Верхний баннер
14:51 | ЧЕТВЕРГ | 13 МАЯ 2021

$ 74.04 € 89.85

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дуплет

27.07.2009 | 22:00
«Дуплет». Ирина Колущинская на «Эхе Перми».

Ведущий: Это «Дуплет» в эфире «Эха Перми». Сегодня вторник. И сегодня у меня, у Олега Русских в гостях, в программе «Дуплет» Ирина Владимировна Колущинская. Добрый день.

Ирина Колущинская: Добрый день, Олег.

Ведущий: Уважаемые радиослушатели. Начнем мы с той истории, которая, ну, на самом деле, казалась нам не очень важной. Ну, наверно, до вчерашнего дня. Пока епископ Пермский и Соликамский Иринарх не опубликовал свое обращение по поводу сноса, выноса, прятания камня, закладного камня … я прошу прощения. Сейчас я зачитаю так, как нужно. Закладного камня памятника великому русскому ученому-изобретателю радио Александру Степановичу Попову. Все дело в том, уважаемые радиослушатели, что, как бы, обращение Иринарха, оно произошло, как бы, вследствие ряда обстоятельств, которые этому предшествовали. И мы попробуем вот эту историю разобрать. И понять, что, вообще, к чему есть и что к чему приведет. Напомню вам, что на самом деле этот памятник был установлен в соответствии с Указом Президента России 16 марта 2009-го года, вследствие отмечания юбилея – 150-летия со дня рождения Александра Попова. И в рамках вот этого самого российского комплекса праздников по случаю этого юбилея. Вот тогда этот памятник и заложили. И после этого там должен быть установлен памятник. Я правильно понимаю?

И.К.: Да.

Ведущий: Ирина Владимировна, насколько я понимаю, существует несколько проектов этого памятника и существует несколько учредителей, которые этим проектом занимается. Давайте сначала. Кто, за что отвечает и кто в этом деле участвует?

И.К.: Значит, ну, прежде всего, это Указ Президента Российской Федерации. В рамках этого Указа была создана комиссия по празднованию 150-летия Александра Степановича Попова. И вот то, что касается установки памятника величайшему из пермяков, даже не вопрос, это не обсуждается, то во главе этой комиссии встал председатель пермского правительства Валерий Александрович Сухих. И там достаточно было много народу, от города, в частности, поскольку Ленинский район имеется в виду. Это пересечение Попова и Ленина, так. Значит, от города – глава администрации Ленинского района господин Воронов.

Ведущий: Положено.

И.К.: Да. И начальник департамента или, там, управления культуры (они все время меняют свое название), администрации города госпожа, по-моему, Федотова. Огромную роль в этом деле сыграл Союз операторов связи России, общественная организация некоммерческая, которая приняла самое активное участие, вообще, в праздновании юбилея этого ученого-изобретателя. Я почему говорю величайший? Во-первых, даже в масштабах России ученых такого уровня, как Попов, очень немного. В Пермской губернии таковых фигур, кроме него, просто нет. И, наконец, это особая фигура для русской православной церкви, потому что это единственный ученый мирового масштаба, который закончил… русский ученый, который закончил духовную семинарию…

Ведущий: Духовное училище.

И.К.: Духовное училище. Это человек их духовного звания. Поэтому и церковь здесь огромную роль сыграла. И был заложен этот камень. Все понятно, все ясно. Камень устанавливал «Уралсвязьиформ», что само по себе понятно. И оплата самого камня, это очень, вообще, красивая штука была, мемориальной доски, которая говорит о том, что здесь будет установлен памятник, это вот как раз сделал Союз операторов связи России. И несколько скульпторов, причем, известных, интересных, уважаемых людей, вступили в конкурс на создание вот проекта этого памятника. Это очень непростая штука, как вы понимаете, да. Ученому памятник вообще очень сложно ставить.

Ведущий: Почему? Бюст ставишь – и все. Это же нормальный у нас такой советский формат.

И.К.: Нет. Давайте мы будем говорить о произведениях искусства, да.

Ведущий: Давайте.

И.К.: Мы достойны того, чтобы каждый памятник в Перми был произведением искусства. Это принципиальный вопрос. Тем более, памятник Попову. Ну, и вот скульпторы уральские - Тарасов – сделали проект, который показался сыроватым. В этом деле участвует замечательный московский скульптор Александр Иулианович Рукавишников. Он сделал изумительный памятник Никулину. Просто изумительный. Работает Алексей Матвеев. Это автор памятника «Пермяк – соленые уши». Полгорода сфотографировалось уже в нем. И наш скульптор прикладник Залазаев в группе с Сорокиным. И, значит, идет работа. Идет работа и, полагаю, что должно…

Ведущий: Хорошо. Ну, работа.

