Верхний баннер
18:10 | | 21 ОКТЯБРЯ 2018

$ 65.81 € 75.32

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

13:00, 11 июля 2012

Рынок недвижимости в Перми

Ведущий: Меня зовут Анастасия Сечина. За звукорежиссерским пультом Сергей Слободин.  Начинаем программу «Районы-кварталы». Сегодня в этой студии в роли эксперта выступает председатель совета директоров компании «Урал-сервис 2000»   Леонид Лейфер. Здравствуйте, Леонид.

Леонид Лейфер: Здравствуйте, Анастасия.

Ведущий: «Урал-сервис-2000» - это, скажем так, один из пяти крупнейших застройщиков региона, насколько я понимаю. И сегодня вы выскажете свою точку зрения на  самые разные тенденции, которые существуют  на рынке. Мы поговорим о ценах, поговорим про жилье эконом-класса, поговорим про то, что  влияет на цены, поговорим про ветхое жилье, самые разные аспекты.

Ведущий:  Хотелось бы мне начать вот с какого момента. В интервью изданию «Новый компаньон», если я  не ошибаюсь, в августе 2011-го, то есть год назад, вы сказали: - Если в ближайшее время не будет выработан  общий подход, который учитывал бы реальные требования рынка, говоря о роли власти в строительной отрасли и в развитии рынка недвижимости, если  будет не выработан этот общий подход, а не только пожелания  отдельных лиц,  то уже скоро Пермь окажется в ситуации тотального дефицита жилья,  еще более острого, чем сейчас. То есть вы можете сказать, что мы уже находимся в ситуации  дефицита жилья.

Л.Л.: Да, я могу сказать, что мы сейчас находимся в ситуации тотального дефицита жилья.  То, что строится на сегодняшний момент, это   недопустимо мало. В соответствии с этим  купить новую  однокомнатную квартиру  очень сложно для  покупателя. И не только однокомнатную, а любое жилье, приемлемое для проживания.

Ведущий:  То есть тотальный дефицит  это что такое?  Это когда спрос значительно превышает предложение?

Л.Л.:  Это означает, что мы строим, например, один метр, а нужно два. Этому есть конкретные цифры. Я просто  сейчас не могу на память их привести, но то, что мы строим,  это примерно в два, в два с половиной раза меньше того, что мы должны строить, то, что требуется нашему городу. 

Ведущий:  Вот эти слова вы говорили год назад. За этот год что-то изменилось?

Л.Л.: Кардинальных изменений пока нет. Но в свете изменения…

Ведущий: Губернатора?

Л.Л.: …губернатора, то есть  человек только что пришел, так скажем, только начал работать, и ожидать, что он за один день взмахнет палочкой,  и все изменится, нет.  Но какие-то тенденции уже появились, и тенденции обнадеживающие.

Ведущий: Например.

Л.Л.: Например,  наконец-то,  было принято решение  о том, что не нужно под сети межевать и отводить участки земли. Это очень больной вопрос, потому что это очень трудоемкая работа, очень долговременная работа, и  это очень сильно задерживало строительство.  

Ведущий:  То есть  это один из кирпичиков, составляющих, которая тормозит какое-то вообще  развитие отрасли, да?

Л.Л.: Да.

Ведущий:  Вот по поводу  общего подхода, который  бы учитывал реальные требования рынка. Что вы тогда имели в виду?  Что это за общий подход?  Какова должна быть роль власти в  этом процессе?

Л.Л.: Роль власти, естественно, управляющая. Задача власти муниципальной, федеральной, краевой  - это ставить перед бизнесом  вопросы, то, что интересно для  населения, для развития  территории, и  пытаться эти вопросы  помочь решить. Но даже ни сколько помочь, а  сколько отрегулировать правила игры.

Ведущий: Ну вот обозначьте, что не устраивало в этом смысле прежде? И что  должно быть в идеале? Можно нарисовать  такую картинку? Если вы говорите, что общий подход должен  быть выработан,  это значит, что его не было.

Л.Л.: Должно комплексно решаться, прежде всего. Должен сформироваться платежеспособный спрос. Это  все различные ипотечные программы, программы помощи определенным группам, социальным, в том числе, группам населения помощи по приобретению жилья.  Это прямая стимуляция именно строительной отрасли через  покупателя. Потому что  буквально лет пять назад выдавались различные сертификаты, сертификаты обналичивались, и деньги  не доходили до строительной отрасли.    Это задача государства. А  роль потребителя,  роль покупателя, нашего клиента выбрать именно то, что ему надо. И тогда уже рынок отрегулирует. Сильнейшие выживут. Те, кто  не могут работать  в условиях рынка, соответственно, уйдут.  Это одна из составляющих только,  это платежеспособный спрос.

