Верхний баннер
10:39 | ВТОРНИК | 15 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Гиндис - без бэ!

15.06.2011 | 15:39
Можно ли, занимаясь музыкой, зарабатывать деньги?
Ведущий: Доброго дня всем слушателям «Эха Перми». Меня зовут Игорь Гиндис. Вы слушаете ежесредошнюю, ежесреднюю… в общем, каждую среду программу «Гиндис – без бэ!» И тема нашей сегодняшней программы, тема нашей сегодняшней беседы – это музыка в жизни мужчины. Причем, мы попытаемся за сегодня решить вопрос: музыка в жизни мужчины это что? Это отдушина и самовыражение или средство выкашивания бабла? Вы можете участвовать в наших задушевных беседах. Наше эфирное ICQ 404582017. И я с удовольствием представляю вам гостя… сегодняшнего нашего гостя, человека, который из уважения к публике «Эха», наконец-то, пришел в студию трезвым, единственный в Перми мужчина-стерва, профессиональный музыкант Олег Асса.



Олег Асса: Здравствуйте, уважаемые слушатели. Всем респект и уважуха. Рад очень присутствовать на этом радио в твоей, Гоша, передаче.



Ведущий: Вообще, на самом деле, не смотря на то, что мы с Олегом очень хорошие друзья-приятели, и всегда находим множество общих тем, тем не менее, есть у нас с ним она такая нескончаемая заруба. Олег, видите ли, музыкант профессиональный. И поэтому за дружеским чаем я часто говорю ему таковы слова: «Дружище, ты проститутка». Оправдывайся.


О.А.: Замечательно слышать от тебя еще раз, особенно в прямом эфире, то, что я проститутка. Ну, да ничего страшного.



Ведущий: Извини, я перебью тебя на полсекунды. Просто, чтобы все остальные были в курсе.



О.А.: Да, ты меня сейчас просто… так мило на всей аудитории.



Ведущий: На самом деле Олег однажды сказал такие слова. «Вот на самом деле я профессиональный музыкант, я играю то, что нравится моим зрителям и слушателям. И если мне заплатят, я спою и «Муси-пуси» и «Чумачечную весну», и все, что угодно. Все зависит от того, сколько платят, каков будет гонорар». Вот тут-то и прозвучало вот это вот сакраментальное. Вот теперь оправдывайся.



О.А.: Теперь начинаю оправдываться. Ну, смотри, «Муси-пуси» и «Чумачечная весна» это не самые плохие песни на самом-то деле.



Ведущий: По крайней мере, позитивные, да.



О.А.: По крайней мере, позитивные. И песни, которые долгое время находятся в ротации любого радио. То есть, они по любому уже имеют какой-то респект. Потому что полный бред, я думаю то, что не поставят.



Ведущий: Нет, ну там, действительно, полный бред, если вслушиваться.



О.А.: Ну, хорошо, там полный бред. Там мощный промоушн, продакшн, хорошее продвижение этих песен продюсерами. На самом деле просто артист, он подстраивается под публику, под любую. То есть, можно, конечно, пойти по пути наибольшего сопротивления, сказать то, что я не такой, мне не нужно бабло, мне не нужны гонорары, слава, успех, не нужно ротаций на радио. Я буду петь и исполнять только то, что нравится мне и все. И в итоге вот ты останешься с зеленой мышью наедине, которая сидит в студии сейчас. Я же тебе имел в виду то, что я просто подстраиваюсь под слушателя и даю ему то, что он хочет от меня слышать, то, что он от меня ожидает на самом деле. Я вполне комфортно себя чувствую в этом образе подонка и гада, вполне комфортно в своих матерных песенках. Людям это нравится, и я стараюсь только развивать этот образ.