И.К.: Да.

Ведущий: Сумма финанс.... У нас, как всегда. У нас уже спрашивают – сколько? Вот здесь у меня по ICQ, тут же повисает вопрос. Тут же вопрос – сколько?

И.К.: Значит, ну, цена памятника это порядка 6 миллионов рублей. Это, в общем, совершенно нормальная цена за произведение искусства, значит, вот в этом стандарте. Это те самые деньги, которые Союз операторов России готов за это заплатить. И это нормальная цена. У господина Залазаева 12 миллионов. Господин Мильграм, который собрал экспертный совет и представителей заинтересованных сторон, в том числе, епархии, абсолютно убежден, что только Залазаев. Долгое время экспертное содружество смотрело на это дело. И, наконец, господин Лапшин, которого все мы уважаем, сказал – нет, Залазаев прекрасный скульптор, очень хороший прикладник, но вот что-то тут здесь не то.

Ведущий: Подождите. Я сейчас просто на понимание. 6 миллионов…

И.К.: Это, действительно, реальная цена хорошей работы, произведения искусства вот именно в заданном формате вот именно этого памятника.

Ведущий: А выделять их будет Союз операторов связи.

И.К.: Да, безусловно.

Ведущий: Ни бюджет Пермского края, ни бюджет города Перми здесь ни причем? Это абсолютно сторонние какие-то вливания?

И.К.: Нет, ну, если бюджет очень сильно захочет вокруг там золотой фонтан поставить – то, ради бога.

Ведущий: То, ради бога.

И.К.: По большому счету это именно, как вам сказать, это дань людей, которые сегодня… ну, то есть, связь правит миром, да. Дань вот этой индустрии, дань людей, которые служат связистами. Это великолепная работа и прекрасная организация. Я полагаю, что великолепное общественное начинание. И мы должны просто сказать «спасибо» Союзу операторов России, они молодцы.

Ведущий: Никто не против, да? Вот сейчас никто не против.

И.К.: Ну, шесть, Олег, шесть.

Ведущий: Подождите, у меня сразу вопрос – где еще шесть? То есть, вы только что говорили о двенадцати.

И.К.: Какие еще шесть?

Ведущий: А двенадцать кто сказал?

И.К.: Это Залазаев сказал, что его проект стоит двенадцать.

Ведущий: Ну. Но его же отвергли?

И.К.: Ну, как. Господин Мильграм очень даже за этот проект.

Ведущий: А откуда Борис Леонидович планировал брать остальные шесть?

И.К.: А мы очень легко берем – и на Гельмана, и на что хочешь. У нас не мерянный бюджет культуры, понимаешь.

Ведущий: Понимаю. Я понимаю, что у нас бюджет… культуры – не знаю, а бюджет у нас не мерянный на подобные вещи. Это я четко понимаю. Поехали дальше. Хорошо. Ну, хорошо, определился экспертный совет, Ирина Владимировна, да.

И.К.: Нет, вообще, экспертный совет сказал так. Ребята, давайте будем смотреть дальше, будем смотреть следующие варианты. Работайте, уважаемые товарищи. Никакого решения конкретного о том, что это Залазаев за 12, а не…

Ведущий: А не кто-нибудь другой за шесть.

И.К.: За шесть, да. Такого решения… Другое дело, ну, кто как хочет. Ну, это второй вопрос.

Ведущий: Хорошо. Вот это одна ситуация, да. Вот здесь был экспертный совет, вот здесь один скульптор настаивал на своем варианте. Министр культуры имеет собственное мнение, и даже предлагал достать откуда-то лишние деньги. Неважно, это мнение министра культуры. После чего камень берет и, значит…

И.К.: И исчезает.

Ведущий: И исчезает. Основания из официального вот, как бы, пресс-релиза, из официального распространенного сообщения компании «Уралсвязьинформ» памятник убрали из-за нашего с вами, то есть, уважаемые пермяки, я имею в виду, вандализма. То есть, мы позволяли себе, по мнению руководства компании «Уралсвязьинформ», бить бутылки, распивать спиртные напитки, мусорить вокруг этого памятника напротив офиса уважаемой компании. После чего руководство компании берет памятник и увозит. Ваш комментарий, Ирина Владимировна, к этой истории.