Ведущий:  Тогда что еще?

Л.Л.: Четкие, ясные правила игры.

Ведущий: Их не было? Где мутность?

Л.Л.: Мутность очень простая. Все дело в том, что… Предположим какой-то документ,  нужно на согласование 30 дней. Но отказать могут из-за размера шрифта. И я снова иду на 30 дней. И такие прецеденты уже бывали раньше.

Ведущий: Серьезно?

Л.Л.: Да.

Ведущий:  Еще мы продолжаем этот список?

Л.Л.: Список очень длинный. Этот список ассоциация «Пермские строители»  во главе с Суетиным Виктором  Петровичем  уже предлагала власти. Предлагала власти и при прежнем губернаторе, и сейчас при нынешнем губернаторе. Но вопрос очень серьезный, он требует очень детальной проработки, его нельзя решать за один день.  Это не одно должно быть совещание, в котором будут проговариваться все нюансы. Потому что понятно, что   один человек видит через какую-то свою призму, а много человек находят  такое оптимальное решение. Главное, чтобы и у власти, и у бизнеса  было желание  находить эту точку зрения.

Ведущий: Между тотальным дефицитом  жилья на рынке и высокими ценами  на  жилье связь прямая?

Л.Л.: Да, прямая связь. Но все дело в том, что высокие, низкие цены – это понятие относительное.

Ведущий:  Вот давайте я просто прочитаю сообщения, которые у нас были  оставлены на сайте. Довольно эмоциональное сообщение от Марины: «Доколе  я буду жить с бабушкой 80 лет? Почему я имею зарплату значительно выше прожиточного минимума,  и не могу позволить себе купить жилья? От Евгения: «Что надо сделать, что должно произойти, чтобы у нас установился цивилизованный рынок? Сегодня цены  чрезвычайно завышены». Вот вы оцениваете цены,  как завышенные?

Л.Л.: Наша фирма группа компаний «Урал-Сервис»  на наш взгляд строит и продает то, что мы строим, по оптимальным ценам. Мы продаем жилье по цене эконом-класса, а  качество, набор услуг   даем  на уровень выше, поэтому я не считаю, что  наши цены завышены.  Тому есть очень четкий и ясный показатель. Когда мы сдаем дом, непроданных квартир у нас уже нет. Такое было и в 9-м  году. В том числе, в период кризиса.

Ведущий: А если оценивать рынок в целом?

Л.Л.: Самое большое, на что влияет стоимость продажи жилья, это, прежде всего,  несколько факторов. Это себестоимость. Она слагается  из достаточно многих факторов. Если цемент вырос на 20 процентов, себестоимость тоже выросла. И никто не будет строить в убыток.  Это первый момент. Себестоимость – это один из основных факторов.  Второй момент – это временной фактор. Если я согласовываю строительство дома, а получаю разрешение в течение  двух лет,  это идет достаточно большое  удорожание. Временной фактор играет очень большую…  вопрос ценообразования.

Ведущий:  Ну, да. То есть, если вот здесь взять, если каким-то образом упростить  бюрократические процедуры и ускорить весь этот процесс, то уже сыграет на удешевление жилья?

Л.Л.: Да, на удешевление.

Ведущий: Вы на вопрос не ответили. Все-таки цены, на ваш взгляд, являются  или не являются завышенными на рынке сегодня?

Л.Л.: Нет.

Ведущий: Не являются. Вы считаете, что это адекватный уровень.

Л.Л.: Цена в рыночных условиях. На  рынке есть всегда два человека: один продает,  другой покупает. Если квартиры покупаются,  значит,  цена не завышена. Просто желание всех строителей, кто строит в этом городе, увеличить количество людей, могущих  приобрести это жилье. И это не только задача строителей.  Это задача и государства, в том числе. А в чем, вот я  только что ранее перечислял.

Ведущий: А что вы можете ответить на вопрос Марине, которая спрашивает «доколе она будет жить с бабушкой 80 лет»?

