Верхний баннер
13:50 | ЧЕТВЕРГ | 13 МАЯ 2021

$ 74.04 € 89.85

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дуплет

02.09.2009 | 22:00
«Дуплет». Нужна ли защита от милиции?

Ведущий: Добрый день, дамы и господа. В студии ведущая Нина Соловей. Сегодня свое особое мнение в нашем эфире выскажет заместитель председателя «Союза защиты пермяков» Михаил Касимов. Добрый день, Михаил Борисович.

Михаил Касимов: Добрый день. Здравствуйте, дорогие друзья.

Ведущий: Итак, самая главная тема этого эфира – милиция. Но мы будем говорить сегодня не столько о милиции, а об отношениях граждан и милиции, об отношениях тех, кто охраняет и тех, кого охраняет. К сожалению, в последнее время достаточно часто появляются сообщения о превышении должностных полномочий людьми в погонах. Ну, в частности, вот избиения при задержаниях, стрельба в барах, в магазинах. Все это происходит в нашем городе. Не только происходит это в Москве. Кому нужна ?????????(неразборчиво) с милициями и нужна ли нам уже защита, нам, гражданам, от самой милиции, об этом мы будем говорить сейчас с Михаилом Борисовичем. Наш министр внутренних дел Рашид Нургалиев не так давно, в частности, случай с Евсюковым связал с лихими 90-ми, что вот оттуда все идет, во всем виноваты эти лихие 90-е. И мы сейчас пожинаем эти плоды. Разделяете ли вы его позицию?

М.К.: Я думаю, проблема гораздо глубже. Проблема в истории. И думаю, она идет вплоть до Ивана Грозного. Я бы хотел сказать следующее. Вы знаете, действительно, в нашем обществе существовали несколько вариантов системы правопорядка, охраны правопорядка. Ну, вот возьмем 19-й век. Город разделен на околотки, в каждом околотке околоточный, несколько городовых и дворники. Вот кто такие дворники с метлами? На самом деле, это не люди, которые подметают.

Ведущий: Это наблюдатели.

М.К.: Это хуже. Это надзиратели над этой территорией. Это отставные фельдфебели, в худшем случае унтер-офицеры, которые свое жалованье получают в околотке. То есть, они не в доме получают, а в околотке получают. Их задача именно охрана правопорядка. А в свободное время они подметают еще улицу, точнее, свой двор. И система работала, как ни странно. Но развалилась из-за следующего противоречия. Две цели у этой системы было – охрана правопорядка и борьба с инакомыслием. Вот когда за двумя зайцами гонятся, система всегда рушится. И вот эта система рухнула в 17-м году. И все знают, как она рухнула. Вы знаете, вот в мемуарах когда читаешь, как вот расправлялись с дворниками, кажется, что, ну, вот как так, вот дворника, нашу дворничиху зверски просто линчевали в 17-м году в феврале во время революции.

Ведущий: Стукачей всегда не любили.

М.К.: Вот. А когда понимаешь, что речь-то идет о сотрудниках полиции, которые просто вот самые рядовые первые, да, вот их постигла такая судьба в эту революцию. Советская власть создала новую систему. В первую очередь, провозгласили, что вообще не нужна система правопорядка. Народ сам в состоянии навести порядок, что сделает вооруженный народ в первую очередь. Вооруженный народ называется милиция. Отсюда появилось это слово милиция. В отличие от всех стран, где полиция. На самом деле создали ту же самую полицию по сути. Никакого… вооруженный народ был только 17-й, 18-й год, не далее. Потом быстренько оружие отобрали по всем понятным причинам. Но система была создана следующим образом. Вот территория разделена на участки, околотки переименовали в участки. И сделали участковых. Но каждому участковому придали дружину. Каждое предприятие выставляло дружинников. И они так по очереди одно предприятие за другим ходили.

Ведущий: Это сейчас очень хотят восстановить. Эту систему. Очень хотят.

М.К.: Эту систему невозможно восстановить. Ее невозможно в принципе восстановить. Потому что она основана была на рабочем классе, на системе выдвижения вот этих дружинников предприятиями, которые охраняли свою территорию.

Ведущий: Да и надо ли ее восстанавливать?

