Верхний баннер
03:23 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 21 ИЮНЯ 2021

$ 72.22 € 85.99

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

03.06.2012 | 15:05
Николай Карпушин на "Эхе Перми"

Ведущий: 17 часов и 5 минут, здравствуйте еще раз, вот так вот у нас смена караула быстро по воскресениям происходит, председатель совета иудейского религиозного общества Перми Ефим Аронович Бурштейн уходит из этой студии, следующая программа заряжается, и буквально на входе-выходе сталкивается Ефим Бурштейн с Николаем Карпушиным, министром образования Пермского края. И они обмениваются репликами типа «А я вас слушал, очень хорошо» и «А я вас сейчас буду слушать», но вместе с нами со всеми, конечно. Николай Карпушин, министр образования Пермского края. Здравствуйте!
Н.КАРПУШИН.: Добрый вечер
Ведущий: Это у нас все в рамках проекта «Внеклассное чтение», премьера проекта, собственно говоря, сегодня. Внеклассное чтение, мы с вами общаемся по теме образование, наука-культура, дети-родители, студенты,  профессоры, профессора точнее и так далее и тому подобное. То есть абсолютно многоплановый проект, мы его запустили специально с тем, чтобы попытаться на протяжении может быть трех-четырех-пяти программ определиться с форматом. Формат мы реально не знаем, у нас есть самые разные идеи, мысли по поводу того, что мы будем делать в рамках проекта «Внеклассное чтение».  И в частности, например, одна из частей этого формата – это встреча с министром образования. А другая часть этого формата – это, например, научно-популярная лекция, посвященная каким-нибудь актуальным проблемам современной физики. Мы так же полагаем, что это уместно в рамках проекта «Внеклассное чтение», почему нет. Попробуем то, другое, пятое, десятое, может быть из этого что-нибудь вырастет,  может быть появится далеко не один проект, но определенно точно, что в рамках линейки наших программ держать обязательную программу, посвященную образованию нужно – мы вот с этим вынуждены смириться. Николай Яковлевич, ситуация такая: Виктор Басаргин, губернатор, собирает главных редакторов, собирает их сначала просто для того, чтобы посмотреть, а потом собирает их для того, чтобы они, главные редакторы условно, проконсультировали его, губернатора, по вопросам образования, видения главными редакторами основных проблем образования. На очереди культура, потом еще что-нибудь будет, мне кажется будет там и про строительство, про все, много сфер в нашей жизни куда нужно въехать Басаргину. Но почему он с образования начинает, ваши ощущения есть?
Н.К.: Почему начинает с образования – нет, а вот почему человек, который обличен такой властью, такой ответственностью, слушает самых разных людей, в том числе главных редакторов, это совершенно объяснимо.
Ведущий: Ну это понятно, это понятно. Вот, собирается эта тусовка главных редакторов, начинается все это с Оксаны Асауленко, она представляет Пермский Обозреватель. Она вот с цифрами в руках начинает несколько сбивчиво, но в целом достаточно точно, рассказывать о картине, сложившейся в пермском образовании за последние несколько лет. С частью этих цифр я бы не согласился, с частью. Но в целом с выводом о том, что все в пермском образовании не так сладко, я бы, наверное, согласился. Но, ко всему этому, я бы еще добил мысль о том, что у нас нужно говорить о проблемах образования в России в целом, а не о проблемах в образовании в Пермском крае в частности. Ну и дальше у нас уже пошли какие-то частности. Вот вы Оксану Асауленко послушали, вы ее цифры послушали, цифры, которые на страницах Пермского обозревателя публикуются регулярно. Есть какие-то принципиальные замечания?¬
Н.К.: Нет, есть одно, наверное, главное, если человек очень внимательно анализирует и говорит о том что делается в той или иной отрасли, в частности в образовании, то подобная речь не должна звучать как речь прокурора, обвинителя. То есть пожалуйста, давайте проанализируем какие-то тенденции, намечаем их, вот о чем будем говорит, после этого говорим, условно говоря из 10 направлений 5 получилось хорошо, 5 не получилось. Ну вот тогда можно с этим соглашаться или не соглашаться. Когда все черной краской закрашено, даже, честно говоря, не в моем характере как-то отстаивать, спорить, понимая что человек специально пришел, чтобы сказать только о плохом.
Ведущий: Если говорить о хорошем, то давайте мы не будем сейчас про губернатора Чиркунова, я бы скорее про министра Карпушина, мне вот кажется так было бы честнее.  Вы же в состоянии отвечать за отрасль во время вашей в ней работы
Н.К.: Конечно
Ведущий: То есть за отрасль во время работы губернатора, мне кажется, отвечать не очень корректно, но поэтому давайте вот мы про министра Карпушина в большей степени.
