Верхний баннер
12:33 | ВТОРНИК | 15 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневной разворот

22.06.2016 | 19:22
«Вот у нас сейчас ужас без конца идет, поэтому я считаю, что ужасный конец с одновременной перезагрузкой программы вполне возможен, нам реально сейчас нужно несколько месяцев для того, чтобы разработать новую региональную программу капитального ремонта» – Илья Шулькин, депутат ЗС

Артем Жаворонков: Добрый день, дорогие друзья! «Дневной разворот» на «Эхе Перми». Артем Жаворонков и Юлия Желнина в эфире.

Юлия Желнина: Доброе утро!

Артем Жаворонков: День!

Юлия Желнина: Добрый день!

Артем Жаворонков: Илья Григорьевич Шулькин, депутат Законодательного собрания Пермского края сегодня гость «Дневного разворота». Илья Григорьевич, здравствуйте!

Илья Шулькин: Здравствуйте!

Артем Жаворонков: И, как вы понимаете, Илья Григорьевич у нас в последнее время выступает все чаще не по политической повестке, а по повестке ЖКХ.

Юлия Желнина: Потому что автор проекта «Реальное ЖКХ».

Артем Жаворонков: Да, и, кстати, тема-то актуальная. Совершенно недавно…

Юлия Желнина: Депутаты Заксобрания увеличили долю трат, да.

Артем Жаворонков: На прошлой неделе прошло заседание Законодательного собрания, на котором чуть ли не единогласно, как по крайней мере сообщали информационные ленты, депутаты проголосовали за увеличение трат из Фонда капитального ремонта на собственно капитальный ремонт с 70 до 90%. Вы как голосовали?

Илья Шулькин: Ну давайте я дам пояснение, что произошло. Фонд собирает каждый год определенную сумму денег. Так вот, по закону фонду разрешено в текущем году тратить лишь 70% от тех средств, которые он собрал в прошлом году.

Артем Жаворонков: А почему, кстати – вот вопрос?

Илья Шулькин: Сделано это для того, чтобы обеспечить некую подушку безопасности под различные обязательства фонда – это, во-первых. Во-вторых, чтобы всегда иметь определенный объем залога для того, чтобы фонд имел возможность кредитоваться, а вообще это требование к финансовой устойчивости фонда, т.е. оно было прописано в законе как 30% от остатков, и законодатель посчитал это необходимым и достаточным. Так вот, на последнем заседании Законодательного собрания один из депутатов, член фракции «Единая Россия», предложил увеличить этот размер возможных расходов с 70% до 90%, и Законодательное собрание эту инициативу поддержало.

Артем Жаворонков: Не единогласно, я так понимаю?
Илья Шулькин: Я выступал против, и…

Юлия Желнина: Почему?

Илья Шулькин: Хороший вопрос.

Юлия Желнина: Как-то сам пришел.

Илья Шулькин: Дело все в том, что как выглядел законопроект, точнее, изменения в законопроект – на листке формата А4 было написано несколько строк, ну я не могу сказать, сколько их там было – 3, 4 или 6, ну буквально несколько: в такой-то закон внести изменения в такую-то статью, заменив цифры «70%» на «90%». Точка, спасибо, до свиданья.

Артем Жаворонков: Ни обоснования?

Илья Шулькин: Обоснование было, но в большой степени имело текстовой характер, рассказывая о том, что это позволит фонду более полно использовать имеющиеся средства и более эффективно исполнять программу капитального ремонта в ее краткосрочном разрезе, ну т.е. вот в данном случае за 2016 год. Почему выступал против я? Значит, во-первых, требования к финансовой устойчивости фонда содержат не один показатель, а несколько, и когда я задал автору законопроекта вопрос о том, а какие еще требования к финансовой устойчивости фонда капремонта вы знаете, какие еще есть в законе, выяснилось, что он не знает, какие еще есть требования к финансовой устойчивости. Он отказался отвечать на этот вопрос. Тогда я ему задал еще один вопрос: «А достаточно ли будет средств, если мы изменим цифру с 70% на 90%, чтобы исполнить программу?». И он тоже ушел от ответа на этот вопрос. Тогда я задал третий вопрос.

Артем Жаворонков: В голову?