М.К.: Не надо в том смысле, что она невозможна для восстановления. Я скажу, что восстанавливают сейчас. И проблема попала на те же грабли. В 30-е года она работала. А дальше она точно также развалилась. Почему развалилась? Да потому что также две задачи. С одной стороны – охрана правопорядка, с другой стороны – борьба с инакомыслием. Поймать лохматого, обстричь его. И это же удовольствие получать. А потом преференции. С Ивана Грозного эти преференции идут на самом деле. Когда дружинник может без очереди водку взять. То есть, схема-то такая. Право хождения на красный свет. Вот за это право… это право дано было Иваном Грозным опричникам, своей вот этой службе безопасности. С тех пор все правители своим службам безопасности вот это право ходить на красный свет давали. Что создали мы в 90-е годы? Вот в 90-е годы исчезли вот эти дружинники, это формально народная составляющая исчезла. И создалась новая система. Точнее, она практически под названием-то не менялась, осталась та же милиция. Но по содержанию создалась. Новая, совершенно новая система. Что это за система? Ну, давайте сформулируем так. В первую очередь я согласен с Нургалиевым по форме. Он говорит – правоохранительная система плоть от плоти отражает общество. Она на самом деле отражает общество.

Ведущий: То есть, в лихие 90-е - это та же правоохранительная система, только в малиновых пиджаках.

М.К.: Да. Сейчас я это объясню. Общество разделено на… условно говоря, можно разделить условно на три группы. Первая группа – власть, вторая группа - корпорации. И третья группа – все остальные. Как они отличаются? Власть по отношению к милиции дает ей заказ. Причем, заказ не охранять правопорядок, а решение своих проблем. Защита этой власти, борьба с врагами народа, в какой бы форме они не были, на кого укажут. И это делает милиция бесплатно. Правоохранительная система бесплатная. Я сейчас не разделяю другие эти. Корпорация – это те, кто платят, покупают услугу у милиции. Все остальные, те, кто не в состоянии заплатить, они все остальные. Отношение к ним, к власти - чего изволите. К корпорации – заплати и лети. К остальным – пошел вон. Вот это отношение милиции, которое сейчас существует в обществе. Как это проявляется? Ну, давайте посмотрим. Ну, начнем с остальных, свободных. Пришел человек, подал заявление. Ну, я просто по своему опыту скажу. Вот условно – кража в квартире. Идем, находим, сами находим, берем на улице этого человека, приводим его, сдаем в милицию. Через день отпускают. Не через день, через два часа отпускают.

Ведущий: Нет состава преступления?

М.К.: Мы снова ищем, находим свидетеля, который говорит – да, точно он. Берем этого свидетеля, находим, на стройке прячутся эти люди, берем этих воров, сдаем в милицию. Отпускают через два часа. Уезжая в командировку на два месяца, приезжаю через два месяца, звонок следователя. Говорит – а, где вот эти люди, которых вы привозили? Мы говорим – а что такое? Мы же вам привозили. Говорит, понимаете, они, оказывается, в бегах были.

Ведущий: Михаил Борисович, да я вам сама из своей личной жизни могу много случаев таких рассказать.

М.К.: Дальше я не рассказываю. Это понятно. Вот система как по отношению к остальным понятно. Как корпорация работает. На самом деле, говорят, вот в милиции нет сотрудников, они все ушли из милиции. Они перешли в эти корпорации. Корпорация – это вот любая структура, у которой создана служба безопасности. И вот эти сотрудники милиции бывшие перешли туда. Они профессионалы. Вы знаете, каждый магазин, каждая торговая точка принадлежит той или иной корпорации.

Ведущий: Вы имеете в виду охранные предприятия.

М.К.: Да.

Ведущий: То есть, лучшие кадры ушли в охранные предприятия.

