Верхний баннер
12:11 | ВТОРНИК | 18 МАЯ 2021

$ 73.85 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Гиндис - без бэ!

20.04.2012 | 12:00
Альпинизм
Теги: спорт, досуг

Ведущий: Доброго дня всем, кто настроил свои приемники на 91,2. Меня зовут Игорь Гиндис. И, как всегда, в это время по пятницам «Гиндис – без бэ!», мужской клуб,  где в качестве гостей выступают люди в высшей степени интересные. И  нынешняя пятница отнюдь не исключение.  Дамы и господа, счастлив представить вам,  вице-президента федерации альпинизма и скалолазания Пермского края Пермского края Евгения Чернышева.  Женя, здравствуйте.

Евгений Чернышев:  Добрый день.

Ведущий: Традиционный вопрос, который я всегда задаю всем тем, кто приходит сюда в эту студию и приносит свое интересное ремесло  или свое интересное хобби,  человек, зачем тебе это?  То есть мечта лентяя -  сидеть на диване с пивом у телевизора. Вы скалолазаете. Зачем вам это? 

Е.Ч.: Давайте начнем с того, что я не буду  никого убеждать, что скалолазание – это  лучший вид спорта. Ну это, по крайней мере, наивно, да.  Но есть люди с определенным складом ума, которым всегда, как вы говорите, что-то надо.  Вот лень сидеть дома на диване  с бутылочкой напитка, всегда куда-то тянет.

Ведущий:  То есть это от лени получается.

Е.Ч.:  В определенном смысле да. Просто  лень, она такая своеобразная, ну, скучно. И люди, которые  в данном случае занимаются скалолазанием, они, как правило, имеют какие-то хобби, не только связанные со скалами, с горами. Это  и дайверы, и горнолыжники, и парапланеристы, и так далее.  То есть люди с таким, экстремальным уклоном. Вот для получения  этих необычных ощущений мы в данном случае и занимаемся скалолазанием именно.

Ведущий: А у нас телефонный звоночек. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, а в какое место вы  хотели бы… вы уже посещали, и оно оказалось для вас интересным? Какую максимально высоту вы достигли?
Е.Ч.: Спасибо за звонок. Нет в скалолазании самоцели какую-то максимальную, как вы говорите, высоту достичь.  Трассы категорируются по уровням сложности. Там от, грубо говоря, от пяти до восьми, и любой уважающий себя скалолаз мечтает для начала пролезть трассу уровня… «восьмерку»,  мы ее называем. А уж совсем чемпионы лазают «девятки».  И вот достичь именно такого уровня, чтобы пролезть какой-то сложный маршрут  категорированный, вот это да, самоцель. А что касается меня, я «восьмерку» пролез, и не одну.   Тут, скорее,  речь идет о посещении неких  интересных мест, как самоцель, потому что  в мире есть уникальные места, где скалы  совершенно не такие, как в Перми или на Урале, и даже в России  в Крыму. И вот именно  о  посещении этих  мест многие скалолазы и мечтают.

Ведущий:  Давайте тогда для начала разберемся  немножко в терминологии, просто, чтобы было потом проще и понятнее разговаривать. Альпинизм и скалолазание – вещи, в общем, где-то родственные, но разные.

Е.Ч.: Да.

Ведущий:  То есть вот как раз забраться на максимально высокую высоту – это задача, наверно, альпинистов.

Е.Ч.:  Да, это  ближе к ним. У них предел мечтаний  - это восьмитысячники, как все знают. Это, скорее, действительно, из альпинизма.

Ведущий: А скалолазы – это…

Е.Ч.: А давайте я вам расскажу немножко о разнице альпинизма и скалолазания, потому что это один из  наиболее часто задаваемых вопросов.

Ведущий:  Давайте. Вот как раз к этому и подходим.