И.К.: А чего б нам вообще все не увезти? Давайте мы увезем вообще все, что имеет ценного на улицах Перми, попрячем на складах и одичаем окончательно. Во-первых, это делают не пермяки, а отдельные отморозки. Во-вторых, где охрана уважаемого офиса? В-третьих, так вообще нельзя ставить вопрос. А, в-четвертых, это 18-й вариант обоснования, которые я слышала за последние 48 часов.

Ведущий: А какие есть еще предыдущие 17?

И.К.: А, ну, как же. Топонимика неправильная.

Ведущий: Топонимика чего? Камень не туда поставили?

И.К.: Не в туда поставили, не в так развернули, да.

Ведущий: Ну, так, можно было же…

И.К.: Можно, конечно.

Ведущий: Развернуть каким-то образом?

И.К.: Олег, опомнись, не об этом речь.

Ведущий: Ирина Владимировна, я пытаюсь понять логику. Мы сегодня утром пытались понять.

И.К.: Логики здесь нет никакой. Здесь есть два фактора. Первое. Видимо, мы не совсем осознаем глубину той пропасти аморальной, в которую вообще сваливается общество. И мы не осознаем такой опасности для города, как термин, который я дарю пермякам. «Гостиничный чиновник». Вот приезжает в Пермь работать человек, у которого семьи здесь нет, дети учатся не в наших школах, жены ходят не по нашим улицам и не в наши магазины. Он обиделся за то, что его сюда, как бы, сослали из какого-нибудь Ёбурга. И чудит, как не попадя. Вот «гостиничный чиновник», временщик. А дальше… Это первое. Ему совершенно по барабану. Когда мы закладывали этот памятник, его здесь не было. Значит, что, вообще, на самом деле произошло? На самом деле, это место, этот камень освящены молитвами русской православной церкви. И то, что сделал господин Бычков, да все равно на каком основании, если это по его приказу сделано, это святотатство. Это осквернение святыни. Давайте называть вещи своими именами. Олег, мы с тобой оба атеисты.

Ведущий: Абсолютно

И.К.: Вот даже не вопрос. Но я, когда слушаю, допустим, все равно, что говорит Патриарх Всея Руси Кирилл, мне хочется его слушать. Ну, согласимся, что, вообще, мало, кого так хочется. Насколько на русском языке и насколько великие вещи он говорит. Я считаю, что наш архиепископ Пермский и Соликамский сделал очень много для возрождения русской православной церкви в нашей епархии. Эти очень важно для души народной. Это, действительно, важно. И когда приезжает, бог знает, кто, и начинает вот таким образом с благословения русской православной церкви обращаться, мы куда, вообще, вляпались? Это что такое? Какие бутылки? Занимайтесь охраной общественного порядка. Это первое. И это имеет прямое отношение к господину Воронову. Это на его территории происходит. Занимайтесь охраной своей территории. И это имеет прямое отношение к господину Бычкову. Это на территории его офиса. И извольте уважать русскую православную церковь и город, в котором вы живете. Я считаю, что это такой же вандализм, как скинхеды на старом кладбище. Разницы никакой.

Ведущий: Подождите, Ирина Владимировна, вам не кажется, что вы раздуваете скандал из пустого места?

И.К.: Я ничего не раздуваю. Мне просто надоело безобразие, которое происходит в городе Перми.

Ведущий: Подождите. Памятник ведь никто не отменял. Ну, убрали, каменюку.

И.К.: Нельзя убирать то, что освящено. Нельзя это делать без ведома комиссии, на основании решения которой он поставлен.

Ведущий: Значит, если нельзя убирать то, что освящено, тогда почему сносят дома, которые когда-то освящали?

И.К.: Объясняю. Во-первых, мы должны понимать, что такое понятие – зарезервированные временем. Это раз. Во-вторых, вообще, по правилам не хило бы и покаяться, снося вот такие дома. Это, кстати, очень полезно.

Ведущий: Ну, это да.

И.К.: И еще такой момент. Давайте мы все поставим на свои места. Он не от фонаря возник – этот камень. И русская православная церковь не мимо шла. Снова перечислим. Указ Президента, региональная комиссия, председатель правительства во главе. Приезжает чиновник, никого не ставит в известность, сносит все это к чертовой бабушке. Это что такое?

Ведущий: Мы просто спокойно молчим.

И.К.: Вот именно. Вот именно. Завтра в любое другое место приедет кто-нибудь, от которого Екатеринбург также избавился. У нас он не первый, Бычков, слава богу. За грехи, видимо, наши тяжкие. И еще какую-нибудь чушь с топонимикой ли, с бутылками ли, да все равно, по какому основанию устроит в городе. Так, власть есть, нет, администрация пермская есть или нет?

