Верхний баннер
09:36 | | 13 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Крупным планом

01.10.2012 | 12:00
Флаэртиана 2012

Ведущий: Добрый день, дамы и господа. В студии ведущая Нина Соловей. За пультом звукорежиссера Мария Зуева. Вот уже несколько лет  у «Эха» есть такая традиция:  было время  и весной, а теперь последние  годы в основном это осень говорить о документальном кино. Накануне открытия международного фестиваля документального кино «Флаэртиана» мы встречаемся в этой студии с режиссером, президентом фестиваля Павлом Печенкиным. Здравствуйте, Павел Анатольевич.

Павел Печенкин: Здравствуйте.

Ведущий: И, собственно, вы, уважаемые  слушатели, сможете сегодня стать первыми, кто узнает  из первых уст последнюю обновленную информацию о программе фестиваля, какой она будет, что сегодня составит конкурсную часть, кто войдет в жюри, что вы сможете увидеть, как вы сможете увидеть, где вы сможете увидеть. Мне хотелось бы начать наш эфир вот с какого вопроса, касаемо, конечно, «Флаэртианы».  Кроме того, что основную часть  этого фестиваля, скажем так, зрелищную часть,  более популярную часть, известную часть составляют показы конкурсной программы, тем не менее, сегодня уже фестиваль  прирос отдельными проектами «ВУЗ-Флаэртиана», «Флаэртиана»-социум». В этом году будут  проходить семинары, насколько я знаю, для режиссеров и продюсеров проходят специальные программы. Можно ли говорить, что «Флаэртиана» сегодня – это уже не просто фестиваль, это какое-то движение образовательное, просветительское?

П.П.:  Да, совершенно точно. Нина, спасибо, что вы об этом,  прежде всего,  начали говорить, потому что лично для меня это самое главное. Потому что фестиваль от фестиваля, в общем-то, мало, чем отличается. Допустим, музыкальный фестиваль – это фестиваль, где можно послушать музыку,  театральный фестиваль  - там, где можно посмотреть какие-то пьесы, увидеть актеров. А фестиваль какой-то этнографический,  «КАМВА», можно музыку послушать, можно  фольклор какой-то увидеть и так далее. Фестиваль кино – там, где можно посмотреть кино.  И всё.  На самом деле это не так. Я в этом глубоко убежден. И в этом  отличие «Флаэртианы» от других фестивалей. Вот, допустим, нынче я был в Канне, я все историю эту рассказываю. Чем отличается «Флаэртиана» от Каннского фестиваля? Во-первых,  он в сто раз больше…

Ведущий: Есть дорожка.

П.П.: Есть дорожка, есть Дворец фестиваля,   но чем отличается «Флаэртиана»? Собственно, ничем, только размерами. И то, что там игровое кино, а здесь документальное. И на Каннский фестиваль работает вся  мировая киноиндустрия. А это миллиарды и десятки миллиардов долларов в год, если не сотни. Соответственно, фестиваль «Флаэртиана» работает. Маленький  бюджет у фестиваля «Флаэртианы».  Но  за это время, за почти 17 уже лет мы к показу документальных фильмов мы пристегнули и семинары, и  создали киношколу, и такие  проекты, как «Флаэртиана» -социум», «ВУЗ – «Флаэртиана», «Флаэртиана»-профессионал», «Флаэртиана»-территория». «Флаэртиана» нынче будет проходить, она уже, кстати, началась, и сегодня, кстати, 1 числа сегодня «Флаэртиана»  уже началась. Причем «Флаэртиана», которая мне гораздо ближе, и в этом смысле  гораздо я за нее больше переживаю. Потому что  вот это движение, которое началось в 2009-м году, оно погружает «Флаэртиану»   в самую  такую  гущу людей, в самые такие необычные дискуссии,  которые возникают после просмотра документального кино.  

Ведущий: А когда случился тот момент, когда вам стало мало вот  самой «Флаэртианы»?   Казалось  бы, приезжают  режиссеры,  приезжают люди, которые с вами  говорят на вашем языке, профессионалы,  смотрят фильмы, выбирают, уезжают. Почему  стало мало вот этого?

П.П.:  Вы знаете, «Флаэртиана»  родилась в 95-м году как небольшой форум небольшого размера для   режиссеров документального кино.

Ведущий:  Для узкого круга, по сути?