М.К.: Да. Они по-разному называются. Где охранные предприятия, где служба безопасности, ну, там по-разному. Это неважно название. Я специально говорю. Вот есть общая корпорация. И у нее есть вот это охранное предприятие, служба безопасности или система безопасности. Как эта работает система? Работает система так. У хозяйки магазина пишет заявление… не пишет заявление. Звонит – пропали деньги из кассы. Приезжает эта служба. Она не ее служба. Но она по договору или по устному, пли по письменному приезжает, начинает расследование. Что делают? Тут же устанавливают количество, сколько было человек, доступ к кассе. 6 человек сотрудников. Тут же вызывают полиграф, тут же их опрашивают по детектору лжи, и находят, тут же находят. Сын хозяйки. Она. Соответственно, не подает заявление. Если бы это был не сын хозяйки, она бы подала заявление. И тогда бы они вызывали ту же милицию, и за нее бы все документы оформляли. И так это норма сейчас. Милиция сама ничего не делает. Вот эта корпорация… А чтобы милиция еще что-то делала, ну, по-видимому, ей оказываются какие-то услуги. В конечном итоге и финансовые. От этой корпорации. Дальше. Какую услугу оказывает вообще милиция, сегодняшняя милиция, какую услугу? Вот поздняя советская милиция она оказывала услугу – ускорить или замедлить прохождение какого-то уголовного дела. Точно также этим занималась и при Иване Грозном, и при всех царях и вот поздней советской власти. Но сегодня появилось две четко сформулированные услуги. Одна - развалить уголовное дело, вторая – сфальсифицировать уголовное дело. Вот это дорогие услуги. И вот эти услуги делаются для власти. Ну, надо было, условно говоря, Плотникова снять, снимали таким путем. Фабриковали. Вот в данном случае по выборам фабриковали. Надо кому-то развалить уголовное дело? Ну, то есть, точно, раскрыли. Начинают его разваливать. Вот это корпорация. Как услуга оказывается власти? Вот борьба с врагами этой власти. Там неважно – совершил тот какие-то деяния, не совершил, преступные, я имею в виду, там главное любой ценой уничтожить этого врага, этого представителя. Четко это видно на выборах. Четко видно, как это происходило. Но выборы, я думаю, мы еще отдельно. А вот рассмотрим на Уинской. На примере Уинская, 6, 8. Там была четко корпорация, там была власть. Вот система работала так. Вот эти застройщики, у них своя там сформирована бригада, временный трудовой коллектив, задачей которого была нападать на жителей. Схема была такая. Вот жители стоят перед техникой строительной, не пропускают ее на стройплощадку. Вот эти бандюганы нападают на них, на женщин, стоящих, мужчины тут же вступаются за женщин. А рядом стоит милиция. И тут же крутят мужчин. И тут же на них административные уголовные дела.

Ведущий: Не на бандитов, а на мужчин, защищающих…

М.К.: Да, да, да, на женщин, на мужчин. Там же семь административных дел было и три уголовных.

Ведущий: Михаил Борисович, выясняется, что милиция сегодня у нас находится на службе у власти…

М.К.: Ну, и тем, кто заплатит.

Ведущий: Да, и тем, кто заплатит. Но не на службе у граждан?

М.К.: Не, у граждан там вообще левые и лишние в этой схеме. Вообще, если мы, в определенном смысле, говорят - лихие 90-е. На самом деле, борьба с криминалом лихих 90-х была в виде замещения милицией вот ту услугу, которую оказывали вот эти криминальные группировки бизнесу.

Ведущий: Ну, силовые структуры, в общем.

М.К.: Да. То есть, они фактически на себя перетянули все крышевание. Я не знаю, как насчет наркотиков. Говорят, и наркотики, и торговля оружием тоже. Но крышевание – это железно.

Ведущий: Слушайте, но в других-то странах по-иному, на ваш взгляд?

М.К.: В других – по-иному.

Ведущий: Полиция берут граждан?

М.К.: Там страна демократическая.

Ведущий: Это какая?

М.К.: Любая страна – Европа, Соединенные Штаты, там страны демократические.

Ведущий: Так ведь они тоже там подчиняются высшему начальству. А высшее начальство подчиняется власти.

М.К.: Наша цель, вот если мы цель сформулируем, заставить власть жить по тем законам, которые она для нас придумала. И тут точно также. Заставить милицию жить по тем законам, которые она для нас придумала. И точно также заставить милицию жить по тем законам, которые придуманы для всего общества.

Ведущий: Так власти по-своему трактуют. Граждане по-своему трактуют, власти - по-своему трактуют. И по факту не можем их уличить.

М.К.: Вот чтобы не было разного толкования. Чтоб трактование было единое, и исполнение было единое. Для всех одинаковое. Ведь, на самом деле, тот же это наш голубчик, который стрельбу-то устроил…

Ведущий: Евсюков.

М.К.: Евсюков. Ведь на самом деле за что его сейчас привлекли, скажем так? За то, что он совершил преступление не по статусу. Если бы он, условно...