Илья Шулькин: Да, уважаемому депутату: «А какие еще возможны предложения для того, чтобы увеличить эффективность работы фонда?». И он в третий раз не стал мне отвечать на мой вопрос, сославшись на то, что мы уже 100 раз все обсудили, тут вот Шулькин задает непонятные вопросы и т.д., и т.п. Я понимаю, что человек вообще не в теме, т.е. ему со стороны правительства Пермского края очевидно поступила просьба занести подобный законопроект, точнее, изменения в закон о капитальном ремонте в Пермском крае. И человек подписывает данное предложение, при этом совершенно не погружаясь в детали. Как я могу поддерживать такой закон? Значит, дальше уже шло обсуждение, в ходе которого я рассказал коллегам о том, какие есть требования к финансовой устойчивости фонда, что, например, помимо определенного объема средств, которые можно тратить и которые нельзя, есть еще требования к сборам, что не должно быть там определенного объема задолженности больше требуемого, что не должно быть  больше кредиторской задолженности по платежам больше, чем 1/3 и т.д. и т.п. Значит, после этого я рассказал, что есть элементарный арифметический расчет, значит, который показывает следующее: в среднем на годовую программу капитального ремонта по всему Пермскому краю по расчетам правительства требуется от 2 до 2,5 млрд рублей в год. По нашим расчетам требуется от 11 до 15 млрд рублей в год. В чем такая разница? Это связано с тем, что правительство считает, что в домах не нужен комплексный ремонт, что есть какие-то виды работ, какие можно делать, какие-то нельзя. А мы считаем, что программа сформирована так, что по каждому дому указан весь перечень работ, которые существуют в принципе, и если учитывать весь перечень, то программа становится дороже в 7-8 раз чем та, которую запланировало правительство. Но даже если мы начинаем отталкиваться от той цифры, которая стоит в плане у правительства и фонда капремонта в 2-2,5 млрд рублей в зависимости от года, интересным становится вопрос: а сколько же фонд собрал в прошлом году? Значит, а в прошлом году, если мне не изменяет память, фонд собрал 220 млн рублей, 225 может быть – цифра не принципиальна.

Юлия Желнина: И отремонтировал?

Илья Шулькин: Это стоп…

Артем Жаворонков: Это отдельная история.

Илья Шулькин: Это другой разговор, сколько он отремонтировал, пока мы говорим о финансовых расчетах.

Юлия Желнина: Хорошо.

Илья Шулькин: Собрали 200, что такое 70% от 200? Это 140 млн рублей. Что такое 90% от 200? Это 180 млн рублей. Вопрос: где вы найдете еще 2 миллиарда? У меня вопрос к правительству Пермского края, к коллеге, который так упорно защищал эту статью: где вы возьмете еще 2 миллиарда рублей, чтобы исполнить ту программу, которая записана у вас? Ответа на этот вопрос нет.

Артем Жаворонков: Его в принципе не существует?

Илья Шулькин: Его в принципе не существует, потому что так работает фонд и так работает правительство Пермского края. И в этой связи я пытался донести до коллег, что совершенно не имеет смысла ухудшать финансовую устойчивость фонда, не предложив ничего иного. Т.е. мы, я говорю, сейчас по сути снижаем финансовую дисциплину, они и так собирают плохо, они и так недостаточно ремонтируют, у них и так огромные проблемы по задолженности по платежам, при этом мы разрешаем еще чуть-чуть больше потратить денег, чем разрешали раньше.

Артем Жаворонков: Из тех крох, которые все-таки удалось собрать?

Илья Шулькин: Из тех крох, которые удалось собрать. Но учитывая, что по данному решению было решение фракции «Единая Россия» голосовать консолидировано, что это значит, что никто не имеет права отказаться, значит фракция приняла решение – голосуем консолидировано «за» за вот эти вот несколько строк. И этот законопроект прошел, прошел в одну калитку, так сказать, в одни ворота, практически с минимальным количеством воздержавшихся, ну просто потому, что подавляющая часть депутатов Законодательного собрания – члены фракции «Единая Россия».

Артем Жаворонков: 70 и 90 – это прецедент Пермского края? Фонды капитального ремонта, скажем, у наших соседей тратят...

Илья Шулькин: Ну практически по всей России. Я не могу сказать точно, существуют ли единичные прецеденты, где существуют подобные цифры, но как правило, везде тратят 70%, везде цифра от 65-ти до 75-ти.

Артем Жаворонков: При собираемости средней по стране 71-73%?

Илья Шулькин: Да. Значит, я могу сказать так, соседи собирают от 60-ти до 85-ти, в принципе, да, 70-75 собираемость по Российской Федерации.

Артем Жаворонков: Буквально несколько минут назад перед программой на ваших глазах посмотрел кое-какую статистику – отчиталось правительство о героической сдаче после капитального ремонта 4-х домов в Пермском крае. Еще меньше десятка планируют вот уже в ближайшее время сдать, и было подписано 290 с лишним проектов, которые вот-вот должны, видимо, заработать и получить финансирование.

Юлия Желнина: Ну вообще я смотрела, в начале года в планах было 800 домов на 2016 год.