П.П.:  Нам было интересно общаться друг с другом и обсуждать проблемы, которые так или иначе связаны с документальным кино, с тем, что мы показываем, вообще, с жизнью.  Как только  мы начали это проводить, на курорте тогда  Усть-Качка, тут же образовалась куча народу, которая говорит: «Нам это тоже интересно». Почему в
Усть-Качке, давайте в Пермь переезжайте. Мы переехали в Пермь. И так постепенно, постепенно, постепенно фестиваль начал  обрастать все новыми сторонниками, новыми зрителями,  новыми какими-то программами. И вот  сейчас мы, если говорить о программе этого фестиваля, у нас около 20 различных  программ, больше 100 фильмов фестиваля. Посмотреть это, конечно, невозможно. Но мы это делаем для того, чтобы  той или иной категории людей… вот кого-то интересует  российское кино документальное, кого-то мировое кино документальное кого-то там вот представление фильмов членов жюри, там есть какие-то такие  изюминки, которые  интересны очень будут.

Ведущий: Ну вот, если мы начнем, например, с «ВУЗ-«Флаэртианы», которая стартовала сегодня, понятно, что вы  наверняка не преследуете цель вырастить будущих кинокритиков, кинорежиссеров.

П.П.:  Конечно.

Ведущий:  Но показываете фильмы, устраиваете с ними обсуждение. Ради чего все это?

П.П.: Я не устаю повторять эту историю, которая случилась в Высшей  школе экономики, где после просмотра, такого же просмотра,  который там состоялся,  молодой человек встал и сказал: «Вот, ребята, смотрите, вот мы сейчас разговариваем на эту тему, связанную с фильмом. Мы на  эти темы не разговариваем ни между собой, ни в семье, ни в университете, а мы через два года выходим и становимся руководителями производств. Через 5, 10 лет. Не понимая того, чего мы сейчас обсуждаем, не проговаривая это, не дискутируя между собой, не  обсуждая, мы можем принять неправильное решение».  И вот это является главным мотивом…

Ведущий:  То есть вы возбуждаете интерес к самым разным темам.

П.П.: Мы возбуждаем интерес…

Ведущий:  К  жизни.

П.П.:  …к жизни, к самым что ни на есть  горячим проявлениям  этого: и  с точки зрения экономики, сточки зрения политики, и социальные вопросы, и так далее. То есть документальное кино – это  наша жизнь, которая нас окружает, и которая человеку преподносится как фильм. А что такое фильм? Фильм – это результат работы человека в течение  года, а то и больше с какой-то темой. Ни один  журналист не может  себе позволить такую роскошь и работать с какой-то темой, с каким-то героем в течение года.  Это невозможно. Поэтому вот это серьезная глубочайшая  аналитика, которой  занимаются документалисты во всем мире.  И у нас, в том числе.  Это нельзя назвать бизнесом. Это вот своего рода,   документальное кино у нас в России,  по крайней мере, это своего рода желание высказаться на какую-то тему. И это неслучайные высказывания, это не просто так хи-хи, ха-ха, а это серьезная аналитическая,   глубокая работа.

Ведущий:  В связи с активностью в последний год, в частности, в России с разными митингами,  гражданскими активистами, изменился ли  какой-то вектор зрения у документалистов? Например, на «Текстуре», вот недавно завершившийся фестиваль, вдруг показывают фильмы  политического отчасти содержания. У кинодокументалистов есть  это сегодня?

П.П.: Вы знаете, документальное кино – как литература.

Ведущий: Реагирует.

П.П.: Вот если, как бы,  телевидение  - это газета, вечером в газете, утром в куплете, да,  то есть в этом смысле  документальное кино – это все-таки  литература. Документальное кино  не снимается по горячим следам, когда еще непонятно, что вы видите перед собой. И вот эти фильмы, которые были  на той же самой «Текстуре», и этих фильмов у нас не будет на  нашем фестивале, это фильм мастерской Марины Разбежкиной «Зима уходи» и фильм «Завтра» Андрея Грязева.  

Ведущий: Не будет, потому?..

П.П.: Потому  что это не кино.  Это  не кино, это репортаж.  Это репортаж, который мне позволяет составить мнение. Допустим, «Зима, уходи», мне стало страшно после просмотра этого фильма, потому что я вдруг понял, что  ситуация очень похожа на февраль 17-го года, что после этого будет гражданская война и смерть кругом, и разруха. И страна опять  погрузится в хаос.   Я,  прежде всего,  подумал об этом.  Конечно, это может быть и не так, но я об этом подумал.