Ведущий: Хорошо. Кстати, о зеленой мыши. На самом деле у нас сегодня в студии есть еще один участник беседы. Он такой, персонаж без слов. Это огромная зеленая мышь, которую Олег зачем-то все время водит с собой. Я хочу задать тебе, Олег, вопрос. Вопрос, опять же, из классического анекдота: «Слышь, а мама твоя знает, чем ты тут занимаешься?» Ты только что проговорился о том, что у тебя образ поддонка, у тебя образ такого, мерзавца, ты исполняешь матерные песни. Скажи, пожалуйста, но ведь при этом ты вполне себе нормальный, вменяемый, интеллигентный человек из хорошей семьи. Я знаю, что ты любишь симфоническую классику. И не отпирайся мне тут. Я знаю, что ты читал много хороших и правильных книг. И, тем не менее, ты сознательно идешь вот на этот образ. Скажи, вот, действительно, как относятся к этому твои близкие, твоя мама, твои родители?



О.А.: То есть, ты меня опять сдал перед всеми, да, ??????? (неразборчиво), что я не такой.



Ведущий: Разумеется, конечно, конечно.



О.А.: Нет, уважаемые слушатели, я именно такой, какой я представляюсь. А насчет родителей… Мне очень повезло, я испытываю огромную благодарность к своим родителям, во-первых, за то, что всегда они меня поддерживали, чем бы я ни занимался. Быть может, они не считали это правильным, они бы хотели, наверно, другой судьбы для своего сына. Они бы хотели, чтобы я занимался какими-нибудь другими вещами, а не давал там ночные концерты в клубах, не ездил бы по гастролям, а к примеру, сидел бы в офисе, и был бы юристом по отношению как раз вот к моим родителям. Но они это восприняли, как мой выбор.



Ведущий: И спокойно к этому отнеслись.



О.А.: И спокойно к этому отнеслись. И мало того, что они спокойно к этому отнеслись, они меня всячески поддержали, по крайней мере, морально. Это точно.



Ведущий: Это важно.



О.А.: За что им огромный респект



Ведущий: Итак, напоминаю, у меня сегодня в гостях профессиональный музыкант Олег Асса. И мы пытаемся понять, что такое музыка в жизни мужчины - тупое зарабатывание бабла или, наоборот, осознанное зарабатывание бабла, или все-таки самовыражение. Ну, а я в этой беседе как раз представляю немножко другой пласт, если угодно, музыки. Я музыкант-любитель. И то, что я играю, я играю исключительно, ну, для себя, для своих друзей. То есть, я понимаю, что я не заработаю этим не то, чтобы каких-то существенных, наверно, вообще, никаких денег. И мне, честно говоря, Олег, наплевать. Но зато я, действительно, вот я играю то, что мне нравится, так, как мне нравится, то, что мне хочется. И если находятся люди, которые с удовольствием приходят на мои концерты, ну, в общем-то, я доволен. Вот это одна позиция. Ты говоришь: музыка для меня – это средство зарабатывания.



О.А.: Ну, это очень такой узкий взгляд, да, то, что это средство зарабатывания. Вот, к примеру, когда я играл джаз, вот это, наверно, и было как раз средство зарабатывания, поскольку я безумно устал от всевозможных ресторанов, кабаков, юбилеев, свадеб и прочее. А сейчас я играю и то, что нравится мне, и то, что нравится публике. И плюс я стараюсь, ну, как-то соответствовать моде и модным трендам каким-то, которые происходят у нас в музыке.



Ведущий: А нет ли в этом, друг мой, какого-то лукавства? То есть, вот смотри. С одной стороны, ты заявляешь, что ты играешь то, что тебе нравится, с другой стороны, ты говоришь – я все-таки подстраиваюсь под публику.



О.А.: А ты думаешь, такое невозможно?



Ведущий: Нет, наверное, возможно. Просто вот я пытаюсь понять, как ты это совмещаешь?



О.А.: Ну, смотри. Совмещаю совершенно спокойно. У меня есть текст. Любой какой-то текст. И они у меня всегда все равно независимые. То есть, они злые, они достаточно агрессивные, они нахальные, ты знаешь мои тексты.