Ведущий: Территория чья?

И.К.: Это территория города Перми, за которую несет ответственность администрация города Перми во главе с сити-менеджером господином Кацем, глава Ленинского района господин Воронов, которому не хило бы вспомнить о том, что есть, между прочим, кроме прочего, и партийный проект «Единой России». Он член партии, член Политсовета, которого касается прямым образом сохранение традиций – это основа идеологии партии. Сохранение и приумножение традиций, реставрация… вот, бог знает, только чего не делает по всей стране «Единая Россия» в этом отношении. Значит, можно отнестись, да, вроде как и по фиг. Да подумаешь, чего-то там убрали. Это классический пример полного отсутствия управляемости города, уважения чиновника, все равно какого к людям, которые здесь живут, к улицам, по которым мы ходим. Вот понимаете, этот аргумент – там разбили бутылку – если мы в один ряд поставим тех, кто сворачивает памятника на кладбищах, тех, кто бьет бутылки об камни и тех, кто сносит, освещенные церковью памятники – я не вижу между этими проявлениями принципиальной разницы. У нас стерлись границы понятий, у нас произошла какая-то подмена понятий. Это безобразие. И я считаю, что вот то, что произошло с закладным камнем памятника Александра Степановича Попова, это какая-то капля, которая в порядочных людях терпение должно все-таки как-то вот, ну, что называется, преодолеть.

Ведущий: Хорошо. Ирина Владимировна, давайте ваши предложения.

И.К.: Я считаю, что господину Бычкову нужно подать в отставку. Перед этим покаяться. Ему здесь нечего делать. Вон из города. А дальше мы со своими будем разбираться.

Ведущий: Тогда, вы здесь употребили термин – «гостиничный чиновник». То есть. гна ваш взгляд, кажется, что это некая цепочка, что ли? Я правильно понимаю?

И.К.: Я считаю, что это…

Ведущий: Или это явление?

И.К.: Я считаю, что это некое проявление, которое в разных городах проявляется по-разному. Знаете, вот такого количества «варягов», которые за пермяков решают наши вопросы, я, честно говоря, ни в одном региональном центре не встречала. У нас голландцы занимаются планировкой, испанцы зоопарком, екатеринбуржцы руководят или пытаются руководить администрациями.

Ведущий: Это что плохо что ли

И.К.: Это плохо. Потому что результат не только… никакого результата. Он плохой. Пока мы ничего не видим, кроме траты бюджетных денег. На предыдущие две позиции то ли 130, то ли 150 миллионов… мы уже даже точно не знаем, сколько уходит из бюджета. Значит, так нельзя. Здесь очень сильный и хороший город с совершенно великолепными специалистами в любой области.

Ведущий: У нас есть планировщики зоопарка?

И.К.: А у нас есть, вообще-то говоря, Российская Федерация, в которой есть совершенно замечательные архитектурные, в том числе, и ландшафтные, в том числе, и связанные с планировкой заповедников и национальных парков специалисты. Их сколько угодно.

Ведущий: Ну, вот, например, Игорь Николаевич Шубин, говоря о подобных вопросах, в том числе, там о Генплане Перми, он говорит следующее, аргументируя ситуацию, что в Перми в реальности и в России нет того подхода к градостроительству, который есть у голландцев, или там у немцев. То есть, у нас есть архитекторы, грамотные, красивые, классные. А вот градостроителей у нас нет.

И.К.: Олег, если вот, понимаешь, я думаю, что ты не совсем точно господина Шубина процитировал. Потому что такого он сказать не мог, это невозможно. Значит, давай так. Прежде всего, Генплан и мастер-план ничего общего между собой не имеют. Речь идет о Генплане – так это транспортные развязки. Для того, чтобы его довести до ума, нужно примерно 10 миллионов рублей, уточнить границы города. Что касается вот этих коробочек, которые строят голландцы то там, то здесь. Да, в Перми нет архитектурного института. Наши архитекторы они, как бы, ну, архитекторы в рамках домов. У нас радом, и об этом Игорь Николаевич говорил во время выборов, есть цельный архитектурный институт в Екатеринбурге. У нас великолепный архитектурный институт в Петербурге. У нас потрясающая Академия архитектуры В Москве. И никто туда не обращался. Мимо шли голландцы. Увидели город. Обалдели. 68 километров по береговой линии. Они такого сроду не видели. У них полстраны намыто из моря. И тут же сказали – ребята, у вас до фига земли. Зачем вам еще на том берегу развиваться? И мы сегодня обсуждаем вопрос идиотического характера - где делать мост. Козе понятно, где его делать. Голландцы за 500 миллионов рублей тут совершенно не нужны. И, вообще, оставим голландцев в покое. Вернемся к нашим «бычковым».

