Верхний баннер
15:49 | СРЕДА | 23 ИЮНЯ 2021

$ 72.67 € 86.71

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Гиндис - без бэ!

08.06.2011 | 12:36
Коллекционеры музыки на «Эхе Перми».

Ведущий: Доброго здоровья всем слушателям «Эха Перми». Меня зовут Игорь Гиндис. И мы продолжаем цикл передач про всевозможные мужские увлечения. Поскольку сегодня мы собираемся говорить о коллекционировании, то теоретически моим собеседником должен быть врач-психиатр. Потому что коллекционеры, они, ну, по большому счету, люди сумасшедшие. Какой нормальный человек грохнет последние бабки на проржавевшую, ну, я не знаю, там статуэтку эпохи Мин, и чем она существенно будет отличаться от такой же ржавой статуэтки эпохи Цин. Но поскольку программа авторская, и приглашаю, кого хочу, то я с удовольствием сегодня пригласил двух таких же сумасшедших коллекционеров. Итак, знакомьтесь – Борис Бейлин и Степан Васильев.

Борис Бейлин: Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

Степан Васильев: Здравствуйте вам.

Б.Б.: Мы сразу хотим сказать, что мы не такие буйные. Мы будем тихо сегодня вести, и кричать ??????? (неразборчиво) не будем.

Ведущий: Ну, тем не менее, вы достаточно сумасшедшие в хорошем смысле этого слова для того, чтобы стать участниками задушевного разговора о коллекционировании, к которому могут присоединиться все слушатели «Эха». Наше эфирное ICQ 404582017. Ну, а телефон прямого эфира 261-88-67. Итак, тема нашей сегодняшней задушевной беседы, ну, вот не все-все о коллекционировании, потому что все-все за час – это нереально. Один маленький сектор этого увлечения, скажем так, коллекционирование музыки. Есть такое правильное слово – филофонисты.

Б.Б.: Вот я его, честно говоря, не очень люблю. Вот я, наверно, музыку все-таки больше собираю, нежели коллекционирую. Для меня главное не количество все-таки, а качество, в первую очередь. А ты что, Степан, ты филофонист?

С.В.: Да, наверно, тоже нет. Потому что у меня коллекция системности никакой не имеет. А собираю я больше то, что мне самому нравится. Люблю покопаться в неком периоде – 60-е-70-е годы. Ну, и сама пластинка для меня важна вот не только как некий артефакт, на котором имеются некие символы, которые можно прочитать, узнать историю создания, но и как сам медийный носитель. Я все пластинки слушаю свои не по разу.

Ведущий: А вообще вот о слушании пластинок. Она же от этого царапается.

Б.Б.: Конечно. Если ее неправильно эксплуатировать, она портится, как и любой, в общем-то, предмет, как одежда или что-то другое. Поэтому есть определенные какие-то правила, как сними обращаться, которые люди, собирающие пластинки, очень трепетно исполняют. И, не дай бог, там прийти, допустим, в какой-нибудь наш пермский магазин, где продают пластинки, и самому, не смотря на то, что ты вроде,, как бы, при деле, взять эту пластинку. На тебя сразу начнут – а-а-а, зачем ты? Ты ее неправильно взял.

Ведущий: То есть, первое правило коллекционера пластинок – надавай по рукам тому негодяю, который хватается за твои пластинки.

Б.Б.: Да. То есть, там есть особая, в общем, особая хватка даже.

С.В.: У меня вот существует два проигрывателя, честно говоря. Когда вот приходят мне первые пластинки, я их сначала смотрю, вот посылочку открываю, меня не устраивает внешний вид этой пластинки, у меня есть специальный проигрыватель, на котором мне не жалко это дело. И ни головку не жалко. Я ставлю, прослушиваю. А дальше уже начинаю там…

Ведущий: Вопрос от слушателей. «Вы давно коллекционируете?» - спрашивает Дмитрий.

Б.Б.: Ну, я начал слушать музыку осознанно, наверно, в году 73-м. Вот я могу так сказать.

С.В.: Я чуть пораньше. Пластинки, наверно, появились уже в 74-м году.

Б.Б.: То есть, мы еще вот во времена Советского Союза начали этим заниматься, когда это было дело увлекательное, интересное, иногда даже небезопасное, когда можно было, в общем-то, за это невинное сейчас хобби попасть прямо в милицию.

