Верхний баннер
05:28 | ПЯТНИЦА | 25 ИЮНЯ 2021

$ 72.33 € 86.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Человек года

12.01.2015 | 13:05
«Человек года - 2014» в номинации «Культура» Андрей Тетюрин: «Если для актера нет радости в театре, то у зрителя ее тоже не будет»

Гость: победитель конкурса «Человек года» по версии слушателей «Эха Перми» в номинации «Культура», художественный руководитель театра «Карабаска», артист Пермского театра кукол Андрей Тетюрин.

Программа: «Событийный ряд»

Дата выхода: 12 января 2015 года

Ведущий: Нина Соловей

- В этом году в номинации культура у нас два победителя. Мы думали — кого пригласить первым  - Теодора Курентзиса или Андрея Тетюрина. Но с Теодором Курентзисом не так давно выходило большое интервью в эфире «Эха», в новогодние каникулы вы слышали в записи программу «Биография». А Андрей Тетюрин, который к слову, также номинирован на «Золотую маску», имеет в своем багаже много побед в фестивалях, у нас ни разу не был. Представилась замечательная возможность поздравить с победой в конкурсе «Человек года» по версии слушателей «Эха Перми», а не по версии театральных критиков, и пригласить в наш эфир. Здравствуйте, Андрей!

- Здравствуйте, дорогие друзья. Очень рад сегодня быть в студии «Эха Перми».

- Вы вообще наш слушатель?

- Конечно. Когда еду в машине, всегда настраиваюсь на «Эхо Москвы» и слушаю его постоянно.

- Это вас прекрасно характеризует. Но поговорим о театре кукол. Меня всегда интересовало - чем руководствуется будущий артист, когда выбирает именно этот вид театра, когда ты на втором плане, а на первом кукла, которой ты управляешь, и вся «слава» достается ей?

- Здесь немножко не так. Все абитуриенты хотят быть драматическими актерами и всегда быть на первом плане. По некоторым несовпадениям голоса со внешностью, маленький рост или еще что-то, приходится поступать на отделение кукол. Вроде, это театр второго плана, но когда встречаешься с этим видом искусства, получается перевертыш. Главное, что на тебя подействовало, где ты смотрел спектакли, кто у тебя педагоги. Это сильно влияет на тебя как актера.

- Насколько они могут влюбить и доказать, что ты, возможно, выбрал дорогу лучше, чем артист драматического театра?

- У меня была возможность, чтобы я перешел с третьего курса на драматическое отделение. Но я все-таки остался в театре кукол.

Первый мой волшебный задел – театр «Буратино» в Магнитогорске, Виктор Львович Шрайман, когда нас, студентов второго курса, отправили посмотреть репертуар магнитогорского театра кукол, когда там еще работал Михаил Юрьевич Скоморохов. Он ставил «Вишневый сад», там работали наши выпускники, Володя Шульга, Коля Глебов. Мы к ним приезжали в гости. Это было очень интересно и великолепно, после этого я сказал себе – никакого драматического театра, только куклы.

Еще идет тенденция, что во всех жанрах применяются кукольные вещи.

- Оперный театр не так давно выпустил спектакль, а там тоже куклы. Артистам оперного пришлось петь, жить и работать с ними.

- Да, потому что кукла – инструмент, который может дополнить актера и его внутреннее содержимое, крупнее показать образ персонажа, который нужен для зрителя. Режиссеру удобнее работать с куклой, поэтому режиссер включает кукольные дела в свои спектакли все чаще и чаще.

- Вы создали  негосударственный театр «Карабаска», который пользовался большой популярностью, известен в городе. Но ведь сложно существовать, когда ты не поддержан субсидией, вынужден сам себе искать площадку, быть сам себе менеджером.

- Это очень сложно. Когда мы ушли из театра кукол в Перми, проработав в нем два года, первое, что мы (я и директор нашего театра Наталья Красильникова) себе надумали – мы должны учиться. Актер, менеджер, директор – разные профессии. Наталью быстренько отправили учиться в «Интерстудию», в Питер к Левшиной, она у нас закончила «Менеджмент исполнительских искусств». Поэтому административную работу делает Наталья, а всю творческую делаю я, вместе с ней опять же.