Ведущий: За то, что он убил людей. Он совершил убийство.

М.К.: Вот, если бы это убил генерал какой-нибудь, то оказалось бы, что эти люди на генерала напали. Вот о чем идет речь.

Ведущий: Ну, вы думаете, что майор это звание…

М.К.: Право на убийство он не имеет.

Ведущий: А генерал имеет?

М.К.: А вот, скорее всего, да. Если то же самое случилось бы с каким-то более высоким, то думаю, что там бы и право на убийство он получил. Дальше. Вообще, вот, если мы определение организованный преступник, который у нас в законе есть, наложим на сегодняшнюю милицию, то оно-то попадает, понимаете. То есть, разница только лишь в том. Если вот эти преступления, фальсификации уголовных дел и развал уголовных дел… А это преступление. Вот это сегодня цель, фактически, цель правоохранительной системы. Средства правоохранительной системы для добывания своей прибыли. То это четко получается, именно определение организованной преступности накладывается. То есть, вообще, эта природа вот этого явления – это феодальная природа. То есть, это не демократическая природа. Нам нужно на самом деле демократическое государство.

Ведущий: Ну, вот, смотрите, Михаил Борисович, вы провели нам такой экскурс в историю, начиная с еще Царя Гороха, будем так говорить. И все, что происходит, это все закономерно. Это все исходит из нашего менталитета, из нашей российской действительности. Меняется власть, меняется структура управления, и так далее. А суть-то ведь остается той же самой.

М.К.: В общем, да.

Ведущий: Что, в общем-то, те люди, которые призваны нас охранять, мы в данном случае, в большей степени, боимся их.

М.К.: Мы сегодня на грани находимся, когда общество уже относится к этому… вот готово взорваться. Готово не принять вот эти условия игры. Мы находимся сейчас. Вообще важный вопрос - а что делать?

Ведущий: Общество? Или некоторые активные члены этого общества?

М.К.: В обществе всегда есть вот эта активная часть. Она начинает.

Ведущий: Социологи-то, они говорят о том, что россияне-то в большей своей степени у нас инертны. И мы в большей степени привыкли, уже принимаем, скажем так, эти правила игры. Нас не удивляют, самое главное, нас не удивляют сообщения СМИ о том, что там прошла стрельба, что тех закрутили. Мы, абсолютно нормально идя по улице, можем видеть, как человека, ну, скажем там, арестовывают.

М.К.: Ну, это норма.

Ведущий: И лицом его об асфальт. Мы к этой норме привыкли.

М.К.: Сначала лицом об асфальт, потом разбираются, за что его лицом об асфальт. Это я понимаю все. Вы знаете, если бы социология была в 17-м году или перед 9 января 1905 года, то она бы тоже ничего не показала. К сожалению, вот этот переход от вот этого… полной деградации к взрыву, бунту он происходит очень быстро. Он не улавливается социологическим инструментарием. Он не улавливается. Улавливается в демократическом обществе, понимаете. Когда общество мгновенно реагирует на вызовы. Когда температура кипения… Вот происходит какое-то событие, и общество реагирует. В обществе, котором вот, со слабыми этими связями, как наше, это происходит в виде резкого скачка, резкого взрыва, понимаете.

Ведущий: Но пока, если мы будем говорить о Перми, в данном случае те митинги, которые произошли вот за последние две недели, эти митинги собирали людей от силы 30, 40 человек. Пока наше общество вот такое.

М.К.: Я очень четко помню, как мы собирали митинги против монетизации…

Ведущий: Ну, тогда да. Там вся страна встала.

М.К.: Подождите, вы не поняли. Нет. Ничего, никто не встал. Единицы пришли. Единицы пришли. А встала она, когда ее начали вводить.

Ведущий: Да, да, да.

М.К.: Вот когда закон принимался, единицы пришли. Когда всем все объясняли, что произойдет. Всем было ясно, что произойдет. Единицы пришли. А когда начали выкидывать из автобусов, она взорвалась.

Ведущий: Так пока гром не грянет, мужик наш не перекрестится.

М.К.: Да, да, согласен.

