Верхний баннер
08:29 | ВТОРНИК | 13 АПРЕЛЯ 2021

$ 77.51 € 92.07

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:00, 10 мая 2012

Инновации в промышленности

Ведущий: Дневной эфир, программа «ЦЕХ» о пермской промышленности. Меня зовут Петр Кравченко. За звукорежиссерским пультом – Антон Мелехин.  И сегодня поговорим о теме, в которой много сказано, но также остается, по-прежнему, много непонятного. Говорим об инновациях, о том, насколько  они широко распространены на пермских предприятиях, что их стимулирует, а что, может быть, мешает их развитию.  Гость сегодня   Алексей Конев, заместитель директора по коммерческим вопросам «Центра защитных покрытий – Урал». Добрый день.

Алексей Конев: Здравствуйте.

Ведущий:  Я думаю, что Алексей не обидится, если я предположу, что,  может быть, немногие совсем наши слушатели знают компанию «Центр защитных покрытий – Урал». Но я сейчас чуть-чуть постараюсь описать. Это первый в Пермском крае проект, который  реально получил финансирование от Роснано. Чем еще нам интересен господин Конев, это человек, который несколько лет назад был  коммерческим директором компании «Пеноситал», это другой проект, который тоже в числе первых в Пермском крае прошел отбор в Роснано, но на сегодняшний день сбавил в темпах развития, скажем так.  Не ошибся? Правильно?

А.К.: Совершенно верно.

Ведущий: Хорошо. Ну, я думаю,  что про нанотехнологии, как таковые,  мы поговорим, наверно, в отдельном эфире. Сегодня поговорим об инновациях в таком более широком контексте. По традиции  небольшое терминологическое  отступление. Что такое инновации? Потому что, как всякое иностранное слово, может  иметь много трактовок. Мне попадалось такое, достаточно простое и, на мой взгляд, понятное  определение. То есть, если наука – это превращение   денег в знания, то инновация – это наоборот, превращение знаний в деньги, то есть в какие-то конкретные решения для  производства, раз уж мы говорим о  промышленности.  Вот смотрите, получается, что… мне хочется  вот сегодня   в таком ракурсе поговорить: насколько сегодня Пермский край готов к инновациям?  Как рассуждают?  То есть, если оттолкнуться от  определения, о котором я говорил, есть те, кто производит знания, это первая сторона. Она может быть развитой, не развитой. Есть те, кто эти знания потребляет. Это, например, предприятия. И вот,   мне  кажется,  что, наверно, есть какой-то посредник в той  или иной форме, который  как раз эти знания  сугубо научные,  такие фундаментальные превращает в какие-то очень  конкретные   решения  для конкретных предприятий.  Вот, если не против, в таком  ключе и пойдем. Насколько сегодня развита сторона, ну, вообще, насколько  вот так в целом мы готовы сегодня к инновациям по вашим оценкам?

А.К.:  На самом деле надо сказать, что  на сегодняшний день тот научный потенциал, который был  заложен еще в годы социализма, он уже давно потерял свою актуальность. То есть весь мир, он ушел достаточно далеко, хотя были и прекрасные разработки, которые долго очень не рассматривались. Если поговорить вот о том  направлении,  которым я сейчас занимаюсь,  то надо сказать, что в годы, опять же, социализма  в этом направлении государством продвигалось, скажем так, при  разрешении только внутри страны. Хотя Европа и весь мир  уже порядка  50 лет знают подобного рода покрытия.

Ведущий:  То есть это защитные покрытия для чего?

А.К.:  Это защитные покрытия двух видов. Это бывает, как антикоррозионная защита, то есть,  есть   такой термин «металлизация». Альтернатива, чтоб было понятно слушателям, это лакокраска, все прекрасно знают.

Ведущий: То есть это защита металлических  поверхностей от коррозии.