- В репертуаре вашего театра?..

- Больше десятка спектаклей за 10 лет существования. Есть спектакли для детей, которые мы возим в детские сады, есть литературно-драматические спектакли, например, «Поговорим о странностях любви». Два произведения Зощенко и «Граф Нулин» мы соединили в литературный спектакль. Мы это показываем больше 10 лет.

Потом мы выпускали спектакли «Если звезды зажигают, значит, это кому-то надо» по поэтам Серебряного века, еще ряд спектаклей, «Василий Теркин»… У нас есть не только кукольные спектакли, но в основном да, актер театра кукол.

- В прошлом году ваш репертуар пополнился постановкой «Ночь перед рождеством», его высоко отметили на фестивале «Арт-каникулы». Те люди, которые смотрели его, выходили из зала и говорили: «Как хорошо. Не стыдно, что Пермь представлена таким замечательным спектаклем». А через некоторое время мы узнаем, что он номинирован в четырех номинациях на «Золотую маску». А я знаю, что создание спектакля проходило не в самых легких условиях. Расскажите эту историю.

- У нас не было ни места для репетиций, ни денег, на что можно было поставить спектакль. Но возник проект, и мы решили подать на грант в номинации «Мастер». Мы взяли нашего хорошего друга Сергея Брижаня, это главный режиссер хмельницкого театра кукол, и художника спектакля Веру Задорожную. Мы решили что-то с ними сделать, еще не зная, будет это «Ночь перед рождеством» или еще что-то. Поговорив с режиссером, художником, мы решили все-таки сделать «Ночь перед рождеством», для украинцев эта тема близкая.

Российские актеры и режиссеры не всегда правильно ставят «Ночь перед рождеством». Мы решили сделать именно такой проект, чтобы постановочная группа была украинская, а актеры российские. К сожалению, мы поехали туда 26 ноября, когда началась вся эта история с Майданом. Мы проехали через Киев, взяли куклы в театре, посмотрели, что там происходит. Тогда было еще более-менее спокойно, ходили демонстрации. Когда уезжали, было уже не очень хорошо.

- Вы репетировали на Украине.

- В Хмельницком. Прежде чем приступить к репетиции спектакля, мы поехали в августе по Украине, в Одессу, у нас там очень хорошие друзья в «Доме с ангелом», это детский центр реабилитации. Мы поехали показать спектакль «Сказка о капризной царевне», отыграли 3 благотворительных спектакля. Чтобы совместить отдых и работу, мы проехали по Полтаве, посмотрели, что такое сорочинская ярмарка, это очень интересно, когда бабушки бьют в чугунки, очень колоритные люди… Мы были в Умани, были под Полтавой. К сожалению, не смогли попасть в музей Гоголя, но все равно походили по этим местам, напитались украинской культурой. Причем когда начали режиссировать, режиссер просто говорил – сидите и слушайте музыку, входите в это состояние. Так мы с ним делали. Параллельно он выпускал «Буратино в театре». Первый спектакль «Ночи перед Рождеством» мы показали в Москве в ожоговом детском центре Сперанского.

- Что так привлекает зрителей, которые ходят на этот спектакль? Критиков, которых сложно чем-то удивить? Название не новое, каждый театр любит обращаться к этому. В чем изюминка спектакля?

- Режиссер застроил, наверное, эту всеобъемлющую тему любви. Изюминка в том, как мы это играем. Тут и с куклами играем, и живьем. Все же играли в куклы и игрушки, это вытаскивается из подсознания человека, и он вспоминает себя в том состоянии, когда он был открыт, чист и прекрасен. Зрителя театр кукол этим и прельщает, я думаю. Хотя, конечно, не только. Театр кукол – такая вещь, где можно играть и масштабами, и фактурой, и всем чем угодно. Это соединяется с той мыслью, которую режиссер задумал и хочет воплотить, чтобы посмотрели зрители.