Л.Л.: Я бы предложил ей подойти к нам в отдел  недвижимости  на Техническую, 5,  и мы попробуем подобрать что-то. Но  обещать, конечно,  очень сложно, потому что из двух строк непонятно, какая зарплата, что. То есть надо конкретно разбираться  на месте. Ну пусть Марина подойдет и, может быть, что-то получится.

Ведущий: Насколько я поняла, вы считаете, что  те возможности, которые  на сегодня существуют у людей для приобретения жилья, они недостаточные?  Может быть,  недостаточно хорошо развиваются  вот эти самые программы поддержки, кредитные программы, что-то еще. Как вы это оцениваете?

Л.Л.: Да, я считаю, естественно, то,  что  делается, делается очень много.  Но этого всего все равно недостаточно.

Ведущий: Чего недостает, какого элемента в пазле?

Л.Л.: Ежемесячный платеж за квартиру по ипотеке, по  рассрочке, не важно, как,  он должен быть не более, чем  половина доходов семьи. Если он больше, говорить о  покупке жилья невозможно. Вот пока это не будет происходить, то есть какими-то способами, программами… 

Ведущий: А как это должно… Это должна быть инициатива банка?  Что должно произойти?

Л.Л.: Ни в коем разе. Тут регулятором должно выступать государство.  Оно должно регулировать все стороны  этого мероприятия, все концы  этого процесса. То есть и банки, и строители, в том числе, те же согласования, всё полностью, вся картина ?????? (неразборчиво) кроется в деталях. Надо смотреть на всё целиком.  Нельзя брать одну проблему, пытаться ее решить. Естественно, если одну сторону этого процесса каким-то образом  регулировать, а остальные нет,  то ничего не получится.

Ведущий: Вселяет оптимизм, конечно, то, что вы говорите, что все строительные компании  заинтересованы в том, чтобы число людей, способных приобрести жилье, увеличилось. Хочется верить, что усилия строительных компаний    будут направлены на то, чтобы выйти на диалог с властью и попробовать достичь  каких-то договоренностей, которые, действительно,  приведут к ощутимым результатам. Можно ли говорить, что уже сейчас ощущается тенденция, уже  ощущается какое-то движение в сторону  более доступного жилья? Например, последняя новость, по-моему, то, что в Лобаново строят жилье,  и там определенный процент, 75 процентов, должно быть отдано под жилье  эконом-класса именно.  То есть это начинают застройщики вкладывать  в это деньги?  Я поняла, вы уже начали, да?

Л.Л.: Мы всю жизнь, сколько мы существуем, мы существуем 13 лет, мы работаем на рынке эконом-жилья.  Элитного жилья мы не строим.  На наш взгляд, то, чем мы занимаемся, более  востребовано людьми.  И  поэтому говорить начинают вкладываться или не начинают вкладываться, конечно, все  крупные застройщики строят жилье эконом-класса. 

Ведущий:  Тогда давайте разберемся, что такое жилье эконом-класса?  Потому что, например, пишет по ICQ Настя. «Есть бюджетный вариант машин, есть  бюджетные столовые, еще много, чего, а квартиры бюджетного  варианта  где? Они  невыгодны  застройщикам?»

Л.Л.: Надо понимать очень четко, что  для кого-то машина за миллион рублей  - это машина бюджетного варианта, а для кого-то машина   за 30 тысяч рублей  или за 50, это тоже  бюджетный вариант.  То же самое можно  говорить о  терминологии, что такое эконом-жилье,  и что такое доступное жилье.

Ведущий:  Вот что такое эконом-жилье?

Л.Л.:  Эконом-жилье - это жилье при стоимости  однокомнатной квартиры  до 2-х миллионов рублей, находящейся  не в центре, а в районах второй, третьей категории удаленности.

Ведущий: Соответственно,  можно ли сказать, какая категория может его  себе позволить, и какую категорию мы отсекли? Ну, скажем, семья со средним заработком 80 тысяч рублей. Вот для них доступно жилье. А если ниже, то уже можно  не пытаться даже в это  влезть.

Л.Л.:  Такого анализа мы  никогда не делали, потому что один человек может зарабатывать 100 тысяч рублей, и не откладывать ни копейки, кто-то  может зарабатывать 50 тысяч рублей, и откладывать деньги.  Это зависит  очень индивидуально от…

Ведущий: Индивидуальных способностей планировать свой семейный бюджет, да?

