Верхний баннер
04:53 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 12 АПРЕЛЯ 2021

$ 77.17 € 91.78

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

12:00, 07 февраля 2013

Конкуренты из Китая

Петр Кравченко: Меня зовут Петр Кравченко.

 

Андрей Скутин: Я – Андрей Скутин. Мы сегодня хотели поговорить с вами о угрозе китайских предприятий пермским предприятиям, пермской промышленности.

 

Петр Кравченко: Китайская угроза, желтая угроза – как ее иногда называют.

 

Андрей Скутин: Можно сказать и красная одновременно.

 

Петр Кравченко: Выбросит ли пермская промышленность белый флаг перед желтой угрозой. У нас в гостях сегодня Владимир Жареников, генеральный директор торгового дома «Пермская компания нефтяного машиностроения». Это одна из компаний, которая производит оборудование для нефтяников.

 

Владимир Жареников: Оборудование для нефтяников, да, насосы для добычи нефти и трубы для бурения скважин.

 

Петр Кравченко: Я поясню, почему мы позвали Владимира, потому что на протяжении нескольких лет компания ПКНМ, и я, как сотрудник в недавнем прошлом «Мотовилихинских заводов» видел эту ситуацию чуть-чуть с другой стороны. То есть «Мотовилиха» тоже регулярно писали обращения в комиссию таможенного союза с просьбой провести некое расследование в связи с возросшим импортом утяжеленных бурильных труб и ввести таможенные пошлины не менее 20 процентов таможенной стоимости.

 

Владимир Жареников: Да, мы такие документы действительно писали. Последняя встреча наша в евразийской экономической комиссии показала, что таможенные пошлины могут быть введены на короткий период времени до 4 процентов на год и еще 2 процента, которые останутся, тоже через год исчезнут. Эта нас ситуация никак не спасает. Есть другая специальная защитная мера, которая может рассматриваться евразийской экономической комиссией. В случае, если мы докажем, что цены на продукцию, которую сюда поставляет Китай, на внутреннем рынке они значительно выше.

 

Петр Кравченко: То есть Китай откровенно демпинговать должен.

 

Владимир Жареников: Если мы демпинг докажем, тогда нам могут чем-то помочь в евразийской экономической комиссии, в противном случае нет.

 

Петр Кравченко: Но это придется провести собственное гигантское достаточно расследование.

 

Владимир Жареников: Да.

 

Петр Кравченко: Я так понимаю, что там не по новостям будут судить, а нужно будет какие-то оговоры представить или какие-то другие вещи.

 

Андрей Скутин: А договоры для нас как китайская грамота в данном случае.

 

Петр Кравченко: В прямом смысле.

 

Владимир Жареников: Будем заниматься этим вопросом, хотя на самом деле энтузиазма уже мало осталось.

 

Петр Кравченко: Владимир, передо мной одна из новостей, которая выходила на этот счет, я здесь вижу некую аргументацию, которую вы приводите, что в отсутствии пошлин ввоз подобной продукции (речь о бурильных трубах) иностранного производства в течение последних лет привел к росту зарубежной экспансии. С 2006-го года по 2010-й видимо (новость вышла в конце 2010-го года) доля китайских производителей на российском рынке увеличилась… и украинских, кстати, увеличилась до 60 процентов. Эта как-то сохраняется ситуация? Она куда-то прогрессирует или наоборот регрессирует?

 

Владимир Жареников: Эта ситуация сохраняется. Но, к счастью, рост объемов китайской продукции в процентом соотношении он остается примерно такой же, какой был. Но растет потребление, соответственно, объемы в натуральных величинах выросли из Китая. Что касается Украины, Украина достаточно стабильно поставляет трубы. Примерно в одних и тех же объемах каждый год.

 

Петр Кравченко: У них потому что новые мощности особо не появляются. Там еще с советских времен вот эта база осталась.

 

Владимир Жареников: В момент перестройки в 88-м году там запущен достаточно современный завод, который поставляет качественную продукцию на российский рынок.

 

Петр Кравченко: Я так понимаю, что с Украиной вы в меньшей степени настроены бороться.
 

Владимир Жареников: Конечно, да. Потому что там все-таки себестоимость и цены сопоставимы с нашими.

 

Петр Кравченко: Чем берут китайцы?

 

Владимир Жареников: Во-первых, государственной поддержкой, дешевыми кредитами, дешевой рабочей силой. Я достаточно много раз бывал в Китае, видел различные предприятия, и современные, суперсовременные, которых в России нет, и такие, отсталые предприятия, скажем так. Рабочий день 10-12 часов без выходных, без отпусков...

