Верхний баннер
13:52 | ВТОРНИК | 18 МАЯ 2021

$ 73.85 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Гиндис - без бэ!

25.05.2012 | 12:00
Современный учитель

Ведущий:  Доброго дня всем тем,  кто настроил свои приемники на 91,2. Меня зовут Игорь Гиндис. И, как всегда, в это время  по пятницам  «Гиндис - без бэ!», мужской клуб, куда в гости  приходят люди интересные и  необычные. И нынешняя пятница отнюдь не исключение. Итак, торжественно представляю вам участника профессиональных конкурсов, председателя пермской ассоциации  рогейна, учителя математики школы № 37 Валерия Сыропятова. Здравствуйте, Валерий.

Валерий Сыропятов:  Здравствуйте Игорь и все, кто нас слышит в прямом эфире.

Ведущий: И традиционный вопрос, который задается всегда всем тем, кто пришел в эту студию,  такой вопрос № 1: зачем?  То есть вот, смотрите, вы работаете учителем. Нет, я понимаю, что когда-то,  во времена царской гимназии женщин-учительниц не было, были одни мужики. Но сейчас, вроде как, учителка – женская профессия. Полупьяный  трудовик, физрук и военрук  - и  больше мужиков в школе, как правило,  не бывает. Не заработать на жизнь, не прокормить семью. Зачем? Зачем вы  вообще во все это ввязались?

В.С.: Во-первых, должен сказать, что  я не планировал быть учителем, так скажем. Но, раскручивая историю даже своей семьи, биографию, вспоминаю,  бабушка где-то лет в шесть  сказала: - Валерка,  ты будешь  учителем. Я сказал: - Не, я никогда. Я буду шофером. Я выучился, закончил «Политех»,  автодорожный факультет по специальности «Автомобиль, автомобильное хозяйство». Но судьба повернулась так, что  вот я пришел в  школу, так как  увидел   нехватку вот этого  общения с детьми у себя, что я могу кого-то  чему-то  научить. Было, видимо, какое-то несогласие, что я могу это сделать по-другому, лучше, качественнее. И моя учительница по биологии Ольга Михайловна  Иванова,  ныне директор, 16 лет назад пригласила,  говорит: - Ну, вот, давай попробуем, нам нужна помощь.  Я пришел, вот так остался в школе.

Ведущий:  Так оно и приключилось. Сколько уже  работаете?

В.С.: Шестнадцать. Семнадцатый год.

Ведущий:  То есть вот последние звонки, которые звучат  в  городских школах для вас уже семнадцатые?

В.С.: Да.

Ведущий: Отлично. В этом году у вас кто-то выпускается?

В.С.: Мои дети, я с ними работал до 9-го класса,  нынче они выпускаются в 11-м классе, да.

Ведущий: И вот, смотрите, вы берете их с пятого…

В.С.: Да.

Ведущий: … и ведете до 11-го. То есть  это у нас что получается, шесть лет?

В.С.: Да.

Ведущий:  За шесть лет можно очень крепко привязаться  к людям. Не жалко ли   отпускать?

В.С.:  Ну каждое поколение, оно отличается  какими-то своими положительными особенностями. Вроде как трудно расставаться,  Но выпускники не уходят на совсем, они возвращаются  в школу, будучи родителями. И очень приятно видеть уже  таких. Они всегда помогают, взаимодействуют с нами, то есть откликаются на просьбы, потому, скажем так,  круг друзей, знакомых и соратников, он просто растет.

Ведущий: Наше эфирное ICQ 404582017. Присоединяйтесь к нашей беседе. Напоминаю, что сегодня в студии  Валерий Сыропятов, учитель математики  школы № 37.  пока давайте разберем вот эту вашу ипостась, потому что слово «рогейн», я поставил себе жирную галочку, я непременно спрошу, что это, но просто  чуть позже. А пока скажите, пожалуйста, а  вот бывает такое, что  облегченно вздыхаешь?  Были  ли такие ребята,  которых вот выпустил… фу, слава богу,  наконец-то,  ты отсюда ушел, я тебя больше не увижу?