Е.Ч.: Да. И приходится всегда разъяснять.  Действительно, скалолазание, так или иначе, вышло из альпинизма, но это произошло достаточно давно, около 60 лет назад. Раньше понятия были схожие, потому что больше все-таки увлекались альпинизмом. И оттуда пошел вот этот скальный класс. Потом скалолазание стало самостоятельным. Какие плюсы у скалолазания и какие отличия. У альпиниста задача – покорить гору любым доступным способом и при помощи любых доступных устройств.  Это могут быть веревки, ледорубы, ледобуры, и прочее, прочее. А у скалолаза задача – пролезть  некий маршрут при помощи силы рук, силы ног и силы ума. А веревка служит лишь страховочным устройством, то есть мы при лазании  не используем ее как точку опоры.

Ведущий: Подождите, подождите. То есть когда вы поднимаетесь вот на некую скалу, вы  не вбиваете в нее никаких крючьев в качестве ступенек.

Е.Ч.: В качестве ступенек – нет. В качестве точек страховки – да.

Ведущий:  То есть только,  как точка страховки она используется?

Е.Ч.: Именно.

Ведущий:  Эко затейливо. Чтоб понять немножко вот категории, просто вот первый склон, который приходит в голову, это Ермак, где регулярно,  опять же, скалолазают наши пермские скалолазы.  Вот это какая категория?

Е.Ч.: Ермак – это, скорее, «шестерочка».  Это для любителей и чуть  выше среднего.

Ведущий:  То есть, так сказать, для начинающих.

Е.Ч.:  В том числе для начинающих очень подходит это место. Ермак все знают. Проблема в том, что   немножко превратили это место не в скалолазное. С этим да.

Ведущий: А в пьяношно-гуляношное.

Е.Ч.: К сожалению.

Ведущий:  Такой шашлычный туризм.

Е.Ч.: Если бы только шашлычный. А именно в пьяношно-гуляношном.

Ведущий:  Ну, к сожалению, да

Е.Ч.: Поэтому приходится ездить немного в другие места, подальше от  вот этих вот любителей  на машине приехать, врубить музыку и всю  ночь гулеванить.

Ведущий: Мешают?

Е.Ч.: Мешают, конечно.

Ведущий:  То есть для того, чтобы вот с утра подняться даже вот на  относительно для вас не сложный вот  этот вот Ермак, вам нужно выспаться и сосредоточиться.  Это необходимое условие?

Е.Ч.: Пожалуй,  тут, скорее, идет речь о душевном состоянии, потому что  приехать  в любимое всеми место полазить, и перед этим слушать там всю ночь, как кто-то  там развлекается, скорее, вот это напрягает. Нет, именно в качестве там скалолазания они не мешают. Более того, Ермак достаточно, как я уже сказал, простая скала, и, скажем, для спортсменов не представляет большой сложности. Это как тренировку только небольшую можно воспринимать. 

Ведущий:  Женя, хорошо, а вот тогда более категорийные скалы у нас в Прикамье есть?

Е.Ч.:  Немного более интересные скалы находятся в деревне Пашия, это Горнозаводский район. Что касается Урала в целом,  это город Верхневенск, недалеко от Екатеринбурга. Там известная скала Семь братьев.

Ведущий:  Он же был закрытый одно время.

Е.Ч.: Город был закрытый, да, но не для скалолазов. 

Ведущий: Отлично.

Е.Ч.:  Совсем недавно появилось интересное место Каменный город. Но, по-моему, Минприроды недавно запретило  там различные спортивные мероприятия, потому что якобы разрушаются скалы.   Тут надо отдельно сказать, что скалолазы – это некое такое сообщество людей с достаточно  высоким культурным уровнем, и они не варвары. То есть никто там никаких крючьев не бьет, ничего не разрушает. Это вот совершенно нас не касается.

Ведущий: Подождите, подождите, а кто  только что говорил о том, что  надо вбивать крючья для страховочных шнуров.