 

Петр Кравченко: За горстку риса.

 

Владимир Жареников: За 150 долларов, за 200 долларов.

 

Андрей Скутин: Я бы хотел еще добавить к этому, что в бытность своей работы, с Китаем тоже разговариваю постоянно, у них часто директора компаний говорят, что, допустим, у нас те или иные сотрудники живут в отдаленных провинциях, они бывают дома раз в год. Если я не ошибаюсь, 10-го числа у них будет новый год, то есть они сейчас как раз в эти минуты уезжают по своим провинциям. Вот сейчас тот самый момент, когда враг спит, когда можно нанести им какой-то удар. Владимир Сергеевич, как вступление в ВТО или перспектива, может быть, вступления Украины в наш с Белоруссией и Казахстаном таможенный союз, они как-то могут отразиться позитивно, негативно для нас?

 

Владимир Жареников: У нас раньше не было никаких защитных мер на продукцию, которую мы изготовляем. И после вступления Украины с нами в союз или еще что-то, ничего не меняет для нас.

 

Андрей Скутин: Может, усугубит даже ситуацию...

 

Владимир Жареников: Да нет, нет, для нас ничего не поменяется.

 

Петр Кравченко: Ситуация, которая сложилась у вас. Серьезная экспансия китайских производителей, она насколько характерна для других отраслей промышленности? Вы все равно общаетесь с коллегами по этой отрасли. Многие жалуются?

 

Владимир Жареников: Вообще, опасаются многие на самом деле. Многие пытаются войти в альянс с китайскими производителями, какие-то комплектующие покупать в Китае. Но Китай защищает свой рынок очень здорово. Я вернусь к примеру своему. Мы берем заготовку для своей продукции, одно-единственное предприятие в стране, которое может их производить – Оскольский электрометаллургический комбинат. Мы попробовали с Китая брать эту продукцию. Но на вывоз полуфабрикатов Китай вводит пошлины 15 процентов, а наша страна 15 процентов на ввоз. И в результате эта заготовка становится практически по цене готового изделия. То есть из Китая мы ничего не можем привести фактически. Это здорово нам мешает. И отсутствие конкуренции в России по той же заготовке для нашей продукции, оно по нам сильно бьет. Естественно, цены в полтора выше, чем могли бы быть, так как производитель один всего.

 

Петр Кравченко: Я смотрел эфир Елены Александровны Мироновой из торгово-промышленной палаты, как раз была речь тоже о Китае, но в более широком понятии, не только о промышленности, а вообще о дружбе, любви и борьбе с Китаем. Она говорила о том, что на самом деле многие вещи про то, что в Китае дешевая рабочая сила, что там низкое качество, это уже давным-давно иллюзии, что это уже давным-давно не так. что люди многие судят, условно говоря, по тому, что мы называем «китайский рынок», где китайцы торгуют ширпотребом, а реально промышленность другая.

 

Владимир Жареников: Промышленность разная. Есть там суперсовременные предприятия, на которых я бывал. Где-то на реке Янцзы городок есть в центре Китая, там просто предприятие, которых, с моей точки, в России нет. Там, естественно, зарплата, если не европейская, то на уровне российской. Но я был и на востоке Китая, там ситуация другая, там 150-200 долларов, это нормальная зарплата за 12-часовой рабочий день без выходных.

 

Петр Кравченко: Получается, что, как только китайцы поднимут заработную плату, у них это конкурентное преимущество пропадет?

 

Владимир Жареников: В какой-то мере да. Потому что, допустим, качество китайской продукции сейчас, оно достаточно высокое на самом деле. Цена у них поднимется, но не намного. Все равно они будут в любом случае иметь перед нами преимущество в цене. Это поддержка государства еще ведь. Например, после кризиса, который прошел несколько лет назад, изменилась ситуация с платежами в России. Если мы раньше, бывало, получали предоплату и оплату по факту поставки в течение 10-15 дней, сейчас срок оплаты за нашу продукцию в районе 90 дней. А китайское правительство свою промышленность кредитует , и они могут ждать и год, и два.

 

Петр Кравченко: У них более дешевые деньги.

 

Владимир Жареников: Более дешевые деньги, да.