В.С.:  Конечно, в этом плане есть трудности.  Дети не мотивированы на учебу. Но ищешь, как с ними можно поработать.  Потому вот и есть дополнительное образование,  где через туризм или какую-то  дополнительную совместную деятельность, которая нас может объединить, и где человека можно раскрыть. У него может не получаться в математике, но он  может прекрасным быть организатором каких-то мероприятий,  и вкладывать  свои усилия туда. И это помогает ему. Школа не отталкивает в этом смысле, а, наоборот, притягивает   его, помогает раскрыть его таланты. И тогда   не облегченно вздыхаешь, думаешь   – вот этому удалось помочь найти себя.

Ведущий: Мы говорим о непростой жизни мужчины в школьной педагогике. Мужчины как-то не особо охотно идут работать в  школу. Почему?

В.С.:  Ну, как сказали, то есть материальная здесь все-таки не та ипостась, где заработать можно, срубить «бабки». Здесь больше получаешь  моральное удовлетворение, то есть то, что ты  продвигаешься вместе с детьми, растешь. Это развитие, постоянное учение, потому что  молодое поколение мобильное, и многому с помощью  них можно научиться.

Ведущий: А супруга  не пилит: - Валера,  у  всех  мужья как мужья.

В.С.:  Нет. Не женат.

Ведущий:  То есть школа заменяет семью.

В.С.:  Ну практически да,  получается, что  очень много времени, и, чтобы был результат,  надо вкладывать много усилий, и времени уходит много.

Ведущий: Моей дочери вот  нынче в июне исполняется  15, она закончила восьмой, заканчивает восьмой класс сейчас. И  вот в их классе очень четкая тенденция, которая на  жаргоне ее одноклассников  формулируется так: «ботаник»...  че-то забыл... «??????(неразборчиво)  не круто, ботаник». То есть это только в нашей школе, или  это вот во всех?

В.С.: Я, будучи участником конкурсов, и. скажем, экспертных групп, бывал не в одной школе, видел. Это, действительно, тенденция именно так и складывается. Приходится искать другие способы, чтобы  замотивировать детей или  перевести в другой ракурс , чтобы это на их,  опять же, сленге не звучало «ботаник»,  а какой-то соревновательный спортивный интерес хотя бы имело.  Тогда результат есть.

Ведущий:  В этой связи вопрос.  Насколько вот здесь в этой ситуации важна роль педколлектива учителей?   Потому что, я так понимаю,  что много ведь у нас до сих пор  в школе работает  учителей такой советской формации, которые преподавали тогда, когда хошь,   не хошь, «ботаник», тебя никто не спрашивает, ты должен это выучить, сдать, и вообще никого не волнует. Сейчас  как-то вот более свободные отношения в школе, но, тем не менее, учителя остались вот  в этих консервативных рамках.  Насколько серьезна вот эта ситуация, насколько она конфликтна вообще, и что  от нее ждать?

В.С.:  Отцы и дети – извечный конфликт. Получается, действительно, так, что мы, становясь с годами все старше и старше,     и получая детей свежих, новых поколений встречаемся с какими-то проблемами. Оно так и должно быть.  И через эту проблему видишь, чему ты должен   научиться. Если это мобильная связь, и они там  легко и просто, но ты...  значит, ты должен это освоить, чтобы понимать, о чем идет речь. Если легко и просто с Интернетом они взаимодействуют, и там есть возможность обучения, значит, надо идти туда и искать эти ресурсы, потому что иначе ты непременно будешь  раритетом.

Ведущий: Валерий, послушайте, вот только что в голову  пришел вопрос. Не спрошу – меня прорвет от любопытства. Скажите, а вы все еще учите ребят считать на  логарифмической линейке? 

В.С.:  Нет, нет.  Сам когда учился, нас учили, таблицы Брадиса, логарифмическая линейка. Сейчас уже нет.  Рассказываем, что можно, есть такой инструмент, но уже не пользуемся.

Ведущий:  То есть, скорее, как раритет. Я просто помню, что у нас в кабинете математики  над доской  была такая  двухсполовиной метровая логарифмическая линейка прибита, и  на ней можно было  реально считать.

В.С.: Сейчас нет уже. Сейчас развиты средства, и  больше, скажем, интерактивные какие-то программы, когда ими можно воспользоваться индивидуально или на уроках. 