Е.Ч.: Речь идет конкретно о Каменном городе. Там очень невысокие скалы. И там не надо организовывать страховку для лазания. Лазание происходит там на уровне метр-полтора.    Там нет. Более того, мы понимаем, что порода очень мягкая, и если там бить крючья, это,  в принципе, небезопасно, и никто этим не занимается. 

Ведущий: С точки зрения дилетанта скалолазание  - штука страшная. То есть, когда человек ползет по отвесному склону, а то и… как оно правильно называется, когда  вот  он так вот балкончиком налазит…

Е.Ч.: Нависание карниза,  потолки, и все это есть.

Ведущий:  Вот, да. Как муха такая вот по потолку ползешь. Есть же все шансы брякнуться. А брякнешься, в общем-то, на твердое, и будет, как минимум, больно. 

Е.Ч.: Да, это присутствует в виде спорта. Но все,   что касается лазания  на высоте выше трех метров, все это дело происходит со страховкой. Вот именно  об этом вы и спрашивали, когда говорили о крючьях, о веревках и о прочих средствах страховки.

Ведущий:  То есть вот дикого такого скалолазания, когда человек сам по себе, без помощников и товарищей,  вот взял и полез, не практикуется.

Е.Ч.: Есть определенное  высшего пилотажа, так скажем,  лазание соло. Практикуется. Но это надо немножко углубляться в вопрос. Но это  в любом случае происходит со страховкой. Есть безбашенные люди, которые лазают по скалам без страховки. Про них даже иногда фильмы показывают. Но это, наверно, как в любом виде спорта, есть  отчаянные люди, которые  ничего не доятся, а, может быть, именно боятся и преодолевают свой страх. Но это, скорее, единицы, это исключение из правил. В основном все лазают со страховкой. 

Ведущий: Со стороны это очень впечатляюще. Насколько травмоопасен этот вид спорта, насколько травмоопасно скалолазание? Есть ли какая-то статистика, сколько, например, вот за сезон переломано человеко-рук,  человеко-ног,  набито шишек и так далее? 

Е.Ч.: Ну, набито шишек, может быть,  но вот, слава богу, о переломах рук, ног, головы крайне, крайне редко идет  речь, поскольку нет свободных  падений, свободных ударов о скалу, о землю. Нет. При срыве человек либо повисает на том месте, где он сорвался, либо максимум  мер, полтора он пролетает, в любом случае повисает на веревке.

Ведущий: Понятно.  То есть на машинах и мотоциклах бьются гораздо больше.

Е.Ч.:  Более того, мне кажется, в футболе  даже переломов и ушибов больше.  Не кажется, я это точно знаю.

Ведущий:  Хотя, казалось бы, по мягкой травке бегают.  Женя, вот смотрите, пока была реклама,  нам по «аське» набежала куча вопросов. И один из них мне очень  понравился. Озвучу. «Что делается для продвижения  этого спорта в Перми? Потому что бесплатно тренирует подростков только один  клуб».

Е.Ч.: Интересно узнать, какой?

Ведущий: Но товарищ пишет, что  это «Ирбис».

Е.Ч.: Да, действительно, «Ирбис» - это  на сегодня базовый клуб в городе скалолазания.  Другое дело, что материально-техническая база там не самая богатая. Но многие  оттуда вышли.  Это  родина, что ли, для многих скалолазов именно в Перми. На сегодня появились намного места интереснее в плане рельефа. Они намного интереснее и полезны в плане тренировок.  Это и гимназия № 2 на Садовом, она более с детским уклоном, и один из  лучших на сегодня  скалодромов  в России – это скалодром в спортивном комплексе имени Сухарева.

Ведущий: Они бесплатные или они за деньги?  Вопрос на самом деле существенный. Потому что тут-то упор был именно сделан  на бесплатные тренировки для ребят.