Ведущий: Я знаю твои тексты.



О.А.: Они жутко стёбные. И прочее, прочее. Но эти тексты я заворачиваю в модную музыку, которая сейчас в моде, то есть, это смесь джаза, хип-хопа, клубной какой-то музыки, и преподношу это слушателям. У меня всегда была позиция такая, что в хорошей музыке проскочит абсолютно любая штука. Назовем ее так.



Ведущий: Скажем так, вот текстовая штука.



О.А.: Да, любая текстовая штука. То есть, если проскакивает в эфире то же «Муси-пуси» абсолютнейший, Кате Лель, конечно, респект, но бред…



Ведущий: Бред.



О.А.: …проскакивают и такие злые песенки, но которые сделаны достаточно попсово, которые можно слушать совершенно спокойно в кругу друзей, но которые не режут слух музыкально.



Ведущий: Понятно. Позиция твоя ясна. По-настоящему дикий мужчина у меня в гостях сегодня. Совершенно безумный человек, который вытатуировал на собственном животе текст собственной песни, человек, который всегда водит с собой зеленую мышь с полуметровой голо… какой с полуметровой?... почти с метровой плюшевой головой. Итак, дамы и господа еще раз представляю Олега Асса. Итак, Олег, мы остановились перед рекламой на том, что пытались найти вот этот баланс между творчеством и, в общем кромешным зарабатыванием денег. А вот где он, где? Где кончается творчество и где начинается вот тупая коммерция? На самом деле, ты ведь не будешь отрицать очевидного, что очень многие музыканты, ну, вот особенно попсовые музыканты, я не удивлюсь, если они любят в дому поигрывают, и слушают вообще что-нибудь другое. Но вот создан некий сценический образ, он раскручен, он приносит деньги, люди ездят с концертами, продаются как-то диски, там крутятся клипы. То есть, вот это машина по зарабатыванию денег. Вот где кончается творчество и где начинается коммерция?



О.А.: Ну, видишь, ты уже почти что сам ответил на этот вопрос. Во-первых, нам всем диктует, что нам делать, зритель. Все подстраиваемся под его вкусы, так или иначе, чтобы быть в топе. А где кончается творчество? Да оно, на самом деле, нигде не кончается. Даже, когда ты придумываешь муси-пуси…



Ведущий: Господи, бедная, несчастная Катя Лель. ???????? (неразборчиво). Вот мы к ней привязались.



О.А.: Ты просто привел, видимо, удачный пример. Ну, давай возьмем…



Ведущий: Трали-вали.



О.А.: Давай возьмем трали-вали. А ты попробуй сочинить вот такой текст, абсолютно бредовый, но, чтобы его после этого напевала вся огромная страна. Это дико сложно сделать. Я думаю, что Макс Фадеев там душу дьяволу продал за такой текст. Но…



Ведущий: Может быть, может быть.



О.А.: …творчество, оно присутствует по любому. Смысловая нагрузка, наверно, как-то варьируется.



Ведущий: Отсутствует.



О.А.: Да, отсутствует.



Ведущий: А творчество присутствует.



О.А.: А творчество присутствует. Это точно. Даже в таких песнях, потому что все равно это надо придумать. Я не знаю, что надо сделать, чтобы вот такой вот рефрен просто озарил, да, человека. Это очень сложно.



Ведущий: И сел потом всем на уши.


О.А.: Да. Припев в песне, он вообще… если он удачный, он может вытянуть вообще всю песню сразу же. Его дико трудно придумать, на самом деле. Вот у меня с этим большие проблемы, потому что я легко напишу текст, но вот строчку, которая должна повторяться на протяжении песни очень много-много раз…



Ведущий: И стать ударной фразой.



О.А.: …и стать, да, ударной фразой, для меня… ну, это большой труд выдумать ее. А она ее должна быть более менее удачная, чтобы ее не стыдно было повторять и на концертах, и чтобы ее слушателю.