- Вы сказали, что ушли из театра и создали свой. Насколько мне известно, вы вернулись. Что побудило вас вернуться? Тяжело без поддержки государства существовать?

- Нет, мы остались негосударственным театром кукол «Карабаска». Просто сегодня приходят интересный режиссер, в театре какие-то перемены, сдвиги. Я сам участвовал в конкурсе на должность. У меня первая идея была, чтобы в театре было радостно для зрителей и актеров, потому что если для актеров нет радости в театре, то зрителю ее тоже не хватает. Это был первый пункт в программе. Правда, у нас и «Карабаска», когда мы писали устав…

- Замечу, не «Карабас», а «Карабаска».

- Да, это маленький Карабас, которого мы растим вместе со зрителем. Я выхожу перед зрителями и говорю: «Все знают «Золотой ключик», Буратино, и есть Карабас Барабас, злой и нехороший. А стал он таким, потому что в детстве, когда был маленьким, плохо себя вел в театре. Ходил по залу, разговаривал (смеются), мешал друзьям смотреть спектакль и актерам играть. И хотя он выучился, стал доктором кукольных наук, характер у него остался таким же противным, каким был в детстве, куклы от него ушли, театр закрылся, и он остался совсем один. А Карабаска, который маленький, каким вырастет, зависит только от нас со зрителями, от того, какие спектакли мы показываем, и если будут у нас воспитанные зрители, то и Карабаска будет хороший и воспитанный. Я думаю, что после нашей встречи наш Карабаска именно такой и будет?» «Да!» - говорят дети, и это воспитательный момент. Оправдание, почему мы назвали наш спектакль «Карабаска» - мы растим хорошего доброго «Карабаску» рядом с нашим пермским зрителем.

- Театр кукол – это не только сказки и развлечения, но и новые подходы к решениям спектаклей. Сегодня театры кукол пытаются экспериментировать, иначе работать со зрителем. Не так давно вышел спектакль в жанре театра Петрушки, «Аленький цветочек», не все его однозначно приняли. Это говорит о том, что зритель сегодня нуждается в образовании? Ждет того, к чему привык?

- Конечно, зрителя надо готовить. Если его бросить под холодную воду, ему будет не очень комфортно в зале. «Аленький цветочек» хороший пример преподал и нам, и зрителям, и театру. Зритель идет на сказку Аксакова, а видит театр Петрушки. А это несколько другой театр, где можно и дубиной поколотить, и приложить словом. А «Аленький цветочек» ассоциируется у всех с мультфильмом, великолепным фильмом, где снимается Марина Ильичева, моя однокурсница. Их надо было немножко подготовить.

- А как? Не лекцию же читать. В оперном пришли к этому, но там взрослые рады получить какое-то новое знание…

- Хотя бы перед спектаклем можно сказать пару слов, что этот «Аленький цветочек» не совсем обычный, это театр Петрушки. Мы играем в этом спектакле, слушаем друг друга, потому что это спектакль-импровизация. У нас каждый актер может сморозить что-нибудь такое, и его надо услышать, надо достойно ответить. Поэтому надо быть всегда в постоянном не напряжении, а внимании, не когда громко и по очереди, а когда слушаешь партнера. Это очень дорогого стоит, потому что это школа, очень интересная.

- Возвращаясь к конкурсу на должность художественного руководителя, сейчас приступает к своим обязанностям молодой режиссер, который уже имеет тоже  разного рода награды и признание – он уже встречался с артистами, говорил, каким видит этот театр?

- Пока у нас большого разговора о будущем театре не было, потому что было очень много работы, мы же выпускали три спектакля. Это «Аленький цветочек», потом «Матушка-метелица».

- «Снеговик»?

- «Снеговик-почтовик» - отдельный интересный спектакль Володи Прозорова. А еще у нас была подготовка к «Народному Малахию», нашему новому спектаклю, это очень серьезная вещь, мы очень сильно погружались в это дело.

