Верхний баннер
11:28 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 14 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Крупным планом

10.09.2012 | 12:05
Реконструкция и развитие театра оперы и балета
Теги: театр

Ведущий: Добрый день. Начинаем нашу программу.  В студии -  ведущая Нина Соловей. За пультом звукорежиссера Сергей Слободин. О театральном развитии нашего региона, прежде всего, о Пермском театре оперы и балета говорим сегодня в рамках нашего эфира. Собственно, творческий сезон открыт.  И  уже открывает в будущий понедельник Театр юного зрителя, театр «У моста» уже открылся. И также у нас впереди открытие 141-го сезона Пермского  театра оперы и балета. Правильно сказала?

Анатолий Пичкалев: Уже открытие состоялось.

Ведущий: Да-да-да. я имела  в виду ту самую оперу и первую премьеру. 30-го числа в конце августа у театра состоялся сбор труппы. И вот на этом сборе труппы те, кто присутствовал, услышали новость о том, что Пермский  театр оперы и балета сменил своего  учредителя, или учредитель снова вернулся к своему театру: краевой минкульт стал учредителем Пермского театра оперы и балета. Чем это обернется для театра, что ждет этот  театр мы поговорим в рамках нашей программы. Я представляю гостей студии – глава министерства культуры Александр Протасевич.

Александр Протасевич:  Здравствуйте.

Ведущий: И директор Пермского театра оперы и балета Анатолий Пичкалев.

А.Е.П.: Добрый день.

Ведущий: Прежде всего,  Александр Рудольфович к вам вопрос. Хорошая, в принципе, новость. Почему минкульт какое-то время, может, исторический такой экскурс,  отошел от театра опера и балета в качестве учредителя и вот теперь вернулся? С чем это связано?  Это просто какие-то формальности либо это принципиальное решение?

А.Р.П.: Если немножечко окунуться в историю, то действительно вообще-то учредителем наших краевых учреждений раньше  являлось министерство, равно, как, допустим, в образовательных учреждениях соответственно министерство образования и так далее вот по ведомственной принадлежности отраслевой. В какой-то момент было принято решение о том, что вот эта учредительская работа делится на два направления: одно смысловое и второе, скажем так, административно-хозяйственное. Вот в той части, которая  называется административно-хозяйственной, было принято решение о том, что создается специальное учреждение, которое мы сегодня все знаем, как учреждение…

Ведущий: Агентство.

А.Р.П.: …Агентство по управлению учреждениями. И  таким образом задача ставилась…выстроить работу так, чтобы министерство занималось формированием политики, формированием смыслов, а  как раз Агентство  занималось бы вопросами, которые  очень такие рутинные, тяжелые: финансы, строительные, ремонтные, зарплатные и так далее.

Ведущий: Как в театре – творчеством занимается Теодор Курентзис, а всем остальным хозяйственным занимается  Анатолий Пичкалев.

А.Р.П.: Художественный руководитель и  директор. Ну, примерно как-то так. Последние  годы, собственно говоря,  работа так ровно и выстраивалась. Сейчас, когда, как вы знаете, определенные тренды в руководстве  региона поменялись, и было принято  решение о том, что вернуть ту схему, которая работала до введения вот этой институции, которая  называется «Агентство».

Ведущий:  Это связано еще и с тем, что были, вот в некоторых театрах, я точно знаю, были расхождения  как раз с Агентством, когда приходилось объяснять, грубо говоря, для чего нам  нужны средства на  этот спектакль, а не на этот спектакль, например.  То есть когда министерство культуры еще обладает  какой-то компетенцией в творческом плане.

А.Р.П.: Видимо,  одна из основных задач вот этой процедуры, которая сейчас происходит – передача учредительства на уровне министерств, заключается в том, что ответственность была сосредоточена чтобы в одном месте, потому что иногда  людям действительно  было сложно объяснить, почему одну проблему нужно решать в одном ведомстве, другую проблему – в другом. И вот эта путаница, надо признать, последние годы она действительно имела место. И сейчас  губернатор, мне кажется, совершенно справедливо ставит вопрос о том, что есть министр, есть отрасль – культура, будьте   любезны,  уважаемый министр, отвечаете за все, что происходит в отрасли культуры. И не надо уже никаких оправданий, что кто-то что-то не так понял…

Ведущий: Чтоб не было «у семи нянек  дитя без глаза».