Ведущий: Ну вот, смотри. Ты все-таки, ну… не то, чтобы вот попса-попса, но ты достаточно вот все-таки попсовый музыкант. То есть, коль скоро ты следуешь моде, коль скоро ты находишься в тренде…



О.А.: Ну, Игорен, давай тогда определяться, что такое попса сейчас.



Ведущий: Действительно. Прежде, чем спорить, давай договоримся о терминологии.



О.А.: Да. То есть, ты меня сейчас обозвал опять…



Ведущий: Нет, я тебя не обозвал. Смотри, что я имею в виду. Твои были слова пять минут назад – я стараюсь находиться в тренде, я стараюсь как-то вот следовать музыкальной моде, тем более, что мне это нравится. Нет, ну, нравится, и на доброе здоровье. Вот смотри. Ведь вот… а в вечность-то плюнуть.



О.А.: Плюнуть в вечность?



Ведущий: А хочется?



О.А.: А, может быть, я и сейчас плюю в вечность. Кто знает?


Ведущий: То есть, через 200 лет в музыкальных школах будут изучать Иоганна Себастьяна Баха и Олега Асса.



О.А.: Не дай бог.



Ведущий: И Олега Асса. В консерваториях. Прикладное ассаведение, да.


О.А.: Понимаешь, плюнуть в вечность – это такая штука, как бы, вот… Вот она вот получится, вот замечательно просто. Не получится, ну, что ж. Значит, что-то делал не так. А кушать хочется всегда.



Ведущий: Нет, кушать хочется всегда. Но ведь, Олег, я к чему пытаюсь тебя подвести. Смотри. Для мужчины очень важно состояться. Вот помирать ляжешь, чего вспомнишь?



О.А.: Я как раз тебе и объясняю то, что я нахожу удачное сочетание, на самом деле, меня абсолютно не вламывает играть эти песни. Наверно, если бы меня что-то сильно обламывало, да, я бы этого делать тоже не стал.



Ведущий: А если бы тебе заплатили тройной гонорар?



О.А.: Ну, если бы мне заплатили тройной гонорар, и это было бы единоразово, то, конечно бы, стал. Я думаю, и ты бы стал, если бы тебе заплатили.



Ведущий: А если бы тебе заплатили десятерной гонорар, и сказали, что это будет твой постоянный сценический образ, то есть, вообще не соответствующий тому, что ты видишь для себя?



О.А.: А ты понимаешь, я бы тогда этот образ бы просто не потянул элементарно. То есть, образ у артиста, он удачен только тогда, когда артист, ну, на сколько-то процентов все-таки ему соответствует внутренне. Потому что постоянно играть, постоянно из себя что-то выгибать, чем ты абсолютно не являешься, это просто не получится. Либо это надо быть актером от бога, да. Либо зритель поймет, что ты врешь ему. То есть, возьмем, к примеру, Эминема, популярный американский рэпер.



Ведущий: Ну, возьмем.



О.А.: Он и в жизни подонок… такой… как он показывает себя на сцене.



Ведущий: Я, видишь, не сталкивался с ним лично. Ничего не могу сказать.



О.А.: Я тоже, к сожалению. Множество артистов, ну, поскольку я по работе очень часто встречаюсь с популярными артистами, да, то есть, все, более менее, артисты, они соответствуют своему образу, их жизни. Понятно то, что образ, он всегда гиперболизирован как-то. Он всегда несколько карикатурен. Но, в общем и целом человек где-то вот рядом с этим.



Ведущий: Понятно. То есть все-таки ты настойчиво утверждаешь, что ты таки творец, просто которому при этом удачно платят за то, что ему нравится.



О.А.: Конечно, я творец. Конечно. Ты недавно послушал песню, да. И ты вообще не узнал то, что это сделано в Перми.



Ведущий: Не, ну, действительно, сделано хорошо, сделано грамотно и профессионально. Другое дело, что, прости, дружище, я не слушаю такую музыку. Ты знаешь. Ну, это уже на вкус и цвет фломастеры разные.