Ведущий: И еще такой вопрос.  Вам не кажется, что с развитием  всех вот этих вот современных технологий  вот элементарно молодняк разучается считать?  То есть без калькулятора они 27 плюс 15 не сложат.

В.С.:  Вот эта проблема в точку просто, Игорь, попали.  В  школе просматривается тоже. И тогда из этих инструментариев мы ищем, что... возвращаемся к простым способам, будь они  интерактивные или  по старинке, скажем так,  любые, которые приводят   к ситуации,  когда надо посчитать, посоревноваться, кто быстрее, и так далее, потому что  вот навыки счета, они уходят.  Действительно, тянутся руки к калькулятору.  Привычка.

Ведущий:  Даже в магазине, когда вот сдачу посчитать...

В.С.: Абсолютно верно.

Ведущий:  Рубль восемьдесят минус 15 копеек сдача сколько? Э...  э... э... э... Рубль семьдесят пять?  Рубль шестьдесят пять.  А-а-а, да.

В.С.: И поэтому, когда  такие ситуации тоже попадаются, просто дроби переводишь им точно также. Рубль 75  и так далее. Они говорят – вот, так  это понятнее.  Так вот, несем в жизнь математику.

Ведущий:  Действительно. Валерий, мы немножко поговорили о школе. Давайте ее пока чуточку отложим в сторону, потому что если я немедленно, сейчас же, сию же секунду  не узнаю, что такое  рогейн,  то меня порвет от любопытства. Итак, что  такое рогейн? 

В.С.:  Если в трех словах говорить – это компас, карта, рюкзак.

Ведущий:  Тогда давайте уточнять.  То есть вот есть туризм. Это тоже карта, компас, рюкзак, палатка.  Есть спортивное ориентирование, это тоже карта, компас. То есть вот... и зачем тогда рогейн?

В.С.:  К концу 90-х годов меня стало не устраивать в двух этих видах  две вещи.  В ориентировании, скажем, у детей, а детей с ослабленным здоровьем  становилось все больше и больше,  если ты физически не можешь посоревноваться,  потому что это, прежде сего, бег, то ты заведомо проигрываешь.  Шансов у тебя нет м выиграть. В туризме  его скатывание к пикниковости.  Транспорт стал развиваться,  нас привезли, высадили, мы здесь покушали,  сделали, нас посадили,  нас сплавили и так далее. единение этих двух видов дает что нам? Мобильный туризм, то есть, когда много я с собой взять не могу в рюкзак, иначе я далеко не уйду,  а сидеть на месте, значит, я ничего не выиграю  и ничего не посмотрю.

Ведущий:  То есть рогейн, поправьте, если я ошибаюсь, это  такой синтез как раз   туризма и спортивного ориентирования.

В.С.:  В точку,  Игорь.

Ведущий:  То есть с небольшой поклажей.  Продолжительность маршрута?

В.С.:  Классический рогейн - это 24 часа. Но есть краткие рогейны.  Ориентировщики любят участвовать в рогейнах и предлагают еще 3-4-х-часовые , 6, 8, 12. То есть как организаторы поделят.  Но классический – сутки.

Ведущий:  Классический – сутки. То есть берешь с собой  чего-то перекусить, чего-то попить, и надо пройти, то есть так же,  как в ориентировании, через какие-то контрольные точки.

В.С.:  Абсолютно так.

Ведущий: И даже  немножко поиграть, так сказать,  в выживание.

В.С.:  Не без этого. И получается, твоя экипировка  еще зависит  не столько, скажем,  от погоды, километража,   а она определяется еще твоей целью. Если ты победить, то ты  очень тщательно работаешь,   отбираешь, потому что надо  как можно легче и эффективнее это было.  Если ты пошел прогуляться виды пофотографировать,  значит, у тебя фототехника должна быть, и что тебя спасет там от дождя, прочего. Ну, а питание, там, какие-то вещи  запасные, то есть это в обязательном порядке. Кстати,  рогейн допускает возвращение в центр, который обычно  ближе к центру карты располагают,   центр соревнований, возвращаться не одно количество раз.  Потому каждый сам выбирает свой темп, маршрут.