 

Андрей Скутин: Давайте, может быть, попробуем с другой стороны подойти к вопросу. Вот мы сейчас как производители пытаемся говорить. Тем не менее, вы же сами что-то покупаете, и коллеги ваши что-то покупают. Представьте, что вы живете в деревне, производите сами что-то там. Допустим, веники. И при этом покупаете в этой же деревне молоко. Допустим, у вас два производителя молока в деревне: один пьет постоянно, а у второго в силу халатности качество очень низкое, прошу прощения, навоз попадает в молоко, вы не можете его пить. Вы идете в соседнюю деревню, чтобы купить что-то более хорошее, а вас останавливает глава управы и говорит: вот либо ты плати нам 35 процентов от стоимости молока, иди, куда хочешь, либо сиди дома. С этой точки зрения как-то немножко несправедливо, может быть, получается. Вы говорили про поддержку с точки зрения государства. Так что же все-таки лучше: это оградить нас от китайцев, как с плюшевыми игрушками, которые способны вызвать аллергию у детей, или все-таки дать нам же дешевые деньги, дешевые кредиты, и поддержать инвестиционными программами?

 

Владимир Жареников: Дешевые деньги – это было бы здорово, конечно. Дешевые кредиты... Нас спасает отчасти... вот сейчас банки повернулись очень сильно к нам...

 

Петр Кравченко: Лицом.

 

Владимир Жареников: Лицом, да. И кредитные ресурсы сейчас подешевели несколько, но не настолько, сколько в Китае они стоят, конечно. И в России на самом деле отсутствует конкуренция той же заготовки, например для нашей продукции. По нам это сильно бьет. Вводить-то можно пошлины против Китая в большом объеме, наверно, смысла нет. Надо самим каким-то образом снижать свои затраты. Но это очень сложно.

 

Андрей Скутин: Давайте знаете, как поставим вопрос. Представьте, что ребенок приходит к отцу и говорит: папа, меня в школе толкнул мальчик. Убей его. Ну, в плане, что это как попытка оградить. Отец, человек умный, он говорит: слушай, давай я тебя научу постоять за себя, как правильно держать удар. В чем мы сейчас можем держать удар, как мы можем напрячь наши кулаки и нанести по ним сокрушительные силы.

 

Владимир Жареников: У Китая тоже есть недостатки, и у нас есть некоторые преимущества в бизнесе.

 

Петр Кравченко: я думаю, что можно даже вопрос так поставить. Вот стоит нефтяник... Они сейчас все на тендерах, по-моему, закупают все более менее значимое.

 

Андрей Скутин: На перепутье у трех дорог.

 

Петр Кравченко: Нет. Он стоит, и у него есть деньги, этот человек с чемоданом денег. Как российские производители, как китайские производители, на что они давят, на какие аргументы, чтобы победить в тендере?

 

Владимир Жареников: Китай дает цены примерно на 30-40 процентов меньше, чем мы. Но китайцам интересны большие объемы и длинные сроки. Китайцы не в состоянии поставить продукцию в течение 30-40 дней.

 

Петр Кравченко: Это из-за логистики, или у них производство так настроено?

 

Владимир Жареников: Нет, производство у них достаточно хорошее, логистика в основном. То есть производство плюс логистика получаются сроки не менее 45 дней. Это тяжело. Нефтяникам же надо, как правило, в течение 20-30 дней. Вот как раз эти объемы забираем мы. Нам тоже сложно в такие сроки делать, но другого выбора практически не остается. Конечно, Китай будет увеличивать свое присутствие на нашем рынке. Но в ближайшие 5-7 лет спрос на нашу продукцию будет расти примерно на 10-15 процентов в год.

 

Петр Кравченко: Это по вашему сегменту – оборудование для нефтянки.

 

Владимир Жареников: Оборудование для бурения, да. То есть у нас объем этот сохранится в ближайшие 5-7 лет. Я думаю, что мы не потеряем эти объемы, за счет того, что увеличивается потребность. И мы уходим в другие сектора несколько, в сервис в частности, или в другие виды продукции, которые Китаю пока неинтересны по разным причинам. Но сервис, понятно...

 

Петр Кравченко: Это надо здесь быть.

 

Владимир Жареников: Это надо быть здесь, да. У нас сервис вырос в прошлом году на 70 процентов, виды продукции, где Китай присутствует слабо, тоже выросли в районе 150 процентов. Но та продукция, где мы напрямую конкурируем с китайцами, она осталась на прежнем уровне.

 

Петр Кравченко: Вы говорили о том, что китайцы, они лет на 10 вперед идут. Что вы имели в виду?