О.А.: Конечно.



Ведущий: И никто не спорит. Спор о другом. То есть, насколько в жизни мужчины вот, если он творец, насколько вот этот вот приоритет зарабатывания бабла, насколько вот доллар в каждом глазу, как у дядюшки Макдака, застилает все остальное?



О.А.: Я понимаю, да. Я даже представляю эту картинку. А он, понимаешь, он не застилает. Вот самый кайф, когда ты делаешь, да, то, что нравится тебе, то, что нравится людям, и плюс ты за это получаешь гонорар. Вот в этом самый кайф. Для этого, в принципе, рокенрольщиком и становятся.



Ведущий: Хорошо. А в таком случае скажи, пожалуйста, а если тебе предложат сыграть без гонорара, но то, что тебе нравится?



О.А.: Естественно, соглашусь.



Ведущий: Ну, вот это молодец. В таком случае вот такой вопрос. Давай плавненько перейдем к теме - трудности жизни музыканта. Итак, каковы трудности музыкантской жизни? Ты уже говорил про гастроли, ты уже говорил про там какие-то вот ночные концерты. Ты, вообще, высыпаешься когда-то?



О.А.: Нет, ни фига я не высыпаюсь. Например, хотя бы сейчас, да. Знаешь то, что я еще не спал.



Ведущий: До полночи провисел в студии, я это знаю.



О.А.: Да, провисел в студии, записывая очередную вещь. До концертов, гастролей еще дожить нужно для начала. То есть, трудности музыканта начинаются с того момента, как…



Ведущий: А вот с какого момента начинаются трудности музыканта, мы узнаем после новостей.



Ведущий: И снова – здравствуйте. Олег, напоминаю, перед выпуском новостей мы с тобой успели пообещать рассказать… вернее, ты успел пообещать рассказать о том, какие трудности вообще есть в жизни профессионального музыканта.



О.А.: О трудностях музыканта. Ну, кроме того, что за тобой ходит всегда и везде зеленая мышь…



Ведущий: Нет, это за тобой везде и всегда ходит зеленая мышь. А если серьезно.



О.А.: Ну, если серьезно, то кому, чем легко заниматься на самом деле? Для меня трудно сидеть где-то в одном месте, в офисе, к примеру. Я это вообще делать не умею и не могу. Ну, трудности – это переезды, это для меня перелеты, например, потому что я дико боюсь самолетов, вообще. И везде, там, хоть на Дальний Восток, хоть куда, я езжу поездами. Зато вся остальная банда меня просто проклинает в этот момент. И они меня дико ненавидят, потому что, к примеру, во Владивосток им приходится ехать тоже поездом.



Ведущий: А это шесть с лишним суток.



О.А.: Да.



Ведущий: Или семь.



О.А.: Самолет просто, ну… когда уже другого совершенно пути нет, и нет никаких вариантов. К счастью, гастрольный график еще не настолько плотный, что сегодня здесь, завтра – там. То есть, есть возможность передвигаться поездами, к счастью, пока еще.



Ведущий: А это вечный До Ширак и изжога.



О.А.: Вечный До Ширак и изжога, да. Это некрасивые проводницы. Мокрое постельное белье, и прочее, прочее. Ну, наверно, отсутствие дома, как такового, потому что и дома бываю редко, и родных и близких вижу редко. А когда дома, то я все равно на студии, и где-то еще, еще и еще. Поэтому, к сожалению, не так много времени уделяю родным и близким людям, как бы хотелось на самом деле.



Ведущий: Насколько тебя это тяготит?



О.А.: Ну, периодически меня это обламывает очень сильно, потому что родные и близкие люди это родные и близки люди, которым мы в первую очередь должны уделять внимание. И по мере возможности я стараюсь это делать. Но, к сожалению, получается не всегда. И это обламывает на самом деле сильно.