Ведущий: Вернемся к нашим «бычковым». Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Владимир. Меня вот чего интересует. Вы в свое время в «Местном времени» подвал нарисовали о товарище директоре Дзержинского завода. Помните?

И.К.: Директоре Дзержинского завода?

Ведущий: котором?

Слушатель: Петенко фамилия.

И.К.: Петенко. Ну, у меня не был подвал, у меня там был очерк о нем.

Слушатель: Как назвать-то это? Занято было уже по канонам этих…

И.К.: Вопрос задайте, пожалуйста.

Слушатель: Вопрос. Что вы сделали сейчас, чтобы отмазаться от этого Петенко? Вы все видели, что завод лег на дно.

И.К.: Во-первых, я не собираюсь отмазываться от господина Петенко, поскольку я никогда не была с ним ничем замазана. Это первое. Второе. Насколько я знаю, он сегодня работает главой Свердловского района. И работает неплохо. Что касается завода, то лег он на дно, видимо, не только по поводу… в связи с господином Петенко. Его так раскурочили до Петенко, что мама дорогая.

Ведущий: Но так докурочили после Петенко.

И.К.: Да. А уж как докурочили после Петенко, это вообще отдельная песня. Поэтому я полагаю, что, если у нас господин Петенко один виноват в развале такого завода, то это мы тогда… у нас тогда все в порядке. Тогда надо наказать Петенко и все. Полагаю, что ситуация существенно более серьезная, и там совсем не в Петенко дело. Я думаю, что вы ветеран этого завода. Я очень разделяю возмущение ваше по поводу гибели завода имени Дзержинского. Мне очень больно это.

Ведущий: Спасибо. Уважаемые радиослушатели, я вам напоминаю, что это программа «Дуплет». У нас сегодня экспертом выступает Ирина Владимировна Колущинская. В первые полчаса мы выслушивали ее мнения, в первую очередь, по поводу ситуации, которая связана с сносом закладного, с выносом, с прятанием, как только не называют, с сносом закладного камня памятника…

И.К.: Со святотатством. Вот так это называется. И давайте мы не будем называть это иначе.

Ведущий: Так это называет Ирина Владимировна Колущинская. Тут вот у нас поступила пока, уважаемые радиослушатели, неофициальная информация, но со ссылкой на письмо председателя Пермской Гильдии добросовестных предприятий Александра Кажина. Насколько я понимаю, он возглавляет пермский почтамт. И вот, якобы, со ссылкой на его письмо, указано, что компания «Уралсвязьинформ» в одностороннем порядке покинула Пермскую Гильдию добросовестных предприятий. Я не готов говорить на сегодняшний день о полной истинности этой информации. Я думаю, что служба информации эту историю проверит. Но это показательный факт?

И.К.: Ну, во-первых, наверно, все-таки, Олег, идет речь не о всем «Уралсвязьинформе».

Ведущий: О пермском филиале, конечно.

И.К.: О пермском филиале. Как тебе сказать? Я не могу себя заставить не верить в этот факт. Я думаю, что это, скорее, правда. И это логично вот в свете того, что, в принципе, здесь делает этот господин. Давай мы так закольцуем немножко. Значит, у нас последнее время, вот, наверно, где-то последние лет пять, вот ситуация сложилась такая в городе и в крае, что мы, вообще-то, говоря ничего и не решаем. И как-то не шибко с нами советуются. Вот. И у нас в этой связи, ну, поскольку вот… знаешь, как вот, члены семьи, мнение которых не принимают во внимание. Вот у нас стало происходить, что не попадя. Тут, я повторяю, эти голландцы, тут - эти испанцы, тут, значит, вот эти «бычковы». И вся вот эта камарилья. Мы стали хуже относиться к своему городу. Надо это признать. Ну, может быть, потому, что как-то по барабану нашим властям, как мы относимся к нему. Поскольку они сами к нему относятся очень плохо. Я живу на улице Большевистской. Я вижу, как меня асфальтируют. Третий раз за пять лет.

Ведущий: Да.

И.К.: Вот, знаешь, убила бы. Вот, ну, невозможно.

Ведущий: И в этом тоже виноваты временщики?

И.К.: В этом виноват… Понимаешь, в чем дело. Такое впечатление, что руководят люди, которые все равно отсюда уедут. Все остальные, кто находится в их подчинении, понимают, что они, в общем-то, какие-то не настоящие такие начальники. Рыба гниет с головы. И никуда тут не денешься.