А.Р.П.: Вот ровно так.

А.Е.П.: По-другому: кто  платит, тот и заказывает музыку.

Ведущий: К слову о заказах. Театр так и будет работать в зависимости  от госзаказа?  Госзаказ ведь формирует минкульт.

А.Е.П.: Ничего не меняется. Остаются все прежние условия, и форма  госзаказа остается прежняя, потому ничего не меняется. Просто мы сейчас напрямую будем подчиняться министру культуры.

А.Р.П.: Скажем так, если до недавнего времени существовала система плановых заданий, которое министерство  направляло Агентству, а Агентство уже переформатировало  эти плановые задания в госзадания, вот сейчас  это звено практически исключается. Сейчас министерство сразу напрямую будет формировать  госзадание своему учреждению.

Ведущий: Это вам увеличивают  работу, либо это сокращают бюрократическую цепочку?

А.Р.П.: С одной стороны, сокращают  бюрократическую цепочку, с другой стороны,  работу, безусловно, увеличивают, потому что сейчас министерству придется вернуть себе компетенции, в том числе, и хозяйственные.

Ведущий: Анатолий Евгеньевич, скажите, пожалуйста,  а с чем связано  то, что  театр оперы и балета один из немногих остался,  в общем-то,  бюджетным учреждением? Многие театры наши, насколько мне известно, даже те театры, которые находятся вне Перми, стали автономными.

А.Е.П.: Ну, это неправда, что все.

Ведущий: Не все, но многие.

А.Е.П.: Ряд театров, действительно, вот Театр-Театр, давно приняли решение,  филармония приняла решение перейти в АУ. Мы же долго думали, обсуждали все эти проблемы, это, как бы, не моя хотелка, это просьба коллектива. Мы провели  собрание, и мнения разделились. Все-таки большинство  решило пока остаться в системе  бюджетных учреждений. Объясняю, почему. Здесь есть и плюсы, и минусы. Конечно, в АУ больше свободы для творчества.  Это и пресловутые тендерные процедуры уменьшаются, и больше свободы для действий. Но, с другой стороны, есть опасения, что мы можем иногда недополучить того  бюджета, который бы нам хотелось. То есть все равно, когда за тобой стоит правительство, как я понимаю,  государство в лице министерства культуры, как-то  нам спокойней  живется. То есть на сегодняшний день мы бюджетное учреждение, и  пока мы не хотим переходить в АУ.

Ведущий:  Но автономное учреждение все равно ведь сохраняет финансирование части зарплаты.  Но как-то, судя по Театру-Театру,  они беднее жить не стали.

А.Е.П.: Все правильно.  То есть здесь складываются личностные отношения между руководителями. И я надеюсь, что в ближайшее время ни филармония, ни Театр-Театр   в бюджетном финансировании не будут ущемлены. Просто пока мы к этому не  готовы, пока нам  это не надо.

А.Р.П.: Вот если можно, буквально два коротких комментария. Первый комментарий заключается в том, что действительно, с одной стороны, степень свободы автономных учреждений, с другой стороны,  то, что сейчас сказал Анатолий Евгеньевич,  определенные риски.  Дело в том, что пока ситуация  экономическая складывается более менее, и есть возможность  обеспечивать финансирование учреждения в том объеме,  который запрашивается. Но  ситуация  может и поменяться.

А.Е.П.: Может поменяться.

А.Р.П.: И в этом смысле автономное учреждение, оно уже будет являться для  государства  некой, в рынке находящейся…

Ведущий: Захотели свободы.