Ведущий: Главная тема сегодняшнего эфира – это милиция, и, собственно, ее роль в нашей жизни. И как нам вместе ужиться, как нам быть полезными друг другу, как не доводить наше общество до возникновения борьбы, как сделать так, чтобы граждан не нужно было защищать от милиции, а чтобы милиция защищала граждан. И, в общем-то, происходило то нужное взаимодействие. Откуда есть пошла российская милиция, Михаил Борисович, вы нам рассказали. И, в общем-то, вашу теорию наши слушатели в ICQ уже назвали шикарной. «Хочется не верить в вашу теорию, но куда ни посмотри, все именно так и складывается». Михаил Борисович, мы, конечно, сейчас эту часть эфира попробуем посвятить самому простому, опять же русскому вопросу - и что делать? И как нам дальше жить? У нас есть звонок. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Евгений. Я вот по этому поводу хотел бы сказать, что люди вот в Юго-Камске, сколько раз обращались и в прокуратуру, и еще куда-то, да, там. В результате были элементарные отписки. И ситуация с заводом с этим она так и не решается. Все, кто могли, уехали жить в Пермь, там, кто машины, тоже работают. А остальные ????????? (неразборчиво) пенсионного возраста. То есть, остались там. И вопрос тоже не решается. Кто же их защитит? Вот таких людей.

Ведущий: Спасибо.

М.К.: Я отвечу. Вы знаете, это вопрос не касается милиции. Но он касается наших принципов, вот из которых мы исходим, из которых мы жизнь свою строим. Никто не защитит людей, кроме их самих. Если они сами не будут защищать себя, любой ценой, как бы тяжело не было, как бы, ну, вот сквозь зубы, сквозь пот и кровь, но только они сами в состоянии защитить. Остальные могут только помочь либо не помочь.

Ведущий: Либо уехать за рубеж, как сделала это недавняя семья.

М.К.: Ну, да, если вот страна еще дальше в таком ключе пойдет, у нас массовый отток населения начнется. Потому что мы стоим на грани взрыва, социального взрыва огромного. Когда верхи уже не могут управлять, низы уже взрываются, потихонечку подымаются. И кризис наложит вот в общее обнищание. Это типичная революционная ситуация. И, к сожалению, хорошо или плохо, ну, это может привести к очень серьезному взрыву. И в том числе, и оттоку за границу людей.

Ведущий: Михаил Борисович, каждый раз, когда мы говорим на тему милиции, мы так или иначе все время подходим к одному вопросу – так что делать? Разогнать их и набрать новых?

М.К.: Вот давайте я сформулирую.

Ведущий: Давайте вашу версию.

М.К.: Вы знаете, общее мнение сейчас – разогнать. На самом деле, я здесь не такой…

Ведущий: Самая популярная, самая популистская.

М.К.: Да, это самая популярная. Я бы сказал так. Безусловно, разогнать надо. Но эта мера не решит проблему. Понимаете, в чем дело. У нас администрацию разгоняют постоянно. Каждый новый руководитель приходит, и первое, что делает, все работники администрации получают увольнение. Расписываются о том, что они уволены. И потом их набирают снова. И кого-то не набирают.

Ведущий: Просто перестановка мест.

М.К.: Да. Тут главное – что изменить? А потом, да, а потом разогнать. Первое. Значит, изменение в законодательстве. У нас почему-то распространяется, особенно, сотрудниками милиции, миф, что законы защищают преступников. На самом деле нет. Законы у нас защищают правоохранителей в первую очередь. Что надо изменить в законодательстве? Подробно расписать процедуры. Что и как должна осуществлять милиция. Подробно все до последнего пунктика расписано. Обязать мотивировать любое решение. Они же пишут вот - «отказать в возбуждении уголовного дела» либо «возбудить уголовное дело». Вот каждое слово должны мотивировать. Тогда это можно обжаловать. Если не смотивировали, это основание для обжалования.

Ведущий: Выполнили график по этим преступлениям, вот и получите отказ.

М.К.: Ну, мотивы должны быть. Далее. Нужно вырвать суд из лап администрации президента. Вообще, судебную систему из лап администрации президента. Необходимо ввести выборность судий. Необходимо ввести выборность участковых. Это важнейший момент. Участковые должны избираться.

Ведущий: Избираться кем – жителями?

М.К.: Жителями своего участка должны избираться. Причем, вы сейчас скажете мне – а как так, изберут уголовника местного.

Ведущий: Конечно.