Н.К.: Я работал и при Олеге Анатольевиче Чиркунове, до этого я работал в городе при Каменеве Аркадии Леонидовиче, поэтому в частности совершенно точно представляю себе этот путь и скажу, что совершенно точно вижу что не получилось, хотя замышляли, и вижу что получилось.
Ведущий: Что получилось?
Н.К.: Ну вот смотрите: очень легко перечислить. Первое. Мы приводим школы в порядок, например в 2003 году этого не было абсолютно. То есть не было ни денег, ни, самое главное, правил, как мы эти процессы организуем, как из бюджета, по каким правилам достать деньги, от этой конкуренцией ведомств. На сегодняшний день в территориях совершенно понятный проект «Новая школа»,  совершенно точно за последние 6 лет около 9 миллиардов рублей ушли на приведение школ в нормативное состояние. Я скажу, это не то что бы плохо, это просто гигантский шаг. Я вот сегодня проезжал в железнодорожном лицее номер 1, я просто давно не ездил по той стороне, это очень красивое здание, в то время, когда мы его взяли, помню, в 2004 это была, в общем, неплохая школа железнодорожного ведомства, но сейчас-то ее вообще не узнать. И так по краю по всему. То есть мы каждый год реально приводили сеть в нормативное состояние. Кроме этого посмотрите, например, достигнуто понимание сегодня всеми, что зарплата учителя должна быть средней по экономике. То есть пройти этот рубеж было очень сложно. Мы все время проходили первую задачу лет пять назад привести школу на финансирование из расчета количества учеников, а сейчас говорим, что вот внутри этого норматива фонд должен быть такой, чтобы зарплата учителя была не ниже средней по экономике. Сложный процесс, мы в него вступили в прошлом году, но мы прошли этот путь. Очень много критикуют сегодня тех, кто критикует мамин выбор. Но пусть мы сегодня подведем черту и скажем, что какой-то этап проекта мамин выбор прошел, но на самом деле в 2004 году мы даже понять не могли как подойти к проблеме, когда не хватает шестисот зданий детских садов. А сейчас мы спорим строить или давать деньги продолжать. Позвольте, мы уже сделали этот шаг и где-то там полтора миллиарда рублей отдается сегодня тем семьям, кто с одной стороны не смог устроить в детский сам потому что нет детских садов, а с другой стороны решил у себя на семейном совете заняться семейным воспитанием. Тоже неплохо. Хорошо давайте построим для тех, кто хотел бы вместо денег, например, повести в детский сад. Но это уже не 45 000 в очереди, сегодня это 3500, которые, несмотря на то, что получают деньги, точно бы выбрали детский сад. Для трех с половиной тысяч горизонт достаточно понятный по строительству детских садов. И еще один шаг не могу не заметить, это высшее образование. Мы реально шагнули в сторону вообще, увидели, что в пермском крае есть ученые, вот ученые с большой буква, за которым стоит серьезное исследование. Это исследование завтра меняет экономику. Мы проговорили все вместе эту цепочку и в свое время законодательное собрание принимает целый ряд законопроектов, когда мы поддерживаем эту категорию ,так скажем, очень существенную категорию отрасли образования.  Можно перечислять это детально.
Ведущий: Минусы. У вас не получилось
Н.К.: Вот так с ходу не получилось массово перейти на школьное образование школ отдельной ступени. Очень хотелось, чтобы в Пермском крае появилось, в городе Перми особенно появилось больше школ, в которых, например, полностью только детишки с 7 до 11 лет. Или только старшеклассники. Когда мы сформируем дружественную конкурентную среду, тысяча старшеклассников в одной школе занимаются спортом, занимаются наукой, занимаются художественной самодеятельностью, вот это общение организовано со всеми, примеры есть во всем мире, в Перми мы по-прежнему раз микрорайон, к нему положена школа, и в эту школу с микрорайона привели всех детей от 7 до 11 лет. Вот пока не получается. Ну вот я уже сказал, может быть нужно было форсировать ситуации, связанные со строительством детских садов, но в этой связи даже не столько детских садов, вот этой муниципальной сети, которую удержать совершенно невозможно. Даже сейчас, если мы настроим, то те, кто очень сильно радеет в том, что муниципалитеты построят детские сады, я скажу что вот этот процесс не простой. Ну вот например не получилось как например в Соликамске есть предприятие «Соликамскбумпром», вот реально предприятие продемонстрировало эталон частно-государственного партнерства и учредили три детских сада. И вот там сошлись и мамин выбор, и желание людей водить детей в детский сад, и предприятие учреждает три детских сада, поддерживает их. И вот у нас не сложилось таких элементов дошкольного образования, когда бизнес сначала отказавшись и сбросив с затратных статей своего баланса детские сады, потом как-бы не поучаствовал в воссоздании, воспроизводстве этой сети для своих же работников. Не очень сложилось ситуация с негосударственным образованием, реальным негосударственным образованием, поскольку традиционно мы сегодня говорим, что школа должна быть государственной, хотя и я уже приводил этот пример, например приезжал замминистра образования Финляндии, она говорила о том, что у нас родители абсолютно не знают частная это школа или государственная. Они идут туда, где лучше, и куда привели ребенка, там государство финансирует и услугу. Вот в этой связи мы не смогли развести, не появилось в достаточном количестве негосударственного образования. Ну и зарплата в муниципальной части образования – это, конечно, зарплата на сегодня воспитателей, зарплата  в дополнительном образовании  - это, конечно, проблема.