А.Р.П.: Вот риск определенный есть. Второй момент – то, что   несколько ограничивает, может быть,  госучреждение, которое находится  на бюджете, там возможность  работы с привлеченными, например, средствами. Но  в данном случае  касательно нашего любимого Пермского академического театра оперы и балета у них есть очень серьезные партнеры, очень серьезные люди, которые, действительно, очень сильно  помогают.

Ведущий: В конец концов, фонд свой.

А.Р.П.:   Есть фонд, поэтому   есть другие инструменты, которые позволяют тоже использовать  для проектов привлеченные средства.

Ведущий: Что касается наступившего уже творческого  года и заявления господина Басаргина о том, что  реконструкции театра оперы и балета быть, Александр Рудольфович, вы как-то намерены плотно следить  за этой ситуацией, чтоб она произошла?

А.Р.П.: Я  не просто за ней слежу. В общем, так получилось, что я  достаточно давно уже к ней подключен, еще с того момента, когда я работал заместителем министра. И вот эти процессы, которые начали активизироваться там с 2010-го года, они  были на глазах. И сейчас они начинают  приобретать  реальные очертания. И отрадно, что Виктор Федорович очень  серьезно вник в суть этого проекта. Он прекрасно понимает, что огромные средства необходимы. Но, разобравшись на самом деле и посмотрев театр, он, по-моему, принял  для себя решение, что это тот случай, когда скупой платит дважды.   Если мы, действительно, хотим получить  театр мирового уровня, надо идти на эти расходы, надо искать, привлекать средства, собственно, чем мы сейчас  и занимаемся. Мы сейчас ищем возможность, ищем средства.   

Ведущий: Анатолий Евгеньевич, с вашего  разрешения задам еще  один вопрос Александру Рудольфовичу. В связи с  реконструкцией театра оперы и балета довольно часто в последнее время стали,  кроме положительных отзывов, возникать и такие негативные, сравнительные отзывы в связи с  долгостройной историей галереи, например, в связи с тем, что   какой-то театр недополучает. Вот как эту ситуацию, говоря современным языком, приходится вам разруливать?  И Анатолий Евгеньевич, как вы  с коллегами  общаетесь в связи  с ????? (неразборчиво)? Потому что у людей, которые глубоко не внедрены, они  не понимают, зачем это. У нас есть театр? Есть театр.  Зачем нам две сцены?  То, что есть,  сохраните, свежую побелочку сделайте и  достаточно.

А.Р.П.: Мне кажется, это такие параллельные процессы.  Вот галерея художественная наша это, видимо, вопрос  вообще отдельного разговора. Это отдельная, очень сложная  тема, которая никуда тоже из-под контроля  не уходит. Мы ей тоже занимаемся. Такие по масштабу проекты, конечно, не быстрые и  очень  дорогостоящие. Что касается некого ущерба для других учреждений, я бы сказал, что сейчас достаточно  приличные средства идут на поддержку театров. И тот же Театр-Театр произвел не так давно  достаточно существенную реконструкцию. Если вы сейчас посмотрите на их постановки,  это высокотехнологичные, очень серьезные по  техническому оснащению  проекты. Сейчас министерством на следующий год уже заводятся достаточно приличные  средства для поддержки постановок муниципальных театров. Что касается Пермского академического театра оперы и балета, надо понимать, что это действительно наш бренд,  это очень большая часть нашего  историко-культурного наследия, с одной стороны. С другой стороны, реализуя такой  масштабный проект с такими амбициями…

Ведущий: Нужно думать о будущем.

А.Р.П.: Во-первых, нужно  думать о будущем, а, во-вторых, это возможность привлечь  очень серьезные федеральные средства, что мы сейчас и пытаемся сделать.

