Верхний баннер
13:52 | ВТОРНИК | 18 МАЯ 2021

$ 73.85 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Гиндис - без бэ!

28.09.2011 | 12:37
Парапланеризм

Ведущий: Доброго дня всем слушателям "Эха". Меня зовут Игорь Гиндис. И я с удовольствием приветствую диких и, в общем, домашних мужчин, припавших сейчас к приемникам, настроенным на 91,2. Как всегда в это время суток по средам мы обсуждаем наши с вами мужские увлечения. И сегодня у меня в гостях человек, который збыл детскую мечту, ну, наверно, всех, без исключения, мальчиков. Человек, который летает. Знакомьтесь – парапланерист Павел Жданов. Здравствуйте, Павел.

 

Павел Жданов: Добрый день.

 

Ведущий: Ну, и традиционный вопрос, который я задаю, вот не устаю задавать всем тем, кто приходит сюда в нашу студию и приносит с собой свое увлечение. Вам это зачем?

 

П.Ж.: Прежде всего, это, конечно же, хобби, которое позволяет жить, наслаждаться жизнью, и летать. Все-таки это… вот сейчас, спустя много лет, когда я начал летать, сейчас я получаю удовольствие от полетов. Первое время я, если честно, не очень мог расслабиться в полете, потому что был страх все же. Но страх до сих пор остался. Но сейчас я наслаждаюсь полетом. То есть сейчас я летаю высоко, далеко даже. И приходит наслаждение вот этим… высотой, видами, то, как с высоты птичьего полета выглядит наша земля.

 

Ведущий: Ну, вот, знаете, я на самом деле вот не то, чтобы трус, но вот высоты боюсь панически. Меня невозможно заставить подойти к краю, например, крыши высотки, даже если там по грудь вот это ограждение. Я в самолете стараюсь занять место не у иллюминатора, а, наоборот, ближе к проходу, чтобы в окошечко, не дай бог, не смотреть. Мне, правда, страшно. Я боюсь высоты. И тем, наверно, приятнее мне было узнать, что даже отважный летатель все равно побаивается, даже набрав определенный опыт. И тогда, наверное, о страхах. То есть не боятся только клинические идиоты.

 

П.Ж.: Все правильно. Если человек потерял страх, мне кажется, он завязывает с любым видом деятельности.

 

Ведущий: Да, наверно. И вот в таком случае вопрос такой. Вот как преодолеть этот страх? То есть, ведь вот шагнуть вот в эту пустоту. То есть, да, умом понимаешь, что вот подъемная сила, физику никто не отменял. Но одновременно с этим вот страшно же.

 

П.Ж.: На самом деле первый раз для меня было очень тяжело шагнуть, как вы как раз говорите, вот в эту пропасть. Дело все происходило в Пермском крае. Село Посад. Многие парапланеристы знают это место. Высокая довольно-таки горка, куда привез меня попробовать мой коллега Виталий. И, соответственно, мне первому предстояла честь попробовать. Виталий уже давно летал, а я посмотрел. Параплан вообще… в экскурс введем людей, кто не знает, параплан – это почти парашют спортивный. То есть у него есть ручки управления, но это тряпка. То есть это непродувающаяся, недующаяся тряпка, которая имеет форму крыла. И к ней привязаны стропы – веревочки. То есть я посмотрел на эту тряпку, и мне было тоже непонятно, как вот можно на ней летать. И, честно сказать, я испугался и не полетел. Я посмотрел на товарища, который уже тоже несколько раз летал. Он очень просто, развернув эту тряпочку, надул потоком воздуха, который подходил, расправил пароплан, поставил над головой и улетел. Вот я посмотрел, если у него так легко получается, значит, и у меня тоже получится.

 

Ведущий: А я че, рыжий что ли? Я тоже могу.

 

П.Ж.: Тоже могу. И вот он поднялся. И я второй полетел.

 

Ведущий: То есть попросту, вас поймали на слабо.

 

П.Ж.: Ну, получается…

 

Ведущий: Относительно так.

 

П.Ж.: Я сам себя, получается, поймал на слабо, то, что, видя, как мои товарищи летают, что я тоже с этим смогу справиться.

 

Ведущий: Парапланеризм – это, все-таки вот согласитесь, хобби достаточно экстремальное. То есть это не в мягких тапочках перед телевизором сидеть. Травматичненько, опасненько и все такое. Вот пришло сообщение. Виталий пишет: «Здравствуйте. Дельтапланеристы говорят - одна сломанная труба – это минус одна сломанная кость. А вы, парапланеристы, все огрехи приземления на собственную тушку ловите?»