А.К.:  Практически любых поверхностей, не только металлических. Даже можно покрыть дерево, можно покрыть какие-то керамические вещи.  Но вернемся к вопросу  на самом-то деле, по поводу инноваций. Скажем так, в годы, опять же, предперестроечные  предприятия у нас в нашей стране начали заниматься  этими покрытиями. Покрытия были очень низкого сорта, низкого качества, отслаивались. И, допустим, сейчас мы сталкиваемся с такой проблемой, когда  общаемся с крупными предприятиями, люди,  которые в те годы учились, люди, которые в те годы только, скажем так, вставали на какие-то коммерческие или  технические лыжи, назовем так,  они доехали сейчас до главных механиков,  главных инженеров,  главных технологов. И у них  негативное отношение к покрытиям, хотя последние десять лет  очень мощный рывок в России произошел именно по этому направлению. Использованы были именно  западные наработки, которые были наложены на разработки, которые были  получены в советское время. Головная компания «Плакарт», которая в Москве находится у нас, она как раз  занималась всеми этими разработками.

Ведущий: То есть, смотрите, получается, что  на сегодняшний день, ну, во всяком случае, тот сектор  инновационных технологий, который вы представляете, он, скажем, не на пермской, даже не на российской почве рожден в основе своей.

А.К.: Скорее всего, да, потому что это было 50 лет назад, на самом-то деле, когда все это начинало развиваться. Хотя, если взять, к примеру, пеностекло...

Ведущий:  То есть это проект «Пеноситал»?

А.К.:  ...да, мой предыдущий проект, в котором я работал.  В  42-м году академик Китайгородский впервые в мире презентовал эту технологию. В СССР выпускалось более  100 тысяч кубов в год. На самом деле это очень немного для такой большой страны. И основной лидер  после уже Отечественной войны это американская компания «Питсбург Корнинг», которая на сегодняшний день мировой лидер, выпускает 3 миллиона кубов в год. Поэтому говорить о том, кто это  придумал, в какой-то мере, может быть, с точки зрения патриотизма  интересно. Но  на сегодняшний день, как это внедряется и работает, вот это вот ??????? (неразборчиво).

Ведущий: Но в целом  - это региональный рынок знаний, скажем так,  пермские вузы, наверно, в первую очередь, научно-исследовательские институты выступают генераторами вот тех знаний, которые  впоследствии становятся инновациями? Ведь, не знаю, насколько я помню, «Пеноситал», так или иначе, имел какие-то родственные корни     с Политехом.

А.К.: Да, в «Пеноситале» группа ученых  в составе трех кандидатов наук и одного профессора занималась непосредственно  этим вопросом. Они были, кстати, инициаторами.  Что примечательно, что этот проект стартовал  именно в Перми.  Но на самом деле  здесь нужно поговорить о другом.  Нужно поговорить о том, как, скажем так,   востребована  та или иная технология на рынке. В Пермском крае был создан венчурный фонд при администрации Пермской области  тогда, который, скажем, был готов принимать проекты.  Туда приходили ученые со своими предложениями, пытались как-то  обосновать, составить бизнес-план. Что-то выходило, что-то – нет. Но, в любом случае, на сегодняшний день  по истечении вот этого срока этого проекта стало понятно, на самом деле,  как надо продвигаться. Сейчас  государство в этом плане помогает. Вот Фонд Сколково тому явный пример. И в Политех, насколько мне известно,  очень много оборудования в последнее время было закуплено, поставлено за государственный счет  для того, чтобы какие-то разработки они могли дойти до прикладного применения, и хотя бы, чтобы  тот потребитель,   а это предприятия, естественно, то есть, в любом случае, как мы уже в начале передачи говорили, это инновации, которые должны приносить не только доход, ни должны давать конкретный результат с точки зрения и экологии, с точки зрения износов, потому что  экономия – это тоже доход в какой-то мере.  В нашей ситуации, в «Центре защитных покрытий – Урал», в частности, с  этим сейчас сталкиваемся.  То есть необходимо донести каким-то образом  до потребителя, который ничего не знает об этой технологии, чтобы  он ????????? (неразборчиво).