Илья Шулькин: Знаете, интересный план, который надо обсудить. В региональной программе, которая уже, я не знаю, в какой редакции по счету изменяется правительством Пермского края, есть следующая цифра: за период с 2014 по 2017 правительство должно отремонтировать чуть более 9000 многоквартирных домов. Это план, который себе установило правительство. При этом в краткосрочном плане на 2015 год, по-моему, 2200 домов стояло. Значит, отремонтировали, если мне не изменяет память, в районе 145-ти.

Юлия Желнина: Да.

Илья Шулькин: Т.е. вот каким образом у нас выполняется программа капитального ремонта. Вообще, интересные цифры, которые закладываются в эти планы. В Пермском крае всего около 15 тысяч многоквартирных домов, т.е. предполагается, что раз в 10 лет в доме нужно делать капитальный ремонт. Это значит, что в среднем 1,5 тысячи домов мы должны каждый год ремонтировать просто для того, чтобы их состояние не ухудшалось, поддерживать его в нормативном...

Юлия Желнина: Во сколько обходится ремонт дома в среднем?

Илья Шулькин: Комплексный ремонт дома многоквартирного на 100 квартир в среднем обходится в 20-25 миллионов рублей.

Юлия Желнина: Да.

Илья Шулькин: Для того, чтобы нормально дом отремонтировать.

Артем Жаворонков: Да.

Илья Шулькин: Вот отсюда вытекает стоимость, реальная стоимость программы. Значит, если вы плавно перемножите даже 20 миллионов на 15 тысяч, что у нас получается? 300 миллиардов?

Артем Жаворонков: 300 миллиардов.

Илья Шулькин: 300 миллиардов рублей, значит, эта цифра – стоимость всей программы. Значит, при этом у нас программой предполагается, что в течение 30 лет, значит, эта тема будет работать, и это создаст некую структуру, которая постоянно будет поддерживать дома в нормативном состоянии. Теперь смотрите, 1,5 тысячи домов в год при условии, что они все в нормальном состоянии и все почти, ну, если не новые, то, во всяком случае, раньше тоже ремонтировались. И каждый год 1,5 тысячи, мы говорим о том, что на 11-й год мы начинаем ремонтировать первый, 10 лет прошло, на 11-й год работы программы начинаем снова возвращаться к первым полутора тысячам. Так вот, у нас ситуация такая, что из этих 15 тысяч размер почти предельного износа по 70% там, ну, от 40 до 70-ти имеют 60-70% домов. Это значит, что они не доживут к тому сроку, который предполагается, если их ремонтировать в нормальном состоянии. Так и правительство сейчас не может даже не то что 1,5 тысячи обеспечить, они не могут отремонтировать сотни домов, значит, при необходимости на первом этапе в течение первых 5 лет ремонтировать не менее 3-3,5 тысяч домов в год. Вот реальный план, который нужно было выполнять, именно план от необходимости, который был сформирован вот в программе, в краткосрочном плане 2014-2017 года, откуда 9000 домов появилось? Предполагалось, что в 2014 году их будет сотня-другая, а дальше 15-й, 16-й, 17-й – это все под 3000 домов.

Артем Жаворонков: Разгонимся и как начнем.

Илья Шулькин: Разгонимся и все будет хорошо. Прошел 2014-й – ноль, прошел 15-й, значит, 140 домов.

Артем Жаворонков: Единицы это все равно.

Илья Шулькин: Прошла первая половина 2016 года –  4 дома, да, вы там прочитали статистику. Замечательно, замечательно!       

Артем Жаворонков: Причем, что самое удивительное, это же статистика гласит, что из потраченных на ремонты в прошлом или как раз вот в этом году уже домов из 290 с лишним миллионов рублей денег фонда меньше трети. Какой меньше трети? Меньше четверти. Большую часть – 100 миллионов, профинансировали сами муниципалитеты, 80 миллионов передал фонд...

Илья Шулькин: Реформирования.

Артем Жаворонков: Реформирования ЖКХ, все остальное – вот этот фонд капитального ремонта. На 1 апреля у них там, по-моему, больше 570 миллионов было сосредоточено на счетах, вот сейчас такая статистика.

Илья Шулькин: Это с учетом остатков прошлого года.

Артем Жаворонков: Да.

Илья Шулькин: Я хочу сразу сказать, т.е. это не сборы этого года. Значит, по отчетам фонда за прошлый год собираемость был примерно 15%. Теперь смотрите, какой аспект я еще хотел бы поднять в работе фонда. Предположим, вы собственник квартиры, и вам начисляются какие-то начисления, которые вы перечисляете в зависимости от площади в фонд капитального ремонта. И ваш стоит, предположим, даже не через 30 лет в ремонте, как мой, стоит, по-моему, в 29-м году, ну, 13 лет, значит, мы перечисляем средства, через 13 лет там какой-то ремонт предполагается сделать. Каждый год мы перечисляем как жильцы определенный объем, плюс, предположим, это… ну не важно, для простоты счета миллион рублей в год мы перечисляем. Предполагается, что через 13 лет мы соберем 13 миллионов рублей.