Л.Л.: Да.  Но сложно сказать, как по людям определить. Наши квартиры покупают   люди всеразличных категорий. И пенсионеры у нас покупают, и покупают у нас молодые семьи, покупают взрослые относительно люди. Возрастной ценз 25-40 лет – это основные наши  покупатели. Хотя, я,  может быть, чуть-чуть, неправду говорю, есть и пенсионеры, есть и молодежь.

Ведущий:  Разговор о рынке недвижимости мы продолжаем. И сейчас все-таки о тенденциях, которые существуют  на рынке. Я так понимаю, с начала года мы опять  наблюдаем рост.

Л.Л.: Да, с начала года рост составил по ориентировочным данным  от 10 до 15 процентов.

Ведущий:  Это сигнал чего? Показатель чего?  То есть мы, как потребители и покупатели, оцениваем  это, как негативный фактор: квартиры опять становятся дороже.  Но вы это оцениваете как?

Л.Л.: Как свершившуюся реальность. Растет себестоимость, растут накладные расходы, поэтому для нас это свершившийся факт. Мы работаем  в тех условиях, которые нам диктуют  извне.

Ведущий:  То есть причина  роста цен – это рост себестоимости, а не оживление спроса?

Л.Л.: В комплексе все вопросы: и оживление спроса,  и рост себестоимости из-за роста цен  на материалы и на услуги  сторонних организаций. В комплексе. Невозможно сказать, что   один и  факторов повлиял полностью на  рост цен.

Ведущий: Какие прогнозы именно по ценам?

Л.Л.:  Прогноз – это очень неблагодарное дело, и поэтому  очень сложно всегда говорить, вот через два года будет коммунизм.  Нет, наверно, это очень сложно, и поэтому я воздержусь от  комментария по поводу, что будет через полгода или через год.  Но я думаю, что тенденции роста   сохранятся.

Ведущий:  То есть тенденции к удешевлению мы пока не ждем.

Л.Л.: Нет.

Ведущий: Увы. Еще к одному моменту из вашего интервью «Новому компаньону»  хотелось бы вернуться. Ветхое жилье. Можете растолковать сейчас   существующий механизм? Стоит ветхий домик. Каким образом происходит так, что на его месте появляется какая-то новостройка? Сам механизм.

Л.Л.: Существует  несколько механизмов. Но на сегодняшний момент  то, что действует в городе, район, который предназначается к расселению, выставляется на аукцион. И человек, выигравший этот аукцион,  расселяет этих людей, и после этого строит жилье. 
 
Ведущий:  Ну и у нас по-прежнему сохраняется  проблема с прописанными там десятками людей на одном квадратном метре.

Л.Л.:  Да, абсолютно точно.

Ведущий: Есть ли опять же здесь какие-то подвижки?

Л.Л.: Именно в этом вопросе нет, потому что…
 
Ведущий: Мне всегда было непонятно: почему на законодательном уровне  Государственная дума не предпринимает никаких шагов, чтобы как-то решить эту проблему. 

Л.Л.: Я не государственный человек, и поэтому  мне сложно сказать, почему Государственная дума, почему  Законодательное собрание…
 
Ведущий: Я понимаю, да.  Это был даже не вопрос, а, скорее,  реплика.
 
Л.Л.: Пока не будут на местном уровне приняты законы о расселении ветхого и аварийного жилья,  этот процесс будет идти так же, как и шел, не очень быстро.

Ведущий: А это тоже влияет на цены? Вот то, что застройщику   надо расселить не одну семью, а десять семей…

Л.Л.: Конечно.

Ведущий: Это ведь тоже влияет на те затраты, которые  он несет в результате строительства, да?

Л.Л.: Да.

Ведущий: Какое решение проблемы ветхого жилья вы видите?

Л.Л.:  Проблема ветхого и аварийного жилья – это очень тесное и плотное сотрудничество  строительного бизнеса,  девелоперов и власти. И каждая из этих сторон в одиночку эту проблему не решит.  Но в любом случае инициатором должна быть власть. Ни должны сформировать какую-то программу, здравую, дельную, которую можно исполнить, и только тогда  это заработает. Пока, да, мы расселяем ветхое, аварийное  жилье, но  темпы роста аварийного жилья больше, чем темпы его расселения.

Ведущий:  То есть сейчас ситуация такая.  А политическая воля – это такая вещь, которую можно ждать, пока рак на  горе не свистнет, а можно пытаться каким-то образом  тормошить. Вот участники строительного рынка    недвижимости пытаются это делать?  Что они предпринимают, что вы предпринимаете?