Ведущий: А есть какие-то регламенты? То есть, например, участник не может взять с собой  больше двух банок тушенки,  или участник обязан взять с собой не меньше  трех пар носков. Вот  какие-то вот такие вещи.

В.С.:  В плане безопасности, да, что должны быть средства связи на  случай, если что-то  приключилось там, на ночное время это фонарь, защита от дождя, если зимнее время – теплые вещи. И,  как правило, то есть организаторы,  в зависимости от обстановки, это прописывают, что  вот это  обязательно оборудование. Оно на старте  проверяется.  По питью и еде регламентации здесь нет, что больше или меньше. Главное, чтобы человек мог  унести с собой.

Ведущий:  То есть теоретически можешь  навьючить на себя  хоть  80 килограммов.

В.С.: Конечно.

Ведущий: Вопрос в том, куда ты с этим центнером на горбу уйдешь.

В.С.:  Хотя некоторые  отправляются, скажем, семьей или компанией, потому что коллективный вид спорта, от двух до 5 человек  команда. Вот именно так навьючиваются, говорят: -  Ну мы себе не ставим цель победить, но вот там есть красивое озеро, мы до туда   доберемся, там заночуем,  а утром продолжим в сторону финиша. 

Ведущий:  Ну, в общем-то, как раз вот такой полупикниковый туризм для кого-то.

В.С.:  Да.

Ведущий:  Но с элементами  все-таки спорта.

В.С.:  Да, конечно.

Ведущий:  То есть рогейн – это...  если вот тот туризм пикниковый, как вы его называете, это  типичный отдых, то рогейн – это все-таки спорт.

В.С.:  Это спорт, это большая работа, потому что ты отважился, ты вышел, ты принял решение, даже  если заночевать в лесу с термоодеялом, с палаткой или как-то, то есть ты отвечаешь  за свой выбор, естественно.  Ты должен контролировать, потому что никого рядом с тобой не будет, тебя никто не будет охранять и так далее.  

Ведущий: Минуточку, минуточку, извините, перебью, что значит  «никто»?  То есть идешь вообще один?

В.С.:  Нет, В команде, имеется... вот  за команду.  Команда приняла решение, что   вот мы идем, идем, устали ночью.  Давай не пойдем, давайте ляжем тут, поспим среди елочек. За свой выбор отвечает команда, естественно.

Ведущий:  А сколько человек?

В.С.: От двух до пяти.

Ведущий:  То есть это регламентируется на каждых отдельных соревнованиях. Или?..

В.С.:  Да, оно прописывается. Именно такие же рамки, либо организаторы четко говорят, что  соревнования троек только, или  двоек. Чемпионаты мира, куда мы тоже  ездим, бываем, то есть  от двух до пяти.  То есть это свободный выбор. 

Ведущий:  То есть, например, команда из двух человек  может запросто соревноваться с пятеркой.

В.С.:  Абсолютно так. И  чемпионами становились только двойки пока что.  Объясню, почему.  Все очень легко. Когда  мы начинали, знакомились в начале 2000-тысячных  годов, думали, чем больше, тем лучше.  Оказывается, договориться гораздо  сложнее впятером, чем вдвоем по поводу маршрута и всего прочего.

Ведущий:  В этой связи вопрос: как комплектуется команда?  По какому принципу?

В.С.:  Так как соревнования  проводятся и по отдельным  категориям среди мужских, женских и смешанных команд, то это выбор, собственно говоря, участников. То есть с кем я хочу участвовать. У мужчин  конкуренция посильнее  ввиду физической готовности. Смешанная команда – значит, надо девушку  крепкую найти,  выносливую, желающую поработать   на результат. Ну а   девчонкам приходится определяться, смогут ли они, если на сутки, захотят ли  преодолеть себя, пространство  и время.

Ведущий:  Но вот, смотрите,  Валерий, какая штука. Вот, допустим, вы принимаете решение, вот я заявляюсь на эти соревнования, и начинаете формировать команду.  Я такой  прихожу к вам: - Валера, возьмите меня с собой.  Черт его знает, кто ты такой, сдохнешь ты, не сдохнешь  на маршруте?  То есть вот все равно критерий...