 

П.Ж.: Начнем с того, что дельтаплан, скорость полета у дельтаплана намного выше, чем у параплана. И, соответственно, безопасней приземление. То есть у дельтаплана приземление на самом деле очень опасная штука. Надо понимать. То есть со скоростью 100 километров в час мы летим и приземляемся, либо мы летим со скоростью 36 километров в час и приземляемся.

 

Ведущий: Ну, знаете, при скорости 36 километров в час втюхаться в землю удовольствия-то тоже мало.

 

П.Ж.: Ну, на самом деле, перед посадкой есть средство погасить скорость. То есть мы управляем парапланом, и перед посадкой мы тоже сбрасываем скорость, чтобы аккуратненько приземлиться. Вообще, посадка на параплане - это, как спрыгнуть с табуретки. То есть вот многие при начале сравнивают так. То есть, если ты делаешь все правильно, вот залезь на табуретку и спрыгни с нее. Вот это посадка на параплане.

 

Ведущий: Но это, если сделал все правильно. Ключевое слово – все правильно сделал. Вообще, на самом деле, во многих, опять же, вот каких-то более или менее экстремальных видах спорта, отдыха, огромное значение придается технике безопасности.

 

П.Ж.: Конечно, и в парапланеризме без техники безопасности никуда. То есть, если мы летаем на горе… На самом деле в Перми как такового клуба, какой-то организации не существует. Вот только недавно появился у нас Алексей Иванов, который привел с собой вот уже такой бренд – школа «Вектор». Она в Москве очень хорошо распространилась, и по всему, так скажем, Советскому Союзу, ну, России на самом деле. И Алексей начал вот в массы очень хорошо это внедрять. Ну, это у него все-таки бизнес. Я когда начинал, не было ничего такого. И все-таки у нас это как-то было побюджетней. Мы просто с ребятами собрались, купили параплан, и старших товарищей слушали, смотрели и повторяли за ними. То есть, в принципе, любой человек желающий, главное, чтоб было желание, может начать заниматься этим видом спорта, этим хобби.

 

Ведущий: Вот как раз подоспело очередное сообщение по ICQ. «Где можно посмотреть, как летают парапланеристы?»

 

П.Ж.: Вообще, у нас есть сайт, где мы общаемся, форум – paraural.ru. То есть, в принципе, если есть желание, можно там зарегистрироваться. Там не сложная регистрация. И пообщаться. Сочувствующие всегда покажут, расскажут, где у нас. Все зависит от погоды. То есть в данном случае за окном дождь. Мы, соответственно, никуда не едем.

 

Ведущий: Грибы сверху видно? Какова высота полета?

 

П.Ж.: Высота полета зависит от того, где ты летаешь и как ты летаешь. На параплане у нас практикуется два вида полета. Это динамический полет. Это рядом с горкой в восходящем потоке в отскоке от горы. И термические потоки. Термические потоки – это образуются такие воздушные столбы теплого воздуха, которые от нагретой земли поднимаются вверх в небеса. То есть, максимальная высота, которую я набирал в этом году на параплане, около двух километров.

 

Ведущий: То есть грибы уже не видать.

 

П.Ж.: Уже и людей плохо видно. И земля видно, что круглая, и дымка такая. Ну, в общем, как на самолете практически.

 

Ведущий: Ну, в общем, высота сопоставимая вполне себе. Конечно, лайнер летает гораздо выше. Но какой-нибудь...

 

П.Ж.: Но на взлете все равно можно представить себе ??????? (неразборчиво).

 

Ведущий: Да, безусловно. И потом какой-нибудь вот такой вот Пермь-Свердловск, такой местный рейсик, он, наверно, так и летает.

 

П.Ж.: К сожалению, не знаю. Не летал. Надо попробовать как-нибудь.

 

Ведущий: Че-то как-то тоже не летал. На параплане до Свердловска?

 

П.Ж.: Нет.

 

Ведущий: Зачем вам самолет? У вас же параплан.

 

П.Ж.: Рекорд на самом деле, по-моему, больше 400 километров. То есть долететь, в принципе, реально до Свердловска.

 

Ведущий: То есть это вот беспосадочный перелет на параплане?

 

П.Ж.: Да. 400 километров. Ну, я могу тут обмануть немножко. Но вот рекорд Пермского края в этом году показали ребята на «Небесной ярмарке» - 120 километров, по-моему.

