Верхний баннер
16:27 | ЧЕТВЕРГ | 24 ИЮНЯ 2021

$ 72.67 € 86.71

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

24.03.2013 | 15:00
Магистратура в современном российском образовании

Сегодня мы решили поговорить о такой непростой теме, как магистратура. Какие возможности она сегодня дает, кому и зачем она нужна? Поводом для нашего разговора стал бизнес-завтрак, который Высшая школа экономики организовала для пермской общественности. Там эти вопросы «кому, зачем, в каком виде нужна сегодня магистратура?» поднимались, но мне бы хотелось тему немного развить. На мой обывательский взгляд, люди сегодня получают образование из двух соображений – чтобы получить какую-то специальность и дальше по этой специальности работать или чтобы получить вожделенную корочку, потому что без корочки сегодня никуда не берут. Так вот, кому из этих людей сегодня нужна магистратура?

 

Елена Зуева: Думаю, что и первый, и второй вариант могут быть возможны. Но для того, чтобы получить только корочку, магистратура – пожалуй, слишком тяжелый способ. Думаю, магистратура имеет совершенно свои предпосылки для того, кто поступает в нее. Думаю, мы ответим сегодня на этот вопрос.

 

Давайте начнем отвечать прямо сейчас. Кому и для чего нужна магистратура, на ваш взгляд?

 

Елена Зуева: Можно, я немножко издалека зайду? Дело в том, что магистратура на Западе существует очень давно. Для нашей страны это совершенно новый тренд. Многие не понимают, для чего, зачем, что с этим делать. Сначала у нас много лет было образование, которое называлось «специалитет». Люди, которые выходили из вузов, были специалистами. Наверное, мы с вами тоже вышли из вузов специалистами. Но после того, как наша страна вступила в болонский процесс, мы подписали такое соглашение в 2003 году, мы должны были перевести всю нашу образовательную систему на двухуровневый вариант – бакалавриат плюс магистратура. Что это изменило? Мне легче всего рассказать на примере нашего вуза, Высшей школы экономики, чтобы как-то конкретизировать.

 

Позвольте сначала уточню. Мы должны были – мы это сделали?

 

Елена Зуева: Да, несколько лет назад министерство образования дало указание прекратить выпуск специалистов и перейти на выпуск бакалавров.

 

По-моему, с 2010 года, да?

 

Елена Зуева: Не совсем это прекращено, потому что не все вузы могут это осуществить. Очень скоро их уже не будет или не будет, наверное, вуза, который это делает, потому что изменения в образовании сейчас очень велики.

 

Давайте тогда на примере вашего вуза ответим на вопрос «кому и зачем».

 

Елена Зуева: Для этого я объясню, как оно было построено, как оно стало построено. Сначала мы выпускали специалистов, но у нас с первого же набора был бакалавриат. Почему так получилось? Потому что у нас головной московский вуз – первый в стране вуз, который начал свою деятельность как магистерский. У него как раз наоборот получилось, бакалавриат появился позже, чем магистратура. Как-то это было уже отработано. Мы, которые пошли вслед за московским вузом, сразу создали и бакалаврскую, и специалитетную программу. Они отличались тем, что специалитет давал какую-то профилизацию, а бакалавры – это были наши лучшие студенты, они шли в магистратуру. К сожалению, у нас тогда своей не было, они уходили в головной московский вуз или вообще за границу. Как правило, по-другому не бывало.

 

То есть параллельно у вас шло обучение и специалистов, и бакалавров.

 

Елена Зуева: Мы уже сумели этот вариант отработать. А потом, когда наше федеральное министерство начало нас переводить на систему бакалавриата, мы достаточно легко на нее перешли. Тогда у нас бакалавры стали получать уже профилизацию на четвертом курсе. Это с 5 курса переместилось на 4-й. Но, я думаю, вы понимаете, что нельзя возместить то, что за год можно было дать на пятом курсе, конечно, невозможно просто по времени. Появилась своя магистратура, которая уже изменила весь этот образовательный процесс. Бакалавриат стал давать общее, фундаментальное образование с определенной профилизацией. Специализация студентов на какой-то конкретной специальности, профессиональной деятельности стала происходить в магистратуре.

 

Вроде бы понятно. Общее образование в экономической сфере дает бакалавриат, на вашем примере, а магистратура разделяет людей по профилям.

 

Елена Зуева: Профилям, специальностям, направлениям.