Ведущий: Получается,  что эта задача на сегодняшний день  это задача ученых.  То есть им дали даже оборудование, чтоб они могли что-то там поэкспериментировать, видимо.  Ну, то есть, вот дать  дорогу знанию, чтоб вот его превратить в инновацию,  это должны сделать ученые на сегодняшний день.

А.К.:  На самом деле одни ученые, они люди не глупые, они, конечно, изучают и бухгалтерию, они изучают коммерцию, маркетинг. Но каждый  должен заниматься своим делом. Это командный подход. И когда появляется некая технология, адаптированная к российскому рынку или к нашим условиям, ее надо продвинуть.  Как быть в таком случае, да? Мы сказали в начале, что  вроде как корпорация нанотехнологий для этого, посвятим  этому  отдельную передачу с удовольствием. Но    на сегодняшний день есть еще  конечный потребитель. То есть это промышленность, о чем наша передача, это производство непосредственно. Ну, и в итоге мы с вами, да, которые потребляем эти продукты.  Будь то  у нас «Водоканал», или это «Лукойл»,  или  это «Гознак»,  печатная фабрика, если говорить о каких-то государственных предприятиях, а также любое частное предприятие.  Как до них донести? Если это предприятие  небольшое, то, к сожалению, оно не имеет возможности взять и  поддержать группу ученых с какими-то экспериментами, с опытами. И вот здесь  нужны некие  коммерческие образования, которые,  действительно,   помогли бы эти  инновации довести.

Ведущий: Мы сейчас говорим  как раз о том,  что, получается,   вот все-таки нужен некий посредник между тем, кто производит  знание и тем, кто его потребляет,   в конечном счете,  в виде уже инноваций. То есть нужен кто-то, кто... не знаю,   дешифратором выступит. То есть   из научных кодов превратит  в понятный промышленный язык. Так,  получается?

А.К.:   Да. Есть такое понятие – НИОКР. Если его расшифровать – это  научно-исследовательские...

Ведущий: ...опытно-конструкторские работы.

А.К.: ...конструкторские работы. Когда мы предлагаем  нечто, проводим испытания, предприятию  нравится, говорит – да, я  хочу это либо иметь  в собственном резерве, и  решать вопросы самостоятельно,  либо я готов эти услуги потреблять, потому что мне не выгодно   такие деньги вкладывать в развитие   подобной отрасли, и подобным образом вопрос решать.  Но сейчас развивается несколько программ. То есть, в частности, приведу пример. «Пеноситал» получил грант    12 миллионов рублей в свое время на строительство и разработку конструкций печи...

Ведущий:  От кого получал?

А.К.:  От «Роснауки».

Ведущий:  То есть от государства?

А.К.: Да. «Центр защитных покрытий – Урал», где я сейчас тружусь, также выиграл тендер на  научно-исследовательские конструкторские работы по   разработке покрытий для   нефтяного машиностроения. И в данный момент, кстати, эти работы идут,  то есть разрабатываются именно с точки зрения покрытий именно к подобной детали.  Надо сказать, что ситуация  интересная. «Новогор-Прикамье», все мы пьем  воду, все мы пользуемся  сантехникой, и все понимаем прекрасно, что там агрессивная среда, там всевозможные стоки,  сливы, там постоянно присутствует вода. Современные материалы, такие, как лакокраска, они решают эти вопросы.

Ведущий: Современные, вы имеете в виду те, которые, используемые  сегодняшний день.

А.К.:  Да, вы меня правильно поправили.  Не в смысле, что они  новые, а в смысле то, что они, действительно, уже используются много лет.  В  этом плане тоже наше научное подразделение  нашей планеты продвинулось  невероятно далеко. Там прекрасные есть различные покрытия. Но именно, допустим, по нашей ситуации у нас сектор,  в котором мы действуем, это  антикоррозионная защита. Но,  допустим, проводится тендер администрацией  Пермского края, проводится тендер  каким-либо предприятием. Он  эту металлизацию  просто не включает, потому что ничего о ней не знает.