А.Е.П.: Что очень приятно,  на сегодняшний момент нет необходимости объяснять людям – депутатам, разным слоям нашего пермского сообщества, что  реконструкция  театра нужна. Объясняю, почему еще раз.  Нашему театру 140 лет. Зданию больше 100 лет. И кто знает историю нашего театра, знает, что  в 56-59-м годах прошлого столетия  была проведена коренная реконструкция театра, он был увеличен. Но была увеличена только часть  зрительская по большому счету.  Это где помпезные наши лестницы, фойе,  это все было обстроено. Сцена же не изменилась ни на йоту. Мы ограничены стенами  старого здания. И для оперного искусства  этот зал великолепный, великолепная акустика, очень красивый зал. И мы в процессе реконструкции планируем даже  все украшения,  которые сейчас покрашены бронзовой краской, покрасить сусальным золотом.  Это будет великолепный зал. Но сцена-то  остается маленькая,  для балета она никак  непригодная.  То есть по диагонали, как самое длинное расстояние,  мы знаем,  балерина должна совершать 3-4 прыжка, у нас она совершает два и упирается в портал сцены. Поэтому  для того, чтобы сделать сцену  пригодной для этого, ее нужно просто разобрать и построить вновь. Сами понимаем, что  театр не может не работать. Это как солдаты, они должны все время чем-то заниматься. Поэтому давно принято  решение построить новый театр.  Другое дело, что мы можем построить где-то в другом месте, не привязываясь к этому месту, но это будет  не театр оперы и балета, например, будет другой театр оперы и балета номер два, условно говоря. Поэтому это место намоленное, напетое, обжитое. В сознании пермяков оперный театр находится именно в этом месте, поэтому мы и хотели  бы, чтоб  у нас  было две сцены и  два зала. И к нашей радости архитектор Дэвид Чипперфильд и планировщики из Германии смогли воплотить нашу мечту.

Ведущий: Грубо говоря, если бы не было много лет  назад той реконструкции, особенно реконструкции  после пожара, когда  тоже можно было  развести руками, то мы бы не имели сегодня  этот  театр.

А.Е.П.:  Наверно, да, конечно, потому что вот так складывалось, что постепенно театр  развивается. И, условно  говоря, мариинка, мариинка-2, Большой, филиал Большого театра. То есть, как бы, театры становятся большими, становятся   многообъемными, и большие планы  стоят амбициозные, правда. Мы,   к сожалению, делали мы еще лучше спектакли, но оснащение  нашей сцены,  оно минимальное. У нас нет ни  нижних подъемов,  только верхнее штанкетное хозяйство. А то, что  будет твориться в новом театре, это вообще сказка. Путем нажатия клавиши  будут ?????? (неразборчиво) балетные фуры,  декорации меняться, то есть  это вообще фантастика.

Ведущий: Так уж повелось, мы рассуждаем не столько о культурных каких-то событиях,  о творчестве, сколько  о финансовых, денежных,  бюджетных вещах. Но, тем не менее, спрос рождает предложение. Если родилось такое предложение, как  сделать две сцены, то есть  вы ощущаете, что  у пермяков появилась  невероятная потребность  в том, чтобы ходить в этот театр? Не получится так, что будут две сцены полупустые. 

А.Е.П.: Я на это даже не надеюсь, я  знаю, что зал наш будет  заполнен. Просто  есть на это статистика. Мы говорим не голословные какие-то вещи. Средняя заполняемость  музыкальных театров, я говорю про музыкальные театры, я говорю не про детские, не про театр кукол,  75 процентов. У нас на сегодняшний день плановая  загрузка зала 85 процентов на круг, на балетных больше, на оперных немножко меньше. Мы планируем эксплуатировать  наш театр  параллельно – и старую, и новую сцену. И желание, я думаю, что будет, безусловно. Я не думаю, что,  построив новый театр, мы  не сможем его заполнить.  Это даже в страшном сне  такое подумать я не могу. Надеюсь, что  пермяки любят театр, и будут к нам ходить на обе... У нас будет даже три сцены, если быть конкретным. Еще есть такой, называется универсальный… у нас уже будет третья сцена  - универсальный репетиционный  зал, где мы  планируем поставить 200 кресел. Те спектакли, которые идут в фойе, мы будем показывать вот на этой маленькой сцене.

Ведущий: Маргарита спрашивает по ICQ: «Расскажите, пожалуйста, господин министр  была ли у вас встреча с Теодором Курентзисом? Планирует ли он остаться в нашем городе?» Вот спрашивают не вас, Анатолий Евгеньевич.

