Верхний баннер
18:54 | СРЕДА | 23 ИЮНЯ 2021

$ 72.67 € 86.71

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Большая тройка

01.10.2009 | 22:00
«Большая тройка». Какие из моногородов Прикамья могут превратиться в агрохолдинги?

Ведущий: Это «Большая тройка» в эфире «Эха». Так же, как и каждую, собственно говоря, пятницу. В студии, как обычно, Олег Русских, рядом со мной бессменный партнер Александр Лобов. Добрый день, Александр.

Александр Лобов: Добрый день.

Ведущий: И сегодняшний наш гость и эксперт депутат Законодательного Собрания Пермского края и председатель колхоза «На страже мира» Александр Анатольевич Драницын. Добрый день, Александр Анатольевич.

Александр Драницын Добрый день.

Ведущий: Уважаемые радиослушатели, мы весь этот эфир планировали посвятить разным темам и аспектам, касающимся сельскохозяйственной тематики. Во-первых, первых мы собирались разобрать итоги сельскохозяйственного сезона, наверно, какие-то предварительные цифры. В частности, прокомментировать цифры, которые привела на пресс-конференции в середине этой недели министр сельского хозяйства Елена Гилязова. Затем мы хотели спросить у Александра Анатольевича, как на счет преобразования моногородов Прикамья в крупные агрохолдинги, как это предполагает, например, Минрегионразвития России. Но, уважаемые радиослушатели, вот была свежая новость о том, что против начальника ГИБДД Пермского края Николая Калинина возбуждается уголовное дело. И последнюю часть этого эфира мы, безусловно, посвятим разбору и анализу этой новости. Что она нам сулит, какие тенденции и какие причины, точнее говоря, какие причины, какова мотивация этой истории, какие последствия она нам сулит. Но начнем мы все-таки с сельского хозяйства. Давайте сразу. Александр Анатольевич, в целом, скажем так, Елена Гилязова заявила на пресс-конференции, которая проходила в среду… понятно, что окончательных итогов сельскохозяйственного сезона подвести сейчас трудно. Но она в целом охарактеризовала этот сезон, как успешный, заметив, что по ряду показателей по урожайности Пермский край заметно прибавил по сравнению с 2008-м годом. Вы, как и председатель колхоза, и как человек…

А.Л.: Каковы результаты вашего хозяйства?

Ведущий: Да, на ваш взгляд, Александр Анатольевич.

А.Д.: Действительно, результаты этого сельскохозяйственного года неплохие. Урожайность, если в сравнении взять с нашим хозяйством и перекладывая его на общеобластной, значит, где-то на уровне прошлого года. По южной части нашей области. В прошлом году за Камой у нас немножко была урожайность пониже. А вот в этом году… ну, это в данном случае осадки вовремя, весенние осадки распределились так, что вдоль Камы, северная часть Камы осадки получили вовремя. И урожайность, соответственно, нынче у них выше, чем прошлого года. У нас же на уровне прошлого года.

Ведущий: Это у вас зерновые, в первую очередь, и корма?

А.Д.: Да, зерновые и корма. С кормами нынче была вначале проблема, потому что они не подошли, не выросли опять же из-за нехватки кормов, и уборка, заготовка кормов началась гораздо позже, чем обычно.

Ведущий: Хорошо. Александр Анатольевич, декларируются серьезные меры по… правительством Пермского края по поддержке АПК. Они действуют, не действуют, действуют ли на половину, правильно ли они распределяются? Как, на ваш взгляд. Опять же, вы-то получаете?

А.Д.: Да, мы получаем. Наше хозяйство получает. И большая часть хозяйств, в том числе, и фермеров, занимающихся сельхозпроизводством, получают данные субсидии.

Ведущий: На что получаете субсидию, Александр Анатольевич?

А.Д.: Получаем на молоко, получаем возмещение ставки процентной…

Ведущий: По кредитам?

А.Д.: По кредитам, да. Также это на минеральные удобрения. И на посев элитными семенами.

Ведущий: Подождите, вы сказали, что на молоко. Вы на что получаете субсидию?

А.Д.: Субсидия называется «На восстановление основных фондов». Но расчет идет… в основу взято молоко. То есть, расчет на единицу реализованного молока идет.

Ведущий: Большая субсидия?

А.Д.: Ну, не так, конечно, большая. Если за первые два месяца она где-то была 2.60 с небольшим.

Ведущий: Это на литр? В переводе на литр?

А.Д.: Да, в переводе на литр реализованный. Дальше, за следующие 4 месяца она уже составила рубль 60. Ну, вот сейчас ведется расчет, и сколько, сложно сказать. Потому что это все зависит, сколько за этот период реализовали наши все хозяйства, это суммируется, средний высчитывается надой и 75 процентов берется хозяйству. То есть, отсекается вот планка те, кто ниже среднего удоя получили, то есть, на 25 процентов ниже. Они отсекаются. И вот это молоко все суммируется. И сумма та, которая в бюджете назначена, она вот делится на данное реализованное молоко.