 

Владимир Жареников: Есть такой пример. Мой приятель, наш пермский житель, в Роснефти работает, разыгрывает тендеры, в частности, и вот китайская делегация звонит ему, говорит: сколько может человек приехать на тендер? Он говорит: ну приезжайте. Обычно это 2-3 человека.

 

Петр Кравченко: Маленькая диверсионная группа.

 

Владимир Жареников: Не согласовали количество. Приезжает человек 25 китайцев, в Роснефть их провести достаточно сложно, они все фотографируют везде. Он говорит: нельзя фотографировать. Все равно фотографируют всё везде. Оформляют пропуска и смотрят: девочка. Он говорит: ребенка-то зачем взял? Тот говорит: как же, она в 9-м классе учится. Так ты ребенка-то зачем взял? Он говорит: ну она же закончит скоро школу, поступит в институт, приедет к вам сюда работать, нашу продукцию продавать. Вы сейчас молодые менеджеры, а тогда вы будете топ-менеджерами. А она уже всех знает. Понимаете? На 10 лет вперед рассчитано. И так везде. Они не живут сегодняшним днем. Они думают на много лет вперед. К сожалению, в России это очень-очень редко бывает.

 

Петр Кравченко: Многие говорят об угрозе, что угроза есть. Но у меня нет ощущения , что все прямо совсем сложа руки сидят. Каждый что-то копошится.

 

Андрей Скутин: Смотря, в чем копошатся. Вот некоторые как раз пошли по пути того, что, если китайцы не могут выдержать сроки, они покупают китайскую продукцию, продают ее здесь, и в итоге, рано или поздно, или сами становятся частью китайской компании, или у них какие-то эксклюзивные права на продажу. И в итоге ситуация с этой точки зрения может выглядеть, как попытка превращения нашего рынка в конкуренцию китайских компаний здесь. То есть проходит 10 лет, и та же самая китайская дочка, она руководитель пермского подразделения китайской компании конкурирует с другой китайской компанией с пермским подразделением ради того, чтобы выиграть тендер у бурильной компании, которая уже тоже китайская. Почему не мнение опять же? Очень многие люди думают, что к этому идет. Как вы считаете?

 

Владимир Жареников: Такие примеры, действительно, существуют. И мы пытались с китайцами войти в альянсы различные. Но однажды один из вице-президентов крупной китайской компании нам сказал: мы ничего с вами делать не будем, и цены мы такие будем держать, какие есть. Мы, говорит, лет десять подождем, пока вы все умрете.

 

Петр Кравченко: Поэтому мыслят на 10 лет вперед.

 

Владимир Жареников: Мыслят на 10 лет вперед.

 

Петр Кравченко: Давайте поговорим о вас. вы что предпринимаете, чтобы противопоставить? Вы ищите новые рынки, можем так обобщить, то есть уход в сервис и какие-то новые продукты.

 

Владимир Жареников: Новые продукты, да. Там, где напрямую с китайцами конкурируем, мы стараемся сделать минимальные сроки поставки. Здесь мы пока выигрываем. И небольшие партии. Если китайцам нужно 5-10 вагонов, нам достаточно полвагона бывает. Пять раз за месяц по полвагона. Тем более, мы находимся в центре...

 

Петр Кравченко: То есть более быстрая логистика.

 

Владимир Жареников: ...да, в центре нефтяных районов. У нас в любой конец любая нефтяная компания в районе двух тысяч километров. Мы буквально за два дня можем доставить продукцию.

 

Андрей Скутин: Мы решили привлечь к этому человека, который непосредственно занят ввозом, вывозом товаров на территорию России. Это компания «Инстар Лоджистикс», директор по развитию регионального центра «Урал» Евгений Юрьевич Глазко. В числе прочих видов деятельности компании является как раз таможенный брокер, и мы решили, что это компетентный человек в этом отношении. Мы попробуем перевести разговор на тему, на какие еще отрасли это все повлияет. Евгений Юрьевич, я хотел бы вам задать такой вопрос, как человеку, который компетентен в этой области. Каким промышленным предприятиям, каким отраслям промышленности в Пермском крае в первую очередь угрожает китайская экспансия?

 

Евгений Глазко (по телефону): Я бы сказал так, что на самом деле для крупных предприятий, которые работают у нас в крае, нельзя сказать, что это угроза достаточно серьезно стоит, потому что, конечно же, основной сегмент, где производитель страдает,

это мелкая промышленность. А в нашем крае, как вы знаете, не сильно развита эта индустрия. Хотя, конечно же, нужно постоянно думать о том, что наши соседи очень активно развивают свою промышленность, строят новые предприятия, и могут очень серьезно конкурировать с нами в любой сфере.