Л.Л.: Ассоциация «Пермский строитель», я уже об этом говорил,  ведет диалог с властью, именно предлагая какие-то варианты  решения, свое видение  решения проблем.

Ведущий:  То есть,  в данном случае,   вот такой актор  от вашей отрасли это ассоциация. Вопрос еще прочитаю с сайта.  От Романа был вопрос: «Есть ли тенденция на удешевление жилья? Возведения жилья эконом-класса где-нибудь в адекватной близости от города?» Но мы вообще уже сказали про тенденцию к удешевлению, что ее вроде как ожидать  не приходится пока. А что касается жилья эконом-класса.  Есть ли сейчас данные, есть ли у вас данные, какая-то аналитика о том, какой процент жилья эконом-класса  сегодня там возводится?  Вот из тех новостроек, которые сроятся. Сколько примерно  жилье эконом-класса составляет?

Л.Л.: Аналитики нет, но по моим оценкам, наверно, 60-70 процентов всего жилья, которое строится, это жилье эконом-класса.

Ведущий: Есть еще, я встретила  такой термин «жилье комфорт-класса».  Это что-то между классом  люкс и экономом? Что-то среднее?

Л.Л.: Я не знаю.

Ведущий: То есть нет официальной классификации?

Л.Л.: Официально это никак не разграничивается.

Ведущий:  То есть это такие личные оценки участников  рынка. Каждый сам по себе трактует  эконом-класс, класс-люкс  и так далее.  60-70 процентов, но ведь  это получается много. Процент жилья эконом-класса большой, а позволить себе жилье могут  до сих пор еще не многие.

Л.Л.: Прежде всего, если в общем строится не так много, как хотелось бы, как было бы необходимо, то и  60-70 процентов, естественно, этого  недостаточно.  От ноля любой процент есть ноль.

Ведущий: То есть вопрос в абсолютных  цифрах.
 
Л.Л.: Да, вопрос в абсолютных цифрах. И только государственно-частное партнерство, возможно, может решить эту проблему, как решается это в Москве.

Ведущий: А как решается это в Москве?

Л.Л.: В Москве несколько проще, там другие цены, и поэтому  инвестиционная привлекательность девелоперских проектов гораздо выше. Задача  власти либо сделать эту инвестиционную  привлекательность, потому что мы работаем в условиях рынка, у нас есть себестоимость и  есть продажа. Если  получается разница, это хорошо. Частенько бывает, что не получается.  Последний 9-й год был… мы достраивали дома за свой счет.

Ведущий: Я просто пытаюсь понять, что делает Москва, чего не делаем мы  при этом.

Л.Л.: В Москве уже достаточно давно  работает программа  расселения пятиэтажек «хрущевок», «брежневок». У нас эта программа не работает. В нашем  городе, по-моему, две, если мне память не изменяет, пятиэтажки были перестроены когда-то очень давно. С точки зрения бизнеса перестраивать пятиэтажку невыгодно. Вот при сегодняшних  сиюсекундных обстоятельствах  это  невыгодно.  Но надо понимать, что  эти дома уже практически отжили, какая-то часть из них, свой век, а в ближайшие 10, 15, 20 лет все придут к категории аварийного или ветхого жилья.  И этой проблемой надо заниматься сегодня и сейчас, если мы не хотим через 10  лет остаться у разбитого корыта.

Ведущий: Примем телефонный звонок. Алло. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Николай.  Вот мы говорим про эконом-жилье. Я считаю, что выходит у нас по аварийности  300 тысяч квадратных метров жилья в Перми.  300 тысяч строят строители, то есть ни больше, ни меньше, или даже меньше. Они строят 200 где-то.  Так это единственный вопрос с эконом-жильем могут  только дать индивидуальные жилые дома. Вот мы строим, у нас получается от 10 до 14 квадратный метр без стоимости участка. Почему там у них про однокомнатную квартиру  говорят 2 миллиона,  это 40   квадратов по 50 тысяч. В чем различие-то? Почему у нас выходит 14, а у вас по 50?

Ведущий: Спасибо.

Л.Л.:  Себестоимость одноэтажного  дома и многоэтажного, естественно, разные. Я не специалист в индивидуальном домостроении, поэтому не могу оценивать, что лучше, что хуже. Я строю то, что у нас покупают. И, я еще раз хочу подчеркнуть, что все квартиры в моих домах, где наша фирма строит,  проданы на момент сдачи дома.