Ведущий: То есть в данном случае мы понимаем, что вы получили в не очень хорошем состоянии имущественный фонд, постарались восстановить. Вы получили очень низкую заработную плату, постарались немного поднять. Вы получили катастрофическую ситуацию с очередями в детских садах, постарались немножко улучшить. Улучшили. Подняли. Подкрасили. Вот когда вы говорит о минусах и о том, что не получилось, вы планировали, но послушайте, школа отдельной ступени – это масштабный план, он масштабный, я вот с трудом себе представил картину, при которой, вот сейчас я помню прекрасный эфир, посвященный этому, вы же сюда приходили вы же об этом рассказывали, я вот с трудом представляю картину, при которой вы сюда приходите и говорите – реализовали. Ну разве что в виде какого-то отдельного пилотного, может быть серии пилотных проектов. Но никак не перейти, ведь это же длинно и поступенчато. А вы уже заносите это в минус, вы уже говорите не получилось. Все, зарубили политику?
Н.К.: Нет, но десять-то школ мы таких открыли. И один более удачные, вот я говорю Чусовой, Губаха, Добрянка, некоторые сегодня в переходном периоде, Оса например. Меня немножко огорчает Пермь. Вот посмотрите, великолепный пример лицея номер 2. Который собрали ребят старшего возраста, и они создали эту среду, ребята поступают, ребята по-разному организовано образование, больше никто. Вот на сегодняшний день стоит …
Ведущий: А 146 школа разве не аналогична?
Н.К.: Нет, скорее всего там 146 школа – это пример школы одареннейших математиков.
Ведущий: Это да.
Н.К.: И там существует отбор. Вот школа для старшеклассников не предполагает отбора, в том весь интерес что педагоги, показывая особый профессионализм и умение, не отбирают детей, а предоставляют им разные образовательные траектории, организуя их интерес таким образом, что ему всегда интересно. Вот он пришел и ему интересно. Ему, например, интересно видеть себя в медицине. По-разному будет организована деятельность этих детей. Но одни потом поймут, что наверное они пойдут в медучилище, а другие в медакадемию, но по-разному. Но они заберут всех. И в этом интерес.
Ведущий: То есть, в данном случае Пермь несколько провалилась.
Н.К.: Ну вот на сегодняшний день есть желание и Виктор Федорович Басаргин говорил сегодня, вот на днях о том, что у нас действительно есть задел – школа Сколково, и , возможно, появится такой объект в Перми, который может объединить, пока споры идут, объединить много старшеклассников. Не придется стоять, да вот одну из неудач, которую не удалось пройти, это, так скажем, и живые и такие теневые очереди в элитные учреждения. Это просто непреодолимое что-то.
Ведущий: Но здесь-то мы с вами прекрасно понимаем, Николай Яковлевич, что вы просто не смогли придумать какую-то условную схему легализации. Что значит пройти очереди в элитное учебное заведение, если признать, что у нас есть элитные учебные заведения, а они есть, если признать официально, легально, государственно, то значит мы автоматически признаем то, что в них есть очереди, система отбора, и эту систему отбора нужно коим-то образом регламентировать.
Н.К.: Да, и мы пробовали это сделать, если помните в 2005 или 2006 году, когда ввели единый региональный, единый муниципальный ценз, я как сейчас помню, писали 800 путевок для детей из обычных школ, чтобы они по этим путевкам смогли пройти в пятые классы самых элитных образовательных учреждений. Началось, прошли какой-тио этап, и потом все это было отменено официально. Нельзя и так далее, то есть нельзя и отбирать в первый класс, но почему-то стало нельзя и это делать.
Ведущий: Вот ровно до тех пор, пока слово элитная школа у нас никак не узаконено и на самом деле в легальных документах, государственных документах не фигурирует, ровно до тех пор мы говорим вовсе не о том, что вы проходите там, справляетесь или не справляетесь с очередями, просто пытаетесь придумать схемы легализации, схему отмывания, схему вывода из тени каких-то процессов, о которых все и так знают. На данный момент у нас все школы равны. Все. Все школы равны. Но при этом в одном отдельно взятом садовом у нас есть запредельная очередь в одно учебное заведение, со всеми вытекающими. Ведь это же очередь в легальное заведение, а все остальное, а все вытекающее не в тени. Как то слухи о немыслимых взятках, как то информация о том, что нужно там пройти сначала систему дошкольного воспитания непременно в рамках вот этих вот. Как то информация о том, что пройдя систему дошкольного воспитания нужно обязательно сдавать еще какие-то тесты, что тоже запрещено законом.