А.Р.П.:  Ну, видимо, уже как учредителя. Что значит «была встреча»? Мы работаем с Теодором. Это, безусловно, супер талантливый человек.  Это, действительно, в самом лучшем смысле  звезда оперной сцены, потрясающий музыкант, дирижер. Что касается каких-то планов работы Теодора в Перми, я думаю, что пока нет никаких предпосылок для того, чтобы здесь что-то менялось. Контракт у него есть.  Этот контракт, насколько мне память не изменяет,  до 2016-го  года.

А.Е.П.: Да-да-да.

А.Р.П.:  Поэтому, я думаю, что в ближайшие  годы, как минимум, Теодор будет нас радовать своими новыми творческими успехами. И я думаю, что важно сейчас. Если действительно проект с реконструкцией состоится, и он должен будет  реализован быть до  конца как раз 16-го  года, то я думаю, если наш театр действительно войдет в первую тройку в стране, я думаю, что вряд ли у Теодора  возникнет какое-то желание  покидать наш замечательный город.

Ведущий: Главное эти годы его теперь удержать до строительства.

А.Е.П.: Он сказал, когда была встреча с Басаргиным, что если реконструкция будет, то я буду работать.  Это, как бы,  так прозвучало не очень явно, но я это услышал, поэтому, если уважаемый депутатский корпус примет решение и  дальше нас финансировать в том объеме, которое есть, конечно,  для него созданы хорошие условия, и думаю, что нет желания город Пермь покинуть.

Ведущий: Роман спрашивает, просто  реплика: «У нас нет концертного зала хорошего для хороших выступлений,  для хороших музыкантов, а вы строите новый театр».

А.Р.П.: Кстати, вот Анатолий Евгеньевич сейчас сказал о том, что  действительно появляется еще  один очень серьезный концертный зал. И мы как раз на этой встрече с губернатором говорили о том, что если будет  построен вот этот зал  на 1100 мест,   его плановая будет мощность, то понятно, что  этот  зал, который появится у города, и это будет, видимо, дополнительная концертная площадка в городе. Я думаю, что мы с театром будем договариваться  о том, чтобы на самые какие-то яркие, масштабные события этот зал  был, конечно же, задействован.

А.Е.П.: Теодор сказал, что самое главное в этом зале  даже не то, какой он будет красивый, а  не главное акустика. И этой темой занимается один из самых передовых специалистов мира  компании Muller-BBM. Они пообещали, что зал будет с великолепной акустикой. Конечно, мы сможем там показывать и проигрывать и симфонические концерты, и зал  будет предназначен и для этого, в том числе.

А.Р.П.: В том числе. и филармоническая программа.

Ведущий: Министерство культуры Российской Федерации как-то намерено участвовать  в этом?

А.Р.П.: Вот это сейчас  главный, принципиальный вопрос.

Ведущий: Как их-то убедить, что нам это нужно?
 
А.Р.П.: Потому что мы сейчас с ними находимся в контакте, и  надо сказать, что это не только министерство культуры федеральное, это еще целый ряд министерств, которые  будут вовлечены в этот процесс. Работа с ними сейчас идет.

Ведущий: Теперь от театра оперы и балета хочется перейти вообще к театральной жизни нашего города. Сейчас я уже Анатолия Евгеньевича представляю, как председателя Пермского отделения Союза театральных деятелей. Он же  директор Пермского театра оперы и балета. И в гостях у нас Александр Протасевич, исполняющий обязанности министра культуры Пермского края. Мне по роду своей деятельности приходится очень часто общаться и с руководством,  в том числе,  всех театров, и в частности пермских. И театры, которые несколько лет  назад из краевого ведомства  ушли  в муниципальные – это Театр юного зрителя,  театр кукол, Балет Евгения Панфилова, жалуются. Ну то есть не жалуются, а существует некая обида по поводу того, что вот,  уйдя  в муниципальное ведомство, они перестали, к примеру,  получать  постановочные средства. При этом мы должны понимать, что зрителям по сути все равно, в каком ведомстве какой театр находится.  Но всем театрам приходится работать в одном поле. И когда человек идет в Театр юного зрителя, например, или в театр кукол, он ведь  не знает, кто у него там главный начальник, из какого бюджета есть постановочные средства, есть не постановочные. А конкурировать приходится, за зрителя приходится бороться. И, конечно, зрители  приходят и говорят: - слушайте, ну в Театре-Театре  такие роскошные,  великолепные  совершенно декорации, к примеру. Все равно в большинстве своем  люди ходят и за картинкой в том числе. Достаточно вспомнить те же «Алые паруса» великолепные.