А.Л.: Олег, сумма получается такая, что фактически государство просто возмещает вам НДС, я так понимаю, да? Ну, примерно.

Ведущий: Уважаемые радиослушатели, я вам скажу, вы только сразу не бегите громить магазины. Я вам скажу, что вот Александр Драницын и его колхоз сдает молоко по цене 8 рублей 50 копеек за литр.

А.Д.: На сегодняшний день. А было, все лето сдавали вообще по 7.70. То есть 70 НДС.

А.Л.: Сдает с доставкой в Пермь.

Ведущий: Сдает самовывозом к месту переработки. Вот так вот скажем. При этом хозяйство Александра Драницына расположено на юге Пермского края, это за Чернушкой, еще южнее. И, насколько я понимаю, молоко в Пермь вы сдаете мало?

А.Д.: Мы сдавали, сдавали. Но весной Перммолоко, ну, а в данном случае хозяева московские ихние посчитали, что установили, сколько должно закупать данное предприятие. Ну, цифра где-то в 150 тоннах.

Ведущий: Ежедневно, ежесуточно?

А.Д.: Ежесуточно, да. И они постарались, конечно, от дальних хозяйств, кто возили, поставляли раньше молоко, они отказались. Просто сделали еще понижение цен. И мы вынуждены были уйти на свои предприятия. В данном случае мы сдаем свою продукцию, продаем, точнее сказать, на Чернушенский Молзавод.

Ведущий: То есть, себе же рядышком.

А.Д.: Да. 15 километров.

Ведущий: Ну, это очень, в этом смысле удобно. А теперь, уважаемые радиослушатели, ценовую цепочку можете прикидывать себе сами.

А.Л.: Да, то есть, как растет цена. То есть, продажа молока в магазинах идет по цене, там, рублей 17, да, 18.

Ведущий: Да, сейчас, как бы. 27, 28.

А.Л.: 27, 28 за литр, да. Я не покупаю. Соответственно, вот эта разница между 8-ю рублями и 28-ю оседает в молокозаводе и в дистрибуции и розничной сети.

Ведущий: Вот смотри, мы, когда с тобой же, или были у нас эфиры, когда мы разговаривали о ценообразовании, и мы разговаривали с представителями продажников и сетевиков. И там была общая мысль о том, что торговые сети – ритейл, они высказывали точку зрения, что на социально-значимых товарах, вот на таких, как молоко, они не устанавливают очень высокую маржу. То есть, там она равняется, ну, 20 процентам. Вот можешь себе посчитать, сколько забирают переработчики.

А.Л.: Я могу себе посчитать, во сколько это обходится в бюджет. То есть, на самом деле ситуация следующая. Молокозавод закупает, будучи монополистом, по сути дела, занижая цену. В результате государство вынуждено субсидировать производителя. То есть, те деньги, которые оседают в промежутке между молокозаводом и конечным покупателем, производство, дистрибуция, розница, вот эти вот деньги, которые там оседают, государство из своих денег вынуждено доплачивать производителю. Налицо просто отсутствие рынка.

Ведущий: А какой же тут рынок? Тут, понимаешь, тут круговорот денег, на самом деле. Тут совсем не рынок. Александр Анатольевич, вот вопрос, который там у вас спрашивают - участвуете ли вы в программе «Покупай пермское»? Ну, мы выяснили, что, я не знаю, участвуете?

А.Д.: Нет. Мы не участвуем.

Ведущий: А как вообще вы к этой истории относитесь?

А.Д.: Значит, в плане рекламы, в плане продвижения нашей продукции, я считаю, что это нормальное и правильное направление деятельности. То есть, сегодня нужно рекламировать именно ту продукцию. И чтоб покупали наши жители нашего края именно произведенное в наших хозяйствах. И мы ведь сегодня, нужно сказать, что производим по основным видам все же большую часть покупаемой продукции производится в наших хозяйствах.

Ведущий: Здесь, в Пермской области, Пермского края, прошу прощения?

А.Д.: Да, в Пермском крае. Кстати, картофелем мы обеспечиваем на 100 процентов, на 85 молоком. Вот с мясом немножко, конечно, тут где-то около 60.

Ведущий: Александр Анатольевич, теперь уже, как бы, вот, если не колхоз, вот именно как эксперт по сельскому хозяйству. В рамках того же проекта организовали места на Центральном рынке. У меня вот репортаж в газете «Пермские новости» вот сегодняшней о том, как на Центральном рынке все это посмотрели корреспонденты «Пермских новостей». И выясняется, что фермер, производитель туда не идет. Там льготные условия. Либо вообще бесплатная аренда, либо сейчас существенно там в два раза скидки, может быть, больше, там помогают устроиться, там помогают еще что-то сделать. Там нормальные цивилизованные места. Не идет. На самом деле площадка пустует на две трети. Почему? В чем проблема?