Артем Жаворонков: Это если у вас спецсчет есть.

Илья Шулькин: Ну, по большому счету, наш взнос в котле также будет учитываться, т.е все равно будет делаться расчет по платежам конкретным собственников, он существует, это можно посчитать до каждого человека. Заплатили, не накопили даже, т.е. я сейчас не говорю, какая форма учета там – спецсчет или котловой метод – заплатили 13 миллионов рублей. Теоретически так или иначе мы имеем возможность расчетно потратить эти деньги для того, чтобы отремонтировать. Что такое 13 миллионов рублей через 13 лет с годовой инфляцией официальной в пределах 10%? Значит, мы говорим о том, что от 13 миллионов рублей, а если смотреть коэффициенты в строительстве, как растут цены, надо четко понимать, через 13 лет те работы, которые стоили 100 рублей, будут стоить 350-400. Это значит, что наши деньги в несколько раз, если мы говорим про строительную отрасль, обесценятся, и мы, собирая в течение 13 лет деньги, по большому счету через этот длинный период времени получаем обесценивание в 3-4 раза. Значит, как это…

Артем Жаворонков: Ну, крышу покрыть, помните, как в «Чиполлино» там такое.

Илья Шулькин: А зачем собирать? Понимаете, когда речь идет об аналогичных системах, которые работают за границей, во-первых, надо иметь в виду что механизмы сбора немножко разные – это раз. Значит, во-вторых, нужно иметь в виду, что в европейских странах, так же, как и в Штатах, и в развитых странах уровень инфляции не такой высокий, как в Российской Федерации. Значит, и в-третьих, самое главное, ведь когда мы говорим о сборе средств на спецсчете, например, для какого-то конкретного дома, наше правительство подходит к этому в лобовую – значит, собирайте деньги, когда-нибудь будет ремонт.

Артем Жаворонков: Разберемся.

Илья Шулькин: На Западе существует огромное количество механизмов, которые крутятся вокруг этих денег. Например, банки предлагают, в связи с тем, что это долгосрочный вклад по большому счету, рассчитанный на определенный промежуток времени, банки предлагают выгодные банковские продукты, где дома либо собственники размещают эти деньги под более высокие проценты, таким образом значительно компенсируя инфляцию.

Юлия Желнина: Но у нас деньги сейчас тоже в банке лежат.

Илья Шулькин: Да ладно! Они лежат в банке, а процент вы знаете какой начисляют? Я поинтересовался.

Артем Жаворонков: Ноль.

Илья Шулькин: В лучшем случае. Там еще есть деньги за обслуживание счета.

Юлия Желнина: Так, писали, сейчас поищу.

Илья Шулькин: Вы поищите.

Юлия Желнина: Хорошо.

Илья Шулькин: Значит, для специальных счетов не существует практически специальных банковских продуктов, которые позволяют компенсировать инфляцию, это всегда невыгодное размещение средств для собственников, вот по Пермскому краю в 100% случаев. Мало того, я присутствовал на совещании с банками, где обсуждались эти продукты и это было озвучено как проблема. Следующий момент – возможность кредитования. Вот на сегодняшний день никто не стимулирует кредитование для собственников, которые, например, выбрали форму управления – спецсчет. Точно так же, как и фонд сам по себе не занимается привлечением кредитов для того, чтобы в короткий промежуток времени отремонтировать максимальное количество домов, при этом следующими расчетами компенсировать кредиторскую задолженность, т.е. погашая эти кредиты, т.е. в короткий промежуток времени проведя ремонты, привлекая максимальное количество средств, и, кстати, удовлетворяя максимальное количество интересов и нужд граждан, а потом уже производить расчеты. У нас никто серьезно не занимается взаимодействием строительных инструментов и финансовых инструментов.

Артем Жаворонков: Может быть просто не умеют?

Илья Шулькин: Ну, знаете, вот эфир не позволяет вот мне все время высказаться так, как я думаю, радикально.

Юлия Желнина: Это отговорки, конечно.

Илья Шулькин: Но есть много русских поговорок на предмет того, что можно доверять дураку. Ну да, видимо, не справляются, видимо не справляется.

Артем Жаворонков: Я к чему веду...

Юлия Желнина: О, я нашла.

Артем Жаворонков: Недавно... Да, Юлия.