А.Е.П.: «Дядюшкин сон».

Ведущий: Да. И люди сравнивают,  и поэтому в театрах существует некая такая обида, что нас вот так списали, и мы бы хотели вроде как конкурировать. То есть там не в плане даже актерского мастерства, которое, слава богу,  сохраняется, а в плане того, что мы не можем предложить такую же красивую, яркую картинку, как  наши театры. Также есть у нас театры, которые  находятся в крае, которые все равно являются, так или иначе, средоточием города. Я хочу спросить по поводу театров, которые находятся в Перми.  Есть ли  в планах у министерства культуры  ну хоть как-то помочь в этом смысле? Пусть не уравнять.

А.Р.П.: Во-первых, спасибо за очень точный вопрос. И мы-то тоже это прекрасно понимаем о том, что действительно есть  такой дисбаланс, и,  конечно, возможности сегодня  разные у муниципальных  театров. У нас муниципальных театров на самом деле 9. И я бы говорил  все-таки о наших театрах, в которых замечательные труппы, которые  находятся, вы знаете, в Лысьве, в Березниках, в Чайковском, и там, я вас уверяю…

Ведущий: Проблем со зрителем  там тоже нет.

А.Р.П.: Да,  они востребованы, они интересны, они    получают  тоже очень высокие результаты своей творческой деятельности. Вы знаете,  что, например, на базе Лысьвенского театра вот уже который год проходит Всероссийский фестиваль театров малых городов. Вот Лидия Федосеева-Шукшина  буквально не так давно, летом  была, возглавляла жюри. Была в полном восторге.

Ведущий: А Лысьвенский театр получил Гран-при, значит,  признан  лучшим со всей России.

А.Р.П.:  Среди двадцати ведущих коллективов  вот такого порядка. Поэтому,  конечно,   безусловно,  наши муниципальные театры нуждаются в поддержке. И надо сказать, что,   уже начиная с прошлого года, в бюджете министерства появился такой раздел, который направлен  как раз на поддержку проектов муниципальных театров. И сейчас, слава богу, губернатор и курирующая нас  заместитель председателя правительства Надежда Григорьевна Кочурова услышали наши предложения по поводу того, чтобы предусмотреть в бюджете  дополнительные  средства именно на постановочные бюджеты  для того, чтобы наши муниципальные театры могли себе позволить  достаточно серьезные постановки с помощью средств краевого бюджета.

Ведущий: А потом мы можем говорить  даже о постановочных средствах  не только на декорации, но, к примеру, один театр может пригласить художника  уровня ??????? (неразборчиво), к примеру, а другой театр, они бы хотели пригласить Серебренникова, но…

А.Р.П.: В рамках как раз  вот тех конкурсных проектов, которые  сейчас реализуются, кстати, надо сказать, не только для  театров, но и для других учреждений – и для музеев, и  для культурно-досуговых учреждений, даже для библиотеки, музыкальных школ, школ искусств, есть такие у нас конкурсы,  один из критериев – это как раз приглашенные режиссеры, приглашенные авторы, поскольку  это позволяет   какую-то свежую кровь,  какую-то свежую энергию  привнести, открыть немножко   рамки, может быть, какой-то  рутинной деятельности.

Ведущий: Анатолий Евгеньевич, к вам ведь тоже приходят. К вам тем более приходят.