М.К.: Вам говорю – а каким образом избирают у нас ректоров вузов? Почему студента ректором вуза нельзя избрать? Вот по этой причине. Там есть определенные правила. И у участкового также должны быть правила. Что, во-первых, значит, объявляются выборы, подаются заявления желающими, они должны сдать экзамен, они должны пройти вот этот тест, чтобы там не судимые и так далее. Экзамены должны, который должна сама милиция принять этот экзамен. А потом вот те, кто прошел этот отсев, ну, он тоже понятный должен быть, они не меньше двух человек выставляются на выборы. Вот так должна устроена быть система по выборам. Это можно сделать. Это нормально.

Ведущий: У нас сейчас выборы уже главы города скоро упразднятся, а вы говорите о выборе участкового.

М.К.: Я вам еще раз говорю. Через некоторое время взрыв произойдет. И мы снова вернемся ко всем выборам. Это довольно быстро будет.

Ведущий: Михаил Борисович, давайте вот вашу версию… Чуть-чуть просто сделаем перерыв. Мы примем сейчас звонок. И вернемся. Пункт этот запомните. Добрый день. Здравствуйте.

Слушатель: Алле. Меня зовут Андрей. Скажите, вот если силовые органы сделали досмотр и изъятие документов без протокола и без понятых, на кого жаловаться, на кого жаловаться?

М.К.: Жалуйтесь.

Ведущий: Милиции на милицию.

М.К.: Нет, прокуратура.

Слушатель: Прокуратура?

М.К.: Конечно, в прокуратуру здесь заявление.

Слушатель: Ну, потом они че-то мне подставят и, в общем-то… М.Г.: Ну, тогда живите так. То есть, выбор. У вас есть выбор. Либо быть человеком, либо … это самое…

Ведущий: Ну, вот, мы опять приходим к тому, что насколько готов сам человек. В общем-то, противостоять…

М.К.: Бороться надо. Всегда бороться, как бы тяжело не было. Далее. Финансирование. Вот мы про выборность. Очень важный момент финансирование. Во-первых, надо разделить, четко разделить криминальную и муниципальную милицию. То есть, сегодня формально идет смешивание. То есть, реально подчинение идет строго вертикальное. Однозначно должна быть отдельно муниципальная милиция, милиция общественной безопасности, которая должна финансироваться только из бюджета муниципального образования. На сегодня соотношение финансирования из муниципального образования и из государственного бюджета как два к трем. Ну, примерно, два к трем. Но в любом случае, муниципальное образование львиную долю оплачивает милиции. Однако никак не может на нее повлиять. Причем, это незаконно, понимаете. Если бы в такой же ситуации оказалось здравоохранение или образование, лица, которые это приняли решение, они бы уже сидели. С милицией это нормально, это норма. И глава города Шубин лично это лоббирует и проталкивает. Причем, без всяких этих законных обоснований этого дела. Почему он это делает? Ясно почему. Потому что в этом случае милиция ему обеспечивает определенную защиту и решение определенных вопросов, которые не входят в их компетенцию, а как раз вот являются этими незаконными вопросами. Вот о чем идет речь. Поэтому, чтобы изменить систему, необходимо изменение в законодательстве. Необходимо вот эти выборные механизмы. И необходимо изменение финансирования. Вот если мы это делаем, то тогда вот это вот мы делаем. После этого ее можно разгонять. Разгонять и набирать по новой. Может быть, кого-то из тех.

Ведущий: И знаете, из кого будут набирать по новой? Из тех, что выпустят из лицеев милиции и учреждений, которые готовят сотрудников милиции.

М.К.: Может быть.

Ведущий: Вот 1 сентября. Комсомольская площадь. Проводится большая праздничная демонстрация, замечательная, очень красивая, по телеканалам показали, где мальчишки такие чудные в формах стоят. С одной стороны, да, хорошо. Праздник, красиво. Но встало все движение. Какую информацию получают эти ребята? У нас сегодня праздник. И все встали. И весь мир остановился. И мы перекрываем движение. Ну, вот это такой простой житейский, скажем так, пример. Но он тоже имеет место быть. Мы сейчас примем звонок. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей. Ну, я как раз вот хотел, вы сами сказали, тоже задать вопрос по поводу того, что проходил праздник. Неудобно было ездить. Ну, я считаю, ну бред. Можно было найти и другое место для проведения праздника. Незачем перекрывать было движение. Второе. Я удивляюсь. Ну, не знаю, откуда мнение такое, что у нас такая уж революционная ситуация, что будет взрыв. Навряд ли что у нас будет. У нас люди очень инертные. Никакого взрыва в принципе не будет, пока не упадет. То есть, помаленьку будут давать пенсии и так далее. Все будет тихо, мирно. Убрали депутаты «против всех» - все тихо, мирно. Убрали «явку по выборам» - все тихо, мирно. Поэтому, мне кажется, мало, что изменится.