А.Д.: Ну, я думаю, проблема в том, что взять, скажем, если фермера, то ведь у фермера сегодня нужно еще заканчивать уборку овощей, заниматься производством, выращиванием скота, допустим. А стоять, торговать на рынке, наверно, ему просто некогда. Ну, понятно, что есть службы, да, ребята…

Ведущий: Представитель, да, ребята, там, сын, дочь, внук, неважно.

А.Д.: Могут ехать, торговать. Не идут. Ну, может быть, какое-то неверие еще у людей. Я думаю, что, может быть, связано и с этим. Александр Лобов, ты как думаешь?

А.Л.: С моей точки зрения проблема в следующем. Мелкий фермер не может арендовать точку, поскольку у него не будет постоянного товара на продажу. Дело в том, что, если продавать, ну, например, мы продаем мясо. Поголовье моего хозяйства должно быть настолько большим, чтобы каждый день я мог 200, 300, 400 килограмм поставлять на продажу, не знаю, ну, 100 килограмм, 20 килограмм. То есть, нужен постоянный забой, должно быть большое возобновляемое поголовье. Мелкий фермер, ну, 20 коров. Насколько сейчас он сможет забивать…

Ведущий: Нет, ну, арендуй точку на день, че, в конце концов, понимаешь.

А.Л.: Нет, ну, это не профильный актив у фермеров. То есть, продажей должны заниматься совершенно другие люди, на мой взгляд. То есть, мы сейчас все еще мыслим теми категориями советскими, когда бабушка вырастила картошку, пришла на рынок, продала и ушла. На самом деле, сбыт - это отдельный бизнес.

Ведущий: Но, ты ж понимаешь, что вот, например, Александру Анатольевичу с его объемами среднего даже по меркам, там, агрохолдингов хозяйства для него торговая точка на Центральном рынке – это капля в море, правильно. То есть, ему это просто невыгодно.

А.Д.: Да, мне просто не реализовать свою продукцию на данной точке. Ну, вот, из истории, если вспомнить, в так называемые в лихие 90-е, мы занимались, у нас было несколько магазинов. И в городе Чернушка мы имели. И когда был, помните, бартер сплошной, мы вынуждены были свою продукцию куда-то увозить, обменивать, другой товар привозить в свой магазин. И вот тогда мы свою продукцию, да, мы частично, и то частично мы продавали.

Ведущий: А вот мысли организовать собственную систему торговую не возникает, нет? Или это невыгодно просто?

А.Д.: Ну, вот в сегодняшней системе, если, допустим, мы посмотрим хозяйства здесь пригородные, скажем, «Труженик». Они ведь держат, и имеют свою сеть магазинов. Для них это сегодня с ихними объемами и то, что они здесь рядом с городом, они занимаются…

Ведущий: Так вот «Труженик» едва ли не единственный, кто на этом самом Центральном колхозном рынке там и присутствует. Один из немногих. И при этом, сами понимаете, что, когда «Труженик» привозит свое молоко расфасованное, а бабушки стоят у одной канистры, вот они там разливное… представляешь, там на рынке разливное молоко по 11 рублей за литр.

А.Л.: Великолепно.

Ведущий: Уважаемые радиослушатели, вы понимаете, что такое? Вспомните вкус детства.

А.Д.: С жирностью свыше трех с половиной.

Ведущий: С жирностью свыше трех с половиной процента.

А.Л.: Пробочку открутил, а там сметанка.

Ведущий: Прекрасны совершенно ощущения. То есть, получается, что это система неудобная? Тогда, Александр Анатольевич, что делать? Вот вроде бы же, как бы, действительно, министерство старается, вот организовало такую льготу. Как? Организовать систему скупок централизованную в крае, как это было раньше, как ОРСы этим занимались?

А.Д.: Ну, скажем, кооперации.

Ведущий: Потребкооперация.

А.Д.: Потребкооперация или какая-то другая кооперация, она должна все же существовать. И все же, хотели бы мы, не хотели, но вот на этом этапе какая-то прослойка должна быть. И те люди, которые заниматься все же продвижением и продажей данного товара.

Ведущий: Хорошо, есть другой вариант. Уважаемые радиослушатели, как сделать так, чтобы мелкий, средний сельхозпроизводитель напрямую или каким-то образом его продукцию доставлять, ну, если не до дома, то хотя бы до магазина шаговой доступности? Потому что, вот видите, не идут. Пишут нам. Василий пишет: «Так давайте предоставим им места на рынке специально для них». На рынках, видимо, имеется в виду. Да, на районных рынках, имеется в виду. Может быть, так поступить?

А.Л.: Олег, в таком случае нужно будет создавать целую инфраструктуру. Нужны холодильники, хранилища, персонал, особая транспортная инфраструктура, чтобы все это дело поддерживать. То есть, это совершенно другой бизнес. То есть, одно дело вовремя посадить картошку. Другое дело правильно довести, правильно продать, правильно складировать нужное количество. Не допустить, чтоб она на этом этапе пропала. Это вообще разные совершенно бизнесы.