 

И специалисты у вас уже не выпускаются. По большому счету, каждый человек, который получает степень бакалавра, оказывается вынужден продолжать образование в магистратуре, чтобы получить какую-то специальность.

 

Елена Зуева: Во-первых, я должна сделать оговорку. У нас специалисты есть на вечерне-заочном факультете, на дневном их отделения нет. Второе – он не обязан. Бакалавриат – это полноценное высшее образование, совершенно нормальный диплом о высшем образовании, четырехлетнее образование, работодатель берет этот диплом как раньше брал диплом специалиста. В магистратуру идут не все.

 

А кто и зачем?

 

Елена Зуева: Те, кто в принципе способен к обучению, способен учиться, которому, простите, не надоело за 4 года, который хочет получать еще какую-то специализацию и хочет получить новую возможность.

 

Тогда о новых возможностях, которые дает магистратура в Высшей школе экономики, мы поговорим чуть позже. У нас сидит человек, который сделал выбор, выучился на бакалавра. По какой специальности, Дарья?

 

Дарья Пластинина: Я все-таки получила степень специалиста по специальности «Финансы и кредит».

 

Степень специалиста. И потом вы пошли в магистратуру. Зачем?

 

Дарья Пластинина: Выбор был основан скорее на производственных потребностях. Закончив кафедру финансов, я разбиралась в этой сфере. Но с другой стороны, моя рабочая тема требовала хорошего знания математики. Поэтому я выбрала для себя методы в экономике и, соответственно, магистратуру для того, чтобы подтянуть свое знание математики в этой области.

 

Вы выбрали магистратуру не для того, чтобы получить какую-то новую профессию, а именно для саморазвития и самообразования. Вы, я так понимаю, уже второй год учитесь.

 

Дарья Пластинина: Да, это мой последний год в магистратуре, всего два года.

 

В процессе учебы вы открыли для себя какие-то новые возможности, которых, может быть, не предполагали раньше?

 

Дарья Пластинина: Я думаю, да. Я открыла для себя, что магистратура может стать не только средством получения новых знаний, это может быть очень хорошая подготовка к кандидатской диссертации. С одной стороны, обучение проходит в очной форме, в отличие от аспирантуры. Приходится все-таки много времени уделять занятиям, поэтому это стимулирует на работу. ежедневный труд, который посвящен какой-то теме, в конечном итоге это может очень хорошо лечь на кандидатскую диссертацию.

 

То есть мы получаем подтверждение, что человек, выбравший путь магистранта, ориентирован на науку и, скажем, на какой-то интеллектуальный рост. В связи с этим у меня возникает вопрос. Все-таки магистратура – это путь к науке или профессии?

 

Елена Зуева: Во-первых, я хотела бы продолжить то, что сказала Даша. Тут есть две очень серьезные мысли. Во-первых, Даша говорит о том, что углубляет свое первое образование. Это один из важнейших трендов магистратуры. Вы можете закончить какую-то специальность, пусть это будет называться бакалавриат или специалитет, без разницы. Мы пока еще принимаем специалистов на бюджет, но, наверное, это закончится, может быть только платное образование. Там возможны углубления, это первое. Вторая важнейшая мысль, о которой вы тоже сказали – то, что это путь к науке. Это путь очень хороший и четкий, и на Западе это именно так, магистр – это первая ученая степень, потом идет сразу доктор, но у нас другая система. Видите, Даша говорит именно о кандидатской диссертации. В наших магистратурах, нашем вузе есть такие люди, которые потом пошли преподавать к нам в вуз, уже учатся в аспирантуре, собираются защищать кандидатскую диссертацию. У некоторых она на выходе, причем очень хорошо получается, что магистерская диссертация ложится в основу кандидатской, такой вариант есть. Но не такой у нас рынок труда, чтобы были востребованы в таком количестве, сколько у нас магистерских мест, эти люди с трендом в науку. Это не совсем так. На Западе существует два типа магистратуры, одна из них теоретическая, другая прикладная. У нас смешанный тип.

 

Когда мы говорим «у вас», мы говорим о Высшей школе экономики или вообще о ситуации в российском образовании?

 

Елена Зуева: Это вообще в России. И в Высшей школе экономики в Москве, и в Перми, и, думаю, в госуниверситете, и это в других городах, мы не можем ориентироваться только на науку. Вот так у нас все устроено, достаточно много места, людей, самое-то главное, что очень сильно меняется рынок труда и рынок в целом. Он требует таких специалистов, для которых именно нужны магистерские дипломы.