Ведущий: Мы. В общем, имеем то, что мы имеем.

Слушатель: Да.

Ведущий: И наша милиция – это зеркало нашего общества

Слушатель: Конечно. Единственное, конечно, надо принимать закон. Вот тут я согласен. В принципе, ведь, как на западе. Он отработал, полицейский, достойно там всю свою службу, срок. В последний день перед пенсией сделал какое-то грубое нарушение, он уходит, все, без выходного пособия. У него будет пенсия минимальная, как у наших людей, понимаете, у обычных. У наших милиционеров, ну, порядка в два раза пенсия больше. Вот, допустим, у меня у мамы пять с половиной, я знаю, что человек из органов, ну, уволился, пенсионер, у него там пенсия тысяч одиннадцать. Понимаете. Вот если бы они знали, что они потеряют все свои эти выходные пособия и так далее, была какая-то ответственность. У нас просто ответственности… Чем выше должность, тем меньше ответственность.

Ведущий: Спасибо.

М.К.: Вы знаете, тут ситуация такая. В нашем, в подобных авторитарных обществах, ну, с признаками тоталитарного, вот этот переход от вот этого болота к резкому социальному взрыву он очень быстро происходит. И он зачастую не заметен. Не успевает ни власть, ни общество отследить, когда это все происходит.

Ведущий: По вашим прогнозам, когда это произойдет?

М.К.: Я не бюро прогнозов, я не могу это сказать.

Ведущий: Но вы же предрекаете, что это будет.

М.К.: Я вот, что хочу сказать. Что власть встает перед очень серьезным выбором на сегодня. Либо надо дальнейшее закручивание гаек вести, еще больше закрутить гайки. Либо проводить модернизацию. Ну, в данном случае модернизацию милиции, понимаете.

Ведущий: Но гайки-то легче.

М.К.: Гайки легче закрутить. Но при той правоохранительной системе, которая у нас есть, при той корпоративной системе… если, не дай бог, вот представьте на секунду, если, не дай бог, корпорации между собой столкнутся, вся эта система правоохранительная рухнет и расколется по этим корпорациям. Одни будут в одну сторону идти, другие в другую. То есть, конфликт внутри элит неизбежно приведет к уничтожению вот сегодняшнего режима. Вот я об этом хочу сказать. А он может быть, поскольку ситуация ухудшается, экономически ухудшается. Вы посмотрите. Вот с бюджетниками вот эта ситуация. Ну, ладно, я сейчас не буду. Времени уже нету. Но она очень серьезно может повлиять на развитие событий. А вот модернизация - она возможна и нужна. Модернизация. И вот то, о чем я говорю, вот эта модернизационные предложения. Иначе мы ситуацию не спасем.

Ведущий: Мы принимаем звонок. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Меня Юрий зовут. У меня вопрос к вашему гостю. Я являюсь сам сотрудником милиции. И работающий два с половиной года. И вот у меня вопрос. Почему вы вот меня хотите разогнать? Вы говорите, куда-то разогнать, что вот все бездельники, никто ничего не делает. Я свою лямку тяну, в принципе, исправно. Мундир свой ничем не пачкал. Вот зачем меня разгонять?

Ведущий: Спасибо.

М.К.: Я отвечу. Ну, во-первых, я сказал несколько по-другому насчет того, что там такой плохой, сякой, этого я не сказал. Я бы хотел еще одну вещь провести, раздел между самими сотрудниками милиции. Он сейчас очень четко виден. Вы зайдите по кабинетам. Зайдите к начальнику в кабинет, и зайдите к оперу. И зайдите к следователю. Вот следователь, комната 15 квадратных метров. 4 следователя, понимаете. И каждый проводит следственные действия. Это, в принципе, невозможная ситуация. Ясно, когда я говорю о милиции, как о системе, я не имею в виду вот это разделение между… я без учета разделения между рядовыми сотрудниками и вот теми, кто организаторы.