Ведущий: А что, можно было попасть?

Б.Б.: Легко.

С.В.: А меня даже судили административным судом в свое время.

Ведущий: Да ладно.

С.В.: И 50 рублей штрафу.

Б.Б.: Это ж спекуляция.

С.В.: Да, на рынке. Там у них суд был специальный, такой. Вот на рынке двухэтажное зданьице, на втором этаже было вот ???????? (неразборчиво).

Б.Б.: Был такой даже специальный аттракцион – бега. То есть, стоят люди в определенном месте там на рынке в лесу за ДКЖ и смотрят по сторонам, не появятся ли милиционеры. Вот они появляются, и вся толпа начинает убегать.

Ведущий: Атас.

Б.Б.: Атас. Там пластинки летят, все бегут.

Ведущий: Да, страшные вещи прошли. «Какие у вас проигрыватели? - спрашивает радиослушатель. - Старинные или вот современные, как у ди-джеев?

Б.Б.: Нет. У меня проигрыватель «Филипс». Я не могу сказать, что он очень винтажный. Ну, наверно, он какого-нибудь… 80-х годов.

С.В.: Конец 70-х, наверно, 78-й, 79-й. А у меня два проигрывателя – «Ямаха» и «Дюаль», все пассиковые.

Б.Б.: Все-таки ди-джеевские проигрыватели, они более специфичные, хотя их тоже можно использовать для прослушивания вполне.

Ведущий: У меня в свое время был виниловый вертак, который я подарил приятелю вместе с кучей, кучей старых советских пластинок. Ну, тоже наш, советский – «Арктур-006».

Б.Б.: Известная такая ??????? (неразборчиво).

С.В.: Прямой привод.

Ведущий: Прямой привод.

Б.Б.: Вот на самом деле сейчас, опять же, некий бум наблюдается. И вертушки, даже вот те же самые советские, все «Арктуры», «Электроники» достаточно сложно найти. То есть, я знаю людей, которые специально выискивают их, потом продают.

С.В.: Реставрируют еще.

Б.Б.: Реставрируют, продают.

Ведущий: А вот хороший вопрос от Виталия, который меня, например, тоже интересует. То есть, это все коллекционирование именно пластинок, а не фонограмм? Ведь можно было бы все оцифровать и не париться. И вот, на самом деле, ребята, вот… То есть, вот у меня, например, куча музыки лежит на жестком диске моего компьютера. Там какие-то безумные гигабайты этой музыкальной информации. То есть, тоже вот… ну, та музыка, которую я люблю и слушаю.

Б.Б.: Ну, вот я могу сказать по собственному опыту, что одно время, достаточно долго в связи с тем, что я работал на радиостанции, вел музыкальное шоу, я в неделю скачивал и прослушивал порядка до 20 пластинок, альбомов той музыки, которая, в принципе, мне нравится. Я дошел до того, что я просто уже перестал что либо воспринимать. И поэтому передо мной возник вопрос, как мне вернуться к тому состоянию, когда я слушаю музыку с удовольствием. И я вернулся к виниловым пластинкам.

С.В.: Это, наверно, все-таки вот субъективное отношение к музыке. Потому что мне вот кажется, что живей намного звук, ярче и красивей именно вот на виниловой пластинке звучит. Ну, я говорю, что вот наше коллекционирование очень субъективно. Вот сложно найти двух человек, у которых вкусы совпадают полностью. Точнее, невозможно.

Ведущий: Ну, на вкус и цвет фломастеры вообще разные.

С.В.: И также на звук. То есть, вот придя к человеку к кому-нибудь в гости, послушал его пластинку, даже свою пластинку, она будет звучать по-другому. У каждого звучит по-разному все.

Б.Б.: Это, конечно, имеет значение, что как звучит. Но для меня более, например, важнее сам процесс прослушивания. Ведь что такое слушание эм эр зэ, МР3? То есть, вот трек № 17, трек №14-й, начал песню слушать, она тебе не понравилась, ты ее переключил на другую или перемотал, да, быстро. Для того, чтоб сделать это при прослушивании виниловой пластинки, тебе, как минимум, надо встать.

Ведущий: Ну, безусловно.