Ведущий: И у вас ощущение, что вот эта вот история с временщиками пронизывает всю пермскую ???????? (неразборчиво).

И.К.: Да, у меня есть ощущение, что вот эти «гостиничные чиновники»… оно, может, даже не в вертикали, оно горизонталь пронизывает. И где-то вот так вот такой срез образуется, после которого все уже очень сильно противно. Но все-таки надо жить интересами города, если ты руководитель. Но ты больше ведь, чем обыватель. И с тебя спрос больше, так ведь?

Ведущий: Так.

И.К.: Ну, нельзя с Марьи Ивановны, которая просто пенсионер, просто ходит в магазин, требовать такого же отношения. Она, кстати, лучше относится, как правило. Во всяком случае, точно никаких бутылок не бьет. Я думаю, что это очень показательный пример. В силу того, что на самом деле религиозность наша весьма еще поверхностна, к великому сожалению. На самом деле, это очень модно подсвечниками работать, там, да, на великих церковных праздниках. Но на самом-то ведь деле, действительно, святотатство с этим камнем. И вот я это восприняла, как просто, вот просто, как вот удар по очкам. То есть, в общем, глаза, как бы целы, да, но вот я заставила себя очень сильно прищуриться и посмотреть – да что же это делается такое. Кто он, вообще такой? Откуда он взялся? И гнев мой, вообще, на господина Бычкова обрушился даже, может быть, вот… ну, как тебе сказать? Вот копилось, копилось, копилось, копилось, и вот это как последняя капля. Тут, значит, и комиссия, и тебе председатель правительства. Приезжает никто, ничто и звать никак, плюет на все это дело и делает, что хочет. Да мне по барабану, на каком основании он это сделал. Он не смеет это делать. Он «гостиничный чиновник».

Ведущий: Немножко сбавим градус нашей дискуссии.

И.К.: Запросто. И с удовольствием.

Ведущий: И перейдем к чтению свежих газет. Вот, кстати, об отношении к городу, Ирина Владимировна. Сегодняшняя новость, свежая. Мы даже немножко ее разбирали в «Развороте». Теперь хочется услышать мнение эксперта. До конца 2010-го года Пермь должна будет перейти на европейские стандарты по уборке и вывозу мусора в городе.

И.К.: Ой, я не могу больше.

Ведущий: Это вынесено на сентябрьское заседание Пермской городской думы. Значит, что должно быть, Ирина Владимировна? Во-первых, все мусорные контейнеры должны быть закрытыми. Это первая история, которая входит в европейский стандарт. Я не знаю, что такое европейский стандарт вывозки мусора. Но вот это то, что как наши это понимают.

И.К.: Вынося мусор, я должна рукой открывать крышку-то или че делать?

Ведущий: Естественно.

И.К.: Так не делают в Европе.

Ведущий: Кроме того, сейчас на контейнерных площадках появляются, уже сейчас, говорят, восьмитонные бункеры под крупный негабаритный мусор.

И.К.: Ну.

Ведущий: Это тоже входит в европейские стандарты. И строятся ограждения, куда можно сложить, например, старую мебель. Вот это то, что… вот основные мероприятия, которые должны войти в пермский вариант европейского стандарта сбора и вывоза мусора. Ваши впечатления, Ирина Владимировна.

И.К.: У меня впечатления вот какие. На моей памяти проблема уборки пермского мусора волнообразно так вот идет, ну, наверно, раз восьмой. Постоянно какие-то решения, постоянно какие-то гигантские, совершенно, задачи. Причем, не завтра все уберем, да, там, тупо подметем, да, и вывезем мусор, а непременно к концу какого-нибудь временного периода. Вот сейчас там к чему там, к десятому году?

Ведущий: К десятому году.

И.К.: К концу десятого года?

Ведущий: К концу десятого года.

И.К.: Даже не сомневаюсь.

Ведущий: У нас в начале 11-го выборы.

И.К.: Это первое. Вот. И второе. Знаешь, вот мне, как пермяку, хоть тушкой, хоть чучелом, хоть по европейскому стандарту, хоть по японскому, хоть по марсианскому, Христом Богом, подметите город. Уберите мусор. Ну, невозможно загаженный. Ну, просто неприлично все это. Не хочу я это комментировать. В городе должно быть чисто. Ты налогоплательщик, я налогоплательщик. Мы все налогоплательщики.

Ведущий: В городе должно быть чисто.

И.К.: Мы деньги платим сити-менеджеру и его компании за то, чтоб в городе было чисто.