Е.Ч.: Что касается  клуба «Ирбис»,  там,  действительно, бесплатные тренировки, вот поскольку это учреждение    дополнительного образования. Там, в общем, порядки, как вы говорите, подростки  ходят и тренируются, действительно, бесплатно. Что касается скалодрома Сухарева, то он, скорее, коммерческий, но это, действительно, скалодром очень высокого уровня. Мы должны понимать, что  не бывает  бесплатных завтраков. Если что-то хорошее строится, то это стоит денег.

Ведущий:  Ну тогда,  наверно, стоит поговорить о том, сколько это стоит. То есть вот, допустим, вы меня убедили   за эти первые полчаса эфира, и я проникся, я  хочу скалолазать. Во что  мне обойдется это удовольствие? Что нужно для того, чтобы стать скалолазом? Какое-то снаряжение, какая-то спецодежда.

Е.Ч.:  Безусловно, определенное  снаряжение нужно. Ну, давайте понимать, что не с первого раза. Если вы дилетант и вам просто интересно и любопытно попробовать,  вообще, надо вам это или нет, ничего, кроме спортивной формы, обычных спортивных  штанов,  кроссовок и футболки вам не надо. 

Ведущий: То есть обычные кроссовки, обычные кеды.

Е.Ч.: Для первых нескольких раз, более того, многие там первый  год,  наверно, так тренируются без какого-то специального снаряжения, потому что неизвестно понравится вам или нет, и куда потом  это снаряжение девать, в принципе,  ничего такого не надо. В принципе, ничего такого не надо. Вы приходите на скалодром и платите, как там в фитнес- клубе, просто  за время…

Ведущий: За занятие, за посещение.

Е.Ч.: Да, за занятие. Самое дорогое занятие на сегодня стоит 210 рублей.  Это  на лучшем скалодроме.

Ведущий:  Это за…

Е.Ч.: Два часа

Ведущий: …два часа.  Ну, в общем,  разумная денежка абсолютно.

Е.Ч.: Достаточно разумно, да. Более того, там различные скидки, система абонементов и так далее. А вот дальше, если вам это  нравится, как и в любом виде спорта, вам хочется купить хорошее снаряжение. Тем самым повысить свой уровень лазания.

Ведущий: И тут-то уже предела совершенству,  конечно,  нет. 

Е.Ч.: В целом, да. Но   надо сказать, бюджет покупки снаряжения не такой большой. То есть специальная страховочная система, к которой привязывается веревка, стоит… ну хорошая три тысячи. Туфли лазательные. Это специальная такая прорезиненная обувь – от тысячи.  Есть даже дешевле, но уже  так, не очень.

Ведущий: Похуже.

Е.Ч.: Похуже, да. Так что вот в пределах четырех-пяти  тысяч можно купить себе снаряжение, которое   вам хватит на два, на три года лазания.

Ведущий:  То есть, правильно ли я вас понимаю, скалолазание  -  такой  относительно бюджетный?

Е.Ч.: Достаточно бюджетный вид спорта. И надо сказать, что в Европе он очень популярен, мне кажется, в том числе,  из-за этого. Не надо там дорогих  каких-то устройств, чтобы два-три раза в неделю ходить на скалодром. А в Европе они это всей семьей  делают, например. 

Ведущий: То есть такие вот толстые, обожравшиеся гамбургеров.

Е.Ч.:  Разные. В том числе, и толстые, и обожравшиеся гамбургерами.

Ведущий: Просто я почему упираю на  обожравшихся гамбургерами. Я, конечно, их не ем,  но худеньким-то  ведь  меня не назовешь, а попробовать интересно. В этой связи вопрос: вот есть ли  какие-то   ограничения возрастные,  по состоянию здоровья? То есть, я не знаю, давление, что-то еще, что-то еще, что-то еще. Масса тела, в конце концов.