 

Ведущий: Ничего себе. Тут же по «аське» пришла поправочка от Андрея Южанинова, Андрей, спасибо за точную цифру. Рекорд Пермского края 101 километр. Ну, 101 – это тоже совсем немало.

 

П.Ж.: Немного приврал. 20 процентов всего.

 

Ведущий: Ну, в пределах корреляции. Есть такое умное выражение. Но на самом деле все равно впечатляет. Это же лететь и лететь. Народ все пишет и пишет. От Виталия вопросик: «А ваш личный рекорд продолжительности полета по расстоянию и по времени».

 

П.Ж.: Лично я в этом году участвовал в соревнованиях, в двух даже соревнованиях. В Можге проводился Кубок Удмуртии по парапланерному спорту, и в Перми проводился этап Кубка России по парапланерному спорту, приуроченный к Пермской ярмарке как раз. То есть 10 лет было… «Небесной ярмарке». В Можге я, то есть, это вообще было первый раз, что я заявился на соревнования. И пролетел, показал неплохой результат – 4 место у меня было из 30 пилотов. Я пролетел 46… маршрут ????? (неразборчиво) 46 километров. На соревнованиях дается маршрут, который нужно пролететь… ну, пролететь надо на время. И я занял 4 место. На самом деле я там немножко нарушил правила, так как первый раз, не знал, и плохо сориентировался. Надо было там пролететь через створ ворот. То есть финиш – это две точки, соединенных мнимой прямой, и надо через эту мнимую прямую перелететь. А я подлетел к ней и посмотрел по прибору, GPS-навигатору, что, в принципе, я где-то рядом. Развернулся и полетел на посадку. Маршрут у меня составил 46 километров. Время в полете в районе двух с половиной часов было. То есть вот представить себе, если лететь 100 километров, то это получится по времени раза в два…

 

Ведущий: Ну, часа четыре.

 

П.Ж.: Да. Еще учесть, что у меня все-таки параплан не скоростной, не спортивный. На спортивных, скоростных куполах все-таки результаты будут получше.

 

Ведущий: Ну, тут ведь, опять же, кто за чем летает? Кто-то гоняется за медалями, кто-то ловит кайф от самого процесса полета. Раз уж заговорили мы о снаряжении, скажите, пожалуйста, вот в разных хоббях, так сказать, разные подходы. Где-то ты приходишь куда-то и арендуешь снаряжение. В каких-то случаях люди приходят исключительно со своим. Парапланеризм это как? Это вот все свое? Или это можно куда-то прийти и арендовать?

 

П.Ж.: Ну, начнем с того, что у нас все-таки есть школа «Вектор». Она предоставляет любому человеку возможность полетать.

 

Ведущий: Просто попробовать?

 

П.Ж.: Просто попробовать, просто в тандеме прокатиться. То есть любое желание за ваши деньги, как говорится.

 

Ведущий: То есть, как любому? Извините, перебью. Просто вот сугубо личный такой, шкурный интерес, ибо я мужчина весомый… От массы латаемого не зависит?

 

П.Ж.: Чем больше масса, тем больше параплан. Тут все очень просто.

 

Ведущий: То есть мои там… 120…

 

П.Ж.: Ничего страшного. У меня товарищ летает. Он в районе 100 килограммов. Ничего. Нормально летает. Просто у него параплан побольше. Все. Соответственно, чем меньше, тем меньше параплан. Можно свой приобрести. Но понятно, что это денег стоит. А, вообще, параплан – это самый такой демократический вид летательного аппарата. Он занимает не так много места в багажнике. Если взять дельтаплан, например, он уже довольно-таки такая громоздкая конструкция. И чтобы перевозить дельтаплан, надо на машине иметь багажник, там какие-то конструкции городить. А параплан спокойно влазит в багажник, и перемещается до места полета. И любой, в принципе, желающий… раньше, вот когда машин не было у всех, ездили на автобусах ребята спокойно.

 

Ведущий: Ну, с относительно небольшим рюкзаком.

 

П.Ж.: Да.

 

Ведущий: В этой связи возникает закономерный вопрос. Что кладется в этот относительно небольшой рюкзак, кроме вот собственно параплана? То есть параплан, понятно. Что еще нужно для того, чтобы заняться…

 

П.Ж.: Парапланеризмом.