А.Е.П.: Я, как, конечно, председатель СТД ,очень был бы рад, если бы опять же все вернулось на круги своя. Конечно,  это несправедливость, что ряд театров краевые,  ряд театров городские муниципальные.  Мне тоже жалуются директора и художественные руководители. И было бы замечательно, может быть,  поработав какое-то время, подумать и вернуть театры обратно.

Ведущий:  Тот же «У моста», например.

А.Е.П.: Естественно, «У моста». Но вот, понимаете,  в силу сложившейся ситуации... вот театр Кудымкара, он по-прежнему, тоже краевой театр считается, он финансируется  за счет краевого бюджета. А театр Лысьвы, он городской, и  живут они тоже, как бы, неплохо. То есть   тут много зависит от того, как театр себя…

Ведущий: А режиссеры-то  убегают.

А.Е.П.: …показал, как они себя поставили. Вот Лысьва себя не мыслит  без театра. Ну, убегают,  и меняются. Но это  диалектика жизни, мне кажется.

А.Р.П.: Вообще, надо сказать, что   к вопросу о формах хозяйствования, о форме менеджмента, Лысьвенский театр – это один из театров, который на муниципальном уровне рискнул пойти  в автономку как раз. 

А.Е.П.: Да, они одни из первых ушли, правда, правда.

А.Р.П.: И надо сказать, что вот те определенные риски, которые были, они их  ощутили  на селе, потому что все-таки  муниципальный бюджет – это очень  рисковая история. Отчасти,  наверно, поэтому   и те проблемы, с которыми они сейчас сталкиваются, в том числе, и  с руководителями.  Они связаны отчасти и с этим. Это возможности бюджета, конечно же.

Ведущий: И, к сожалению, все-таки та практика  открытия в малых городах театров, она, видимо, безвозвратно ушла.

А.Р.П.: Вы имеете в виду новых театров?

Ведущий: Да. Например, город Чусовой, Чусовской театр.

А.Е.П.: Ну, вы знаете, Чусовой, Лысьва  - это рядом совершенно. 

Ведущий: Сегодня хотя бы сохранить, задача видимо.

А.Е.П.: Ну почему? У нас же открывался  театр в Суксуне, и  он существовал долгое время. Но, к сожалению,  пожар, сгорел этот театр, поэтому  пока они не существуют. Думаю, что, когда-то если появится  такая возможность, и в других городах тоже  будут образовываться  театры.

А.Р.П.: Хорошие шансы у Березников  сейчас, например. Там по сути две достаточно приличные труппы…

А.Е.П.: Губаха – театр «Доминант», очень, как бы…

А.Р.П.: По сути,  международный. 

Ведущий: А у Березников, у них же была  какая-то история со зданием, они размещались во дворце культуры


А.Р.П.: Сейчас самые большие проблемы  это как раз с руководителями, потому что очень многие вопросы как раз упираются в личности. В театральной деятельности появление  личности  способно двигать этот большой корабль.  Если  личности не появляются, к сожалению, возникает куча проблем. 

Ведущий: 206-60-66  наш телефон. Добрый день.

Слушатель: Добрый день, здравствуйте. Бессонов.  Вы  знаете,  у меня такой вопрос. Вот  всегда интеллигенция творческая была в авангарде протеста – в революции ?????? (неразборчиво), в  либеральные реформы 90-х  годов. Вот сейчас в стране идет мощный протест, нет выборов и так далее. Но где же вы, артисты, итак далее? ?????? (неразборчиво)  ведь тоже должны возглавить этот фронт протеста. Спасибо.

А.Е.П.: Я не понял призыва.

Ведущий: Почему артисты…

А.Е.П.: Что артисты должны выйти  на улицу и митинговать за нашу власть? Мне кажется, вопрос не к нам. Мы как раз должны выходить на сцену и показывать свое творчество. Я не понял вопроса, извините, ради бога.