 

На самом деле у меня как раз вертится на языке вопрос. Мы все время говорим, что магистратура – это принципиально новое качество. В чем это качество и потребность рынка?

 

Елена Зуева: Я опять же сошлюсь на Дашу, потому что она задала нам тренд. Она закончила одну специальность, а в магистратуру пошла на другую. Таким образом, она изменила образовательную траекторию.

 

Я бы сказала, что она ее выстроила.

 

Елена Зуева: Да, такими зигзагами, и ей это дает то, что она хотела – углубление ее качества как специалиста. Таким образом, мы получили возможность, которой раньше не существовало. Мы можем закончить одну специальность в бакалавриате, а потом изменить тренд очень круто. Иногда в рамках своего тренда, иногда совершенно не так. У нас, например, факультет экономики – мы закончили, получили специальность «Финансы» и пошли в магистратуру на факультет менеджмента, управление проектами, или мою родную магистратуру, государственное и муниципальное управление, или маркетинг. Можно наоборот – вы закончили менеджмент и пошли в магистратуру факультета экономики, а может быть, на маркетинг или ГМУ. Вы меняете тренд, но можете поменять его и по-другому. Буду ссылаться на свою магистерскую программу, у меня есть люди из разных вузов Перми. Есть люди с инженерным образованием, политехнический университет. Есть люди с первым дипломом юриста, иностранные языки, медакадемия, фармакадемия. Вы понимаете, как круто они меняют тренд?

 

Я напомню, что у вас они учатся государственному и муниципальному управлению.

 

Елена Зуева: Хотя люди из разных вузов есть и на других программах. У меня не  исключительная ситуация. Потом, когда эти люди выходят на рынок труда, у них абсолютно другие возможности. Допустим, есть человек, который закончил факультет физической культуры, а потом специальность «Государственное и муниципальное управление». Он может развивать свою карьеру очень удачно и удобно, я бы даже сказала, в области управления физкультурой и спортом. Человек закончил медакадемию – знаете, у нас бывают случаи, когда учатся кандидаты наук, не обязательно бакалавры и специалисты.

 

То есть, по большому счету, выходя от вас, они становятся чиновниками, компетентными в сфере, по которой они получали первое образование.

 

Елена Зуева: Это может быть таким образом устроено. Если человек изучает финансы после какой угодно специальности, вы понимаете, что это будет востребовано в какой угодно отрасли. Сейчас рынок труда меняется, жизнь вообще меняется как-то ускоренно. Мы каждые 2-3 года получаем какой-то очень серьезный поворот.

 

Правильно ли я понимаю, что рынок требует универсальных знаний, каких-то комплексных?

 

Елена Зуева: Во-первых, людей, которые умеют учиться. Это первый сигнал для работодателей. Человек закончил бакалавриат, а потом еще магистратуру. Он умеет учиться, это его перспективы на будущее.

 

Самое главное, он нацелен на постоянное саморазвитие. Это как раз один из ориентиров в болонском процессе, образование в течение всей жизни.

 

Елена Зуева: Это и есть основной мировой тренд. Кроме того, человек, который обладает не только многими знаниями, но и компетенциями, не только теоретическими, но и практическими.

 

Чем магистратура отличается от, скажем, второго высшего образования?

 

Елена Зуева: На то оно и второе высшее образование, что начинается заново. Проходятся все предметы, это занимает много лет. Скажем, 3 с половиной года. Магистратура выстроена в два года, она отбрасывает все, что вы проходили на первом высшем образовании, дает конкретные компетенции и конкретные знания по определенной специальности.

 

Но при этом вы сами говорите, что люди приходят в магистратуру из самых разных вузов. У них совершенно разный так называемый бэкграунд. Где-то общие предметы проходились на одном уровне, где-то на другом. Как преподавателям из совсем разных людей сделать некий единый общий учебный коллектив, с которым можно работать?

 

Елена Зуева: Мы предусматриваем компенсационные курсы, занятия, где мы выстраиваем людей так, как нам надо, наши форматы. Мы, конечно, вынуждены это делать.

 

В индивидуальном порядке кого-то доучиваете, получается?