Ведущий: А ведь по формальным признакам он  вам, по сути, по-моему, подходит.

П.П.: Нет-нет-нет.

Ведущий:  Там нет закадрового голоса.

П.П.: Нет. Это снято разными авторами, разными операторами.

Ведущий: И не один герой, да?

П.П.:  Да. Это много героев. Это вот сама атмосфера. Но там же, понимаете,  эта попытка сделана,  вот в начале и в конце эти мужики  где-то сидят…

Ведущий: Замечательно, да.

П.П.: …выпивают и че-то комментируют.  Это попытка такого комментария, сделать рамочку такую, которая ну вот…  и это все пройдет, типа, да, потому что мужики-то  главное, которые умеют и хотят работать, и выпивают водочку. Ну это главное. Ну да, может быть такая точка зрения, а может быть другая точка зрения, понимаете. Потом это все не утряслось, это все хроника, которая снята  в наши дни, и которая  должна быть положена на полочку, отлежаться пару-тройку лет, а потом уже будем говорить, что было, и тогда посмотрим, что  это она самом деле происходит перед нашими глазами.

Ведущий: Последняя информация была такая, что будет  представлено 14 фильмов из 11 стран. Как-то цифры поменялись?

П.П.: Да, цифры поменялись. Это вот  особенность нынешнего фестиваля то, что сократилась конкурсная программа международная.  Произошло это не по желанию по нашему. Произошло естественным образом, такой тренд образовался,  что документальное кино снимают все  не меньше формата 1 час. Час, час двадцать, час тридцать, так называемый ??????? (неразборчиво)  Documentary, то есть длина документального кино равна кинотеатральному показу. На западе документальное кино идет в кинотеатрах. Понятно, что не в больших залах, но тем не менее. И вот этот тренд, он настолько сильный оказался, что  короткометражное документальное кино сейчас в основном снимают  или студенты, и в основном это Польша и Россия. Ну  еще иногда где-то в восточных странах снимают. Но все западноевропейские страны и американцы – это  уже  полнометражный формат.

Ведущий: То есть вам пришлось сократить?

П.П.: Да. У нас не будет конкурса короткометражного, не будет претендентов на конкурс короткометражного  документального…

Ведущий:  То есть «Малый Нанук» это.

П.П.:  Да. Одного Нанука нынче не будет. В связи с этим мы решили сделать  экспериментальный конкурс  национального фильма, «Флаэртиана» российская. И, соответственно, потратить деньги на то, чтобы, когда сюда приезжают режиссеры, их ??????? (неразборчиво) и так далее. 

Ведущий:  Будут ли в программе фестиваля, ну вот в конкурсной,  пока про основное говорим, фильмы тех режиссеров, которые уже участвовали во «Флаэртиане», либо  это совершенно новый такой список?

П.П.: Нет.  Это не закон, это и не правило…

Ведущий: Не закон.  Просто совпадение.


П.П.: Совпадений таких  нынче нет. Все фильмы, все режиссеры  еще ни разу не были в Перми.

Ведущий: Они сами  присылают свои заявки на участие?

П.П.: Конечно.

Ведущий:  То есть это не так, что вы ищете по миру молодых.

П.П.: У нас ездят трое отборщиков на ведущие европейские фестивали в основном, иногда на американские. Они отбирают для нашей «Флаэртианы» свои фильмы, вернее, фильмы  для нашей...  Потом мы уже собираемся и все вместе отбираем  конкурсную программу.

Ведущий: Вы, как президент,  уже видели эти фильмы.

П.П.: Абсолютное большинство из них я видел. За исключением двух-трех, по-моему.

Ведущий: Молодеет документальное кино в плане режиссеров?