Ведущий: Понятно. А вообще, скажи, пожалуйста, ты уже привык вот к этому… к ночной жизни вот этой, спать там до обеда?



О.А.: Да, да, я уже привык, и абсолютно себя комфортно чувствую.



Ведущий: То есть, ты осознаешь свою ненормальность.



О.А.: Я осознаю свою ненормальность, да, полную. Но, к счастью, люди, которые работают со мной, они такие же ненормальные. То есть, мне просто в восемь утра делать нечего.



Ведущий: Как нечего? Ты приходишь домой, ужинаешь…



О.А.: Да, я прихожу домой, ужинаю, смотрю телевизор, новости. Для кого-то они утренние. Для меня, например, вечерние. Зато я вместе со всеми людьми узнаю, что происходит в мире из утренних новостей. Только разница в том, что я еще не ложился спать. Потом совершенно спокойно просыпаюсь часа в четыре, в пять. Часто ты меня блудишь звонком. Ты все еще спишь, гад.



Ведущий: Ну, в общем, извини, я встаю немножко раньше. Как-то исторически так сложилось.



О.А.: Исторически, да, так сложилось. Ну, у тебя работа немного другая.



Ведущий: Ну, в общем, да. Я не могу себе позволить спать до четырех часов дня, хотя иногда я тебе жутко завидую. У нас телефонный звоночек. Алло. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Здравствуйте.



О.А.: Здравствуйте.



Слушатель: Вот вы, кстати, рок-музыканты, несете бациллу разрушения. Вот спать до обеда, пить водку. И пока молодой человек поймет, что это ерунда, ему уже лет 25-30. Уже рожать не может, ничего не работает, потому что пропил все, и так далее. Поэтому вам уже менять поведение. Зарядка, армия, физкультура. Я займусь вашим воспитанием.



О.А.: Спасибо.



Ведущий: Спасибо. Правда, в свое оправдание, мы, как рок-музыканты, на минуточку заметим, что я старший лейтенант запаса. Олег, ты сержант, если я не ошибаюсь?



О.А.: Сержант, да.



Ведущий: Кроме того, мы не пьем практически вообще.



О.А.: Только воду.



Ведущий: Воду, чай, преимущественно зеленый. Я вот за весь год выпиваю спиртного, наверно, ну, граммов до двухсот.



О.А.: А на самом деле я сейчас вот могу ответить, да, на этот не совсем вопрос, наверно, насчет выпивать и прочее. Вы знаете, когда много концертов, когда ты постоянно на работе находишься, просто физически выпивать не получится, потому что сил на это уже не хватает. Поэтому нас в этом обвинять очень…



Ведущий: Не очень правильно.



О.А.: Не очень правильно, да. Молодые музыканты, возможно, да, которые вот только попали в эту движуху. Они начинают пить, еще что-то. Потом, когда становится много концертов, просто физически сил не будет на это.



Ведущий: Ну, вообще, уважаемый Алексей Борисович прав в одном. Вот образ вот такого разгульного, да, музыканта, то есть… Вот, ну знаешь эту фразочку ходячую – пиво, девки, рок-н-ролл. То есть, вот пиво, девки, рок-н-ролл, водка льется, девки визжат. И вот многие всерьез считают, что музыканты, они такие все.



О.А.: Ну, некоторые всерьез считают, что, не знаю, там, Рокки и Терминатор, они реально существуют, да, и, как бы, Шварценеггер, у него в башке там металлическая болванка. Но это все от уровня развития человека.



Ведущий: И растущий из локтя пулемет.



О.А.: Да. И растущий из локтя пулемет, и что этот чувак реально ходит по Америке и вершит правосудие. Но это такой же бред, как утверждать, что все музыканты наркоманы, алкоголики, тунеядцы.



Ведущий: Бабники и тунеядцы.



О.А.: Но хотя я согласен с одним утверждением, что заводы стоят, одни гитаристы в стране. Вот это точно.



Ведущий: А у нас звонок. Алло. Здравствуйте.