Юлия Желнина: Жители Прикамья будут оплачивать взносы на капремонт через Газпромбанк.

Артем Жаворонков: Был проведен...

Юлия Желнина: Т.е. был конкурс по отбору банка для формирования общего имущества, общего счета. Так, в общем денежные средства разместят в банке под 5,75% годовых.

Илья Шулькин: Это деньги фонда.

Артем Жаворонков: Это не те деньги, которые собирают с нас?

Илья Шулькин: Это не деньги спецсчетов.

Артем Жаворонков: А, не деньги спецсчетов?

Юлия Желнина: Не деньги спецсчетов?

Илья Шулькин: Конечно.

Артем Жаворонков: Это котел, грубо говоря.

Илья Шулькин: Это котел.

Артем Жаворонков: Да.

Илья Шулькин: Значит, и знаете, что мне всегда интересно? Когда правительство Пермского края проводит конкурсы с различными банками под размещение средств, вот как достижение дается показатель в 5,5%, при этом когда мы видим в бюджете средства, которые закладываются на кредитование для кассовых разрывов, например, или для погашения кредиторской задолженности, то процент меньше 11-ти, 12-ти, 13-ти, а в прошлом году я видел ставки 18%, 19% по привлечению коммерческих кредитов банков, не фигурирует. Т.е. я сейчас о чем веду речь, т.е. мы размещаем деньги под 5,5%, значит, при этом бюджет кредитуется на другие цели под гораздо более высокие проценты – под 10, 11, 12.  Ну я, честно говоря, вот даже не знаю, под сколько, потому что эта ставка постоянно меняется. Моя-то позиция такая – не размещать средства на депозитах, а привлекать наоборот под те средства, которые мы собираем, дополнительные банковские кредиты под начисления, т.е. имея нормальную систему сборов, можно кредитоваться для фонда в размере годового объема начислений.

Артем Жаворонков: И выполнять норму по 3000?

Илья Шулькин: На двойной объем можно делать ремонт. Собирая 2,5 миллиарда, можно на 2,5 миллиарда привлекать кредитов и на 5 миллиардов делать ремонты, вот это уже существенно.

Юлия Желнина: А вы можете прийти в Законодательное собрание, также написать 3 строчки, поставить «спасибо», «точку», и чтоб его рассмотрели?

Илья Шулькин: Нет, вы знаете, это только уникальные люди могут, к которым расположен губернатор Пермского края, многочисленные члены правительства и особы, приближенные к двору. Т.е., понимаете, ни у меня, наверное, ни у вас таких ресурсов нет.

Артем Жаворонков: Я по поводу нового руководства фонда. Ну мы ведь жили все при и.о. и пеняли на то, что нет достаточно квалифицированных людей, которые могли бы фондом управлять. Сейчас господин Трандин избавился от приставки «и.о.». Может заработает, может зря мы нагоняем страху?

Илья Шулькин: Да дело не только в господине Трандине, а дело в том, что, понимаете, вот вся система работы жилищно-коммунального хозяйства в последние несколько лет в Перми формировалась, ну, так скажу...

Артем Жаворонков: Стихийно?

Илья Шулькин: Она формировалась верными людьми, верными для губернатора Пермского края, а мы сейчас спрашиваем с них как с умных – это принципиально разные моменты, когда назначают верных, а отвечают они потом как умные. И ошибки, которые сейчас предстоит исправить Трандину, например, они копились не... они и в его присутствие определенные были сделаны, но они копились задолго до него, т.е. сейчас он по сути является неким заложником ситуации. Я его не оправдываю, т.е. у меня с ним особо никаких взаимоотношений нет и обязательств, но кто бы сейчас ни пришел на фонд, т.е. пришел Трандин – ну пусть попробует, я лично против него ничего не имею, но кто бы ни пришел, придется очень несладко, потому что решения, с моей точки зрения, которые нужно принимать сейчас, они радикально расходятся с тем виденьем, которое предлагает правительство Пермского края. С моей точки зрения, данную региональную программу капитального ремонта надо отменять, и надо отменять по целому ряду факторов. Мы это уже с вами обсуждали неоднократно в наших программах, мне повторяться не хочется. Значит, но, тем не менее, есть определенный набор мер, которые позволили бы систему оздоровить, знаете, как кризисное управление, т.е. вот что здесь лучше – ужасный конец или ужас без конца? Вот у нас сейчас ужас без конца идет, поэтому я считаю, что ужасный конец с перезагрузкой программы одновременной вполне возможен, нам реально сейчас нужно несколько месяцев для того, чтобы разработать новую региональную программу капитального ремонта. Это не очень долго, потому что к сегодняшнему моменту практически все базы данных по всем муниципалитетам уже подготовлены, и, отменяя старую программу и запуская новую с нормальными расчетами, с нормальными показателями ремонтов по каждому дому. Вот сейчас дома ремонтируются, даже вот эти вот 150 домов или 140, которые отремонтировали в прошлом году, ни по одному из них ведь не сделан был комплексный капитальный ремонт. Т.е. есть отчет – отремонтировано 145 домов, что это значит? Это значит, в 145 домов зашли строители и что-то сделали. При этом пообщайтесь с собственниками, они говорят, что, слушайте, ну вот нам тут козырьки сделали у балконов или у подъездов, а нам кровлю надо было. Другие говорят, слушайте, нам кровлю сделали, ее делали 4 года назад, нам фундамент надо было поправлять. Третьи еще с чем-то не согласны и т.д. Т.е. на сегодняшний день у целого ряда домов возникли вопросы после проведенных работ, а что за приоритет-то вообще такой был выбран? А все дело в том, что комплексный ремонт не сделан нигде, ни в одном из домов, соответственно, возникают вопросы.