Ведущий: Верхушку надо разгонять, на ваш взгляд?

М.К.: Ну, естественно. Вот даже по администрации можем сказать, параллель. Администрация делится на три социальные группы. Это те, которые организаторы вот этого. Вторая группа – те, которые принимают решение, и третья группа – исполнители. Так вот, я вам скажу. В милиции та же самая ситуация. Есть те, которые политику определяют. Есть те, которые принимают решения. И они именно являются коррупционной вот этой составляющей. К ним несут деньги. И есть рядовые исполнители, которым объективно денег не несут. Понимаете.

Ведущий: Ну, они выполняют приказ. Это их работа, их служба.

М.К.: Они выполняют. Они выполняют приказы, у них самая тяжелая ситуация. И как только они опыт приобретают, они уходят вот в эти самые службы безопасности. И они все равно находятся в этой корпоративной схеме, понимаете. Более того, я абсолютно не хочу нанести оскорбление самим сотрудникам милиции. Потому что я вам могу рассказать. У меня жена ехала на автобусе. И там хулиган начал. И мужик ехал с рюкзаком на дачу. Ну, просто рюкзаком. Этот мужик засунул этому хулигану в нос палец. И вот так вот, не вынимая пальца, отвел его до отделения милиции. Он оказался сотрудником милиции.

Ведущий: Какой мягкий метод.

М.К.: Да. А он рюкзака не снимал. Второй он рюкзак держал рукой. Поэтому, он мог пользоваться одной только рукой. И вот он таким образом его довел до милиции, понимаете.

Ведущий: Кошмар.

М.К.: Вот, не вынимая этого пальца из носа. И сдал его. И он сделал все, что требовалось, все, что надо. И спасибо ему. Но те, которые вот там, куда он отвел, они уничтожили это дело. Они сразу его уничтожили. То есть, ну, не раскрывая, каким образом, но это технология ихняя.

Ведущий: В общем, мы сегодня говорим о милиции, как о системе, о том, что сложилось. Понятно, что в любой… знаете, как нет плохих национальностей, есть плохие люди. То же самое и здесь, да, мы имеем в виду?

М.К.: Да, да.

Ведущий: Мы принимаем сейчас последний звонок. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Никита Михайлович. Вы знаете, насчет милиции я хочу сказать вот что. Милиция – это наше детище. Как мы воспитаны, как мы учим друг друга, вот милиция произошла из этого. Во-первых, надо провести воспитательную работу в семьях, квартирах, школах, воспитывать гармонично развитых детей, развивать их, чтобы они не сквернословили, не хулиганили. И тогда милиция будет помощником всего общества. А так очень сложное дело. Милиция тут ни причем. Само общество виновато. Вот мое мнение. Как вы об этом думаете?

Ведущий: Спасибо. В общем, начинать нужно с самих себя.

М.К.: Да я ничего не отвечу, поскольку, ну, дайте список семей сотрудников милиции, проведем разъяснительную работу. Нет, это не серьезно.

Ведущий: Нет, дело не про семей, а самих нас. Мы имеем то, что мы заслуживаем. В этом тоже есть своя логика.

М.К.: Я вам еще раз говорю. Каждый народ заслуживает то правительство, которое имеет.

Ведущий: Да.

М.К.: Вот это Гегель еще сказал. Нет вопросов. Я согласен с этим. Но это общие утверждения.

Ведущий: Как мы относимся к сотрудникам милиции, так и они к нам относятся.

М.К.: Неправда. Мы можем никак не относиться к сотрудникам милиции. Вот когда пересекутся ваши интересы и интересы сотрудника милиции, вы будете растоптаны и уничтожены.

Ведущий: Ну, не дай бог.

М.К.: Не дай бог, да.

Ведущий: По крайней мере, мне тоже приходится в жизни встречаться с сотрудниками милиции. И происходят, в общем, разные события. Но пока, тьфу, тьфу, тьфу. Но, не дай бог, не дай бог. Спасибо, Михаил Борисович, что вы сегодня были в нашей студии. Спасибо вам за ваше особое мнение. Встретимся в эфире.


Обсуждение
85161
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.