Ведущий: Ну, Александр Лобов, он о бизнес подходе и о специализации. Выращивать должны одни люди, говорит нам Александр Лобов, а торговать должны другие люди, специально для этого предназначенные.

А.Д.: Мы также занимались вот где-то до 6-го года – продавали в Перми молоко с бочек. Вы помните, наверно, еще горожане не все забыли, на углах, где-то у магазинов стояли, бочка, на ней написано «молоко», и продавали с этих бочек. Сегодня министерство тоже прорабатывало данный вопрос. Но пока вот этот вопрос не решен.

Ведущий: Насколько я понимаю, вот это все связано с санитарными нормами, да, запрет на такую продажу.

А.Д.: Да, есть и санитарные. Ну, тогда были возможности и пастеризации данного молока с бочек. И, в то же время, есть и, конечно, требования, что лучше сырое продавать с бочек, считается, молоко. Но возможности такие есть. Сегодня нужно силовое решение, значит, разрешение. И тогда все пойдет.

Ведущий: Силовое решение – это хорошо. Вопрос Александру Драницыну. Спрашивают вас. «Как вы оцениваете АПК в Прикамье в целом? Насколько он уже погиб?»

А.Д.: Ну, я бы не сказал «погиб». Во-первых, по сельхозпредприятиям у нас идет увеличение производства продукции в целом. Единственное, у нас проблема, конечно, это с личными подсобными хозяйствами. Сегодня люди не хотят держать скот и выращивать, заниматься выращиванием скота. Сегодня, вы поймите, что люди, первые, кто ощущает на себе дисбаланс цен. Поэтому сегодня идет сброс поголовья. Вот это обстоятельство в целом. Край наш… ну, пока мы покрываем, конечно, то есть, я имею в виду, хозяйства средние, крупные, мелкие, покрывают вот эту недостачу, и чуть идем с процентом выше. Но очень тяжело. И процесс этот практически уже необратим.

Ведущий: А вот Анатолий, например, по ICQ нам написал, что он основную причину этой проблемы видит в том, что деревня спивается.

А.Д.: Ну, я не знаю. Может быть, где-то, где нет работы сегодня, где нет сельхозпроизводства, может быть, и спиваются. Но я могу сказать, что в нашем хозяйстве прекрасно работают люди. Нет проблем в этом.

Ведущий: Давайте по-другому. Александр Анатольевич, вы все-таки в Законодательном Собрании курируете вопросы, связанные с аграрным сектором, и вы эту ситуацию представляете себе в целом по краю.

А.Д.: Конечно.

Ведущий: Можете выделить зоны, где… я понимаю, конечно, про север я не говорю, там другая ситуация, там другие погодные условия. Можете вы выделить на сегодняшний день зоны, где с развитием АПК более менее нормально, а где ситуация, по идее бы, позволяла, но плохо?

А.Д.: Ну, вот так сложно, наверно, поделить. Потому что в каждом районе есть, где хозяйства обанкротились, то есть, брошенная земля, и где хозяйства есть, продолжают нормально работать. Что по нашему району, что по Куединскому, сегодня, по Ординскому, вот эти южные все хозяйства. Так же, в принципе, и за Камой. Я тоже бывал. Тоже есть хозяйства, где земля пустует, а где она обрабатывается. То есть, так вот конкретно зонами не выделишь.

А.Д.: Человеческий фактор, скорее всего, да. То есть, не нашелся вовремя хороший руководитель, который взял это и поставил на ноги.

А.Д.: Да, который смог увлечь людей за собой.

А.Л.: Когда все еще работало. Ведущий: Давайте примем телефонный звонок. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте, Виталий на проводе. Ну, я вижу выход, чтоб открыть свои точки по продаже молочных продуктов и молока ????????(неразборчиво) ну, везде.

Ведущий: Ну, вот, видите, невыгодно.

Слушатель: Невыгодно. У нас на рынке на Садовом в свое время открыли глазовский магазин по продаже удмуртского молока, подешевле, чем наше пермское. И его почему-то быстренько прикрыли.

Ведущий: Нет, дело даже не в этом. Вот перед вами сидит руководитель хозяйства, который вам говорит – ребята, мне невыгодно открывать свою точку, мне неудобно, я не оправдаю, я не окуплю эту историю. При этом, это человек, у которого молочное производство поставлено на поток. Понимаете. А что говорить о человеке, у которого две коровы или одна? Что в этом-то случае делать?

Слушатель: К нему же и обращаться.

Ведущий: Понятно. Спасибо.

А.Л.: Олег, обращаться нужно, прежде всего, к бизнесу. Сказать – господа, смотрите, насколько велика разница между ценами на молоко, по которым предприятия готовы отдавать, и той ценой, по которой человек готов купить не пастеризованное молоко, прошедшее заводскую обработку, а молоко вчерашней дойки, сегодняшней дойки. Займитесь этим делом.