В.С.:  Команды формируются не на старте, не судейским корпусом, а, скажем, компанией.   Вот я знаю своих товарищей,  одноклассников,  по работе кого-то коллег, и так далее, и предлагаю: - Давайте поучаствуем в таких соревнованиях.  Если они говорят «не знаю», я говорю: - Смотри, ты турист,  ты бегаешь марафоны, говорю, ну как, потянешь ведь это, все.  Он говорит – я карту не  знаю.  Я говорю – да мне важно, чтобы ты со мной, рядом, потянул со мной дистанцию, а карту, так скажем,  в ориентировке я вытяну. Тем более, если мы берем третьего  товарища, который  у тебя всегда навигатором бывает,  значит, мы будем успешны.

Ведущий:  Кстати, о навигаторах.  Вот смотрите. Сегодня GPS-навигатор вмонтирован в каждый второй  мобильный телефон, не говоря уже  об отдельно продаваемых, причем, очень недорогих. Сегодня это  общедоступная вещь. И  навигатор, понятное дело, дает какие-то  преимущества  перед человеком просто с бумажной картой и компасом.

В.С.:  Ну, если человек умеет пользоваться  этой вещью, то да, хотя правила рогейна запрещают использовать. То есть ты можешь  его положить, запаковав, судьям показав, в рюкзак, что у тебя только трек записывается.  Кроме того этот вид спорта запрещает  пользоваться какой-либо помощью других в плане транспорта, да,  что тебя тут подвезли, тут ту подъехал на чем-то. Все  на своих ногах.

Ведущий:  Автостоп – он тоже запрещен.

В.С.:  Запрещен.

Ведущий:  Нельзя тормознуть на шоссе попутку и доехать.

В.С.:  Да. Поэтому команды, которые участвуют, они же и судьи для других, потому что мы контролируем.   На 300 квадратных километров судий не расставить из каждой  команды.

Ведущий:  Ну это понятно. 

В.С.: А навигатор, конечно, он в определенной степени помогает. Но сейчас точность карт, картография настолько развилась, что, скажем,  прорисовать на картах GPS все  эти  лощинки невозможно. То есть, попросту говоря,  те, кто участвуют, они говорят, что   мне  гораздо проще  воспользоваться картой, я прочитал, запомнил, все, я пошел, я работаю, я это вижу.   Тот, кто, может быть, слабо работает с картографическим материалом,  наверно, ему навигатор в помощь будет.

Ведущий:  Но запрещено.

В.С.:  Но запрещено.

Ведущий:  То есть, если с навигатором  в руках тебя застанут  на маршруте, то   это дисквалификация. 

В.С.:  Да.
Ведущий: Стало быть, еще буквально один вопрос по поводу рогейна.  То есть, я так понимаю, это такой спорт на честность.

В.С.:  Да, абсолютно.

Ведущий: Спорт на честность.  Часто ли жульничают?

В.С.:  Есть команды, которые стараются... Но при этом  современные средства, которыми  вооружают нас,  это электронная отметка, которую ориентировщики  используют,  пристегивают специальными браслетами несъемными, легкими, ну, как можно сказать, в аквапарке, и при этом каждый должен  побывать в этой точке, отметиться, чтобы  кто-то где-то в кустах не отсидел, не отдал номер, или не отдал другому.   Второе, то есть  проверяется на финише, маршрут на соответствие скорости. Если ты с КП на КП летал со скоростью  нереальной для бега даже, ну, наверно, тебе кто-то помогал, то есть какими-то транспортными средствами или иначе.

Ведущий:  Нападали вопросы с сайта echoperm.ru, и вопросы, я так понимаю, от ваших учеников.  Вот вам привет от Ларисы и Андрея.

В.С.:  Да, это шестой класс, где классное руководство у меня. Им  тоже.

Ведущий:  А сейчас, собственно говоря, давайте задавать вопросы, Озвучивать, вернее. «Что вы думаете о 6 «а» классе?» Такой блиц.

В.С.:  Это замечательный класс. Я их люблю.

Ведущий: Хорошо. «Вам нравится школьная форма 37-й школы?»