Артем Жаворонков: Продолжается «Дневной разворот», осталось в эфире у нас, наверное, минут 12-13. Илья Григорьевич Шулькин гость «Дневного разворота». Здравствуйте!

Илья Шулькин: Здравствуйте еще раз!

Артем Жаворонков: Мы тут воспользовавшись паузой, заглянули в статистику, вы, Илья Григорьевич, давайте озвучим некоторые цифры, которые попались тут.

Илья Шулькин: Ну вот я уже часть статистики закрыл, но, тем не менее, вот на 16-й год по планам правительства отремонтировать 534 дома, при этом правительство планирует потратить чуть больше 370 миллионов рублей на этот ремонт. Что это значит? Это значит, в вашем многоквартирном доме, если вы находитесь в плане на 2016 год, проведут капитальных работ на цифру чуть более 700 тысяч рублей. Что это такое? Это ни-че-го. Нормальный ремонт, как я уже озвучивал, стоит 20-25 миллионов рублей – комплексный ремонт. При этом даже если мы говорим про отдельные виды, такие виды ремонтных работ, как ремонт кровли, как правило, это тоже не один миллион рублей. Значит, по большом счету это будут выбраны какие-то, опять же, дома, какие-то отдельные виды работ, которые не факт что устроят собственников, значит, на следующий год мы все уходим в очередную разборку с собственниками на предмет того, почему их дом отремонтирован некачественно, недолжным образом, не в подходящем объеме, и вообще, за что они платят.

Артем Жаворонков: Ну, я так полагаю, если на дом выделили деньги из фонда, и вроде как ремонтные работы провели, он все, он из списка вычеркивается, галочка напротив него ставится.

Юлия Желнина: И ждем 10 лет.

Артем Жаворонков: И он там упадает в подвал, да?

Илья Шулькин: Ха-ха-ха! Ну, много будет зависеть от того, как поведут себя собственники. Вот проект «Реальное ЖКХ», о котором мы уже упоминали, это как раз проект, который учит собственников что делать в данной ситуации. Если не возражаете, я буквально тезисно...

Артем Жаворонков: Да, конечно.

Илья Шулькин: Потому что людям может интересно. Смотрите, чтобы понять, что по вашему дому планируется отремонтировать и когда. Значит, зайдите, посмотрите программу капитального ремонта, не можете найти программу, зайдите на сайт реальноежкх.рф, там есть поисковик, в котором вы можете забить свой адрес и посмотреть, где находится ваш дом. Предположим, он находится в 2016 году в плане, в краткосрочном плане ремонта. Что мы смотрим дальше? Мы смотрим виды работ, которые запланированы по вашему дому. С вероятностью 99% в программе указаны все возможные виды работ, какие только существуют на свете.

Артем Жаворонков: Ну они не заморачивались в программе, вы рассказывали.