Ведущий: Александр Николаевич Лобов, я обращаюсь к бизнесу. Посмотри, какова разница между ценами, по которым скупают молоко, и по каким ценам народ готов купить молоко не пастеризованное, а вчерашней дойки. Наш сегодняшний эксперт Александр Драницын, депутат Законодательного Собрания и председатель колхоза «На страже мира». Мне почему-то доставляет отдельное удовольствие произносить это название совершенно точно.

А.Д.: Спасибо.

Ведущий: Ну, потому что от этого каким-то вот, не только от вашей работы, но и от названия веет чем-то приятным и почти ностальгическим. Две вещи, которые мы установили в первой части разговора. Что слухи о гибели прикамского АПК сильно преувеличены – раз. Что при этом существует большая проблема с доставкой товара напрямую от сельхозпроизводителя до магазина, до камского потребителя. И дело это не в неких, там, серьезных административных, там каких-то административных препонах. Дело в самой экономике, что ли этого.

А.Л.: В отсутствии сети, которая будет…

Ведущий: Скупать.

А.Л.: Скупать, да, и доставлять. То есть, отсутствие вот такого…небольших дистрибуторов, что ли, небольших компаний, которые занимаются доставкой от производителя до магазинов.

Ведущий: Добрый день, слушаем вас.

Слушатель: Алло, добрый день. Алексей меня зовут. Ну, сначала для справки. Мой отец учитель всех трех героев аграриев, которые есть в Пермском крае.

Ведущий: А их всего три?

Слушатель: Тек, которые, когда я был активен. Я сам отработал в сельском хозяйстве 5 лет. И по той информации, что я лично располагаю, это вот Березовский район, Ординский район, Кунгурский район, Пермский район, ваш товарищ приукрашивает ситуацию в разы.

Ведущий: В разы на ваш взгляд. Подождите, секундочку, Алексей. Приукрашивает-то в чем? Аргументируйте, пожалуйста.

Слушатель: Так нету, пустуют поля, техники нет, сократили поголовье. От ферм стоят одни столбы печные, как вот было в хронике, где фашисты пошли, от деревень остались вот печные трубы одни.

Ведущий: Понятно, тезис понятен, Алексей. Спасибо. Дальше.

Слушатель: Второе обстоятельство. С Облкомстата исчезли данные о состоянии АПК.

Ведущий: Да неправда.

Слушатель: Их нет в доступе.

Ведущий: Неправда.

Слушатель: Их нет в доступе.

Ведущий: Вы неправы, честное слово, Алексей, я могу сказать. Я вам готов давать ссылки. Они с периодичностью раз в квартал данные по АПК на Росстате появляются.

Слушатель: И третье обстоятельство. Это ведь общепризнано, что самый короткий путь, что вот все крупные хозяйства, они должны иметь собственные точки сбыта.

Ведущий: Понятно. Спасибо, Алексей. На часть вопросов мы уже отвечали. Александр Анатольевич, есть комментарии?

А.Д.: Комментарий единственный. Ну, вот, может быть, конечно, вот наш радиослушатель ездит и видит на самом деле такие неприглядные картины. Наверно, они есть. Я ведь это, в общем-то, и не отрицал.

Ведущий: Есть.

А.Д.: Но, я вам скажу, что я вот возглавляю хозяйство уже 23 года, с 86-го года я являюсь председателем колхоза. Вы знаете, вот приедете, у нас другая картина допустим. Новые дома, идет стройка, жилье, квартиры. И, главное, люди сами у нас строятся. По 11 домов в год люди запускают жилья.

А.Л.: Я бы хотел не согласиться с радиослушателем в следующем вопросе. Он говорит, что причина выживание, точнее сказать, путь выживания любого хозяйства – это продажа через свои магазины. Я бы отел вам сказать следующее. Представьте себе, если бы фабрика Нестле, которая находится у нас в Пермском крае, продавала свой товар только через магазины, специализированные магазины Нестле, сколько бы продавалось этого товара? Сейчас он продается через дистрибуторов, через оптовую сеть, и он есть в каждом киоске. Поставить в каждом дворе киоск по продаже шоколада Нестле невозможно. Точно также нельзя весь город заполонить магазинами по продаже молока от производителя.

Ведущий: Знаете, уважаемые коллеги, я вот вас слушаю, и понимаю, что больше всего вам бы хотелось в некой форме возродить систему, которая раньше называлась системой кооперативных магазинов, системой кооперации. Так что ли? А.Л: Олег, это можно называть как угодно.

Ведущий: Ну, я просто аналог ближайший нашел, который, мне кажется, ближе. То есть, та, что занималась скупкой товаров у крестьян, и продажей их в магазинах.

А.Л.: Олег, действительно, сейчас есть производители, есть колхозы, и есть розничная сеть на настоящий момент простроена. К сожалению, туда попадают товары, в эту розничную сеть, в сетевые… товары, ну, скажем, из Москвы, например, мясо аргентинское, да. Потому что его проще купить в одном месте и распределить сразу же по стране.