 

Ведущий: …парапланеризмом, да. То есть, какая-то специальная одежда, обувь, каска, маска, перчатки, приборы.

 

П.Ж.: Если подходить к этому по всем правилам и законам, конечно же, прежде всего, это одежда. Полетный комбинезон, специальные ботинки, которые держат голеностоп и не дают травм как раз на взлете и на посадке. Это, конечно же, каска. То есть без каски летать, ну, в принципе, мы стараемся не выпускать никого. Даже если вот на горе находишься, кто-то там летает без каски, стараемся либо дать ему каску, либо как-то отговорить его от полета.

 

Ведущий: Либо дать каску, либо отнять параплан.

 

П.Ж.: Да. Дальше… конечно же, это параплан. Параплан должен быть человеку, соответственно, во-первых, по размеру, во-вторых, по классу. То есть, если начинающий пилот полетит на параплане, который предназначен для соревнований, то ничего хорошего из этого не выйдет. Соответственно, параплан должен соответствовать классу пилота, Дальше идет подвеска, подвесная система. Это типа кресла, в котором сидишь в полете. И обязательно такой еще девайс - запасной парашют. То есть вот к тому параплану, на котором мы летим, вот купол основной, у нас есть еще запасной парашют в случае, если с основным парапланом, с парашютом, так скажем, что-то случается, у нас всегда есть запасной парашют, который мы, в случае чего, выбрасываем, и приземляемся, соответственно, спокойно.

 

Ведущий: GPS-навигатор, фляга с водой… что еще надо взять с собой? И надо ли?

 

П.Ж.: Если мы говорим о маршрутных полетах, о далеких соревновательных, конечно, на соревнования не допускают без прибора. То есть у нас есть ряд приборов то, как высотомер, вариометр называется прибор, то, как GPS-навигатор, по которому фиксируется маршрут, время и так далее. Еще рация. На соревнованиях должна быть рация для связи… экстренной связи с землей. То есть, например, в случае чего-либо вызвать помощь и так далее. Еще многие берут сигареты в полет. Ну, кто курит, например.

 

Ведущий: Вот буквально не отходя от неба.

 

П.Ж.: Да. Больше того, некоторые умудряются, извините, в туалет сходить в полете. Если длительный полет, и вот приспичило, есть способы, несколько вариантов, чтобы оправить нужду.

 

Ведущий: Как в том похабном анекдоте – я, как птица, лечу и гажу.

 

П.Ж.: Да.

 

Ведущий: Забавно.

 

П.Ж.: Ну, соответственно, есть специальные приспособления для того, чтоб пить. Есть такая резиновая емкость, и от нее шланг. Подходит прямо к лицу, где спокойно можно из нее…

 

Ведущий: Можно подсасывать просто воду.

 

П.Ж.: Попил и летишь дальше.

 

Ведущий: И, причем, все это достаточно компактно, и не много весит.

 

П.Ж.: Да. Если говорить о соревнованиях и так далее, люди гонятся за тем, чтобы вес был небольшой.

 

Ведущий: Ну, а сколько это потянет в отечественных рублях, мы узнаем после выпуска новостей на «Эхе».

 

Ведущий: Мы, напомню, обещали после выпуска новостей открыть главную тайну – скоко стоит летать?

 

П.Ж.: На самом деле, цена очень сильно варьируется.

 

Ведущий: Разумеется.

 

П.Ж.: Все зависит от производителя, от желаний, от класса и так далее.

 

Ведущий: Согласен. И все-таки, Павел, давайте попытаемся сформулировать минимальный входной билет. Вот так – минимальный. То есть параплан, минимальная снаряга, которую мы с вами проговорили.

 

П.Ж.: Минимально для полетов, конечно же нам не нужны… нужны, но не первоочередная важность, что это те же профессиональные ботинки, комбинезон и так далее. То есть мы об этом пока не будем говорить. Вот говорим – подвеска с парапланом, в принципе, для начала этого хватит. Тысяч 20 рублей – это вот вполне хватит для того, чтобы понять, что такое летать и научиться отрываться от земли. Но, в принципе, еще, если взносы в школу, если мы будем говорить о том, что мы не сами себе пошли и начали учиться, что, в принципе, наверно, неправильно.

 

Ведущий: Вот, кстати, да, насчет летать. То есть вот в свое время, буквально передачи две назад мы говорили о подводных погружениях, о дайвинге, и, как сейчас помню, прозвучала фраза – не доверяйте «левым» инструкторам, не вздумайте погружаться сами. Глубина беспечности не терпит. Небо ведь тоже беспечности не терпит. Учиться надо.