- Опять украинская тема.

- Не только, общечеловеческая. «В даль светлую зову тебя…» А правильно ли это или нет, мы увидим уже на спектакле. Когда нас зовут в даль светлую, хотим мы или не хотим этого, это будет зависеть от нашего нового художественного руководителя и режиссера. Режиссер очень интересный, молодой, задорный, горит.

- Что касается «Карабаски», у вас идет активный период проката «Ночи перед Рождеством». А что-то новое вы репетируете?

- Пока у нас очень много работы в театре. С сентября начались вводы почти во весь репертуар…

- Это не формальное, а настоящее соединение?

- Это нормальное соединение. Мы еще выпустили в «Карабаске» «Один год из жизни самого обыкновенного зайца», в ноябре состоялась небольшая премьера. Мы его будем еще доделывать. В тот момент, когда у нас был плотный график, мы как могли этого «Зайца» сделали.

Очень интересная работа по циклу Петра Ильича Чайковского «Времена года», без слов, 18 кукол, очень хороший художник из Улан-Удэ работал, Оля Акимова. Она тоже номинант «Золотой маски». Мы его будем доделывать в феврале после того, как я приеду.

- К весне мы увидим этих зайчиков?

- Конечно. Там и не только зайчики, там и листики, и собачка, и белочка.

- Вы будете играть спектакль в театре кукол или как «Карабаска» возить?

- Мы работаем с театром кукол, поэтому будет возможность выехать куда-то, будем на других площадках играть. У нас площадок много, есть великолепный Дом актера, мы там играли очень много своих спектаклей, когда еще не были так плотно заняты в театре.

- Кстати, как вам соседство с Курентзисом в «Человеке года»?

- Я, конечно, горжусь. Когда мы приезжали на последний фестиваль «Рождественский парад» в Питере и показывали «Ночь перед рождеством», зритель сказал, выходя из зала: «Как пермяки нас балуют. Сначала приехал Курентзис, показал очень интересный спектакль, теперь еще и «Карабаска» не менее интересно». Мне было приятно.

- Следите ли вы за культурной жизнью нашего города, ходите, что-то смотрите? Насколько вам близко то, что происходило в городе 2-3 года назад и то, что происходит сегодня?

- Я думаю, все происходит очень хорошо. Это показали «Арт-каникулы», показали приезжие коллективы. У нас происходят очень интересные вещи, интересные спектакли, как в ТЮЗе, так и в оперном театре, очень интересные, опять же в Театре-Театре. Театральная жизнь Перми кипит. Меня радует, что приехал новый художественный руководитель. Пойдем большими шагами вперед, тем более пьеса народная (неразборчиво) очень серьезная, взрослая. К этому надо еще и готовить зрителя. Я думаю, он готов к экспериментам.

- Вы участвуете в разных фестивалях, ездите, общаетесь, у вас есть свой профессиональный круг. Чувствуете ли вы больший интерес к этому жанру?

- Да, сейчас идет тенденция роста театра кукол. После Виктора Львовича Шраймана, Валерия Николаевича Шацкого и других режиссеров было затишье в театре кукол. Сейчас он снова набирает обороты, появляются постановки.

Я езжу на постановку в Российскую режиссерскую лабораторию к Виктору Львовичу, мы встречаемся с многими режиссерами. Ребята очень интересные, молодые, задорные, очень интересные постановки. Сейчас в Иркутске Юрий Уткин поставил великолепный спектакль «Пристань алых грез», то, что было бы с Ассоль и Греем в современное время, сделали перевертыш. Интересно в Магнитогорске, пришел Сергей Ягодкин, поставил Буратино, назвал это поэтической клоунадой. Опять же, Женя Ибрагимов, который номинируется на «Золотую маску», поставил в БДТ великолепный спектакль. Все, что в прошлом году были, что сейчас - они высокого уровня.

