко судить, что собралась кучка людей зарабатывать, я думаю, не стоит. Еще и потому…

 

- Все-таки есть миссия высокая у центра?

 

- Есть миссия, и начнем с того, что наш центр открыт в рамках пятистороннего соглашения. Одной из сторон соглашения является Пермский край. Все это делается не для того что коммерческие организации собрались и хотят выудить какую-то выгоду из предпринимателей, а для того, чтобы все-таки помочь развиваться бизнесу, именно в направлении закупок.

 

- Завершая наш разговор, все-таки, где найти центр, контакты, когда можно будет говорить о первых результатах работы

- Центр находится на бульваре Гагарина, 65а. это бизнес-центр «Кэпитал». Левое крыло, гостиница «Жемчужина». Я думаю, место такое известное, «Пермская ярмарка» рядом, думаю, пермское бизнес-сообщество знает. По поводу контактов, пока работа не совсем отлажена, потому что пока доустанавливаются телефонные линии, электронные адреса, все это будет. В полной мере, по крайней мере, пермская палата заступает на работу в центр 16 июня.

 


Обсуждение
1392
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.