Ведущий: Все понятно.

А.Д.: Да.

Ведущий: Давайте последний звонок в эту тему примем. Добрый день.

Слушатель: Алло. Здравствуйте. Николай. Я считаю, что правильно говорят о кооперации. Дело в том, что вся кооперация, вот, начиная производство, переработка и магазины должны принадлежать вот именно этой кооперации, которые колхозы должны задавать им цены, так, и давать и платить им зарплату.

Ведущий: Кому?

Слушатель: Вот этим перерабатывающим заводам. В противном случае, когда только вы посадите одного частника за другим, будет то, что есть. А это должно все принадлежать колхозам, вот именно, этой кооперации, которую, колхозники вместе кооператив создали какой-то.

Ведущий: А вам не кажется, что вот, как тут говорил Александр Лобов, да и Александр Драницын тоже, что люди должны заниматься тем, что они умеют. То есть, те, кто выращивает коров, должны выращивать коров или хлеб.

Слушатель: Да. Совершенно точно. Они должны нанять и принять себе в колхозы или, допустим, в кооперативное предприятие, людей и им платить зарплату от своей работы. Пусть они работают отдельно, зарплата должна идти людям от колхозов.

Ведущий: Все понятно. Спасибо вам огромное. Я так понимаю, что…

А.Л.: Ну, это возможно. Возможно создавать специализированный отдел продаж в колхозе, который будет ездить и договариваться с магазинами по всему краю. Это возможно.

Ведущий: У вас есть такой специализированный отдел? Или вам не нужно?

А.Д.: Ну, такого отдела нет. Но имеется в виду, если на вот те хозяйства, которые пожелают, через такую структуру какую-то кооперативно созданную, совместную, значит, в принципе, это, частичное решение вопроса. Другое дело, что с точками там, со всем, это все равно тяжело, да и невозможность затрат таких сегодня делать. Если вот только, опять же, рынок, места вот эти льготные, и вот торговать на этих местах. Но через кооперацию.

А.Л.: Нет, ну, вы понимаете, что количество покупателей, которые проходят через рынок, это совершенно не тот сегмент, который закрывает розничную сеть.

А.Д.: Согласен.

Ведущий: Ну, вот, понимаешь, вот нам приводят пример Москвы здесь по ICQ радиослушатели, где, когда начался кризис, Лужков по всей Москве ввел все возможные льготы на открытие розничных мелких торговых точек. Любые. Ребята, главное вот вы займитесь чем-нибудь, и торгуйте. Фермеры, там, сельхозпроизводители. То есть, грубо говоря... я понимаю, что Москва от этого, может быть, и не будет выглядеть красивей, и сейчас, но зато там, как вы знаете, кто ездит, знает, даже не только вокруг… вокруг станции метро, там всегда целый городок. Да и в любом переулке ты найдешь киоск с продажей продуктов. Нет? Слушайте, тогда я вам предлагаю проект, чтобы нам закрыть этот час. Я предлагаю, что кроме проекта «Покупай пермское», надо срочно завести проект «Продавай пермское».

А.Л.: Первый проект должен быть «Производи пермское», на самом деле, да.

Ведущий: У нас, как минимум, один производитель есть.

А.Л.: «Продавай пермское». Очень хорошо. Нужно начинать завоевание соседних рынков, я вам скажу. «Продавай пермское» в Тюмени.

Ведущий: И еще один вопрос, который мы хотели задать. Он есть и в ICQ Александру Анатольевичу Драницыну. Буквально несколько дней назад Минрегионразвития опубликовал проект по моногородам, что с ними делать. И один из вариантов… при этом пермский край попадает в этот список, у нас много населенных пунктов, которые могут считаться моногородами. И при этом одним из способов решения этой проблемы Минрегионразвития считает превращение таких моногородов, преобразование их в нечто вроде агрохолдингов. Скажите, Александр Анатольевич. Чернушка, например, в такое годится? Или какие еще города Пермского райцентра, Пермского края можно в это преобразовать?

А.Д.: Вы знаете, я думаю, что Чернушка не годится, потому что все же Чернушка – это город нефтяников. И создавался и строился нефтяниками. И сегодня вот часть районов и, в том числе, сельхозтоваропроизводителей, работающих на земле, они во многом еще и получают помощь от нефтяников. То есть, нефтяники, работающие на землях хозяйств, они возмещают затраты по… где-то прошли, где-то прокопали…

Ведущий: Опять же, у вас, как у эксперта, есть ли у вас, ну, скажем, представления о том, что какие-либо из райцентров Пермского края, то, что называется моногородов, можно преобразовать, сделать именно такую специализацию? Которая будет ориентирована именно на сельское хозяйство? Нытва, Очер.

А.Д.: Ну, тогда ближе бы сказать Большая Соснова…

Ведущий: Большая Соснова, да.