 

Елена Зуева: Это не является индивидуальным порядком. Есть компенсирующие предметы. Допустим, мы даем экономическую теорию, методы научных исследований, методы в менеджменте. Нам приходится объединять тех людей, которые этого не знают. Иногда это по второму разу слушают те, кто это уже знает, и это совсем не лишнее.

 

У вас первые выпускники появились в 2010 году. В принципе за три года уже можно провести некий срез, анализ того, где они реально находят себе работу.

 

Елена Зуева: Во-первых, рынок труда в государственном и муниципальном управлении – один из самых больших рынков. Можно сравнить с рынком образования, здравоохранения.

 

Армия чиновников у нас растет просто в геометрической прогрессии, вашими силами в том числе.

 

Елена Зуева: Да, мы скажем: «Пусть растет, нам это выгодно, мы хотим, чтобы были рабочие места для наших выпускников». Поэтому совершенно понятно, что наши выпускники с нашими дипломами востребованы прежде всего администрацией нашего края. Есть наши люди уже в администрации губернатора, их там уже несколько человек. Есть люди в правительстве, и это уже в различных министерствах, органах нашего правительства. Бывает, что где-то их скапливается больше, где-то меньше. Министерство инфокоммуникаций – уже три наших человека, причем один выпускник и два человека, которые еще только учатся в магистратуре, но они уже востребованы.

 

А кроме государственного и муниципального управления, может быть, есть еще какие-то примеры? Если мы говорим не только о вашей специальности, а вообще о магистратуре Высшей школы экономики, какова структура распределения людей по рынку труда? Куда они в основном уходят?

 

Елена Зуева: Нет, если говорить о других магистратурах, у всех, конечно, своя специализация, это очень большое количество предприятий, которые берут наших выпускников. Если вы были на бизнес-завтраке, то видели нашего выпускника, который уже работает и продолжает учиться в магистратуре, помогает нашему вузу в каких-то вопросах инфокоммуникаций. Люди работают в самых разных местах.

 

А компании направляют своих сотрудников учиться к вам, есть такая практика?

 

Елена Зуева: Вы хотите сказать, целевая учеба? Нет, такого еще не было.

 

Или когда компания частично оплачивает учебу своего сотрудника?

 

Елена Зуева: Нет. У нас еще очень мало платных студентов, в основном бюджетные места, почти нет платных. Поэтому пока такая практика отсутствует. Может быть, это в будущем неизбежно, это будет так же, как в высшем образовании. Еще есть наш выпускник, который работает в правительстве Москвы, есть наши выпускники на Западе, причем особо хочу отметить, что с нашим дипломом берут на Западе без всяких дополнительных экзаменов, проверок, потому что диплом имеет приложение на английском языке. Без всяких затруднений люди поступают на работу. Есть у нас пример, наша выпускница работает во Франции в международной фирме.

 

Просто в каких-то бизнес-структурах. Дарья, ваши коллеги, может быть, однокурсники, те, кто вместе с вами учится – куда они планируют дальше идти работать? Может быть, у вас есть примеры того, когда люди, окончив магистратуру в пермском классическом университете, как-то меняли свою не только образовательную, но и профессиональную траекторию?

 

Дарья Пластинина: Думаю, что такие примеры есть. У нас в основном люди работают аналитиками либо программистами, так как конкретно в нашей магистратуре макметоды экономики, поэтому все-таки больше аналитики. Но проекты могут быть совершенно разными. Некоторые работают в госструктурами, пишут какие-то модели. Некоторые работают даже на зарубежных проектах даже до Сингапура, есть проекты до Бермуд. Совершенно разные, но все-таки больше аналитическая область. Также у нас есть представители индустрии непосредственно финансовой, аналитики финансовых компаний, портфельные управляющие. То есть фактически очень широкий спектр.

 

Я так понимаю, в принципе, когда человек выбирает себе какую-то магистерскую программу и тратит на это дополнительно два года жизни, насколько вообще тяжело учиться в магистратуре? Вы говорите, что ради корочки не стоит с этим связываться. Сколько это занимает времени и сил?

 

Елена Зуева: Это не переподготовка, это учеба. Конечно, она требует вложений сил, своего интеллектуального ресурса. Поэтому я не могу сказать, что это легкая прогулка. Мы работаем так – у нас дневная очная магистратура. Но поскольку почти все наши магистранты работают, то мы работаем вечерами. Поэтому формат такой – днем они работают, вечером они у нас учатся. Не могу сказать, что это какая-то легкая жизнь.