Слушатель: Игорь, добрый день.



Ведущий: Добрый день.



Слушатель: Представлюсь как Виктор. Мы знакомы. Но не в этом сейчас дело. Вопрос к вашему гостю. У него музыкальное образование есть? И как он выразился, у его банды то же самое. Ну, несколько слов вот о его коллективе, профессиональном образовании. Спасибо.



Ведущий: Спасибо.



О.А.: Спасибо, Виктор. Есть образование у всех. Все, как минимум, закончили музыкальный колледж. У двоих из банды абсолютный музыкальный слух. И вот Игорь мне не даст соврать, что это, действительно, так.



Ведущий: Не дам.



О.А.: Я по образованию саксофонист. В группе профессиональный барабанщик, профессиональный гитарист, клавишник, басист. Все заканчивали музыкальный колледж. Кто-то из них еще продолжал дальше в консерватории учиться в Нижнем Новгороде у нас…



Ведущий: В Нижнем, в Нижнем.



О.А.: …двое ребят училось.



Ведущий: То есть, в принципе, как раз вот у тебя тот не частый случай, когда играют профессионалы.



О.А.: Играют профессионалы. Я бы не смог играть джаз, грубо говоря, не будь у меня музыкального образования.



Ведущий: Вот вопрос Виктора, на самом деле, натолкнул меня на такой вопрос. Как ты думаешь, Олег, а вообще для успеха насколько важно музыканту иметь хорошее профессиональное музыкальное образование?



О.А.: Ты знаешь, если отвечать правду, это приветствуется, но необязательно, на самом деле.



Ведущий: А что тогда нужно вот для того, чтобы вот… ты понимаешь, вот … ведь очень много, да. Вот все мы были молодыми, все мы хотели перевернуть этот мир. Взять гитару, рявкнуть аккорд, и все такие – а-а-а, и ты вот он, на вершине стоишь, там аплодисменты, поклонники, ты звезда. То есть, в молодости очень хочется перевернуть мир. Потом понимаешь, что как-то… а он продолжает стоять. Что нужно для того, чтобы таки забраться на вершину?



О.А.: Ну, во-первых, смотри. Насчет образования, да, музыкального сначала. Все зависит от жанра, в котором ты играешь. То есть, рок, он, ну, не предполагает, да, особого музыкального образования, хотя тоже приветствуется. А что нужно для того, чтобы забраться на вершину? Желание. Желание и упорство. То есть, ты должен свято верить в то, что у тебя все получится. Кто бы тебе что ни говорил, что твои песни неправильно, что это нехорошо, что надо как-то по-другому, просто верь, делай, бейся головой об стену. Стена когда-нибудь сломается. Ну, или твоя башка. Тут уже зависит от того, что крепче на самом деле.



Ведущий: «Почему необязательно? Стинг, к примеру, имеет профессиональное академическое образование», - спрашивает нас Виктор. Ну, в принципе, мы уже ответили на этот вопрос.



О.А.: Все зависит от музыки, на самом деле. Стинг немножко в другом жанре играет. Ну, слава богу, играет не в России. За рубежом, да, у всех музыкантов профессиональное образование. Там просто по-другому никак.



Ведущий: Например, у Сида Вишеса.



О.А.: А, ну… Ну, Сида Вишеса уже давно нет.



Ведущий: Ну, в общем, да. Ну, в общем, есть примеры и того, и того.



О.А.: Конечно, конечно.



Ведущий: Упорство и труд. Ну, что ж, Олег, как-то времечко подбежало к концу. Как всегда, не успели немножко договорить. И это хорошо. Вставать из-за стола надо с легким чувством недоеденности. Сегодняшний гость – музыкант Олег Асса и его сумасшедшая зеленая мышь с полутораметровой головой раскланиваются. То же самое делает ваш покорный слуга Игорь Гиндис. Мы вас любим. До скорого. Пока.

Обсуждение
2129
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.