Н.К.: Бред вообще, с этими воскресными школами.
Ведущий: Это ересь, но эта ересь есть. И на этом же самом садовом есть школы, у которых недобор первоклашек. И это при всем при  том, что все школы к нас официально государственно одинаковы. Вы ничего с этим сделать не сможете никогда. Потому что либо сломать об колено элитность школ, а вам не даст это сделать профессиональное сообщество. Потому что. Потому что потому что.
Н.К.: Ну понимаете…
Ведущий: Либо дождаться пока государство факт наличия элитных школ признает.
Н.К.: Или там мы как-то по-другому организуем форму. Ну будет другая форма организации этих образовательных учреждений. То есть там на сегодняшний день мы прошли только бюджетные и автономные учреждения, но может быть в конце концов признавая право таких коллективов на то, что это фактически авторские образовательные учреждения, мы все-таки отдадим им в концессию имущественные комплексы, скажем о том, что это по сути дела негосударственные учреждения с только частично государственным стандартом образования
Ведущий: Позволим им собирать деньги с родителей официально и будем с них брать за аренду
Н.К.: Это будет открыто и понятно.
Ведущий: Ну, то есть фактически выведем образовательное учреждение из условно бюджетного на коммерческий поток
Н.К.: Только мы, государство, у них будем так же закупать услугу, а те, кто сегодня доплачивает, во всяком случае, будут понимать за что они доплачивают. Но во всяком случае за поступление это будет уже вопрос по-другому звучать
Ведущий: Ну и вот тогда, конечно, вы заслужите абсолютно стопроцентно, вы заслужите лавры, штампы и ярлыки человека, который в Пермском крае сделал бесплатное государственное образование платным. Ваш портрет будет на каждом заборе с помощью трафарета нарисован и рядом с ним будет неприличное слово.
Н.К.: Понимаете, вот и з 150 школ есть у нас 7-10, именно  о таком количестве школ мы сегодня говорим. Наконец, там по белым, прозрачным схемам будут работать с родительский общественностью, то это будет гораздо более правильно, чем то, что сегодня происходит. Ведь сегодняшняя экономика не предполагает дефицита. Предполагает ограниченность, но не предполагает дефицита. Здесь ж реально мы откуда-то вытащили из славного коммунистического прошлого дефицит, который с прилавков вдруг ушел в псевдоэлитные школы.
Ведущий: Тем более что? Тем более что у нас хватает неярковыраженных элитных  школ в которые тоже очередь ,она может быть не очень большая, но там эта очередь формируется преподавательским, в общем, уникальностью преподавательского состава. Сталкивались мы с ситуацией, допустим, когда школа, я даже номер школы не запомнил, в которую мне один из друзей пытался отдать ребенка в первый класс, не отдал потому что, собственно, ему сказали извините, группа набрана. А он очень хотел. Когда я спрашиваю почему именно туда, он отвечает разве ты не знаешь? Вот когда будет мелкий у тебя, вот тогда узнаешь. Он назвал фамилию преподавателя, которую я тоже не запомнил, но для него это было сродни иконы. Какая-то обычная школа, нормально.
Н.К.: В целом эти процессы по-разному регулируются, потому что природа внутри этих процессов, она тоже слегка разная. Вот хороший преподаватель сегодня, мы же ведем эту политику,  например проект ступени, два года подряд, совершенно точно видим результаты каждого учителя и поощряем его, причем поощряем очень прилично. В том году мы 40 миллионов поощрения, в 11 году 80 миллионов отдали, сегодня мы сэкономили от неэффективных, так скажем, в кавычках экономически неэффективных школ, 100 миллионов поставили в бюджет на премии учителям.
Ведущий: 17 часов 29 минут, у нас в гостях министр образования Пермского края Николай Карпушин, мы вернемся через 3 минуты в эту студию.