В.С.:  Если говорить о перспективном развитии, то разработки, которые  6 «а» класс предлагает, с эмблемой, я просто очаровании тем, что сделали дети. А вообще форма дисциплинирует.

Ведущий:  От Марины тоже привет.  То есть, они всем классом, видимо, сейчас в «аське» сидят и вам приветы  пишут.

В.С.:   Ну, да. Так что приветы посыплются.

Ведущий: У меня вот какой вопрос. Смотрите, учитель – это человек, который  на виду всегда.  То есть всю жизнь живешь, как под микроскопом.  Начинают ходить какие-то сплетни образца: - А вот физик там с географичкой...  Вот насколько вы спокойно к этому относитесь? Или это мешает жить? 

В.С.:  Любая информация, она накладывает какой-то отпечаток.  Главное, правильно работать с этой информацией, расставлять акценты и делать выводы. Поэтому  как бы  там ни складывалось, какие бы там  слухи   ни пускали, всегда надо понимать, кто, во имя чего, для чего. Может, кто-то  просто не расслышал, а дальше,  как «глухой» телефон   работает, и передаются.   Конечно, где-то бывает,  огорчишься поначалу. Но понимаешь, что  кто-то что-то не со зла делает. Естественно, прощаешь, потому что  таков стиль поведения  учителя – понимать и простит.

Ведущий:  Вообще, на самом деле, учителю очень легко нажить себе врагов.  Двоечку поставил за невыученный урок, вот   уже и враг на всю оставшуюся  жизнь.  Увидел, как оболтус на контрольной списывает,   еще одну  двоечку поставил, и совсем враг. Пакостят?

В.С.: Мелкие пакости бывают.  Но в основном с учениками вообще  полное взаимопонимание. Бывает сложнее с родителями, если что-то дети скрывают, потом – о-о-о-о, мама, папа посмотрели,  куча двоек, что за дела.  Но побеседовав  с родителями, мы понимаем, что мы делаем общее дело, и все-таки работаем на результат и с детьми, и с родителями.

Ведущий:  Валерий, вы участвовали в профессиональных конкурсах для учителей.  Победить не победили, но многих удивили  при этом. То есть, несмотря на то, что вы не стали победителем,   отметили. Какие вот  подходы  вы проповедуете, как классный  руководитель?

В.С.:  Во-первых, это опора на  то, что могут сделать дети сами. То есть  это я называю как в развивающем обучении  полноценная деятельность, когда есть замысел, планирование  какого-то действия совместное, естественно,  идет, исполнение  и потом рефлексия, что получилось, что не получилось, когда можно внести коррективы, замыслить новую деятельность или здесь исправить. Это для жизни,  я считаю,  дает вообще максимум  того, что им пригодится.

Ведущий: Насколько легко ребята  соглашаются на такую концепцию?

В.С.:  Эти дети, скажем, с которыми сейчас я работаю как классный руководитель,  обучались в  системе развивающего обучения Эльконина-Давыдова, и для них это их хлеб. Они иначе и не мыслят. То есть, когда делаешь за них,  конечно, они могут с этим согласиться, проглотить, что называется,  принять, исполнить, прочее, но   это не их. Им нужно, чтобы они были соавторами или авторами.

Ведущий:  И тогда все начинает двигаться, которые пишут нам в «аське».

В.С.:  Крутиться, вращаться, да. Лариса и Андрей работают. При поддержке класса. 

Ведущий:  Это как раз вот те самые Лариса и Андрей. «Мы крутые» - пишут Лариса и Андрей. Вы крутые.

В.С.:   Они еще любят писать, что «мы рулим».

Ведущий:  Ну, пусть продолжают  рулить. А у меня вопрос вот какой. Все-таки педколлектив сегодняшней школы процентов на 90, поправьте, если я ошибаюсь,  это женщины. И насколько мужчине легко и комфортно  живется в женском коллективе? Потому что, чего уж греха таить,  зачастую это такой серпентарий.

В.С.:  В нашем коллективе с женщинами  достаточно  легко взаимодействовать.  Дело в том, что мне, как мужчине, приходится расставить акценты, с кем по какому поводу я могу взаимодействовать, где достичь результаты. Зная особенность  характера наших прекрасных дам, достигать успеха. Они всегда готовы откликнуться и помочь. И вот если акценты  правильно расставлены,  то я считаю, что легко и просто.