 

П.Ж.: Конечно же, небо не терпит беспечности. Но если у вас есть разумный подход, если вы разумный человек, то, в принципе, лично я начинал самостоятельно. То есть у меня был коллега – Виталий, который мне показывал, рассказывал. И я брал параплан, и все, сам своими руками, своей головой практически доходил. Это путь, он более, так скажем, дешевый, тернистый, но и, соответственно, когда ты сам все поймешь, тогда уже ты не забудешь и так далее. Более правильный, я считаю, конечно, путь - это с инструктором. Инструкторов у нас в Перми несколько. Займемся рекламой. Вот Алексей Иванов, я уже сказал. Привет ему. Будет мне должен, наверно, за рекламу. И у нас еще есть Ольга Леонидовна Механошина, которая, не знаю, сейчас в виду рождения внука, наверно, очень занята. Но подход мне нравится более Ольги Леонидовны. То есть она работает конкретно с каждым человеком, и очень подробно. Очень много ребят поставила на крыло. То есть, в том числе, и наши пермские ребята, которые добиваются успехов, это как раз выпускники Ольги Леонидовны. То есть ее ребята сейчас на этапах Кубков России занимают призовые места. В принципе, если вы зайдете на наш сайт, вы найдете и телефоны, номера этих людей.

 

Ведущий: То есть все-таки лучше начинать цивилизованным путем…

 

П.Ж.: Конечно, да.

 

Ведущий: …с инструктором.

 

П.Ж.: Просто есть ребята неадекватные. Я сам таких видал. Но все это заканчивается всегда плачевно. То есть вот он купил параплан, никого не узнал, вот знает, что есть параплан…

 

Ведущий: Пошел, купил, надел, полетел.

 

П.Ж.: Полетел, да. В лучшем случае там сломанная нога, в худшем случае… Ну, бывали, извините, летальные исходы.

 

Ведущий: В этой связи вот давайте вернемся к технике безопасности и травматизму. Небо не терпит беспечности, и ежели че сделал не так, то бахаться с высоты 2 километра, в общем, это не с печки.

 

П.Ж.: Все правильно. Но дело в том, что как раз на двух-то километрах безопаснее летать. Почему? Потому что параплан, вот если он сложился, что-то с ним случилось, есть время его расправить. Запасной парашют кидается не сразу же. То есть, если у тебя есть высоты два километра, ты сначала пытаешься что-то сделать с основным своим крылом, с парапланом. Если уже что-то не получается, тогда уже идет в ход запасной парашют. А если ты летаешь рядом с горкой, этого времени у тебя нет. Если что-то случилось, то запасной парашют тебе не поможет. Тут уже, так скажем, как повезло. Если у тебя сложилось как-то, тут уж личное мастерство идет в ход и, соответственно, везение.

 

Ведущий: Да, как-то холодок между лопаток-то пробежал, пробежал.

 

П.Ж.: Ну, рядом с горой летать опаснее. Почему? Потому что все-таки этот турбулентный воздух, который… вот неровный склон, ветки, деревья и так далее, и если что-то случилось, у тебя прямо тут метров пять, десять, у тебя нет времени, чтобы что-то сделать. У меня у самого были случаи, когда вот разворачивает тебя прямо лицом в склон, и у тебя остаются доли секунды, чтобы принять какое-либо решение. А понимать, если ветер дует в гору, то есть это скорость параплана, как мы говорили 36 километров в час, плюс скорость ветра, то есть вот со скоростью 70 километров в час, грубо говоря, ты летишь уже по ветру и в склон. Тут надо, соответственно, быстро разворачиваться…

 

Ведущий: Ну, внешне-то вы имеете вид человека вполне себе целого при двух руках и двух ногах. А вообще, какие-то серьезные травмы были?

 

П.Ж.: У меня вообще никаких травм не было, кроме синяков и ушибов. Вот я восемь лет уже летаю, и, тьфу, тьфу, парапланеристы очень суеверный народ, я себя к ним не отношу, но все равно, чтоб не сглазить, ни разу никаких травм лично у меня не было. То есть это синяки и ушибы. Все.

 

Ведущий: Ну, синяки и ушибы для настоящего пацана это же мелочевка само собой.