Ведущий:  Алексей, вот мы перед перерывом начали  уходить как раз на один из важных вопросов,  который хотелось бы сегодня обсудить: насколько предприятия сегодня готовы принимать   у себя инновации? То есть открыты они  к этому, не открыты, что их смущает,  что их стимулирует, кто принимает    решения на предприятиях о том, чтобы эти инновации у себя м внедрять? Не знаю,  главный инженер, директор,  простой рабочий?  То есть,  как это происходит?  Ну вот в целом, насколько  сегодня предприятия готовы, насколько вы слышите от  них  обратную связь, там, интересно, не интересно?  Чем они мотивируют свое желание с вами сотрудничать или не желание  наоборот?  

А.К.:  Ну, как я уже говорил,  тот препон, который связан, как бы, с негативным советским опытом, мы его проходим, в любом случае. Бывают разные каналы продвижения.  

Ведущий: Ну а как проходите? То есть вы, не знаю, рассказываете, что нет, ребята, все не так? Либо как вообще  это делается?

А.К.: Вот я как раз об этом и хотел сказать. Существуют   различные виды каналов продажа или каналы продвижения.  Для  разного, скажем так, потребителя разной услуги есть разные методы.  В нашем случае это прямой канал.  Что это такое?  То есть это нужно найти    предприятие, которое, возможно,  нуждается в наших услугах, будем их так называть, хотя у  нас  производство, но мы все-таки  оказываем услуги по определенного рода защите от износа, от коррозии.  Приезжаем, устраиваем презентацию. Если это небольшое предприятие,  то вот, кстати,  с малым бизнесом вообще, как правило, проблем не возникает.

Ведущий: Проблем не возникает в каком смысле?  Они  более открыты каким-то таким новым решениям?

А.К.:  А я вот сейчас к этому подойду.   С большими же предприятиями на самом  деле,  оно, по сути,  в себе содержит  тех же самых людей, все мы люди. И когда объясняешь на местах, приезжаешь  там главному механику, приезжаешь к генеральному директору, если, допустим, он, скажем так, доступен, как правило, бывает, зачастую, это главный механик, главный технолог, им все сразу нравится, потому что они видят результат, они видят сравнение. То есть мы не на ровном месте им предлагаем в каком-то моменте.   Но предприятие когда крупное, сейчас очень модно стало проведение неких тендеров. То есть  это вообще замечательное изобретение с точки зрения борьбы  с коррупцией, с точки зрения, как бы, действительно, поиска   оптимального  решения  для предприятия. Но, с другой стороны, возникает   достаточно большой препон. Предприятие   объявляет тендер только то, о чем знает.  Если оно не знает, а инновация – это то, о чем оно не может знать...

Ведущий:  Да, логично. 

А.К.:  ...то оно и тендер  объявлять не будет.  Сейчас идет хорошая мода, она буквально недавно началась, на  проведение, как я уже говорил, НИОКРов, научно-исследовательских  конструкторских работ.  Крупные предприятия выделяют какой-то инновационный бюджет.  Здесь бы не мешало бы тоже  объявить, возможно, какой-то тендер по инновациям, чтобы там группы ученых или предприятий, которые  предлагают новинки или новые технологии,  могли прийти и предложить свои услуги.  Вот у нас есть то-то, то-то, то-то, то-то,  какой-нибудь агрегат, который надо отремонтировать.  Можно ли его отремонтировать лучше, к примеру? Или если это, допустим, тот же  пеноситал, очень похоже, да,  надо утеплить здание, а можно ли утеплить  его  лучше, чем кто-то предлагает?  Конечно, на  этом этапе, когда я занимался инновациями, в принципе, в венчурном фонде   некоторое время работал, как, скажем так, на общественных началах  привлеченный менеджер по  проведению экспертиз проектов,  очень много приходит, ну, скажем так, проектов глупых , там, материал легче воздуха.  Этого не может быть, и так далее. И,  конечно, предприятию это неинтересно. Если он откроет тендер  по НИОКРу, ему столько принесут, что...