Е.Ч.: В целом ограничений, конечно, нет. Просто  надо понимать, что если там вы, например, толстый, или сердце не очень сильное,  без фанатизма надо всем заниматься. Заниматься этим в удовольствие, как  фитнесом, для общего укрепления. Нет такого, что только худые занимаются  скалолазанием. Совершенно разные люди. В том числе,  и профессионально. 

Ведущий: Извините, переживаю. У нас не телевизор,  но просто видели бы вы, как напротив широкого меня сидит такой поджарый, сухой Евгений и  на голубом глазу говорит – ну, не надо быть обязательно худым, Так на себя посмотрите.

Е.Ч.: Ну да, я такой. Но есть и плотненькие, и даже  более, чем плотненькие люди, скалолазы.

Ведущий: Вот какой вопрос. Вот у нас федерация. Что дает членство в федерации?  Дает ли оно что-то? Нужно ли оно?

Е.Ч.: Скажем так, по большому счету  многим, наверно, это и не нужно. Но как любое сообщество, этому сообществу надо  объединяться и развиваться. Федерация осуществляет поддержку  тех, кому этот вид спорта интересен, скажем так, более глубоко, нежели просто любительски.  Это выезды на соревнования, это получение бюджетного финансирования, это проведение соревнований здесь, краевых. В том числе, федеральных.  За последний год мы провели два федеральных мероприятия – Кубок России и  юношеские соревнования всероссийские.  То есть вот для этого. Это некое сообщество по интересам, скажем так,  но с более  таким формализованным уклоном.

Ведущий: Поговаривают, что власти наши  как-то не особо поощряют спортивные сообщества. Насколько  комфортно в этом плане чувствует себя федерация альпинизма и скалолазания? 

Е.Ч.: Скажем так, есть определенная стабильность.  Этого не отнять. Действительно, поддержка осуществляется. Но, пожалуй, не в том уровне, в котором хотелось бы. Поскольку за последние два года мы сделали мощнейший рывок, и  хотелось бы получить  не кое финансирование, которое  бы отвечало актуальным потребностям. На сегодня его, конечно, нет.

Ведущий: Итак, недостаточно.

Е.Ч.:  Ну вот, смотрите. Два года назад в городе был  всего лишь один  такой вот скалодром, на котором  очень много народу тренировалось.  Была достаточно такая куцая сборная, и было определенное финансирование. На сегодня три современных скалодрома, возможность тренировать на уровне сборной России. В Перми, кстати, недавно сборная России проводила сбор.

Ведущий: Тренировочный вот как раз.

Е.Ч.: Учебно-тренировочный сбор 10 дней.  Получили мы высокую оценку за материально-техническую базу, различные благодарности и прочее. А финансирование осталось на прежнем уровне.  То есть теперь, когда мы можем определенный сделать еще больший рывок, и в количестве, и в качестве занимающихся, финансирование  остается пока недостаточно.  Поэтому во многом это  старании я энтузиастов, людей, которые могут за свой счет   что-то делать, и так далее, и тому подобное.

Ведущий: Женя, скажите, а можно ли заработать чем-то, вот если уж тогда говорить о деньгах, может ли федерация каким-то образом  что-то себе  заработать скалолазанием вообще?  То есть вот это, скорее,  вот только трата денег? Или,  научившись скалолазать, можно че-то заработать? Если да, то как?

Е.Ч.: Формально федерация – это некоммерческая  организация.  Это понятно.

Ведущий: Разумеется.

Е.Ч.:  Ну вот  смотрите. Когда мы  вложили определенные средства  в развитие, появилась массовость. И из этих людей, так или иначе, появились люди, которым  это тоже стало надо.  Они начали помогать, потому что без спонсорства и меценатства  мало, куда уедешь. И, в том числе, благодаря стараниям  вот этих людей  на сегодняшний день материально-техническая база в разы, скажем так, стала  лучше. Поэтому вот в таком виде заработать можно. Что касается профессии,  очень многие там    промышленные альпинисты, и так далее, выходят именно из скалолазания, альпинизма. 