Ведущий: А у вас в этих квартирах сколько стоимость  однокомнатной квартиры на сегодня?

Л.Л.:  От миллиона шестьсот до  двух трехсот.

Ведущий: Индивидуальное жилье, понятно, что  другая себестоимость, потому что многоквартирный дом, там коммуникации,  и инфраструктура, и  много разных  дополнительных вопросов, которых нет при строительстве частного дома.  Но, может быть, в этом выход? Именно в плане решения квартирного вопроса. Вкладывать средства, в том числе,  в развитие  вот этого индивидуального жилищного строительства, застройки каких-то микрорайонов… частный сектор. 

Л.Л.:  Проблема частного сектора… это не проблема. Есть покупатель и на индивидуальные дома, есть покупатель на квартиры.  Очень сложно определить человеческие потребности, кому что надо.  Кому комфортнее жить в доме, кому комфортнее жить в квартире. В индивидуальном секторе самая большая проблема  это инфраструктура. В связи с большой протяженностью, это большая длинна дорог, это большая протяженность сети, это есть.  В многоэтажках с этим чуть проще.

Ведущий:  То есть здесь с частным сектором проблемы с инфраструктурой будет  решать власть, а в многоквартирных домах  эти проблемы решает бизнес.

Л.Л.:  Естественно. И потянет  ли власть,  найдет ли…

Ведущий: Захочет ли?

Л.Л.: …захочет ли  власть, найдутся ли деньги  на развитие инфраструктуры в таких больших объемах?

Ведущий: Читаем вопрос с сайта: «У вас замечательный комплекс на улице Макаренко, фиолетовый такой. Если купить там квартиру, тут же встанет вопрос о детском саде. И прямо рядом  здание бывшего детского сада, которое использовалось для лицея, а сейчас заброшено, территория зарастает бурьяном. Можете ли вы, как застройщик, в интересах своих будущих жильцов позаботиться ещё и об инфраструктуре?»

Л.Л.: В нашем жилом комплексе «Сирень»,  он вообще сиреневый, но пусть будет фиолетовый, рядом находится  шесть детских садов в шаговой доступности, это в радиусе 500-600 метров, и четыре школы. О заброшенном  детском саде или школе  я сказать не могу. Я считаю, что этот район полностью обеспечен всей необходимой инфраструктурой.

Ведущий:  То есть там нет проблемы  такой, о которой упоминает слушатель?

Л.Л.: По крайней мере, я общаюсь  с людьми, кто у нас купил квартиры, кто там  живет. Очень много людей покупает и дальше у нас квартиры. Купив себе,  они либо  расширяются, либо  покупают детям. И достаточно часто общаюсь, ни разу не слышал, чтобы была эта проблема.

Ведущий: А вообще, как вы считаете,  во всяком случае, я сталкивалась неоднократно с такой вещью, сейчас, например, моя коллега купила квартиру в довольно отдаленном районе. Там рядом нет инфраструктуры детской, там нет рядом детского садика, там реальная проблема устроить  ребенка в детский садик. Застройщик, бизнес должен решать инфраструктурные проблемы с детскими садами, с чем-то еще? 

Л.Л.: Если бизнес будет решать все проблемы за свой счет, то себестоимость  вырастет, и вырастет продажная цена.  Тут власть должна определяться, что власти выгоднее. Это должен быть комплексный подход. Я говорил, что нельзя брать одну проблему и решать ее одну. Если  городу, территории интересно  развиваться, интересно, чтобы  людям, которые проживают в этой территории, было комфортно и удобно,   то нужно искать компромисс.

Ведущий: Сейчас власти не инвестируют в  решение инфраструктурных проблем при возведении новостроек?

Л.Л.: Инвестируют, естественно. Но в полном или не в полном объеме, я не берусь судить.

Ведущий: Мы читаем ICQ.  Вас спрашивают: «Все застройщики  активно рекламируются в СМИ, о ваших  новостройках в  Мотовилихе почти  ничего не слышно. Почему? Все и так продается» - спрашивает человек.