 

П.Ж.: Да. К тому же, параплан, сильный ветер - это такая штука, с которой все-таки надо тянуть, бороться и так далее. Она в любом случае оставит синяки и ушибы от конструкции. Я знаю много ребят, у которых были травмы. Но я считаю все-таки, ежели подходить аккуратно и разумно, то можно вот так вот летать без травм. Это касается по жизни любого дела.

 

Ведущий: Ну, наверное, любого, да. В конце концов, если не летать на красный свет по встречке, можно не разбиться на машине.

 

П.Ж.: Ну, тут если другой не летит на красный свет по встречке.

 

Ведущий: Не, ну, условно говоря.

 

П.Ж.: Условно. В воздухе то же самое может быть, столкновение и все, что угодно. Если ты сам, может быть, адекватный и все понимаешь, представляешь, тут, может быть, новичок летит тебе навстречу, который первый раз, и он просто не знает, чего делать. И он может посод…

 

 

Ведущий: И такое бывало?

П.Ж.: И такое бывало. Он может посодействовать тебе приземлиться в экстренном варианте. Все зависит от людей. Если подходить разумно, травм, соответственно, будет минимум.

 

Ведущий: Ну, наверное, мы просто вот здесь вновь патетически воскликнем – безопасность, безопасность и еще раз безопасность. Мы за целые конечности.

 

П.Ж.: Все правильно.

 

Ведущий: Летайте с умом.

 

П.Ж.: Летайте с умом, летайте безопасно. И есть такой совет. Если что-то чувствуешь не так, и какое-то есть внутреннее… то лучше не лететь. Лучше жить долго и счастливо, чем вот полетать 5 минут, а потом либо в больнице оказаться, либо еще…

 

Ведущий: Вообще, вот вы уже сказали, что парапланеристы народ суеверный. Вот все вот эти предчувствия, все вот эти вот… то есть, работает?

 

П.Ж.: В принципе, да. То есть, если я взлетел… ну, бывает такое, что вот я не хочу взлететь. Я взлетел, но вот чувствую, что-то не то, трясет или еще что-нибудь, я иду просто на посадку и все. Думаю, лучше я завтра полетаю, чем я сегодня буду нервничать как-то, дискомфорт…

 

Ведущий: Береженого бог бережет .Лучше не нарываться.

 

П.Ж.: Все правильно, да. То есть тут может быть второго шанса не быть.

 

Ведущий: Ну, опять же, как в любом, наверное, деле в этой жизни, нарываться бессмысленно, нарываться незачем. Значит, вернемся к минимальному вот набору…

 

П.Ж.: Снаряжению.

 

Ведущий: Да. Это собственно параплан, это…

 

П.Ж.: Подвеска.

 

Ведущий: …подвеска, обычная прочная…

 

П.Ж.: Обувь.

 

Ведущий: …одежда, ну, или какие-нибудь там армейские ?????? (неразборчиво) на первый случай подойдут вполне.

 

П.Ж.: Чтобы держала голеностоп, прежде всего, чтобы травм с голеностопом не было. Все. В принципе можно начинать. Есть два варианта летать. Рядом с горой, как я уже сказал…

 

Ведущий: Имея все шансы втюхаться макушкой в склон.

 

П.Ж.: Нет. Начинают ребята, летают вниз просто. Тут, на самом деле, тоже довольно-таки безопасно. Взлетел, по прямой вниз улетел, все, поднялся обратно в гору. И так можно до бесконечности. Пока не поймешь, что такое полеты. Тут понимают все, что парапланеризм - это спорт. То есть подъем в гору после полета пятиминутного, он зачастую занимает больше времени, чем сам полет. Есть второй способ. Он более наглядный, более приятный, более простой - это лебедочные полеты. То есть, есть такое приспособление, лебедка, которая вытягивает парапланериста на высоту. Есть разные варианты этих лебедок – пассивная, активная. Есть просто самый простой случай. К автомобилю шнур привязывается и затягивает на высоту. Тут сразу все видим, полет чувствуем.

 

Ведущий: Как всегда вот еще чертова уйма вопросов, которые очень хотелось задать, и которые задать уже не успею. Поэтому, Павел, просто еще раз адрес сайта назовите, пожалуйста.

 

П.Ж.: paraural.ru. Будем рады всех видеть, слышать. Передаю всем привет, пользуясь случаем, парапланеристам.

 

Ведущий: Спасибо вам, Павел, за то, что пришли. Было безумно интересно. Спасибо тем, кто слушал. И до встречи. Пока.

 

П.Ж.: До свидания.


Обсуждение
1863
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.