Ведущий: Ну промышленный альпинизм – это, вообще, отдельная  песня.  Кстати, можно об этом поговорить, но чуть позже. У нас телефонный звоночек. Алло.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Петр. У меня вот такой вопрос. Я понимаю специфику вашей передачи. А как все-таки с девушками в скалолазании дело  обстоит?   Они у вас есть?

Е.Ч.: С девушками в скалолазании все хорошо. Они есть, красивые, симпатичные.

Ведущий: С обалденными гибкими фигурами.

Е.Ч.: А вы бы видели их растяжку.

Ведущий: Вау.

Е.Ч.:  Так что никакого ценза по половому признаку не существует.

Ведущий: Ценз по половому признаку он вообще существует только в течение часа. С часа до двух на 91,2. 

Е.Ч.: Девушек, как правило, беспокоит один момент   - это длинные ногти. Все, то есть с ними приходится распрощаться.

Ведущий: Плачут?

Е.Ч.: Нет, не всегда.

Ведущий: Ну вообще, на самом деле,  один раз отстричь ногти, зато потом столько радости и веселья

Е.Ч.: А вы знаете, какая специфика есть? Как правило, 99 процентов тех, кто  один раз пришел,  остается надолго. Поэтому скалолазание, видите, оно затягивает.

Ведущий: Женя, вот скажите, такой  вот ее вопрос. Скалолазание – это только скалолазание?  Или вот после тренировок, после соревнований это еще  какое-то общение? Я к чему. Вот, допустим, когда мы играли в страйкбол, был у меня такой период в жизни, каждые выходные ездили, там гоняли, стреляли  друг в друга, потом мы еще, как минимум, там часа полтора сидели,  болтали, трепались, кто пивка, кто газировочки. То есть это был ну вот некий  такой вот…

Е.Ч.: Междусобойчик.

Ведущий: …тусовочка такая, да, то есть интересных людей, которым есть, о чем поболтать. Мы какие-то пикнички устраивали, мяско жарили, чудно проводили время.  Вот у вас с этим как?  

Е.Ч.: Конечно, это присутствует и у нас. Наверно, как и во многих видах спорта, потому что вот  этот клуб по интересам никто не отменял. Просто, пожалуй, это  не посиделки в сквере после занятий. Сейчас, скажем так, интересно стало взять   палатку, сесть на машину и определенной компанией поехать в какую-то  глушь пусть даже. Там провести время, там уже с шашлыками на скалах с речкой и…

Ведущий: Нет, разговор ведь не идет  о том, в сквере или не в сквере. На самом деле мы сплошь и рядом выезжали и в область, и там точно также палатки потом и всё такое. Нет, разговор-то именно о том, что    не то, что вот отзанимался, сумку собрал и ушел.  Вот такого нет?

Е.Ч.:  Такого нет. Мне кажется  это вот в фитнес-клубах, пожалуй,  наверно, так и есть. Пришел, заплатил, два часа побегал, ушел. Нет, конечно, это целое сообщество. Сообщество, действительно, единомышленников. И, как я уже говорил, скалолазы – это люди определенного склада ума. Как правило, это  очень добрые, простые люди, которые   никакой агрессии не несут. И все это способствует хорошему  общению. Всё это, опять же, способствует  общению с иностранцами, когда выезжаешь куда-то за  границу лазить,   например, круг интересов, круг знакомств, кругозор   развивается достаточно сильно.

Ведущий: Наверно, пары складываются

Е.Ч.: Бывает и такое. Очень часто… ну это среди спортсменов, которые по соревнованиям,  например, ездят, очень часто есть муж, жена,  оба скалолазы.

Ведущий: А, вообще, вот наши пермские скалолазы много ли  где побывали, много  ли чего видели?

Е.Ч.: Уж, поверьте, побывали много где, много чего видели. 