Ведущий: В общем, Алексей Борисович расстроен низкой гражданской активностью, по его мнению, творческих коллективов нашего города, в том числе, и театральных. Вопрос пришел от Жеки Александру Протасевичу: «Оперный театр – это  хорошо. Скажите, а будет ли развитие Пермского цирка? И можно ли договориться о гастролях   «Цирка дю Солей в нашей Перми? А то в Казань приходится  ездить». Кстати, о цирке, пусть это не театральная история,  но, тем не менее.

А.Р.П.: Вы знаете, очень хороший вопрос, потому что в последнее время у нас эта тема достаточно  активно обсуждается.  Вообще, есть несколько трендов в культуре, которые в последние годы у нас как-то  не то, что были в забытьи, но  вот как-то не получали, может быть,  такого внимания.

Ведущий: Цирк сам собой существовал.

А.Р.П.: Да, ну потому что он федеральный.  У нас вообще-то есть еще и кино. Это вот отдельная может быть тема разговора, киноиндустрия.  У нас есть еще целый ряд креативных индустрий, которые  требуют внимания.  Но вот цирк… У нас есть, например, коллектив Бориса Радостева.

А.Е.П.: Великолепный коллектив.

А.Р.П.:  Великолепный коллектив. Он такой  экспортный, он прославляет Пермский край. И у Бориса сейчас есть очень интересная идея по созданию  школы европейского уровня в Перми. И, возможно,  что это  еще один очень серьезный  инвестпроект, который  будет вслед за театром, галереей, потому что есть, в том числе, уже  инвесторы  федерального уровня, которые готовы  быстро вложить  сюда средства.  Но понятно, что эта финансовая схема  будет очень емкой по деньгам. И мы сейчас на самом деле ее тоже  обсуждаем. Но, наверно, это все-таки вопрос чуть  дальшего будущего.  Но вообще цирковое искусство у нас развито достаточно  неплохо. Вы знаете, что  у нас есть  коллектив, который  был победителем «Минуты славы» на  федеральном телеканале, у нас есть фестиваль, который  проходит каждый год детский…

Ведущий: «Волшебный ключ», да.

А.Р.П.: Практически со всей России ??????? (неразборчиво)  приезжают ребятишки, то есть очень  неплохие школы. Очень  хотелось это поддержать. И я думаю, что если сейчас  никаких сбоев не будет, то, наверно, и с федеральным цирком, и с Борисом  Радостевым мы будем договариваться  о том, как  выйти на новый этап развития  этого направления.

Ведущий: Возвращаясь к театральной теме, есть ли в бюджете министерства культуры  такая статья, касаемая  гастролей наших театров, хотя бы пермских, по краю и краевых здесь?

А.Р.П.: Есть обязательно. Точно  есть гастроли у нас  каждый год наших театров. Даже специально  разрабатываются нашими крупными театрами  такие антрепризные формы,  небольшие варианты могут выезжать.  Вот сейчас у Театра-Театра, например, есть музыкальные спектакли. Они сейчас очень интересно делают. Есть наши   блистательные постановки нашего большого оперного… 

Ведущий: А как «Алые паруса» привезти даже в самый лучший театр? 

А.Е.П.: Конечно, безусловно, это очень трудно сделать. Но мы специально пошли, у нас есть такие  камерные оперы, которые можем вывозить. И вот  самая ближайшая поездка  у нас будет в Березники и Чердынь. Мы везем наш большой оркестр с солистами. Мы возили в этом году в Чердынь  наш оркестр.  Очень было приятно  там встретить женщину. Она сказала: «Слушайте, я в жизни  никогда не слышала такой живой музыки. Приезжайте к нам еще». Поэтому, естественно, с  поддержки министерства культуры  будет ездить по   нашему Пермскому краю.

А.Р.П.: А балет в Губахе на природе. Посмотрите, какое чудо.

А.Е.П.: Балет в Губахе – это было замечательно.

Ведущий:  Это было великолепно. На самом деле,   тем у нас для разговора еще масса,  у меня куча вопросов. Придется встретиться еще  не один раз в этой студии.

А.Р.П.: С удовольствием.

Ведущий: Спасибо.

А.Е.П.: Обещаем.


Обсуждение
1805
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.