Б.Б.: Это, конечно, тебя как-то дисциплинирует и ты…

С.В.: Есть вертушки-автоматы, которые можно переключать.

Б.Б.: И ты все равно дослушиваешь, и потом понимаешь, а песня-то хорошая.

Ведущий: «Да, да, да, теплый ламповый звук» - съязвил Виталий.

Б.Б.: Вот я не сторонник теплового лампового звука.

С.В.: А я сторонник.

Ведущий: А все равно не подеретесь. Вообще, вот мне, на самом деле, вот это вот потрескивание винила в чем-то даже… иногда мешает. Может быть, просто я уже избалован звуком цифровым. Но на самом деле, когда я слышу … бывают же вот оцифрованные винилы, которые вот оцифрованы вместе вот с этим треском. И я вот слушаю, честно говоря, как-то вот немножко даже какой-то небольшой дискомфорт.

Б.Б.: Мешает. Мне тоже мешает. Если сильно запиленная пластинка, ее слушать невозможно.

С.В.: Ну, да.

Ведущий: Нет, но ведь даже новая потрескивает.

Б.Б.: Нет, это не мешает. Это статика. У нее совершенно другой треск.

С.В.: И часто новая потрескивает просто из-за того, что она хранится в бумажном конверте. Пыль из конверта выделяется и забивает дорожки. Ее просто помыть надо, и все.

Б.Б.: Кстати, если ты не знаешь, существует специальное устройство для мытья пластинок.

Ведущий: Обалдеть.

Б.Б.: То есть, как посудомойка. Засовываешь туда пластинки…

Ведущий: А тут такая пластинкомоечная машина.

Б.Б.: Да, да, да.

С.В.: Но мы консерваторы, ручками моем.

Ведущий: До чего дошел прогресс. Вопрос созрел у меня. Ну, вот в 70-е годы вас гоняли бушлатом с Центрального рынка и из-за ДК железнодорожников. Сегодня, слава богу, свобода, коллекционируй, чего хошь. И даже пропагандируй свое отношение к жизни. Пропагандируете ли как-то?

Б.Б.: Да, пропагандируем. То есть, во-первых, у нас есть место, где мы собираемся, и мы это место всячески рекламируем, как можем. То есть, некий кружок любителей музыки и виниловых пластинок.

С.В.: И CD там.

Б.Б.: И CD тоже, да. Можно назвать это клуб филофонистов, но мы это не любим. То есть, сейчас у нас некие пертурбации идут с местом. Как только…

С.В.: На Горького, 22 собираемся.

Б.Б.: На Горького, 22 по воскресеньям. Если у кого-то есть интерес, приходите. Принимаем всех. То есть, опять же с винилом или с CD.

Ведущий: А не планируете, вот какие-то… Сейчас вот, допустим, идет целая серия «Белые ночи», «Живая Пермь», не планируете ли, допустим, вот взять и выйти в народ.

Б.Б.: Обязательно планируем. Вот выходим в народ 12 июня на «Пикнике на траве», который пройдет в сквере оперного театра. Мы там решили устроить небольшой блошиный рынок аудионосителей. То есть, такой вот фримаркет, куда может прийти любой желающий с любыми своими старыми пластинками, сидишками, кассетами. То есть, они, может, у вас место занимают, выбросить жалко. Приходите. То есть, можно будет их поменять, подарить, продать, как угодно. У нас будут столы, у нас будут играть живые музыканты. Нормальная ярмарочная такая атмосфера. То есть, мы ждем всех, пожалуйста.

С.В.: Кстати, можно и проконсультироваться будет у людей, которые там будут присутствовать.

Ведущий: А почему формат именно фримаркета, то есть, блошиного рынка?

Б.Б.: Мне вот сам формат блошиного рынка дико нравится из-за своей неожиданности и неопределенности. То есть, если ты идешь в магазин, ты примерно представляешь ассортимент этого магазина. На блошином рынке можно найти все, что угодно. При этом ты не знаешь, что будет вот именно в это время. То есть, можно ничего не найти. Но вот эта вот неожиданность, когда ты ходишь и смотришь, роешься. Вот это лично меня завораживает.

Ведущий: Ну, то есть, если пойти, например, на музыкальную блошку за Битлами, то можно спокойно вернуться с ???????? (неразборчиво).