Ведущий:  На самом деле иногда  скатывается отношение женщин к мужчине-коллеге, если  он там единственный в коллективе,  его в какой-то момент перестают считать за мужика. То есть нормальнее дело подтянуть чулок, условно говоря,  когда мужчина тут же  где-то находится  здесь же.  Вот в эту крайность не укатываетесь?

В.С.:  Нет, у нас девушки все очень четко  блюдут этикет.

Ведущий:  Вам хорошо 23 февраля.  Вот как выходите из положения 8 марта?

В.С.:  Готовим совместно праздник.  Хотя мужчин, действительно, немного в школе, но это позволяет нам сконцентрироваться, и, как говорится, сжав волю, интеллект в кулак подготовить так, чтобы  девушки были довольны.

Ведущий: Удается?

В.С.: Удается. Всегда «на ура»  проходят мероприятия.

Ведущий:  Все-таки возвращаясь к тому, что  «ботаник» сейчас не модно, вот как,  по-вашему... меня на самом деле  вот этот вопрос  жутко беспокоит самого, как отца. Почему так вот акцентируюсь на этом.  Как сделать так, чтобы  ребятня потянулась к знаниям?  Уговоры на тему – тебе в университет поступать, ведь не помогают.

В.С.:  Нет, нет. Скажем, единицы, единицы  могут пойти по этому пути, понять, принять концепцию родителей,  да, что это тебе нужно будет когда-то.  В основном дети ищут интерес. Интерес в чем?   То есть   в необычных формах проведение занятий или, как я сказал,  смены акцента не то, что тебе это будет  нужно, а давайте посоревнуемся, ребята, а кто лучше разберется, или кто смог понять, о чем это.   То есть интерпретация того же материала, то есть под другим углом, под другим   ракурсом.

Ведущий:  В школе учитель, так сказать, вооружен  высшим образованием и  пачкой толстых книг и методичек.  Он  знает, что он делает, в конце концов. Как вот то, что вы только что сказали, претворять  в жизнь родителям, не педагогу?

В.С.:  Родители, я думаю, должны  плотно взаимодействовать со школой, классным руководителем, учителями, чтобы помочь своему ребенку. Иногда, конечно,  родители  считают, что   вот ребенок должен пойти по их стопам, а он не очень бы хотел этого, поэтому взаимодействие с психологом школьным,  классным руководителем, предметниками. Можно уточнить, то есть, какие склонности  или какие свои таланты смог раскрыть  ребенок, и что бы рекомендовали педагоги.  И на этом выстроить  траекторию развития своего ребенка. 

Ведущий:  То есть, в принципе, в связке семья и школа,  вот, если можно   попытаться вот в процентном  соотношении вывести, да, кого, сколько  в конечном продукте под  названием «хороший человек»?

В.С.:  Трудно так сказать, конечно.

Ведущий:  Давайте попытаемся.

В.С.:  Я бы сказал 60 – школа, 40 – семья.  Потому что без семьи никак. Дети не целый день  в школе находятся. И семья вкладывает в воспитание, начиная с пеленок.  Дети приходят в школу  только в возрасте  7 лет. Заканчивая школу, они  продолжают  жить в семье, так скажем, поэтому воспитание процесс длительный. Всю жизнь мы чему-то учимся.

Ведущий:  Совсем последний вопрос. Что для вас важнее: человек, отлично знающий интегралы, или все-таки, пусть он их знает плохо,  но хороший?

В.С.:  Человек, как личность, чтобы помочь именно стать человеком, который может раскрыть свои  таланты и реализовать  их в жизни. А интегралы – это преходящее.

Ведущий:  А к тому же, не всем нужны.

В.С.: Да.

Ведущий:  Ну что ж, спасибо огромное. В студии сегодня был учитель математики школы № 37, участник профессиональных конкурсов учителей, председатель пермской ассоциации рогейна Валерий Сыропятов. Валерий, спасибо за интереснейшую беседу. Ну а с вами, друзья,  встретимся ровно через неделю.

В.С.: Спасибо.


Обсуждение
2425
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.