А.Д.: Березовка. Хотя, там тоже газокомпрессорная стоит. Но все равно больше сельская тематика. Кишерть, вот. В принципе, наверное, все варианты, я считаю, хороши. Надо и эти рассматривать.

Ведущий: А насколько это перспективно может быть по-вашему?

А.Д.: Я не думаю, что это перспективно.

А.Л.: Олег, у нас все моногорода находятся на севере края, как мне кажется.

Ведущий: На этом мы отпустим сейчас Александра Анатольевича Драницына, у которого встреча. Александр Анатольевич. Спасибо вам, что приняли участие. Приходите к нам еще.

А.Д.: Спасибо за приглашение на передачу.

Ведущий: Спасибо. Всего доброго.

Ведущий: Новость, которая является на сегодняшний день главной не только на пермском «Эхе», но и на «Эхе» федеральном, и, вообще, наверно, я думаю, станет сейчас одной из основных хотя бы на пару дней. Напоминаю, в отношении главы ГИБДД Пермского края возбуждено уголовное дело. Установлено, что Николай Калинин с апреля 2006-го по сентябрь 2009-го привлекал сотрудников управления ГИБДД к выполнению строительных работ на частных объектах. При этом, сотрудникам милиции ежемесячно выплачивалась зарплата и другое материальное довольствие. Ущерб государству оценивается в 900 тысяч рублей. Чего-то как-то скромно.

А.Л.: Скромно, да. Дедовщина в милиции.

Ведущий: Мы просто в «Большой тройке» остались вдвоем с Александром Лобовым. Мы принимаем ваши звонки и комментарии. Ваша оценка этого дела. Я бы сказал так – этого факта. Пока еще факта возбуждения. С точки зрения политики, с точки зрения борьбы с коррупцией, с точки зрения ситуации в Прикамье. Любые комментарии мы принимаем и готовы их выслушать. Добрый день.

Слушатель: Опять Виталий. Здравствуйте. Калинина знаю давно, с начала его прихода в ГАИ, с вытрезвителей. Квартиру он делал за… меня просил ??????(неразборчиво) номера с строительной фирмы, послал меня, я снимал директорские, там, с автобусом ??????? (неразборчиво) строителей ихних.

Ведущий: Ну, то есть, вы знали все знали давно, но молчали.

Слушатель: Они все… Это же было в 60-е годы. Мы подчинялись. Мовчан баню послал в Москву в качестве взятки, начальник управления ГАИ. Начальник МРЭО Нецветаев, родственник Мовчана, квартиру ремонтировал, ???????(неразборчиво) посылал помогать ему там мусор выносить. Все они этим миром мазаны.

Ведущий: Виталий, вы мне скажите одно. Вы 20 лет молчали?

Слушатель: Мы зависели от них.

Ведущий: Но вы же не работаете давно, Виталий.

Слушатель: Ну, не принято мусор из избы выносить. Просто Калинин нечистоплотный человек. Я это знаю.

Ведущий: Вот, и все, да? И надо было возбудить уголовное дело для того, чтоб вы это сказали в прямом эфире. Спасибо огромное.

А.Л.: Отличный звонок.

Ведущий: Отличный?

А.Л.: Ну. Смотри, как накипело у народа. Только прошла новость, а уже пошли телефонные звонки один за одним и с фактами.

Ведущий: А ты знаешь, а мне этот звонок не понравился.

А.Л.: Олег, я говорю о факте. Факт есть.

Ведущий: Комментарий по горячим следам, все, что мы можем сейчас. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Александр. Ну, как всегда, радует оперативность Москвы. А наши спят, как всегда.

Ведущий: Наши – это кто спит?

Слушатель: И УВД, и так далее. Почему Москва раньше узнала, я не понимаю.

Ведущий: Москва не раньше узнала.

Слушатель: Да, ладно. Первые они сегодня утром в 9 утра передали.

Ведущий: Вам оперативность-то какая? Я вам объясню, почему. Потому что новость Москвы надо было проверять.

Слушатель: А, новость Москвы мы проверяем, не они у нас проверяют. Ладно.

Ведущий: Вы сейчас про что?

Слушатель: Я не об этом. Я удивлен тем, что неужели до этого никто ничего не знал?

Ведущий: Вот видите. Только что был звонок. Все знали, но молчали. Роман Попов нам хочет что-то сказать. Слушаем вас.

Роман Попов: Нет, я просто поясню. Дело в том, что «Эхо Москвы» выдавало изначально новость со ссылкой на господина Маркина. Это следственный комитет федеральный. Все остальные структуры и все остальные органы региональные не дают никаких комментариев вообще. Ну, это так просто, для понимания.

Ведущий: Спасибо, Роман. На самом деле, это действительно так. На сегодняшний день региональные органы не дают комментарии в принципе, уважаемые радиослушатели. То есть, их нет на сегодняшний день. Михаил пишет: «Попал под компанию борьбы с коррупцией в милицейских рядах». Просто попал под компанию.

А.Л.: Нет, нет, безусловно, нет.