П.П.: Да. Вы знаете, несмотря на то, что, допустим,  на нынешнем фестивале у нас ретроспектива Юры Шиллера, любимого пермяками режиссера, у него был юбилей. Он приедет, и можно будет с ним пообщаться.  Несмотря на это, огромное количество фильмов мы  ??????? (неразборчиво) программу, допустим, в мастерской Бориса Караджева, ВГИКовской мастерской, «Молодое кино», так называемая, программа студентов, Санкт-Петербургского университета, будет представлять Николай Макаров, преподаватель Санкт-Петербургского университета, будет программа ??????? два ноль, «Идущие не в ногу», программа студенческих работ,  выпускников ВГИКа.  И будет опять же семинар для продюсеров,  режиссеров, который проходит во время проведения  фестиваля, но напрямую никак не связан. Просто в  это время будет  работать  вот этот семинар, где пятеро  режиссеров из других городов – Москва, Питер, Самара и так далее, и пятеро будет пермяков.  Преподаватели тьюторы   этой мастерской – это  два известных… один известный польский тьютор режиссер Ежи Сладковский и руководитель Драгон-форума Печенга в Кракове Дорота Рожковская.

Ведущий: Любимый вопрос мой прислала Анна: «О чем сегодня снимают документальное кино? Это истории людей либо  страны?»

П.П.: История страны – это история людей, потому снимают кино о людях. 

Ведущий: Вопрос от Юрия: «Интересует судьба документалистики в Перми. Что предпринимается для продвижения пермских фильмов на российский и западный рынок? Что будет с киностудией «Новый курс»? Ходят слухи о ее закрытии. Павлу - горячий привет, а «Флаэртиане» - успехов».

П.П.: Спасибо большое. Вопрос болезненный. К сожалению, мы уже многие, скажем так, последние годы документальное кино в Перми живет только  или за счет федеральной поддержки, чего нынче не было, в этом году нам не дали ничего, пермским режиссерам, имеется в виду финансирование производства. Не за счет каких-то денег, которые министерство культуры дает. Есть программа, мы в Общественной палате принимали программу…

Ведущий: Мы с вами тут сидели втроем с исполняющим обязанности министра культуры.

П.П.: Да-да. Я надеюсь, что все-таки кино в Перми... в Перми есть платформа для этого. Фестиваль «Флаэртиана» и киностудия «Новый курс» создали  эту платформу. Есть, причем, социальная платформа, потому что  главное направление фестиваля,  которым мы сейчас занимаемся, это  некие социальные образовательные практики. Мы открываем в следующем году в педиуниверситете магистратуру по тьюторству в  культуре. «Пермкино» становится базовой  экспериментальной площадкой Министерства образования федерального. Федерального, не нашего. Это вот все те направления… Вот сейчас «ВУЗ-«Флаэртиана», потом «Флаэртиана» в 12 районах Пермского края будет проходить с обсуждениями и с обучением людей практикам вот этих ведений дискуссий, тьюторских практик. Это то, что мы делаем. Но все должно быть построено, конечно, прежде всего,   на создании атмосферы и возможности для того, чтобы  люди снимали кино. И только вот эта социальная аналитика,  которая является документальным кино, может быть  внедрена в наше общество  и привести к каким-то позитивным изменениям  в самом обществе, потому что, еще  раз подчеркиваю,  документальное кино  - это аналитика, это социальная аналитика, это гуманитарная технология, если хотите.

Ведущий: В этом, в общем-то, и миссия.

П.П.:  В этом миссия, да. И для тех, кто  понимает, все кажется  очевидным. Но,  к сожалению, иной раз не понимают ни чиновники…  Особенно, когда речь заходит о каких-то выделениях денег. В том числе, и предыдущий состав правительства, в общем, не очень активно занимался.

Ведущий: Может быть, после того, как они на открытии фестиваля вас и нас всех поздравляют с открытием, их просто силой посадить в кресло, чтоб они посидели, посмотрели,  или зашли в будние дни, когда идет фестиваль днем, и зашли на любой сеанс и увидели то количество зрителей,   уровень обсуждений простых зрителей фильмов, может быть, так какое-то понимание  будет.

П.П.: Я бы вообще  рекомендовал в Законодательном собрании кино показывать хотя бы  раз в месяц, чтобы люди   немножко поняли, где они находятся и зачем они тут находятся.
 
Ведущий: Но как-то был ведь какой-то фестиваль, открывался фильмом «Мать».

П.П.: Да.

Ведущий: И все чиновники пришли и удивились: надо же, как живут в стране.

П.П.: Да-да-да-да.

Ведущий: Удивительно. Что за фантастику сняли?