Ведущий: А вот смотрите. Когда, например, вот футболисты… Как-то вот просто  разговорились с одним профессиональным футболистом, и человек сказал: «Слушай, вот  ты понимаешь, я побывал в куче городов. Аэропорт – гостиница – стадион. Гостиница – аэропорт – домой». Я, говорит, во всех городах в лучшем случае помню аэропорты и стадионы.  Больше ничего. Вот с этим у вас как? То есть насколько познавательны ваши поездки по стране  и по миру?

Е.Ч.: Даже если просто ездить на соревнования, любые соревнования длятся 3-4 дня. Таков регламент. Меньше, как правило, не бывает. Если спланирован выезд именно  потренироваться на скалы за границу, понятно, что   ты едешь не на день, и ты не в аэропорт и обратно.  Например, я там максимально полтора месяца провел в одной замечательной стране под названием Таиланд. Но это не тот Таиланд, куда ездят туристы.  Совершенно  другое место. Там есть Мекка скалолазания, скалы на берегу моря.  Вот мы там совмещаем приятное с полезным.  Это не тот туризм в общем понимании. То есть это и тренировки, и общение со скалолазами со всего мира.

Ведущий:  Ну то есть  это вот не пляжный такой отдых, понятное дело.

Е.Ч.: Да, да, да.

Ведущий:  Но и не сплошное лазание по стенке.

Е.Ч.:  Наверно, глупо быть в Таиланде и просто лазить по стенке.  Нет, море никто не отменял.

Ведущий:  То есть, как всякий нормальный человек, привозите кучу фотографий и воспоминаний.

Е.Ч.: Самое полезное и приятное, на мой взгляд, что я привожу, это  знакомства, это друзья в Испании, в Америке, вол Франции и так далее, с которыми можно по  социальным сетям общаться, дальше ездить в гости. 

Ведущий: Часто приезжают?

Е.Ч.: Сюда - нет, туда – да.

Ведущий: А почему они не к нам?  Будете у нас на Калыме.

Е.Ч.: Как бы вам сказать. Например, скалы в Испании несколько выше.

Ведущий: «Лазили ли вы в Красновишерске по склону Ветлан?» - спрашивает нас Дмитрий.

Е.Ч.: Нет.

Ведущий: Почему?

Е.Ч.: Ну как-то не довелось.

Ведущий:  Это вам неинтересно? Или это…

Е.Ч.: Нет… Вот просто не довелось, действительно.

Ведущий: Случая не было?

Е.Ч.: Да.

Ведущий: А вообще, в Пермском крае… насколько вот наш Пермский край благодатен для скалолаза? 

Е.Ч.: Скажем, не так благодатен, например, как Крым. А Крым – это  самое близкое место из хороших для скалолазания.  Но даже если вы там не располагаете временным ресурсом или финансовым, в Перми можно  запросто этим заниматься. Есть, куда съездить. Есть новые районы  открытые за последнее время. Так что тут со скалами все в порядке.  А что касается зимы, это как раз таки вот скалодромы в закрытых помещениях. То есть заниматься скалолазанием можно круглый год. 

Ведущий:  То есть зимой  на скале, вот на нормальной скале  на улице  нормального скалолаза не увидеть? Или есть экстремалы?

Е.Ч.: Нет, можно и разогреться  и зимой полазить. Просто удовольствие совсем не то. Это, действительно, достаточно экстремально. Просто холодно.

Ведущий: Как всегда  за кадром остается чертова уйма незаданных вопросов. Мы так и не поговорили про промышленный альпинизм, про спасательные, может быть, операции. Значит, есть повод встретиться еще раз.  Спасибо Евгению Чернышеву, вице-президенту федерации альпинизма и скалолазания Пермского края.  Встретимся  ровно через неделю на 91,2 FM. И это тоже будет интересно. На сегодня же всё. Пока.


Обсуждение
2401
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.