Ведущий: 17 часов 33 минуты в Перми, мы продолжаем, у нас проект Внеклассное чтение, в гостях министр образования Пермского края Николай Карпушин. Смотрите, друзья, конечно, естественно, ничего не закончилось, ничего не произошло, нет никакого перелистывания календаря, и говорить мы должны, если уж об образовании, то наверное об итогах года, это было бы логично. Но так как у нас совсем недавно сменился губернатор, все равно по какому-то внутреннему ощущению мы должны подвести еще и те итоги. Вот эти вот условные, околочиркуновские с тем, чтобы прикинуть как оно будет образование при Викторе Басаргине. У нас давно не менялся губернатор, настолько давно, что, действительно, накопилось, ведь мы же всегда подводим условные итоги года. Мы всегда подводим условные итоги учебного года, но мы никогда еще не подводили итоги пятилетки, шестилетки. А вот сейчас у нас есть прекрасная возможность, поэтому мы за это ухватились и чуть не с каждым министром и помощникам министра, который к нам приходит, мы стараемся подцепить, подхватить, посмотреть а вот как оно в длительной перспективе исторической. И вот сейчас мы об образовании. Телефон прямого эфира 261-88-67, эфирная ICQ 404582017, и мы бы попросили: друзья, если вдруг у вас сложилась картина, если вы имеете отношение к образованию, или имели отношение к образованию на протяжении последних скольки, ну давайте прикинем, семи, восьми лет, примерно так, и можете вслед за нами обозначить какие-то тренды, какие-то может быть промежуточные итоги, да, пожалуйста, тогда мы ждем вашего звонка. Но если вы будете звонить лишь для того, чтобы лишний раз крикнуть в трубку о грошовой зарплате нянечки в детском саду, то наверное лучше не звоните хотя бы потому, что мы и так прекрасно знаем о грошовой зарплате нянечки в детском саду. Кстати, вот Виктор Басаргин на встрече с главредами, посвященной образованию, вопрос зарплаты поднял отдельно. И да, сказал он, и конечно же поднимать зарплаты. И вы как министр наверняка в курсе, а от губернатора здесь что зависит? Мы можем на уровне региона поднять зарплаты учителям, нянечкам, воспитательницам?
Н.К.: По 131 закону у нас есть разделение полномочий, на уровне региона мы можем поднять и поднимаем зарплаты учителям. В это году, где-то в июле ожидается новое повышение заработной платы опять-таки по проекту модернизации учителям на эти цели порядка 900 миллионов у нас запланировано и проект продолжается, то есть мы понимаем, что нужно довести до средней по экономике, экономика постоянно растет, мало того, она растет неравномерно, потому что в Перми, в Березниках, в Соликамске гораздо выше уровень, значит надо понимать как мы доведем зарплаты в этих центрах до средних по экономике. При этом встают вопросы а что в Гайнах, а что в Большой Соснове, то есть если мы выравниваем зарплату в отрасли, то там-то это в разы превысит те экономики, которые сложились в тех территориях. Целый комплекс вопросов. Мы говорим о повышении заработной платы учителям, на самом деле мы наполняем нормативы из расчета на одного ученика, и эти нормативы уходят в школы. Там, где реально складывается ситуация что в принципе, хотя я понимаю, денег много не бывает, в принципе учителя, в сравнении, так скажем, вот с жителями этого же населенного пункта и так далее получают уже так же достаточно прилично, я к директорам обращаюсь, начинайте платить всем остальным категориям. Мы же наполняем ваш фонд из расчета на ученика, там есть фонд зарплат. Увидели зарплату учителя, если достаточно, давайте уже и другим платить. То есть по школам, конечно, есть люфт, можно работать и это будет еще в 13 году. Что касается детских садов, это полномочия муниципалитета.
Ведущий: То есть здесь условно говоря губернатор может объявить это некой приоритетной программой, но дальше все равно нужно выработать для каждого муниципалитета свои схемы, свои программы
Н.К.: Ну если будет вот нечто такое, так же как мамин выбор, это тоже не наши полномочия, но было выработано правило, когда мы софинансировали. Какие-то проекты, связанные с софинансированием подобных программ, например повышения зарплаты, я так могу прогнозировать, что они возможны. Вопрос ведь не в том возможно или нет, вопрос в источниках, откуда что придется остановить, чтобы увеличить, повысить здесь если не справляются муниципалитеты.
Ведущий: То есть данном случае мы говорим да, на уровне региона зарплаты можно поднять. Учителям через заксобрание, муниципалитетам еще как-нибудь можно. Воспитателям в детских садах я имел ввиду. Насколько, насколько мы в состоянии, насколько наша экономика сейчас в состоянии, допустим, действительно подтянуть зарплату учителей, преподавателей, воспитателей, нянечек? Насколько, я имею даже ввиду в процентах насколько мы можем это сделать?
Н.К.: Вы знаете, я думаю очень простой ответ здесь. Если говорить по дошкольному, я бы предложил очень простой рецепт. Мы должны, я имею ввиду и себя лично, и глав муниципалитетов, довести зарплату воспитателей до среднего по экономике, в той территории, в том муниципалитете, где они работают. Вот хотя бы эту развилку пройти в этом году – это было бы правильно.
Ведущий: Смотрите. До средней в муниципалитете – это все хорошо звучит, я просто сейчас не понимаю почему воспитатель в Гайнах должен отличаться от воспитателя в Березниках. У того в группе 20 человек и у того в группе 20 человек, здесь авторские методики и здесь авторские методики, почему зарплата разная?