Ведущий: Что нет?

А.Л.: Нет, не попал под компанию.

Ведущий: Попал под компанию. Попал под губернатора?

А.Л.: Я думаю, что, наверняка. Да, скажем так, наверняка. Я думаю, что мы с тобой понимаем оба…

Ведущий: Не знаю, что мы понимаем. Мало ли, что мы понимаем.

А.Л.: Корни и причины, мы это с тобой… в окончании произнесем.

Ведущий: Добрый день. Слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте. Андрей. Я просто давно уже хотел задать такой вопрос. И никак не получалось. Вот по поводу ГИБДД. Есть аффелированные структуры в краевом ГИБДД, которые заполняют бланки, ну, там, этих, заявлений. 250 рублей. По моим по прикидкам там подъем идет где-то 600…

Ведущий: Сами заполните заявление. Это возможно. Спасибо огромное, Андрей. Не покупайтесь на эти истории, Андрей.

А.Л.: Эта информация в блоге Олега Анатольевича прошла.

Ведущий: Да, нет, она на самом деле была давно. И никто не сомневался. Возьмите бланк, заполните его сами, не платите 250 рублей. «А не просто ли передел влияния идет в Пермском крае? - задает нам вопрос Александр, - Между силовиками и гражданскими». Такое вот деление между силовиками и гражданскими, понимаешь. У нас русский народ поделился. Есть силовики. Есть гражданские. Мы собираем ваши комментарии и эмоции по поводу этого факта. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Эдуард. Вот смотрите. Данная система процветает не только в ГАИ. Она процветает и в нашей армии. Я сам служил. В Пермском крае служил во внутренних войсках. Это везде. Комбаты, майоры, ну, в открытую эксплуатируют солдат. Также выделяются бюджет на содержание солдат.

Ведущий: То есть, ничего особенного вам кажется?

Слушатель: Я не говорю, что это ничего особенного. Просто почему-то на один эпизод открыли глаза.

Ведущий: Вот.

Слушатель: Видимо, это кому-то надо.

Ведущий: Да. Мне тоже кажется, что ущерб невелик.

Слушатель: Данное явление процветает. Я говорю, во всех силовых структурах. Особенно, где служат не сверхсрочники, не контрактники…

Ведущий: Срочники, вы имеете в виду.

Слушатель: Срочники, да. Это явление там вовсю.

Ведущий: И вас настораживает, что именно вот Николай Калинин попал, что называется, под раздачу.

Слушатель: Ну, да. То есть, это не против явления, да, как такового, а против личности идет…

Ведущий: Понятно. Хорошо. На самом деле, если б нас было в достаточном количестве времени, я бы спросил, на что эта история может повлиять. Ты знаешь, потому что вопросов, наверно, больше сейчас именно в этом направлении. Не столько потому, за что возбудили уголовное дело, а столько, вот я говорю, в чем причина возбуждения вообще, и каковы последствия этого.

А.Л.: Твое-то мнение, Олег, какое?

Ведущий: Да, понимаешь, я пока в совершенно вот горячем состоянии. Давай еще успеем принять один телефонный звонок. Потом попробуем все-таки свое мнение составить по горячим следам.

Слушатель: Здравствуйте. Знаете, я тоже скажу, видимо, попал он под кампанию, потому что это был уважаемый человек. Сколько лет он работал. И, видимо, сейчас попал он под кампанию. Его деловые качества, его успехи, столько было сделано. Наверно, время пришло. Всех удач, всем благополучия.

Ведущий: Понятно. Спасибо. Напоминают историю с Алькапоне. В смысле, в чем обвиняют. А взяли, как Алькапоне, взяли на неуплате налогов. А здесь обвиняли, в чем угодно, а взяли за то, что попросил коллег в постройке дачи. Саша, у тебя-то какое мнение?

А.Л.: Олег, я на самом деле сильно удивлен. Я не ожидал. Я знаю, что такие факты присутствуют в армии. Но что присутствуют в милиции и так явно и давно, то есть, массовое использование сотрудников милиции для строительства дач, бань, и так далее. Именно массовое. Поскольку мы видим с тобой, что звонки это подтверждают. Какова причина? Ну, на мой взгляд, причина, безусловно, в борьбе против двоевластия в крае, в борьбе со стороны администрации края…

Ведущий: То есть, война между силовиками и губернатором, так?

А.Л.: Да, конечно. Почему именно данная личность попала под раздачу, я сказать не могу. И мне это не совсем понятно. Оценивать господина Калинина с точки зрения работника, я не могу, поскольку у меня нет никакой информации. Но сам факт очень некрасивый, на самом деле, неприглядный факт.

Ведущий: Ладно. На самом деле, действительно, выводы делать пока рано, потому что пока мы имеем только один факт, имеем пока только эмоции. Для подробного анализа, я думаю, что у нас будет время, будут комментарии, будут экспертизы. «Большая тройка» с вами прощается. Не переключайтесь.


Обсуждение
29641
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.