Б.Б.: Легко. Вот в этом-то вся и суть, потому что, ну… ты не планируешь, и вдруг…

С.В.: Или принести вертушку.

Б.Б.: Вдруг кто-то принес и вынес, положил, а тебе это очень надо. Все. Я был на крупных блошиных рынках в Шанхае и Будапеште. Можно ходить часами. Ну, они огромные, конечно.

С.В.: Я в Берлине был в фримаркете там…

Б.Б.: И если у нас 12-го как-то получится, если, действительно, это интересно не только для нас, там, какой-то кучке людей, то, в принципе, мы планируем и дальше какой-то некий такой блошиный рынок как-то сделать в Перми, развивать.

С.В.: У нас вот в клубе большая проблема. У нас определенного возраста люди собираются и определенных музыкальных направлений. Очень хотелось бы расширить нам. То есть, что-то из современной музыки… Да с «металлом» приходите, и приводите единомышленников.

Б.Б.: Да, у нас средний возраст те, кому за сорок. Это очень, вот лично для меня, немножко грустно, потому что я слушаю музыку современную. И мне надо, например, единомышленников. Их очень мало. Хотя я знаю ребят, которые прекрасно собирают винил, каких-нибудь там британских ?????? (неразборчиво) групп, и им по 22 года. Есть такие. Но, к сожалению, не очень много.

Ведущий: «А что вы за люди, извиняюсь за жаргонизм, по жизни? – интересуется Виталий. - Чем зарабатываете? Какие у вас хобби кроме пластинок? Просто как-то вот не выстраивается типаж, кроме карикатурного интроверта. Но по голосу такое впечатление не возникает». Кто вы? Признавайтесь.

Б.Б.: Я 15 лет работал на одной из пермских радиостанций. Недавно сам ушел на заслуженный отдых. Сейчас я занимаюсь какими-то своими личными проектами. Вот уже дошел до этого.

С.В.: Ну, я тоже вот из фрилансеров. В общем, занимаюсь всякой компьютерной ерундой слегка. Кормлюсь, так сказать, ногами и руками.

Б.Б.: Не знаю, интровертом меня очень сложно назвать. Я очень общительный человек.

Ведущий: Ну, вообще, на самом деле, коллекционер, наверно, должен быть общительным, хотя бы потому, что иначе он будет таким, этим «скупым рыцарем», трясущимся над своим единственным сундуком.

С.В.: Обмен информации происходит.

Б.Б.: Ну, вот я когда прихожу на ярмарку, у нас раз в году устраивается, там такое сборище антикваров, и всяческих коллекционеров, мне иногда на них страшно смотреть, потому что они как раз это такая замкнутая каста. То есть, у них такой кружок, в котором они варятся и вертятся. То есть, они говорят непонятными для других людей словами и терминами. Я вот не хочу таким быть. Музыка, она немножко другая.

С.В.: Кстати, в последней ярмарке мы участвовали со своим клубом.

Ведущий: А разве у вас нет своего жаргона?

Б.Б.: Есть, конечно. Но он совершенно необязателен.

С.В.: Да и понятен любому.

Б.Б.: Он понятен любому человеку. Там епишка, там…

С.В.: Вертушка.

Б.Б.: Там, семидюймовка, двенадцатидюймовка. Но это все просто.

С.В.: Сорокопятка, да.

Ведущий: Ну, кто-то, может, при слове «сорокопятка» вспомнить противотанковое орудие времен Великой Отечественной, на самом-то деле. А вообще, жаргон коллекционеров, он… ну. вот как ни верти, он все равно всегда есть. И, допустим, вот та же епишка…

Б.Б.: Экстендед плей.

Ведущий: …это оно ведь кому-то надо объяснять.

Б.Б.: Мы это очень легко объясним. Кроме того, если это раньше составляло какую-то трудность, то сейчас, при наличии Интернета почти в каждой квартире, это настолько все просто, что…

Ведущий: Нет, ну, ты понимаешь, оно ведь ежели сначала погуглить… но ведь лень же, лень.

Б.Б.: Приходите, расскажем все.

С.В.: Спрашивайте, спрашивайте, да.

Ведущий: Ну, вот спрашиваю, спрашиваю. А вообще, на самом деле, вот на винилах на тех де далеко не все есть. Как выходите из положения?