Ведущий: То есть, различные Кулибины и городские сумасшедшие могут пойти валом.

А.К.:  Да.

Ведущий: ??????????(неразборчиво).

А.К.:  Да. Но, с другой стороны, надо как-то это дело  отфильтровывать.  Но вот структура, которая этими занимается, на самом деле, это  учебные заведения должны этим заниматься в какой-то мере или какие-то там образования...

Ведущий:  Поясните про учебные заведения, то есть почему они должны заниматься?
 
А.К.:  На самом деле, надо во что-то финансировать.  Создать просто так Силиконовую долину  на ровном месте без ничего, нужна база. А база – это наши учебные заведения, допустим, технические, к медицине которые имеют  отношение, или к гуманитарными каким-то вещам, где также должны быть, ну, как  это и на западе делается,  некие лаборатории, когда там студенты уже не уходят куда-то, а продолжают там этим вопросом заниматься, и какие-то готовые решения дают, которые  поддерживает, опять же, государство.   Но мы вернемся к нашим любимым предприятиям. Объявляется тендер, и чтобы нам, допустим, каким-то образом продвинуться и предложить уже свою услугу  на уровне надлежащем уже  купил – продал – сделал – исполнил, приходится проводить испытания с этим предприятием,   приходится проводить какие-то эксперименты, чтобы таким образом  этот  тендер потом все-таки возник.  И на это очень  много времени уходит. По полгода. Вот сейчас полгода у нас с «Новогор-Прикамье» проходит эксперимент.

Ведущий:  Расскажите, что за эксперимент.

А.К.:  Выходили  два месяца назад, более, чем два месяца назад с предложением по поводу антикоррозийных покрытий  емкостей, в которых...  

Ведущий:  Это вы выходили, вы инициатором были?

А.К.:  Да, инициатором были мы,  в которых непосредственно используется специальное покрытие, и стоять они будут 20-30 лет, а не три года, как сейчас.  Но это надо как-то обосновать. Тендерное отделение, комитет, так называемый, который  принимает решение о проведении  этих конкурсов,  он должен видеть какой-то понятный и внятный результат. И это мероприятие у нас занимает  шесть месяцев.  Как, допустим, шесть месяцев будет выживать  какая-нибудь компания, допустим,  даже инновационная на низком старте или  там с какой-нибудь единственной технологией,  за чей счет она это будет делать.   Наверно, вот нужна какая-то структура, которая  смогла бы это поддержать. Может быть, какой-то в бюджете.  У нас есть прекрасное министерство по науке, промышленности и инновации.  Я, кстати, с ними очень хорошо сотрудничал. 

Ведущий:  Алексей, подождите. Вот смотрите. У вас шесть месяцев  простоит что там?  Ваши технологии будут испытываться на «Новогоре».

А.К.:  Да,  технологии испытываются просто. Емкость покрывается стандартным  покрытием, которое они до этого  использовали, лакокрасочным или  каким-либо еще, и вставляются две большие пластины, либо выбирается два специальных участка, которые   покрываются по нашей методике.

Ведущий: И через полгода смотрится результат.

А.К.: Снимаются, да, результаты, постоянно делаются замеры. Ну, как правило, через полгода  примерно, это по оценкам  уже, как бы, «Новогора»,  будет видно, что  происходит с покрытием стандартным, обычным, и  как стоит наше покрытие.

Ведущий:  Если результат закончится, допустим, успешно для вас,  то есть,  ваше покрытие оправдает  себя, то что? Они  гарантируют, что закупят, или как? Или они могут сказать – ну, да,  ваше покрытие, безусловно,  классное, но вот...