Илья Шулькин: Они просто, значит, компьютерным способом, программным методом, точнее, вбили все, что есть, и сейчас выбирают. Как они выбирают? Они приходят к вам, к собственнику, они обязаны это сделать, и говорят: «Смотрите, на ваш дом у нас есть 700 тысяч рублей, значит, мы вам предлагаем ремонт на эту цифру, а если вы не согласны, то мы вас ремонтировать вообще не будем. Соглашайтесь». И собственники, не понимая, собственно говоря, что им делать, как правило, соглашаются, иногда – нет. Так вот соглашаться не надо, в программе на ваш дом по всем видам работ, значит, должна стоять другая цифра – от 15 до 30 миллионов рублей в зависимости от того, какой дом. Поэтому когда к вам приходят с предложением на 700 тысяч, то вы должны тех, кто пришел, плавно отправить подальше и сказать: «Ребята, вот есть программа, вот виды работ, значит, мы согласны на все. А если, значит, у нас предложение к нам другое, уходим в суд». Потому что бюджет Пермского края несет субсидиарную ответственность за расходы фонда, это проблемы фонда и проблемы правительства Пермского края, которое подобным образом вместе с фондом составило такую программу. Собственники имеют право сейчас отсудить полный комплексный капитальный ремонт по своему дому от начала до конца, и на этом надо настаивать. Значит, правительство не имеет, если фонд не имеет денег достаточно для того, чтобы это сделать, это тоже не проблема собственников, значит, за это будет платить бюджет Пермского края, потому что существует в соответствии с законом субсидиарная ответственность. Собственникам не надо соглашаться на этот развод, когда им предлагают какую-то незначительную сумму для того, чтобы люди поставили подписи и отказались в дальнейшем от своих прав. Уж если правительство настаивает на том, что региональная программа идеальна и ее нужно исполнять и всячески критикует нас, когда мы говорим о том, что...

Артем Жаворонков: Когда вы критикуете их?

Илья Шулькин: Да, когда мы критикуем их и говорим, что это не так, ну что ж, раз надо исполнять – исполняйте. Каждый дом в количестве даже если 534 их будет на 2016 год, хотя изначально по плану было больше 2000, пусть будет 534. Значит, и мы снова с вами умножаем эти 534 дома на 20 миллионов рублей.

Артем Жаворонков: Сейчас я перемножу. 534 дома умножаем на...

Илья Шулькин: Ха-ха-ха!

Юлия Желнина: Артем очень любит перемножать.

Илья Шулькин: Получается 10 миллиардов, если я не ошибаюсь.

Артем Жаворонков: 8 миллиардов.

Илья Шулькин: Пусть 8. 8 миллиардов рублей. Почему, кстати – 534 на 20 миллионов.

Артем Жаворонков: Ну я на 15 умножил.

Илья Шулькин: А я на 20, получилось чуть больше 10-ти, вот это реальный объем средств, который нужно тратить для того, чтобы отремонтировать каждый дом комплексно.

Артем Жаворонков: Но денег-то нет, ладно, бюджет должен субсидировать этот самый фонд, а собираемость-то ведь не растет.

Илья Шулькин: А вот смотрите, денег нет, значит, я совершенно с вами согласен, потому что люди... Денег нет по двум причинам… Предположим, все бы заплатили 2 миллиарда рублей, значит, 100% собираемость. Вы только что сделали расчет, потому что требуется 10. Вот когда собираемость 100% при 2 миллиардах рублей, а нужно 10 – это что значит – деньги есть или денег нет, как по-вашему?

Артем Жаворонков: Деньги есть, но их недостаточно.

Илья Шулькин: Хорошо, второй вопрос: а почему их так получилось недостаточно?

Артем Жаворонков: А увеличат еще, вот вы сейчас наговорите, они подумают, посчитают уже в голове, и...

Илья Шулькин: Так все уже посчитали – их недостаточно.

Артем Жаворонков: Количество...

Илья Шулькин: Потому что опять же, обращаю внимание, как сформирована программа, она сформирована неправильно, по каждому дому указан весь существующий список по всем видам работ, а это неправильно. Должен был быть проведен технический мониторинг состояния дома, выбраны приоритетные виды работ на основании осмотра и акта обследования, и только они должны были зайти в краткосрочный план – вот о чем мы говорим. Мы говорим о том, что действительно объемов должно быть на 2,5 миллиарда, потому что это объем сборов, но они по каждому дому должны быть прописаны, вам нужно ремонтировать кровлю, потому что она течет, вам нужно ремонтировать фундамент, потому что у вас дом падает, вам нужно ремонтировать, например, там еще что-то и т.д.

Артем Жаворонков: Проводку.

Илья Шулькин: Все, что относится к капитальному ремонту. У нас все чёхом, никто не заморачивался тем, чтобы исследовать эти дома.

Артем Жаворонков: А исследовать должен был фонд?

Илья Шулькин: Органы местного самоуправления, причем, подчеркиваю – каждый дом. Какой порядок прописан в законе? Сначала органы местного самоуправления обследуют каждый дом по всему Пермскому краю, после этого формируют проект краткосрочного плана ремонта, говорят, что вот по этим домам такие-то виды работ надо делать срочно и т.д. После этого этот проект попадает в региональную программу, становясь его частью, и только после этого принимается краткосрочный план к региональной программе, которая уже выходит постановлением правительства на основании данных со стороны муниципалитетов. У нас сделали наоборот – весь реестр собственников программным методом забили в компьютерную базу данных, после этого на основании того, что получилось, значит, по компьютерным критериям, значит, создали краткосрочный план, не сделав ни осмотра домов, не исследовав их процент реального износа, не посмотрев – стоимость ремонта превышает нормативную или не превышает.