Б.Б.: Почти все есть на винилах. Другое дело, что иногда эти винилы печатаются в количестве ста, двести штук, как дополнительное издание как раз для коллекционеров. И они очень дорого стоят. Ну, что, тогда я покупаю CD. Или, если нет CD, ну тогда я стараюсь найти это в Интернете. Я еще раз говорю, я не фанат такой.

С.В.: Сейчас последние свежие есть издания, они переиздают старые вот малотиражные виниловые издания, хотя не все вышло. И приходится, как говорили, за неимением гербовой иметь сидишку. Кстати, на сидишках гораздо больше нет, чем на виниле.

Ведущий: Да ладно.

С.В.: Конечно.

Б.Б.: Я еще раз говорю, все переиздают. Все группы, которые записываются, ну, последнее время все стараются выпустить еще какой-то ограниченный, но тираж виниловый обязательно.

Ведущий: То есть, современные группы выпускают винил?

Б.Б.: Да. Обязательно. Вот недавно я получил из Финляндии замечательную совершенно пластинку 2011-го года финской группы Eleanoora Rosenholm. Свежайшая. Вот она только вышла недавно. Пожалуйста.

С.В.: Вообще ходят слухи, что, по идее, винил, он менее поддается тиражированию. И звукозаписывающие компании именно вот из этих соображений поддерживают.

Б.Б.: Наблюдается некая такая уже ???????? (неразборчиво). То есть, те, кто увлекается музыкой и имеет некий какой-то достаточный уровень дохода, они начинают слушать винил. Потом ?????? (неразборчиво) CD, потом эм эр зэ.

Ведущий: С огромным удивлением ухожу на новости.

Ведущий: Ну, что же, подоспел за время выпуска новостей обиженный вопрос от радиослушателя. «Слышу в ваших словах некий снобизм по отношению к тем, кто слушает не винил. Я, знаете ли, сам люблю цитировать фразу «за неимением гербовой». Но зачем современные технологии приравнивать к бумаге, пардон, клозетной?»

Б.Б.: Не согласен про бумагу клозетную. И никакого снобизма я не испытываю. Еще раз говорю. Современная индустрия музыкальная, она, конечно, вся заточена на прослушивание МР3, вся заточена на прослушивание цифровой музыки. То есть, и музыка уже выпускается для того, чтоб хорошо играла в телефоны. Но если я, извините, слушаю все дома, я вот только так воспринимаю это дело, вот я слушаю когда на моих больших колонках, с моим усилителем. И мне больше так нравится. Где ж тут снобизм? Слушайте, ради бога. Вы слушаете одно, я слушаю другое.

С.В.: Я просто тоже сравниваю. У меня есть на разных носителях музыка. И мне больше нравится то, что звучит с виниловой пластинки.

Ведущий: То есть, в машине, например, мы музыку слушать не будем вообще.

Б.Б.: Ну, в машине, почему? В машине играет радио, в основном. Это фоновый режим. Просто существует, у меня лично, несколько режимов прослушивания музыки. Есть фоновый, когда ты что-то делаешь, она у тебя играет там на компьютере. Есть для удовольствия, или еще для каких-то целей. Это когда ты просто слушаешь внимательно. Вот я отношусь как раз к последней вот категории слушателей

. Ведущий: У нас телефонный звоночек. Алле. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. А когда вы прослушиваете музыку, вы ее делите на части, там, допустим, классика, эстрада?

Б.Б.: Конечно, делим. Как ее не делить-то? Я не понял немножко вопрос. То есть, да, разделяется по жанрам музыка, естественно.

С.В.: Слушаем мы разную музыку. От классики и джаза до каких-нибудь совершенно…

Б.Б.: Я вот недавно надыбал «мелодиевские» пластинки с прекрасной индийской музыкой в исполнении Рави Шанкара. Отлично.

Ведущий: Прелестно.

Б.Б.: Да. Вот нашел просто у знакомого, говорю – надо? Не, не, забирай, забирай. Ой, хорошо. Ну, спасибо.

Ведущий: И стало тебе, Боренька, счастье. А между тем на нас по-прежнему обижаются. Вернее, на вас, ребята, обижаются. Я так стрелочки перевел незаметненько. Нас внимательно слушали. «У вас была фраза – люди после некоторого уровня начинают слушать винил. То есть, слушаешь МРЗ – до уровня не дотягиваешь».