 

Петр Кравченко: Вы, как таможенный брокер, вы видите все-таки, что люди ввозят. То есть ввозят из Китая больше в Пермский край готовой продукции, или, например, оборудование для выпуска уже здесь готовой продукции?

 

Евгений Глазко: Конечно же, основной объем, который идет сюда в Пермский край ???????? (неразборчиво) из Китая, это какие-то компоненты для изготовления товаров, оборудования, машин, которые используются в нефтяной промышленности, в других видах промышленности. Но очень редко сюда ввозятся конкретно большие линии производства, или конкретный товар достаточно серьезный, который отдельно продается. Потому что многие предприятия уже поняли, что качество товаров китайское в этом сегменте, который реально достаточно ответственен в машиностроении и промышленности, и очень сложно доверять этому качеству.

 

Петр Кравченко: Сложно доверять, да, получается.

 

Евгений Глазко: Сложно доверять. И все поняли уже это, поэтому немножко скорректировали свой товарооборот и номенклатуру товаров, которые ввозятся. Да, это какое-то сырье, да, это не ответственные какие-то узлы.

 

Андрей Скутин: Евгений Юрьевич, а с точки зрения логистики очень много вопросов последнее время. Даже наш премьер-министр Дмитрий Анатольевич, он поднимал вопросы, что затруднено передвижение по нашей стране. Мы сейчас разговаривали о том, что российские предприятия часто конкурируют только за счет того, что могут поставить товар быстрее, чем китайцы. Как вы смотрите: перспективы развития логистики в стране, и она все-таки добьет нашу промышленность, или она поможет нам между собой как-то общаться?

 

Петр Кравченко: Построим дороги и убьем промышленность – такой лозунг.

 

Евгений Глазко: Нет, конечно же, ?????? (неразборчиво) инфраструктуры, оно только ??????? (неразборчиво) нашей промышленности больше конкурировать Китая. От того, что товар будет быстрее приплывать туда или приезжать, вряд ли что-то серьезно кардинально в этой сфере изменится. Потому что на сегодняшний день, если надо очень быстро, остаточно легко товар перевезти самолетом. Конечно, дорого, но опять же все зависит от партии. Если маленькая партия, то и недорого вовсе. Поэтому нельзя рассматривать серьезно этот фактор – время доставки, или стоимость логистики. Она может снижаться, но незначительно.

 

Петр Кравченко: А можно так по отраслям? Вы все равно видите ситуацию более комплексно. В каких отраслях пермской промышленности это более чувствительно, присутствие Китая, в каких менее? У нас, допустим, есть машиностроение, чуть-чуть металлургии, химия, нефтехимия.

 

Евгений Глазко: Очень, скажем так, достаточно большие объемы все-таки, я бы сказал, сюда поступает товаров народного потребления.

 

Петр Кравченко: Ну это понятно, да.

 

Евгений Глазко: То, что касается конкретно промышленности, Нельзя сказать, что на одной из пяти ??????? (неразборчиво) отраслей китайские поставки накладывают какой-то отпечаток или существенны для них. Никто не строит свой бизнес только на Китае. Все развиваются, используя всевозможные товары. Нельзя сказать, что, например, химическая промышленность за счет китайского сырья либо растет, либо не растет наоборот. Есть определенные товары, которые поставляются. Их незначительное количество ?????? (неразборчиво) в Пермский край из Китая. ??????? (неразборчиво) оборудование какое-то, машины. Сейчас же в основном это идет качественная европейская продукция других стран, но не из Китая.

 

Петр Кравченко: Попробуем по отраслям пробежаться. Каким отраслям Китай угрожает чуть больше, каким меньше? Калийщикам, по-моему, не сильно угрожает в плане конкуренции, потому что месторождения у нас.

 

Андрей Скутин: Мы в прошлый раз уже разговаривали о том, что Китай угрожает в плане того, что они сделали очень много запасов тех же удобрений, и пока не покупают столько, сколько могли бы покупать.

 

Петр Кравченко: Они скорее, как потребитель играют на этом рынке, но не как производитель.

 

Андрей Скутин: Да, совершенно верно. Мы до эфира разговаривали по поводу редкоземельных элементов, которых в Китае очень много...