Ведущий: Подождите, Ирина Владимировна, у меня вот еще какой вопрос. Вот смотрите. Этот документ будет выноситься на заседание Пермской городской думы. У меня вопрос вам, как вот эксперту, который хорошо знаком с системами государственного управления. Объясните мне, пожалуйста, почему вот подобный документ должен выноситься на городскую думу?

И.К.: Я так полагаю, там денюжка.

Ведущий: И что?

И.К.: Ну, так ведь бюджет.

Ведущий: Ну, и что?

И.К.: Ну, так ведь мы же бюджет уже секвестировали, уже приняли. Теперь нужно, видимо, денюжку.

Ведущий: То есть, какие-то статьи нужно увеличить, так что ли получается?

И.К.: Либо какие-то уменьшить. Потом, ну, по правилам нашей мэрии, видимо, нужно будет куда-нибудь съездить, там, в Голландию.

Ведущий: Изучить опыт.

И.К.: А то. Вот. Короче, думой освящают не только необходимые, но и сомнительные траты бюджетных денег. Вот я бы, например, посоветовала бы и друзьям, и недругам моим из городской думы, все-таки сначала посмотреть документы – что они имеют в виду на это раз.

Ведущий: Подождите. У меня… может быть, имеет место быть другая позиция. Постановлений по уборке мусора, по закрытию бачков крышками было принято не одно.

И.К.: Двадцать.

Ведущий: Если это выносится на Пермскую городскую думу, означает ли это, что администрация Перми без Пермской городской думы просто…

И.К.: Не может закрыть бачок?

Ведущий: Не может закрыть бачок.

И.К.: Да она вообще ничего не может. Она, по-моему, даже спустить уже скоро не сможет.

Ведущий: Но в таком случае повлияет ли на ситуацию решение городской думы?

И.К.: Ну, зато будет на кого свалить.

Ведущий: То есть, в данном случае сместили ответственность.

И.К.: А че, там 36 человек. Вот они будут дружно помогать администрации закрывать бачки. Да, уверяю тебя, Олег, там все проще. Деньги там. Деньги, деньги.

Ведущий: Продолжаем. Ирина Владимировна, не дают нам уйти от темы «гостиничных чиновников», про которые вы говорили. «Предполагаете ли вы, - спрашивают вас, - возможность посадить на все руководящие посты в Перми пермяков? И возможно ли это вообще? И нормально ли это?»

И.К.: Значит, во-первых, на все, может быть, и не надо. Я полагаю, что рядовыми инженерами может работать кто-то другой. Пермь - особенный город. Вот мы об этом говорим в дни, так сказать, больших пермских праздников. А, на самом деле, это так и есть. Олег, он особенный. Мы с тобой оба историки, мы понимаем, о чем мы говорим, да. В Перми настолько не использован кадровый потенциал, причем, и молодежный, и среднего возраста, и людей, так сказать, умудренных социальным и иным опытом жизни. Безусловно. А нужно ли? Как тебе сказать. Я приезжаю в Омск, или в Пензу, или в Иркутск. Вот они там на 20 поколений омичи, пензики, иркутяне. У них настолько… Знаешь, у Шульженко была песня – «здесь мое когда-то детство по перилам вниз съезжало, здесь моя когда-то юность руку девичью сжимала». Это важно все для отношения руководителя к городу. Это важно для чиновника городского. Это важно для такой громадины, как пермское отделение «Уралсвязинформа». Это очень важно, потому что мы живем не вообще на планете, и даже не вообще в России. Вот мы ее единой, и могучей, и великой не сохраним, если вот над своим участком работы жизни, над своим городским метром квадратным, в широком смысле этого слова, не будем трястись и заботиться…

Ведущий: А как же свежая кровь, Ирина Владимировна?

И.К.: Свежей крови у нас сколько хочешь. Пермяки весьма толерантны. А вот взгляд со стороны… Понимаешь, одно дело, когда, допустим, едет руководитель края и города по городам и весям и буквально ищут. А другое дело, когда вот, кто забрел, тот бюджетные деньги и получил. Все ведь это чистая случайность - все эти голландцы и испанцы. В чистом виде случайность. Вот бычков не случайность. И здесь наш грех тоже есть. Мы все-таки упустили «Уралсвязьинформ». Я могу сказать одно. Я надеюсь, что руководство «Уралсвязьинформа» человека, который оскверняет освященные церковью площади городские, от нас уберет. Я меньше надеюсь на то, что его проймет, он покаяние церковное устроит, да и сам уйдет. Ну, в то же время, ведь жизнь она - и хорошее, и плохое вместе. Я искренне завидую «Волга-Телекому».