Н.К.: Да, но это вопрос не совсем образования, на сегодняшний день по этому поводу много спорят, но я просто приведу пример, чтобы было понятно. Очень хочется дать всем одинаково, но вот если бы в Москве учителям дали нашу зарплату сегодня, то все учителя бы ушли из образования Москвы. Но если бы нам дали зарплату Московских учителей, то, я думаю, много бизнесов бы схлопнулось, у нас вообще не осталось бы компаний небольших и мелких, которые занимались бы производством, налогообложением, у нас бюджет бы закрылся потому что все бы ушли в образование. То есть средняя зарплата по Московской области 50 тысяч. Потому что так сложилась экономика того региона. Мы же ведь от налогов живем. Мы, учителя. Поэтому пока это единственно возможная схема, когда учителя в принципе зарабатывают в среднем по экономике того региона где они работают.
Ведущий: Значит когда Виктор Федорович Басаргин в какой-то момент, в каком-нибудь из интервью произнесет фразу что мы будем поднимать зарплату учителям, он будет фактически иметь ввиду то, что мы постараемся ее дотянуть до средней зарплаты по. До усредненной зарплаты по. А дальше – по экономике региона, или, допустим, по максимальной планке по этому муниципалитету, неважно. Но все равно, максимум что мы можем сделать – мы можем поиграть процентами. В разы никто не увеличит зарплату учителям, в Пермском крае это невозможно
Н.К.: Нет, ну что значит в разы. В прошлом году мы с 12 тысяч в среднем ушли до 18. Нам надо в этом году уйти до 22-х. Ну и смотрите, если в 11 году это 12, а в конце 2012 это будет 22, ну это что, не в разы? Ну я про среднюю говорю, причем понимаем, что она разным образом перераспределяется внутри образовательных учреждений, там есть и другие цифры. То есть вопрос такой не простой. Но то, что федерация выбрала планку средняя по экономике для учителей, а например для профессуры университетов Владимир Владимирович Путин сказал будем платить 200 процентов к экономике, то есть хотя бы разговор с бюджетниками сегодня достаточно ясный. Приходишь в бюджетное учреждение работать – ты получаешь такие зарплаты. Они ясные и понятные, они там может быть хотелось бы и больше, но, извините, вы пришли в бюджетное учреждение работать, это деньги налогоплательщиков, налогоплательщик сегодня, пользуясь валовым национальным продуктом, может платить вам такие деньги.
Ведущий: То есть в данном случае хотите больше – езжайте в Москву?
Н.К.: Но это ничего не изменит – он получит там больше, он и истратит там больше в магазине.
Ведущий: А если мы перейдем к такой штуке: на встрече Басаргина с главредами, посвященной образованию, звучала по поводу улучшения инфраструктуры, по поводу улучшения условий жизни учителей, и тут, конечно, речь идет не о Перми. Здесь, конечно, речь идет о регионе, об отдаленных местах в регионе, о тех крупных населенных пунктах, где не закрываются малокомплектные школы, но тем не менее селом от этого населенный пункт быть не перестает. Вот здесь реально вообще в какие-то временные отрезки по типу год, полтора, два, о чем-то думать, улучшать, какие-то программы изобретать?
Н.К.: Вы про жилье учителям?
Ведущий: Я вообще про привлечение, про жилье учителям, про миллион учителям, в конце концов про привязывание молодых учителей к четкому месту работы на протяжении пары-тройки лет после окончания вуза.
Н.К.: То есть вернуться к распределению.
Ведущий: Мягко скажем да, жестко скажем думаете я единственный, кто в открытом медиа-пространстве говорил про вернуться к распределению?
Н.К.: Конечно, жизнь показала, что распределение был очень эффективный механизм удержания или привлечения молодых кадров для работы в селе, хотя бы три года, потом меняется другой, еще три года и так далее. Я сам распределялся в свое время
Ведущий: Куда распределялись?
Н.К.: Меня распределили в Краснокамск, далеко в школу-интернат для детишек, детский дом и так далее. Но меня из него призвали в армию, поэтому я не так долго там отработал. Тем не менее тех, кого не призывают, учительницы, так скажем, они по три года, у меня жена отработала три года, ничего страшного там не произошло. Но при всем это есть там какой-то элемент несвободы, и в этом плане я сейчас не готов дискутировать, хотя вроде бы как отучился на бюджете – можешь и отдать долг родине.
Ведущий: То есть о методах кнута мы говорить не будем,  давайте поговорим о методах пряника, хотя понятно, что кнут – это очень эффективно.