П.П.: Где  это вы снимали, да, типа того. На самом деле, меня больше всего впечатляет, конечно, сейчас  проходящий конкурс «Флаэртиана», он сегодня  начался.  И я надеюсь, что после 61 просмотра и от 61 дискуссии люди,  которые учатся в вузах, изменятся, и они по-другому  немножко будут думать и о своем назначении в этом обществе, и о самом обществе, и о тех людях, которые  так и руководят, которым я рекомендую смотреть документальное кино.

Ведущий: И быть в курсе того, что происходит. Несколько слов о программе, которая меня очень заинтересовала: «Детство: среда обитания».  Это программа кинопоказа  фильмов?

П.П.: Вот это то, о чем мы как раз и говорим.  Это тот тренд, который  развивается с 2009-го  года Понятно, что  начался еще раньше с различных тематических  блоков на «Флаэртиане». Но в основном начался с «ВУЗ-«Флаэртианы» 2009-го года. Сейчас мы дошли до просмотра  документального кино в детской аудитории, начиная с детского сада. Мы детям показываем документальное кино. 

Ведущий: Я думала, это программа фильмов о  детях.

П.П.: Нет. Это программа… это дети, которые смотрят  документальное кино и обсуждают. Ведут дискуссии с детьми  обученные люди – тьюторы. И это отдельная история. Я очень горжусь, что мы сейчас начинаем  показывать документальное кино  в детских домах, их осталось десять  в Пермском крае, и  такая ситуация в детских домах, у меня иной раз возникает впечатление, что эти  ребята, которые там живут, они брошены всеми.  Это инкубатор, который  воспитывает далеко не  положительных людей. Мы работаем с юными правонарушителями, которые, кстати, вот в качестве эксперимента  высказали  желание  работать помощниками тьюторов в детских  домах, объясняя им, что они видели.  То есть, понимаете, это когда дети практически малолетние из асоциальных семей, практически малолетние правонарушители, они  начинают объяснять, как они понимают жизнь   для детей, которые в детских домах.

Ведущий: Конкурсные показы пройдут с 10 по 15 октября. Где можно будет посмотреть  документальное кино этой осенью?

П.П.: У нас обычно большое количество площадок. Основная площадка, конечно, «Пермкино», то есть кинотеатр «Премьер». Показ, зрительный  показ, мы его назвали  «The Best», то есть лучшее, это фильмы-лидеры мирового проката  документального кино, которые, конечно, у нас в кинотеатрах не показывают. Мы надеемся, что оно будет, может быть, идти, если зритель   даст положительную оценку,  может быть, оно будет идти у нас в «Премьере».  Так вот эта программа «The Best», будет четыре фильма там. Это программа  в кинотеатре «Октябрь».  Также в кинотеатре «Октябрь» будет международная конкурсная программа.  Третья площадка – это арт-фойе гостиницы «Урал», киноконцертного зала гостиницы «Урал». И четвертая площадка – это студклуб Пермского университета классического, где будет дискуссионная  площадка, где каждый вечер  в течение четырех вечеров  будут студенты  показывать и обсуждать  фильмы документальные. 

Ведущий: А открытие и закрытие?

П.П.:  Открытие – это уже пятая  площадка, это Органный зал. Открытие и закрытие, можно уже сейчас приобрести билеты, если вы не являетесь специальной аудиторией, не журналист или не участник фестиваля. 

Ведущий: Как правило, на открытии «Флаэртианы» особенно показывается самый вкусный фильм, самый интересный. 

П.П.: В этот раз я взял на себя риск, и ни с кем не советовался, я показываю тот фильм, который  мне очень нравится, который я очень люблю. Называется «Старые партнеры». Это корейский фильм о старике, который живет в Южной Корее,  и выращивает  рис традиционным способом. То есть вот заливное такое поле,  где он работает со своим другом старым волом. Волы вообще живут до 20 лет, а этому волу уже 40 лет.  А старику этому уже под 80. Кто из них первый умрет непонятно.  Приезжают дети, пытаются уговорить  старика, что давай, езжай к нам в город, ты уже старый, и  так далее, и  так далее. И вот это история  наблюдения последних  дней, фактически последних месяцев  этой нежной дружбы человека, который вот таким образом  прожил   всю жизнь, и не хочет отдавать  на живодерню  своего старого друга. В конечном итоге, в фильме есть концовка. Там все случается, что должно случиться. Но фильм очень нежный, очень хороший. Он достаточно  хорошо   шел во многих странах мира.