 

Петр Кравченко: Кейс с айфоном, который нельзя произвести нигде, кроме как в Китае, получается.

 

Андрей Скутин: И опять же за эфиром мы говорили, не буду рекламировать компанию, президент этой компании сказал, что в Китае производить часто уже не дешевле, но при этом качественнее по многим причинам, не ценовым, они производят именно там.

 

Петр Кравченко: Калийщики могут чуть-чуть расслабиться, конкуренция с производителями китайскими им не грозит. Нефтянка. Заходят китайские компании? Владимир, вы, наверно, все равно видите, как...

 

Владимир Жареников: В машиностроение нефтяное.

 

Петр Кравченко: Нет, именно в нефть в саму.

 

Андрей Скутин: В смысле, бурение?

 

Петр Кравченко: Например, да. Почему нет? Белоруссия же добывает в России.

 

Андрей Скутин: По этому поводу могу привести пример, он, правда, не конкретный, но, тем не менее. Вот недавно буквально бок о бок сталкивался с китайской компанией, которая оказывает услуги по бурение, правда, нее нефтяных скважин, но, тем не менее, они очень много аппаратуры привозят своей китайской, но при этом инженерную высокоточную они заказывают здесь. То есть российские предприятия для них выгодней не только потому, что они тут расположены, а потому что российские мозги, они у них в цене, у самих китайцев.

 

Петр Кравченко: А у китайцев вообще есть своя разработка? То есть какие-то инженерные решения? Или они просто, имея определенный финансовый ресурс, покупают все лучшее по всему миру?

 

Владимир Жареников: Я думаю, что они покупают. То, что я видел на заводах, может быть, я 20 или 30 заводов проехал, либо это все с советских времен, когда Советский Союз поставлял Китаю технологии, либо это все построено американцами. То, что они сами сделали, такое убожество.

 

Петр Кравченко: То есть просто они, имея доступ к дешевым и большим деньгам, активно покупают лучшие образцы.

 

Владимир Жареников: Да.

 

Петр Кравченко: Наверно, оборонке не грозит как раз в силу того, что там вопрос неких...

 

Андрей Скутин: Китайские танки – это в любом случае страшно.

 

Петр Кравченко: Неизвестно, в какую сторону он стреляет – внутрь или наружу. Там, я думаю, что это вопрос просто политический, и во многом вряд ли это российскому оборонному сектору сильно угрожает. Что у нас еще есть из отраслей из таких? Металлургия.

 

Андрей Скутин: Отраслей очень много, но у нас в Пермском крае не все. Те же автомобили, мы сейчас разговаривали о том, что китайские, если смотреть на качество, наверняка, для слушателей, для большинства, так или иначе, возникал вопрос, что купить: Ладу Гранту или... не приведу название, не помню, к сожалению, китайскую продукцию. Задавали ведь вы себе этот вопрос, наверняка. И большинство на него ответило как раз таки, исходя из соображений: а вдруг оно будет плохого качества. Но, если посмотреть на то, что они производили 5-7 лет назад, хотя, казалось бы, срок-то – вот он, совсем небольшой, и сейчас они очень сильно выросли. Вот посмотрим, завтра они вдруг бурильные трубы хорошие ?????? (неразборчиво).

 

Петр Кравченко: Ты что хочешь сказать? Какая отрасль должна вздрогнуть и побежать что-то с собой ???????? (неразборчиво).

 

Андрей Скутин: Я хотел сказать, что из наших из пермских отраслей более менее безопасно они должны себя чувствовать, то, что у нас именно в Пермском крае есть, сравнительно безопасно. Опасаться стоит другим, наверно.

 

Петр Кравченко: Владимир, вы говорили, что у вас закончилось, пока зашло в тупик. Вы сейчас будете что-то делать? Вы сказали, что у вас энтузиазм в этом вопросе поугас. Вы все равно будете что-то делать? Или вы уже в каком-то смысле смирились?

 

Владимир Жареников: Мы собираем информацию. Пока это идет медленно. Но больших надежд на это нет, на самом деле. Похоже, что Китай внутри своей страны цены держит не намного выше, чем в России.

 

Петр Кравченко: То есть делать все равно придется что-то с собой, а не с Китаем?

 

Владимир Жареников: Делать придется что-то с собой, а не с Китаем. Для нас проблема только – цены на исходное сырье. Они очень высокие.

 

Петр Кравченко: Мы можем признать это оптимистической нотой.

 


Обсуждение
2065
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.