Н.К.: Да, да, это эффективно, но зато пряник был когда на бюджетной основе отучился, может быть еще и здесь. Ведь высшее образование, вот мы недавно разговаривали, в университетах США ну нет его просто, высшего образования бесплатного не существует. У нас существует. Но при этом вот нет распределения. Такие качели, сложно говорить. Поэтому приходится всегда говорить о прянике, но это самый сложный момент, вот если б можно было просто отдать разумные деньги, человек бы приехал. Не получилось, ведь не получилось у нас федеральный проект
Ведущий: На миллион не поехали
Н.К.: Не поехали, понимаете, там так пораздумывали, в первый год не согласились, во второй год несколько человек все-таки откликнулись на эту программу, сказали хорошо, но это и дом, и подъемные, то есть там были серьезные такие, не один пряник. Вы знаете, молодым, грамотным специалистам нужен ведь не только этот миллион и дом в деревне, недавно мы об этом говорили при выезде губернатора в Кудымкарский район. Ведь нужна социализация, в этом плане сколько бы ни ругали проект культурная революция в Пермском крае, это ведь оживление в селе вот этих всех традиций, гуляния, хорошего настроения, социализации, это 50 процентов успеха того, что не уедет молодой специалист. А если он в глухомань приехал с этим миллионом, ну что он там с ним.
Ведущий: По этому поводу вот тоже мысль, мне кажется абсолютно не оригинально и не ново, вы знаете как можно удержать специалиста даже в сельской школе, которая очень далека находится от райцентра, за десятки километров? Постройте дорогу к этому селу. Постройте хорошую дорогу к этому селу. Большую, широкую, асфальтовую и ухаживайте за ней. Сделайте так, чтобы он в любой момент мог сесть в машину и уехать в райцентр. И вот тогда он останется работать в селе.
Н.К.: Возможно, возможно.
Ведущий: И вот тогда он останется работать там, где дом, где тишина, где семья, где друзья. Он останется работать там не считая, что его выбросили за обочину жизни.
Н.К.: Тут трудно противоречить. Инфраструктурные вещи, мы недавно смотрели. В Норвегии, посмотрели карту дорог, она просто как сеткой накинута, причем никто не говорит, что эта дорога ведет в никуда, она действительно ведет на север, там дальше Северный ледовитый океан, но она же доходит до этой точки, и я в этом плане с вами абсолютно согласен.
Ведущий: Само ощущение того, что тебя выкидывают за обочину жизни, пусть давая при этом дом и миллион в придачу, вот именно это ощущение и не дает людям возможности уехать учителем в село. И они предпочитают за 12-17 тысяч работать клерками в офисе с высшим педагогическим образованием, мыкаться из угла в угол, жить с родителями до седых волос, а потом снимать на пару где-нибудь два-три квадратных метра и вымучиваться, но быть клерками в офисе в городе, только чтобы не там, только чтобы не с тем ощущением того, что тебя выпнули. Где ты живешь? – в Гайнах. В Гайнах???
Н.К.: В Гайнах еще нормально, есть похуже
Ведущий: Да, да, есть подальше, есть пострашнее названия. Мне кажется, что здесь можно честно начинать с дороги. Что такое сто километров на машине? Сто пятьдесят километров? 150 километров на машина – это два часа.
Н.К.: Надо говорить сколько стоят 100 километров дороги до Гайнов.
Ведущий: Это уже другая история. Это уже абсолютно другая история сколько стоит. А что, она только учителям нужна, эта дорога?
Н.К.: Трудно возразить, с этим я согласен.
Ведущий: Вот как раз, если, кстати, будем говорить сейчас о будущем, вот Виктор Басаргин обозначил ряд приоритетных направлений, журналисты записали в свои блокноты, об этом кто-нибудь где-нибудь расскажет. Я вот у него не услышал среди всех этих приоритетных направлений по поводу образования, я не услышал ни одного того, о чем бы не говорилось ранее. Зарплату поднять? – ну так каждый год говорим, вот разве что садики строить. Раньше не говорили слово строить, раньше говорили, пытались разные способы найти, частные привлечь, бизнес, еще что-то. А он сказал строить. Ему подкинули мысль, если садики строить, значит и школы строить, ну в смысле вот эти вот коробки сами по себе школьные. Я, кстати, тоже считаю, что это очень хорошо, по мне можно больше зданий хороших и разных, чтобы их было просто много, чтобы на одного ученика приходилось много пространства, это, мне кажется, очень важно. Но ведь больше ничего. Да, зарплату поднимать. Постепенно. Мы выяснили с вами, что сильно не поднимешь. Да, школы-садики строить. Постепенно. Наверное мы будем чаще сейчас смотреть по официальному ТВ перерезание ленточки в очередном детском садике и в очередной школе, наверное даже можно найти способы. Но ведь он так и не предложил ничего на тему а что мы сделаем с образованием. Что мы сделаем с образовательной политикой. А какая она у нас будет. Значит ли это, что она не меняется, что он удовлетворен? Он же общался с вами на этот счет?