А.К.:  На самом деле,  здесь необходимо, во-первых,  появилось это покрытие, объявить тендер  по рынку, что «Новогор-Прикамье» объявляет тендер по металлизации. Есть желающие поучаствовать? Мы со своей стороны выходим  на этот тендер и  занимаемся. Наше преимущество в том, что все уже знаем и  уже документацию всю предоставили, и аккредитовались.

Ведущий:  То есть задача-то  у эксперимента, в конечном счете,  расширить, скажем,  представление «Новогор-Прикамье»  о возможных способах  решениях их проблемы...

А.К.: Да.

Ведущий: ...защитного покрытия.  Алексей, сейчас вы привели пример того, как вы  в каком-то смысле... вы в данном случае выступаете  как инноватор, да, компания-инноватор, в каком-то смысле.

А.К.: Совершенно верно.

Ведущий:  Вы воспитываете своего потребителя. А вот вы в тендерах сейчас не участвуете?  То есть до того, как вы их так вот подготовите? Или участвуете?

А.К.:  Надо сказать, что здесь работу за последние десять лет все-таки провели  неплохую. И многие предприятия   уже объявляют тендер по металлизации непосредственно и  понимают все преимущества  данной технологии, что  они смогут сэкономить, то есть не в моменте, а  в длительный срок времени, задумываются об экологичности процессов.   Но есть такие компании крупнейшие, допустим, компания «Уралкалий». Мы участвовали в тендере по  лакокраске.

Ведущий: Вы не прошли.

А.К.: С лакокраской нам конкурировать сложно, потому что в два, в три раза металлизация дороже.  Но мы понимаем, что лакокраска, это через три года надо  будет красить снова, надо будет постоянно подкрашивать, что прямо в тендере оговаривалось. В нашем случае  этого не надо.  То есть это, по сути, металлическое покрытие, там, похожая  оцинковка, похожее хромирование,  гальваника, это аналоги,  по большому счету.   Но в данном случае мы говорим о  наноструктурированных покрытиях, которые имеют срок эксплуатации от 20 до 50.

Ведущий:  То есть тендер на сегодняшний день учитывает параметр именно цены контракта, а не цены  жизненного цикла какой-то вещи.

А.К.: Да. С подобной проблемой я сталкивался и в «Пеноситале», потому что пеностекло стоит недешево.   Но, слава богу,  мы проводили  нормальную разъяснительную политику, проводили семинары среди  проектантов. Кстати,  именно проектанты на сегодняшний день...

Ведущий: Проектанты – это кто?

А.К.:  Это проектные организации, которые выполняют проектные работы... 

Ведущий: Ну и предписывают использование тех или иных материалов при строительстве, либо ремонте и так далее.

А.К.: Да. Проектант, он  имеет  возможность напрямую и доступным образом в качестве именно цифр  объяснить потребителю, что вот если я вам  это заложу, будет вот так,  если вам  это, будет вот так, если  это... выбирайте.  То есть предоставляет право выбора потребителю.  Но, зачастую, если проектант   об это не знает, и если потребитель об  этом не знает,   то о каком праве выбора  можно говорить?

Ведущий: Смотрите, вы рассказали пример того, что  вы ходите, стучите, условно говоря, в каждый  кабинет и говорите – смотрите  у меня интересная технология. Сами предприятия ищут такие технологии?  Ну, то есть, говорят – ребята, хотим что-то нового, инновационного и так далее? 

А.К.:  Как правило, все, конечно, этого хотят. Ну, кто не хочет сэкономить, кто не  хочет себе получить экологическое, долговечное, прекрасное что-то? 

Ведущий:  Ну, по факту.

А.К.: Да.

Ведущий:  На словах, наверно,  все хотят.

А.К.:  Но специально, как правило, никто не ищет, никто не начинает  звонить по всей планете  и в Интернете возиться и искать   то, не знаю,  что.  Как вы себе представляете? Идти туда, не знаю, куда.

Ведущий:  Но вы же сами говорили, что есть  какие-то отделы по инновациям  в компаниях.