Л.Л.: В принципе, наши дома очень хорошо продаются. 40 процентов покупок – это повторная продажа.  Это очень высокий показатель в строительной отрасли. Что подразумевается под повторной продажей? Люди, купив у нас одну квартиру, покупают вторую, и третью, и рекомендуют родственникам.  Это первое.  Второе. В СМИ,  мы, естественно, представлены. Мы занимаемся рекламой:  и продажной рекламой, и рекламой фирмы. Очень  сожалею, что эта реклама не дошла до вас.

Ведущий: Еще один вопрос по ICQ. Не знаю, сможете ли вы освятить тему «Как повлияет вступление в ВТО   на рынок недвижимости? Изменятся ли ставки по процентам на ипотеку?»

Л.Л.:  Очень сложный вопрос. Никогда не анализировал с точки зрения вступления в ВТО и ставок на ипотеку. Ставки на ипотеку напрямую зависят от длинных денег, которые  может привлекать  государство, государственные банки на внутреннем и на внешнем рынке. Поэтому вступление нашей страны в ВТО, я думаю, если окажет 1-2 процента влияние  каких-то, очень незначительно.

Ведущий: Вот сейчас последние опять я смотрела  цитры. Такая средняя процентная ставка по ипотеке  немножечко, чуть-чуть, но подползла вверх.   В это смысле,  какой тенденции можно ждать?  Вот мы сказали уже, что удешевления  жилья ждать не приходится. А снижение ставок?

Л.Л.:  Вообще, вот если брать полностью рыночные условия, то во всем мире процентная ставка растет. Если государство не будет идти навстречу покупателям и не будет  каким-то образом дотировать эту ставку, то ставка будет расти.

Ведущий: Примем еще один телефонный звонок.  Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Валентина. Скажите, пожалуйста, вот проводятся аукционы по сносу  домов. То есть, кто сносит  дома, тот потом и строит  на этих участках,  или нет?

Л.Л.:  Да, конечно же.

Слушатель: То есть застройщик будет известен, если будут дома сноситься?

Л.Л.: Да, конечно. Существует определенная очень четкая процедура. Если застройщик выиграл аукцион, об этом публикуется  в СМИ данные.

Ведущий:  Еще один вопрос по ICQ: «Есть ли у вас банки-партнеры? Банки, которые бы предлагали специальные условия для приобретения квартир от «Урал-Сервис 2000»?  То есть с которыми, может быть, вы постоянно работаете. Если я приду к вам, вы меня отправите в этот банк.

Л.Л.:  Да, банки-партнеры у нас есть, естественно. Мы работаем с достаточно большим  количеством банков. Это Сбербанк, ВТБ, Татфондбанк, Металинвест, еще   ряд банков. Если вы подойдете к нам, если вы захотите приобрести у нас жилье, мы, естественно, более подробно  можем вам рассказать об этом. 

Ведущий:  Вот я, кстати, когда смотрела информацию  на сайте, понятно, что с крупнейшими банками вы работаете, но я там увидела также, например, МТС-банк, по-моему. То есть такая, совершенно не раскрученная структура. То есть вы работаете с разными банками,  в том числе, и не с самыми крупными. И они, естественно, предлагают  разные условия, да?  То есть можно выбирать?

Л.Л.: Банк не МТС, а МБРР, это международный банк развития.

Ведущий: Я видела красное яйцо. Что это было?

Л.Л.: Может быть, не буду спорить. Просто мы стараемся работать  с наибольшим количеством банков, чтобы представить  наибольший спектр услуг для наших покупателей.

Ведущий: И последний вопрос, который я успею задать. Ваша политика в отношениях  с коллективами домов. Люди заселились, приобрели квартиры, дальше они  должны создавать ТСЖ или выбирать управляющую компанию. У вас в этом отношении есть какая-то зафиксированная политика?

Л.Л.:  Да, у нас есть управляющая компания,  аффилированная нашей группе компаний.  Она обслуживает, управляет домами, которые мы построили, и не только ими, многими близлежащими. Если люди выбирают  свой способ управления, хотят уйти, мы не мешаем.  Это дело абсолютно добровольное. У нас есть один дом, который обслуживает его  само ТСЖ. Мы точно в таком же режиме диалога, как со всеми остальными.

Ведущий:  То есть изначально по умолчанию в аффилированную управляющую компанию, а затем как решают жильцы. 

Л.Л.: Да.

Ведущий: Спасибо. У нас в студии был председатель совета директоров компании «Урал-сервис 2000». У микрофона была Анастасия Сечина. До свидания.

Обсуждение
2367
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.