Н.К.: Я думаю, что на сегодняшний день, сложно говорить за губернатора, но количество вопросов и дел на него столько свалилось, что просто выбираются самые-самые острые и приоритетные.  То есть очевидно, что мы наметили целый ряд трендов, связанных прежде всего с развитием науки, университетской среды, построения новых кампусов и так далее. Они очень важные для нас, но проговорить про это про все ну просто физически не хватило времени. В то время как строительство детских садов, оно лежит на поверхности и все начинают с этого говорить, естественно это подхватывается. Я думаю пройдет немного времени и появятся темы, которые очень глубинно затрагивают судьбы людей Пермского края. А они точно совершенно в образовании, связаны с высшим образованием и с тем, что мы называем инновационные места или предприятия, куда потом наши выпускники пойдут работать. На сегодняшний день если мы работаем хорошо, это катапульта, которая отправляет молодых людей выпускников, работать где угодно, только не у нас, а значит и оставаться не в Пермском крае.
Ведущий: Кстати, если мы будем работать хорошо, долго и последовательно, то эта катапульта превратится в бумеранг, потому что улететь – это хорошее желание, оно очень правильное желание. Улететь, но для того, чтобы катапульта превратилась в бумеранг, наверное нужно просто дольше работать. Дольше, потому что рано или поздно тому, кто улетел, нужно будет воспитывать детей. По-моему очень естественно воспитывать их там, где воспитывали тебя, если воспитали так, что ты смог улететь. Разве я не прав?
Н.К.: Мы ведь всегда отстраивали например, среднюю ступень. Я имею ввиду в целом образование школьное как некий большой плюс Пермского края. Помните, когда нам задавали вопрос зачем нам международный бакалавриат – хотя бы для того, чтобы тот менеджер, который как предполагается с семьей переедет к нам для организации производства, выбрал не Самару, хотя у них там есть одна ступень бакалавриата, а именно Пермский край, потому что у нас есть три авторизованные школы и вот такое образовательное меню, которое нас отличает от других регионов, мы пытались для себя отстроить.
Ведущий: Вот еще кстати, есть у нас еще несколько минут, еще важный момент. Вот смотрите: когда мы говорили о новой культурной политике, когда об этом говорил губернатор, сенатор Гордеев, Мильграм, Гельман, все они сходились вот на чем, в этом их обвиняли, за это их хвалили, неважно, все они сходились вот на чем: они брали очень успешные образцы, переносили их сюда, платили за это деньги. Либо это воспринималось как вторичка, которая к нам пришла, либо это воспринималось как некоторое хэд-хантерство, если это относилось к людям, но они брали очень успешные образцы когда-то где-то, переносили их сюда и вот здесь соединяли все вместе.  В итоге у нас есть, как говорят люди сведущие, абсолютно уникальный Курентзис  и абсолютно уникальный оркестр. В образовании можно так сделать, если мы говорим о высшем?
Н.К.: В образовании и можно и нужно так делать, мы на сегодняшний день, вот сейчас не готов говорить, наблюдайте за проектом 20 международных инновационных групп. И 20 еще запускаем. В библиотеке имени Горького строится специальный центр, куда мы начинаем просто привозить, если не сразу нобелевских лауреатов, но очень мощных представителей различных научных школ. Привезти сюда какую-то школу или филиал какой-то школы наподобие Макдональдса купить франшизу – это путь в никуда. Но привезти ученого, за которым серьезное им, например на сегодняшний день, оптоволоконные технологии, Дианов. Фактически, он сегодня своим появлением здесь ну такой камень краеугольный заложил, что эта школа у нас стартовала, и дальше под нее если не огромное, то приличный круг аспирантов, с одной стороны публикации, мощные статьи, с другой стороны производство, которое сегодня налажено, рынок просто безграничный. Вот подобного рода привоз ученых, за которыми такая деятельная наука, которая способна в том числе и коммерциализироваться – это хороший шаг и мы сегодня на пути создания таких проектов.
Ведущий: Ну и, собственно, закрывая нашу сегодняшнюю программу, проект «Внеклассное чтение», давайте немножко о вас персонально. Вы с губернатором встречались. Как вы губернатору? Не было намеков, мол, пишите заявление, вы все развалили, или, допустим, открытых фраз типа а ну-ка подайте-ка мне ваши документы за последние или допустим, наоборот реплики давайте продолжайте? Как вот вы свою личную карьеру в министерстве образования в Пермском крае видите?
Н.К.: Ну, понимаете, что касается меня лично, я – человек образования. Я не пришел откуда-то на время, это не мой какой-то отдельный проект, может быть это какая-то ущербная позиция, но я в образовании всю жизнь. Поэтому от учителя, я сегодня министр, я совершенно спокойно могу возглавить какой-то проект, но для меня это мой путь,, я его никак, не разрываю с образованием Пермского края, я нормально готов работать.


Обсуждение
1877
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.