Б.Б.: Нет. Дело в том, что для того, чтоб слушать винил, надо все-таки что-то тратить. В отличие от МР3, в общем, который не требует никаких затрат. Вы ведь согласны, что все качают, и ничего не платят. Вот. Соответственно, и для того, чтоб уже дальше слушать музыку… ну, не дальше, а просто слушать на других носителях, приходится что-то тратить. Если вам не жалко, если у вас есть возможность это делать, пожалуйста, это хорошо. Ну, опять же, никакого снобизма тут нет. То есть, если б у меня не было в возможности, я б, наверно, не мог бы это делать.

С.В.: Надо еще обратить внимание на то, что виниловая пластинка, она ведь не просто, как медийный носитель. Она как некий артефакт. Она несет какую-то историю.

Б.Б.: Она материальна. Она не виртуальна, она материальна. Она останется. Это можно оставить, подарить кому-то. Но скачивать музыку и обмениваться файлами это тоже интересно. Но гикнулся ваш жесткий диск с вашими гигабайтами, и все, до свидания.

Ведущий: Ну, почему, до свидания? Я еще из Интернета накачаю.

Б.Б.: Ну, понятно. Вот в этом есть некий элемент, скажем, такой… омертвения вот этого всего дела.

Ведущий: Ну, вот, черт его знает? На самом деле, вот для меня это еще вопрос места на полках. Потому что… то есть, вот, ну, ты представляешь себе, сколько надо…

Б.Б.: Представляю.

Ведущий: …вот пластинок, чтобы 100 гигабайт музыки на них впихнуть?

Б.Б.: Представляю очень хорошо. Нет, сейчас мы говорном не о эстетике, а о быте просто.

Ведущий: Чисто вот бытовое.

Б.Б.: Да, да.

С.В.: У меня жена смирилась с этим. Даже у нее есть отдельные полочки с ее виниловыми пластинками.

Ведущий: Ну, хорошо, когда жена, так сказать, сообщник и вас понимает. У нас телефонный звоночек.

Слушатель: Алло. Добрый день. Игорь, я буду короток. У меня два вопроса. Когда-то вы пытались организовать или организовали пермский рок-клуб, аналог питерского. Что случилось, почему он не произошел? И второй вопрос. Где мне можно со стопроцентной уверенностью оцифровать ДАТ-кассету? Спасибо,

Б.Б.: ДАТ-кассету, я думаю, во многих местах можно оцифровать. Это вопрос, скорее, технический. Отвечаю на первый вопрос. Хотя он немножко не в тему нашей передачи. А почему вы считаете, что пермский рок-клуб не случился? Он вот, как Пермь, так и пермский рок-клуб случился. В Питере одно, у нас другое. Он существовал, насколько я помню, в нем играли какие-то группы.

С.В.: Ты даже был когда-то там председателем.

Б.Б.: Ну, поэтому вопрос и был. То есть, время рок-клубов ушло, и, соответственно, ушло время и пермского рок-клуба.

Ведущий: А насчет оцифровать ДАТ-кассету… тут есть другой вопрос, на мой взгляд, более интересный, вернее, более близкий к теме нашего сегодняшнего разговора. Алексей пишет: «Я музыкант и играю живьем, и хочу выпустить записи на виниле. Не в курсе ли вы, друзья, как это сделать и сколько это будет стоить?»

Б.Б.: Ну, я знаю, что прецеденты были. Пермские музыканты выпускали на виниле. Это группа Dos Buratinos. Лучше обратиться к ним. Они, наверно, скажут, Руслан Тагиров. Кроме того, в Интернете тоже эта информация есть. Заводов в России, насколько я помню, по выпуску винила, по-моему, либо вообще не осталось, либо остался один-два. По-моему, раньше в Екатеринбурге все-таки делали.

С.В.: Мне попадалась недавно пластинка переизданная ??????? (неразборчиво), и было написано Made in Russia.

Б.Б.: Made in Russia, это не значит, что именно сделали здесь.

С.В.: Warner Brothers.

Б.Б.: То есть, в общем, это несложно. То есть было бы желание. Делается точно также запись, и, соответственно, ищется завод, который выпускает винил. Единственное, вопрос в тиражах. Чем больше тираж, тем это будет дешевле.