Ведущий: Там который сейчас…

И.К.: Владимир Ильич Рыбакин, да. Вот семья Рыбакиных сама по себе потрясающая семья. Вот они фанатики связи. Они уж такие связисты, организаторы превосходные. Мне чрезвычайно жаль, что вот в «Волге-Телеком», хотя я за них, конечно, рада по-человечески, вот Рыбакин. А у нас вот, понимаешь, какой не попадя Бычков из Екатеринбурга. Это месть екатеринбургская.

Ведущий: Это месть.

И.К.: Они успокоиться не могут. Они так долго были нашим уездным городом, что сейчас они мстят. То мэра нам своего бывшего пришлют, то, значит, вот Бычкова.

Ведущий: Сергей пишет: «Местничеством занимаетесь, Ирина Владимировна». Местничеством.

И.К.: Нет, милый друг, не местничеством. Это не местничество. Это правильное понимание российского патриотизма. Оно вот такое должно быть, понимаешь. У нас, милый Сергей, сильно большая территория. И если мы каждый о своем вот месте жительства не будем заботиться, и печься, то у нас, простите, вместо территории страны одна сплошная физическая география образуется. Это очень важно. Это очень серьезно.

Ведущий: Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Здравствуйте. Бессонов Алексей Борисович. Вы знаете, вот Ирина Владимировна единственный, кто, действительно, заступилась за нас пермяков. Почему? Потому что за пять лет практически ????????? (неразборчиво) десант из Москвы, из ближайших городов. Причем, не только на высшем уровне. И на среднем звене поменялось огромное количество людей. То есть, вот та элита пермская, старая, которая десятилетиями работала, она куда-то вся растворилась и ушла.

И.К.: Я имею в виду не старую элиту, дорогой мой. Я имею в виду элиту, которая у нас, слава богу, и в тридцать лет есть, и в тридцать пять. И потом. Москва, да бог бы с ней. А то ведь, понимаешь, тут какое-то нашествие у нас с земель хана Ахмата.

Ведущий: То есть, с соседних.

И.К.: Ну, это экспансия.

Ведущий: Это экспансия. Успеем принять еще один звонок. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Максим Борисович. Ирина Владимировна, я тоже коренной пермяк. И целиком за слова, которые вы произносили и в отношении «бычковых», и в отношении голландцев. Так им. Кляп им. Правильно. Точно также несколько, ну, где-то месячишко два назад, вы говорили в пользу молодежного парламента. Я очень внимательно вас слушал, что молодежный парламент – это здорово. Там не пролез один сынок, за исключением Алексея Копысова. Было такое?

И.К.: Милый друг. Какой же он сынок? Он доцент пермского государственного технического университета.

Слушатель: Нет, я вам вообще говорю о том, что сынков каких-то там нету.

И.К.: Максим, вы о чем вот сейчас говорите?

Слушатель: А я сейчас об истории с вытрезвителем. Ну-ка, расскажите нам теперь всем про «паршивую овцу». Ведь раньше, когда вы про это все говорили, вы про этого не говорили.

И.К.: Минуточку, а была какая-то история с вытрезвителем, о котором мы говорили о молодежном парламенте? Такого не было.

Слушатель: Когда вы говорили о молодежном парламенте, истории с вытрезвителем, конечно, не было. Но потом она всплыла. И вот теперь я хочу, чтобы вы рассказали о том, что все-таки в этом прекрасном стаде завелась «паршивая овца». Почему вы раньше нам о таких «овцах» не говорили? Спасибо.

И.К.: Так, милый друг. Во-первых, я не считаю возможным назвать молодежный парламент стадом. Во-вторых, я приветствую вашу смелость, так сказать, правду-матку резать. Но, душа моя, вы, собственно, что имели в виду? Я не люблю анонимных доносов, дорогой мой. Кроме того, я вообще не считаю возможным предъявлять людям какие бы то ни было обвинения иначе, чем в порядке, предусмотренным законом. Поэтому, давайте как-то в следующий раз, вы наберитесь смелости и буквально так, чтоб фиу, чтоб все, как есть. И еще раз. Алексей Георгиевич Копысов изумительный человек. Взрослый человек, ему под 50 лет. Какой же он сынок? С ума вы сошли.

Ведущий: Спасибо за звонок. Уважаемые радиослушатели, мы, к сожалению, вынуждены закончить. Это была Ирина Владимировна Колущинская. Это была программа «Дуплет». Всем до свидания.


Обсуждение
76150
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.