Ведущий: Кто будет определять в этом году,   желающих увезти из Перми, а может быть…  ну да, пермяков ведь нет в конкурсной программе?

П.П.: В конкурсной программе нет.

Ведущий: Хорошо, тогда  желающих увезти из Перми «Золотой Нанук», и, в том числе, денежную премию?

П.П.: Председатель жюри нынче продюсер, режиссер из Финляндии Иикка Вехкалахти, известный в Европе очень  тем, что он много делал проектов документальных, и является  комиссионером, тот человек, который  закупает документальное кино. Это Эдгар Бартенев, это  режиссер. Он участвовал в нашем фестивале, фильм вы помните «Яптик-Хосе». Это Лили Ван ден Берг, режиссер, продюсер из Нидерландов. Она привозит, кстати, свой фильм, который про Ольгу Сергеевну, это мама Сережи Скворцова,  она же преподаватель 7-й школы английской. Сергей Скворцов известен старшему поколению пермяков, и мне он известен, как один из   людей, который создал фактически документальное кино. Он был, допустим, один учителей  Вити Косаковского, фильм которого, кстати, «Антиподы»  будет тоже  на нашем фестивале. Это Жак Дебс, еще один из  режиссеров, продюсеров, живущих во Франции, и Татьяна Тихоновец, наша пермячка, критик.

Ведущий: Театральный критик. Если я не ошибаюсь, вы всегда включали в программу еще победителей последней «Флаэртианы».

П.П.: Это тоже не правило. Это бывает  случайно. В этом случае Эдгар Бартенев, он призер  нашего фестиваля.

Ведущий: Спорите с жюри?

П.П.: Нет. Жюри принимает совершенно самостоятельное решение. Я к этому никак не причастен. У нас еще жюри будет FIPRESCI, кстати, как единственного, напоминаю, в России фестивале документального кино международного, которое существует согласно международной хартии фестивального движения. Такой фестиваль документального кино в России один – это «Флаэртиана». У нас будет жюри FIPRESCI. Там будет Сергей Анашкин, журналист и кинокритик из Санкт-Петербурга, Бернар ???????? (неразборчиво) , журналист и кинокритик из Франции, и Марике Ньюдорп,  журналист и кинокритик из Нидерландов.

Ведущий: Тут будут теоретики в жюри FIPRESCI, а в основном жюри уже практики, люди…

П.П.: Там продюсеры, режиссеры, да.

Ведущий: …которые внутри процесса и понимают, что это. Скажите, пожалуйста, если кинопоказы будут вот в этих разных местах, существует ли какая-то логистика, чтоб я успела, посмотрев один хороший фильм, попасть на другой хороший фильм? Не придется мучиться, выбирать.

П.П.:  Во-первых, мучиться придется, легкой жизни не обещаю, потому что 100 фильмов в программе, за  5 дней их посмотреть невозможно. Во-первых, логистика, она простая. «Премьер» находится  на Комсомольском проспекте фактически,  там же находится кинотеатр «Октябрь», и тут же находится  арт-фойе гостиницы «Урал».  То есть это все в центре, все в прямой доступности  ногами даже.

Ведущий: Я надеюсь,  ту добрую традицию показывать уже  по окончании фестиваля фильмы-победители, те фильмы, которые кто-то не успел, это все будет  продолжено.

П.П.: Да, это будет продолжено. Мало того, у нас в российской «Флаэртиане», новшество, вот это я уж который ?????? (неразборчиво) сказал,  то, что приезжает, допустим, Тофик Шахвердиев, один из победителей тоже «Флаэртианы», и мы его привозим, опять же, для того, чтобы   он показал свое новое кино, конечно. И, прежде всего, мы хотим, чтобы он нам  дал на наш сайт flahertiana.tv свой фильм замечательный про любовь, который тоже был победителем фестиваля. И вообще российская «Флаэртиана», она,  в принципе,  заточена  на то, чтоб мы получали права на фильм режиссеров, которые сюда приезжают.

Ведущий: Простите за вопрос. А вот фильм Расторгуева, Костомарова «Я  тебя не люблю»  - это фильм «Флаэртианы»?