Ведущий: Ну, это понятно. Кстати, о цене. Раз уж заговорили о ценах, так сказать. о низменной материи, о презренном металле. Возникает банальный вопрос. Скоко? То есть, я понимаю, что верхнего предела коллекционная пластинка в цене иметь не может, и за какую-нибудь пластинку, которая там существует в каком-нибудь, я не знаю, единственном экземпляре в хорошем качестве цена, наверно, дойдет до каких-нибудь безумных денег. Но от скольки будет начинаться, ну, в порядочном качестве пластинка, которую можно считать коллекционной?

Б.Б.: Ой, вот ты вот сказал «коллекционная». Это вот сразу сузило тему. Смотря, что считать коллекционной. Можно за 50 рублей купить. Вот реально от 50 рублей. То есть, ту пластинку, которую ты оставишь у себя в коллекции. Другое дело, что, может быть, эта пластинка больше никому, кроме тебя, она и не нужна.

Ведущий: Нет, Боря, если это моя коллекция, то для меня она все равно уже коллекционная. И мне наплевать, то есть, мне-то она ведь в кайф.

С.В.: Я хочу сказать, что цены на винил примерно сопоставимы с ценами на CD. То есть, хороший CD фирменный стоит, как хороший фирменный винил.

Ведущий: То есть, лицензионный CD, уточним.

С.В.: Лицензионный. Ну, пожалуйста. А если такой малолицензионный, скажем так, CD, то можно сравнить и с далекого СССР с винилом, который, в общем-то, пока ценится не очень дорого, хотя, отдельные экземпляры есть очень дорогие.

Б.Б.: Вообще, пластинки можно одни и те же совершенно по разным ценам, потому что… ну, люди их сами в основном оценивают. Конечно, существует некий такой мировой рынок…

С.В.: Каталоги выпускаются.

Б.Б.: Каталоги выпускаются. Есть Интернет, много ресурсов, которые просто помогают понять, сколько примерно стоит эта пластинка, потому что там выкладывают их штук десять разные продавцы, и можно посмотреть разницу…

С.В.: В зависимости от состояния.

Ведущий: Ну, то есть, вот минимальную цифру вы назвали.

С.В.: 50 рублей.

Ведущий: Примерно вот от 50 рублей, действительно, можно найти пластинку…

С.В.: Да можно и подарить.

Ведущий: Ну, это понятно. У нас телефонный звонок.

Слушатель: Здравствуйте. Вот у меня такой вопрос. У меня есть радиоприемник «Эстония» с проигрывателем, есть и пластинки виниловые. Но сейчас проблема в том, что иголка источилась. Вот где можно приобрести иголочку, чтобы прослушивать пластинки?

С.В.: Иголками у нас торгуют некие магазины в городе. Но, в принципе, вы можете подойти к нам в клуб, можете подойти к нам на ярмарку. Лучше подойти на ярмарку. Это будет в воскресенье 12 июня в 12 часов в сквере у оперного театра, и задать вопросы. Люди подскажут. Потому что, видите, иголки, головки, они все разные.

Б.Б.: И еще модель вашего проигрывателя надо знать, потому что те же «Эстония», тоже разные выпускались. Приходите. Мы вам расскажем, поможем, чем можем. И вообще, просто, у тех, еще раз напоминаю, у кого есть пластинки, CD, и аудиокассеты…

С.В.: И даже просто вопросы.

Б.Б.: … которые не знают, что с ними делать, приходите к нам 12 числа в 12 часов дня в сквер у оперного театра. Ну, просто кому любопытно, тоже.

Ведущий: Я думаю, что именно на этой жизнеутверждающей ноте мы начнем постепенно заканчивать нашу беседу, потому что у нас остается буквально секунд 20 на то, чтобы помахать всем рукой, сказать спасибо за то, что вы нас слушали. Сказать спасибо Борису Бейлину и Степану Васильеву за тот, что вы пришли. Сказать спасибо Антону Мелехину за то, что он звукорил. И мне, за то, что вел.

Б.Б.: До свидания.

Ведущий: Всем пока.

Б.Б.: Слушайте хорошую музыку.

Ведущий: Пока.


Обсуждение
1664
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.