Юлия Желнина: Тем самым сами усложнили себе жизнь.

Илья Шулькин: Конечно! Вот о чем мы говорим, когда говорим, что программа сделана неправильно. Даже если мы будем собирать 100%, то, как она составлена, будет нас приводить постоянно к тому, что будет возникать конфликт с собственниками. Они будут говорить, у нас все виды работ записаны – делайте. Мы будем говорить: «Ну вроде как есть другие приоритеты». Они говорят: «Да с чего вы это взяли?».

Артем Жаворонков: Давить здесь на жалось не придется: ну, вы же понимаете, мы же там туда, сюда...

Илья Шулькин: Программу надо отменять и разрабатывать новую.

Артем Жаворонков: По поводу города Перми, если мне не изменяет память, вы же говорили о том, что, в принципе... можно даже интерактивное голосование запустить, я не знаю, у кого-то обследовали дом вообще? Вот мой не обследовали, 67-й год постройки.

Юлия Желнина: Я сейчас смотрю, мой дом должны в следующем году ремонтировать.

Артем Жаворонков: Твой дом? Он у тебя новый фактически.

Юлия Желнина: Мой другой дом.

Илья Шулькин: Хорошо, когда есть несколько домов.

Артем Жаворонков: Прекрасно просто.

Юлия Желнина: Я так вот – туда-сюда, туда-сюда.

Артем Жаворонков: Все ж таки, по городу Перми ведь не проводилось мониторинга, насколько я понимаю?

Илья Шулькин: Город Пермь вообще у нас уникальное место. Должен сказать, что по городу Перми первые данные стали поступать в 2016 году по результатам обследования. При этом первое постановление об обследовании первых 900 домов, если мне не изменяет память, вышло 15 августа 2015 года. При этом прикиньте, программа была сформирована и опубликована в апреле 2014-го, был принят под нее план, определены источники финансирования, в том числе по городу Перми, а первое постановление главы администрации зарегистрировано было только в августе 2015-го, т.е. через 1,5 года, при этом только на 900 домов, лишь на толику того, что есть в городе Перми.

Артем Жаворонков: Ну, это же дичь, извините меня.

Илья Шулькин: Ну если б только эта дичь была в Пермском крае, ну, наверное, с ней бы можно было справиться. У нас слишком много дичи всякой.

Артем Жаворонков: В муниципалитетах ситуация получше?

Илья Шулькин: Что?

Артем Жаворонков: В муниципалитетах Прикамья?

Илья Шулькин: Надо смотреть. Смотря в каких. Есть очень ответственные муниципалитеты, которые данные предоставляли быстро и правильно, есть муниципалитеты, по которым вообще программа полностью «кривая». Мы проводили анализ на конец 2015 года по ряду муниципалитетов, если мне не изменяет память, Кунгур, Березники, Оханск включали вообще напропалую дома, знаете, либо с годами постройки 100-летней давности с износом 0%, например, были такие чудеса, либо включали в программу дома, где износ был меньше 70%, а это принципиальный критерий, нельзя включать в программу дома с износом 70% и выше.

Артем Жаворонков: Потому что они под снос.

Юлия Желнина: Признаны аварийными.

Илья Шулькин: Нет, потому что эти дома, да, ремонтируются за счет другой программы – расселения аварийного ветхого жилья.

Юлия Желнина: Да.

Илья Шулькин: Т.е. это другие деньги. Так вот, износ меньше 70%, ну, например, 68% формально попадает, но дело все в том, что дата износа определялась лет 20-30 назад, 1984 года, 88-й, в отдельных случаях 92-й, и это было нормально. Т.е. вот это те замечания, которые я прописал в обращении в прокуратуру Пермского края, где по сути по пунктам разложил, что вот, смотрите, значит, есть некие требования к объектам, которые должны попасть в программу и почему они должны туда попасть, и все эти требования нарушены. Поэтому мы считаем, что программа сформирована неправильно, ее надо отменять, значит, получать базовые данные заново и полностью все переделывать.

Артем Жаворонков: Илья Григорьевич Шулькин, депутат Законодательного собрания Пермского края, автор и руководитель проекта «Реальное ЖКХ» был гостем «Дневного разворота» на этой неделе, Артем Жаворонков, Юлия Желнина провели его.

Юлия Желнина: Да, спасибо всем. До свиданья!

Илья Шулькин: Спасибо! Зовите в гости.

Артем Жаворонков: До свиданья!

___________________

Программа вышла в эфир 22 июня 2016 г.


Обсуждение
2157
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.