А.К.:  В компаниях отделы по инновациям, как правило,  занимаются своими непосредственными проблемами, которые не решаются обычным образом.  Вот инновация, она должна быть доступной.  Кому-то, может быть, интересно, что в швейцарских часах  там какой-нибудь с волосок покрыто чем-то, и  это только там подходит, и больше нигде.  Это со своей стороны инновация. Но насколько интересно ее прикладное значение.  В нашей ситуации нужно говорить  о каких-то массовых вещах. То есть то, что, по сути, нужно  каждому человеку.  Здесь, с этой точки зрения,  должны готовиться и кадры,  и  государство должно подключаться. И, естественно, предприятия должны  об  этом задумываться.

Ведущий:  Государство в какой форме должно подключаться?  Вы упоминали Сколково. Ну, проект такой, скажем, спорный, да, потому что  самые разные оценки, насколько нужно, не нужно. Ваше мнение, может быть, и, в целом, какие формы государства должны быть по поддержке инноваций? Я думаю, что поскольку мы говорим о все-таки  промышленности   Пермского края,  насколько  здесь наши родные министерства, одно из которых называется промышленности, науки и инноваций, то есть, насколько они могут и в каких формах должны помогать?   Должны ли, кстати?

А.К.:  На самом деле, я очень   много-много лет знаком с этим министерством и с министром Тепловым, и с господином Дробининым мы  общались. Сейчас вот, к сожалению, пока не было возможности  познакомиться с новым министром.  Обязательно это сделаю в ближайшее время. Я вижу проблему с той точки зрения, что  именно  нужно пытаться доносить   какие-то наработки, разработки до предприятий  и помогать именно вот на низком старте  или на среднем старте  тем компаниям, которые  уже чего-то добились.  Потому что говорить о том, что  ловить рыбу в мутной воде, пытаться там взять  что-то изобрести,  это, действительно, прерогатива вуза, лабораторий, и надо создать плацдарм, где все это мероприятие  будет произрастать,  и   будут проводиться испытания. Возможно  обеспечить там  возможность работы с крупными промышленными предприятиями,  где-то какие-то испытания провести с прикладной точки зрения. Для этого необходимы предварительные испытания в лабораторных условиях.  Где взять лабораторию ученому молодому? Нигде не взять. То есть он  должен получить ее от государства.  В этом плане министерство науки, промышленности и инноваций  трудится. Но вот именно     помощь предприятиям, которые  инновации уже несут, уже в качестве рабочего инструмента, то есть  готового...  

Ведущий: Вы себя к таким относите.

А.К.: Да. То есть, это  уже не венчурный проект, это уже не нечто непонятное.  Это рабочая прекрасная технология. То же самое было с  пеноситалом. Я могу несколько еще примеров привести, в частности. Но суть,  она одна и та же. Когда мы говорим  о том,  что есть прекрасный продукт,  надо общаться с  руководством предприятий...

Ведущий:  Это не получается некий лоббизм?  Ну, ведь есть те же самые представители  лакокрасочных предприятий, в том числе, в Пермском крае,  то есть, не получится, что вы пытаетесь  привлечь на свою сторону министерство промышленности, чтоб оно продвигало  вашу технологию, а не лакокраску, которая,  в общем-то, та же самая  промышленность,  за которое это же министерство, в общем-то, и отвечает. 