- Спектакли, которые в одной номинации с вами…

- Очень достойные. И режиссеры, и художники, и актеры великолепные… Это не конкуренция, это дружба между собой, кукольники всегда дружили. Эппельбаумановский театр «Тень»,  у них «Масок» уже много, и с ними почетно быть на одном уровне. Мы были на фестивале «Соломенный жаворонок», голосовали коллективы, давали по 3 анкеты. Все призы забрал гродненский театр кукол с «Пиковой дамой», я его смотрю уже третий или четвертый раз и буду смотреть, как только будет возможность. А потом еще Олег Олегович Жуков, режиссер спектакля и театра Гродно, пригласил нас к себе на фестиваль в мае, поедем туда. Он будет с нами работать в 2016 году, нас это тоже радует. И сейчас он еще поставил «Демона» Лермонтова. Я не видел спектакля, очень хочу посмотреть, но по видеоряду и зная актеров, которые работают в спектакле, полагаю, это должно быть очень хорошее зрелище.

- Я помню, что в нашем городе были гастроли спектаклей театров кукол, номинированных и получивших «Золотые маски». Это было удивительно, мы увидели, что театр кукол бывает совершенно разным. Это не только ширма, перчаточные и тростевые куклы, но и другое существование актеров, когда актер оказывается на первом плане.

- Это да. Сейчас очень много тенденций идет к планшетной кукле, она проще в управлении.

Готовить актеров не везде могут. Я ничего не говорю по поводу училищ, понятно, экономическая составляющая, приходится выпускать актеров в своем городе, но все-таки тенденция, что педагоги выпускают актеров, должна оставаться. У актера другое мировоззрение. Либо ты учишься в училище своего города, либо в театральном институте в том же самом Екатеринбурге. К сожалению, Жуков от нас ушел, Холмогорова завкафедрой, Наташа Гаранина, заслуженная актриса России и великолепнейший педагог, мы видели ее студентов, когда они приезжали к нам в театр кукол со «Зримой песней», это было интересно. Кому-то не понравилось, меня задевало сильно, даже слезы лились иногда…

- Это же всегда субъективно.

- Но тут дело в том, что они живьем на языке сурдоперевода пели песни руками, телом. Это было интересно.

- Что касается особенности работы артиста театра кукол. Например, дирижеры делятся для меня на два типа. Стоят два дирижера, перед ними оркестр. У одного музыка как будто идет  из кончиков пальцев, а другой просто машет руками, и что-то малоинтересное рождается. Мне кажется, в театре кукол так же - у одних артистов кукла живет, и ты веришь, а другие техникой владеют, но у них кукла получается мертвая…

- Чисто техническое восприятие, вот и все. Но куклы – это инструмент, и чем инструмент лучше, тем приятнее играть.

- Можно всякую куклу полюбить? Как распределение в театре кукол дается? Понимаю, как в драматическом, а тут ведь, наверное, не только по голосам.

- То же самое. Ничего раздельного нет, как и в драматическом театре. Единственное, когда человек берет куклу и работает с ней, играющий эту роль, должен ее «поломать», посмотреть, что она может, отобрать несколько движений и дать их во время спектакля, когда это нужно. Не просто рот открывать на каждую гласную букву. Это можно сделать один-два раза, но это будет так вкусненько восприниматься зрителем, что будет просто великолепно. Нужно все это вовремя найти.

- Мне кажется, вы уже созрели до того, чтобы стать преподавателем.

- Я был в свое время. Все хорошо, но я человек более творческий, а в преподавании, кроме творчества, нужно еще…

- Журналы заполнять.

- Да. С журналами у меня всегда проблемы, меня ругают за это дело. К такому преподаванию я не готов.

- Спасибо, до встречи в театре, удачи на «Золотой маске». А главное, аншлагов и новых интересных спектаклей.

- Спасибо, я свято верю, что они будут. Хочу поблагодарить всех, кто голосовал за меня.

- А голосовали очень активно.

- Потому что мы же ездим еще по краю, не только в городе играем.


Обсуждение
21946
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.