П.П.: Да, в принципе, это фильм «Флаэртианы». Мало того, я и Владимир Соколов продюсеры  этого фильма. Он участвовал  нынче и в Канне, и в Анапе, и на «Кинотавре», и так далее. Этим фильмом мы просто продемонстрировали возможности свои как продюсеры.  Если бы у нас были какие-то деньги на это, то мы бы  затевали серьезные проекты, которые  бы точно побеждали на крупнейших фестивалях. К сожалению, это  был только единичный случай. Мы доказали, что мы можем  продюсировать  хорошее кино с известными очень авторами.

Ведущий: Но если они не участвуют во «Флаэртиане»,  это по каким-то этическим соображениям?

П.П.: Во-первых, они в прошлом году участвовали, но не в конкурсе. Нынче  участие их в конкурсе после того, как он участвовал в игровом конкурсе «Кинотавра»,  ну, в общем, это экспериментальное кино, которое  больше они позиционируют как игровое кино. Я не буду говорить о  хитростях продюсирования такого рода фильмов. Вот он недавно принимал участие в «Текстуре», которая закончилась.    После того, как мы, продюсеры, уже в прошлом году его показали пермякам,  он будет у нас идти в кинотеатре «Премьер» в скором времени,  начиная с октября месяца. Он будет  там идти, и те, кто хочет посмотреть,  можно будет посмотреть.

Ведущий: В 12-й раз пройдет «Флаэртиана». Чувствуете ли вы воспитанную публику уже…

П.П.: Безусловно.

Ведущий: …публику, которая постоянно ходит?

П.П.: Да-да, это совершенно точно, это постоянно. Это уже и звонят, и приходят, и билеты требуют и покупают, и бейджики, и так далее. Есть  среда, совершенно точно, есть среда.

Ведущий: Я точно знаю, что есть люди, которые  берут увольнительную  на неделю, увольняются, чтоб посмотреть фильмы.

П.П.: Да. И вот ради этих людей мы работаем на самом деле. Эти люди, как мне кажется, они те…

Ведущий: А отчего это?  Оттого, что невозможно уже смотреть то, что есть на телеэкране?

П.П.: На телеэкране вообще такого кино нет, уж не говоря про коммерческие кинотеатры, точно совершенно. Такого кино больше нигде нет.

Ведущий: Можно ли сказать, что это запрос людей интеллектуальных?

П.П.: Да, это запрос примерно пяти, максимум десяти процентов  населения. Но вы знаете, что около 5, 7, 8 процентов людей вообще ответственны за какие либо  решения в нашей стране и в других странах тоже. Поэтому это фильм для тех людей, кто понимает, тех людей, которые     хочет узнать, как мы живем, и видеть, как это происходит.

Ведущий: Может ли однажды появиться  на «Флаэртиане» такой раздел, либо часть конкурсной программы, фильм тире журналистское расследование, которое сейчас очень много снимают? Или вы не чувствуете потребности

П.П.:  Журналистское расследование, как они это  называют, на самом деле это далеко не фильм.

Ведущий:  Это большой сюжет?

П.П.: Это большой сюжет, это спецрепортаж, в лучшем случае. Никто не даст журналисту в течение года работать с фильмом, еще раз говорю. Поэтому если  журналист будет работать в течение года, то это  будет уже серьезное кино, действительно.  Но журналист – это такая суровая работа, и журналистам не дают такого времени.

Ведущий: Спрашивает Алик: «Какая цена билета на открытие «Флаэртианы»? Сколько будут вообще стоить билеты на бест зрительский?»

П.П.: Бест будет платная программа. Спасибо за вопрос, потому что…

Ведущий: Бест на то и бест.

П.П.: …это платная аренда кинотеатра, и платная копия. 250 рублей будет  на бест стоить. Вообще в любых других местах это или  бесплатно, или за небольшие деньги, которые  по ценам кинотеатра «Премьер».

Ведущий: А существует какой-то вездеход?

П.П.: Да, конечно. Можно вездеходы купить. И  покупать на весь фестиваль, и на один день. Приходите, обращайтесь в кассу, звоните.

Ведущий: У вас наступает самая-самая горячая пора. Дай бог, чтоб  все сложилось, все случилось. И в этом году фестиваль «Флаэртиана» нам подарил новые впечатления.

П.П.: Приглашаю всех.

Ведущий: Спасибо. До встречи на фестивале.

П.П.: Спасибо.


Обсуждение
1626
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.