А.К.:  Ой, хороший вопрос. На самом деле, надо ведь  обосновать, что ты предлагаешь. Не просто так, допустим, давайте   сейчас  откажемся от  страз Сваровски и  немедленно будем сейчас все бриллианты носить, потому что стразы, как бы, это на самом деле ерунда, это  бижутерия, а алмазы – это да.  Здесь есть определенного рода вещи,  где, действительно, если  это забор у бани,  можно покрасить краской. Зачем  его покрывать металлическим дорогим покрытием? Но если мы говорим о какой-то емкости в нефтехимии,  если мы говорим  о самолетах, мы говорим   о теплоходах. Вот приснопамятная  «Булгария». Мы, например, по  нашей технологии ремонтирует подшипники скольжения.  Есть классический способ ремонта подшипников скольжения. Методом заливки баббитом.  Но заливка оставляет поры, и так далее. Я не берусь, конечно, сейчас  сказать, что именно из-за этого  возникли проблемы, но они возникают. Есть вот вещи,   в которых нельзя экономить. А мы говорим еще о том, что, действительно, если экономия, это дешевле и выгоднее.  Если лакокраску через три года надо обдирать и снова красить, то у нас 50 лет не надо подходить, есть такие покрытия.  Но мы не можем пробиться через лакокраску, потому что люди - раз.  Здесь вот именно и нужно...

Ведущий: А министерство здесь как?  То есть оно сверху спустит указ, или... то есть оно...

А.К.:  Нет.

Ведущий:  Или вы не можете собраться  нигде, кроме как кабинета министра вот с потенциальными потребителями?  Вы, вроде, наоборот, сами рассказываете, что вы  ходите к ним лично.

А.К.:  Конечно.  И многолетний опыт есть. В данном случае вот прямо сейчас  у нас 18 мая состоится семинар в администрации Пермского края, Пермского района, в частности,  
это управление автодорог, на Луначарского, 100 в час дня.  Приглашаю всех желающих.

Ведущий: О чем будете рассказывать? 

А.К.: Речь будет как раз о  защитных покрытиях металлических конструкций, мостов, опор освещения,  перекрытий.

Ведущий: Почему вы не можете этих  же  людей собрать не в кабинете управления автодорог?

А.К.: По сути, в кабинете управления автодорог  и  собираемся.

Ведущий: А почему там... вот кроме как там нельзя? То есть вы не можете их, не  знаю, каким-то другим способом заполучить?  

А.К.:  В данном случае момент тонкий, потому что   здесь заказчиком  администрация выступает. Администрация не может, что попало предлагать. Здесь нужно провести  опять НИОКР.  Но для этого нужно обосновать, люди должны проявить это желание. Но если будут только с ними с одними говорить, что я уже и сделал, кстати, я пообщался с рядом компаний. Они говорят -  мы не можем ничего сделать. Тендер объявляют  на покраску моста, а не на металлизацию.  Всё.  Куда, зачем... Мы проиграем с вами тендер просто, вот и всё.

Ведущий:  Получается, что это будет семинар  образовательный даже не столько для  компаний, которые ремонтируют, ну, дороги, мосты...

А.К.:  Они тоже некоторые не  знают. Я хочу больше собрать  людей.

Ведущий: Но и для чиновников,  в том числе.

А.К.: Естественно. И мы сотрудничаем. Я написал письмо госпоже Громовой. 

Ведущий: Короткий вопрос. Есть такое понятие, аббревиатура, как всегда, любят иностранцы.  LIFE, то есть  little innovation from everyone, то есть маленькая инновация от каждого. Насколько  применимо, когда мы говорим о  инновации в промышленности? То есть мы сейчас говорили  о таких инновациях, которые из вузов исходят, проходят горнила венчурных  фондов и так далее.  А вот когда речь идет о маленьких инновациях от каждого.

А.К.: На самом деле я бы лучше  поговорил примерно о том же, но в другом ракурсе.  То есть мы говорим о том, что   в мире существуют кучи инноваций, и их надо внедрять  в России.  То есть маленькая компания может поехать, купить какую-нибудь установку, привезти  сюда, сказать – в России не было ничего подобного до сих пор, и начать продвигать тоже. Ну, как в Китае.

Ведущий:  Алексей, к сожалению, у нас  время передачи закончилось.  Большое спасибо вам за то, что были сегодня  у нас, рассказали нам об инновациях. Я думаю, что мы  продолжим эту тему обсуждать,  и, в том числе,  поговорим про нанотехнологии.  Спасибо.

А.К.: Спасибо большое.   Всего доброго.


Обсуждение
1607
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.