 

Когда человек выбирает себе нелегкую жизнь, получается, что он сознательно вкладывается, чтобы потом по этой специальности работать, а не так, что он просто копит багаж своих дополнительных образований, как это происходит со вторым высшим образованием. Здесь поучился, здесь поучился… Дарья, по поводу режима учебы.

 

Дарья Пластинина: Да, наверное, у меня тут больше всех опыта в этом вопросе. Действительно, когда шла презентация министерской программы, заявлялось, что занятия будут три раза в неделю, и обязательно суббота. На практике получилось так, что ради того, чтобы больше провести аудиторных занятий, чтобы качество было выше, занятий оказалось гораздо больше. С одной стороны, это огромный плюс, потому что когда работаешь, уже есть дела, скорее всего, это будет затруднительно. Аудиторная нагрузка все-таки приносит больше пользы. С другой стороны, получилось так, что занятия с 18-40 до 22 часов. Скорее всего, это будет четыре раза в неделю и в субботу. Получается, почти каждый вечер посвящен магистратуре. Действительно, это было достаточно сложно, с одной стороны. Думаю, надо все-таки серьезно подумать над тем, нужно ли это, до того, как на это подписываться.

 

Домашняя работа, самостоятельная подготовка еще предполагается? Или, по большому счету, все образование получается в аудитории?

 

Дарья Пластинина: Нет, отнюдь. Домашнее задание, я так считаю, и все преподаватели сходятся, что это наиболее важная часть, потому что аудиторно можно послушать что угодно, а как это усвоится, уже зависит от самостоятельной работы. Поэтому домашнее задание по каждому предмету – был практически индивидуальный проект, который велся с начала курса и до конца с какой-то защитой либо это выполнение задач каждый день. Без домашней работы не обошлось.

 

Мы сейчас наших слушателей порядком напугали, все задумались, надо это или нет. Теперь мы будем говорить о несомненных преимуществах. Во-первых, конечно, о тех интеграционных процессах, которые происходят в российском образовании и в первую очередь, я так понимаю, на уровне магистратуры, когда наши российские и зарубежные вузы производят какой-то обмен студентами, может быть, программами. Расскажите, какие проекты у вас реализуются в этом направлении.

 

Елена Зуева: Мы встраиваемся в мировое пространство сейчас со всех сторон и аспектов – экономический, политический, социальный, в бытовом отношении идет интеграция всех во всем. Что касается нашего образования, того, что мы выпускаем приложения на английском языке, конечно, сегодня недостаточно. Вот сейчас у нас открыта программа двойных дипломов с университетом Эссекса, это один из лучших университетов Англии. Мы нашли такую программу, которая подходит всем нашим студентам магистратуры. Из всех четырех у нас четыре магистратуры, это только начало. Все студенты, которые хотят обучаться в Англии, хорошо владеют английским языком, потому что здесь обязательный сертификат, идут на эту программу. Сейчас с нового года мы уже начали обучение по этой программе, по той части, которая идет у нас. С сентября наши студенты поедут на семестр учиться в университет. Мы выбрали программу, не только подходящую всем нашим магистрам, но и наиболее комфортную, удобную…

 

А что это за программа?

 

Елена Зуева: Это глобальные, переведу на русский язык, инновации, инвестиции и предпринимательство. Теперь наши магистранты будут защищать две магистерских диссертации на русском и английском языках, одну в Эссексе, одну в Перми. В результате они получат два диплома – диплом Высшей школы экономики и диплом Эссекса. Теперь им уже открыты все дороги, захотят они работать на Западе – пожалуйста, это совершенно не обязательно. Знаете, мне часто задают этот вопрос: «Неужели все ваши студенты уедут на Запад?» Совершенно нет!

 

Зачем вы формируете утечку мозгов?

 

Елена Зуева: Мы не хотим формировать утечку мозгов. Мы предоставляем возможность для студентов, если они сами захотят уехать. У них будут все условия для этого. Но у нас же в России работает очень много международных фирм, которые очень охотно берут людей с двумя языками, с двумя дипломами. Уже в Перми есть такие филиалы международных фирм. В государственном управлении тоже нужны люди с такими дипломами, потому что открытое пространство, мы сотрудничаем с разными странами. Это дает дополнительные возможности для трудоустройства.

 

Елена Львовна, а университету Эссекса это зачем?

 

Елена Зуева: Университет Эссекса тоже настроен на то, чтобы вести совместные программы. Вообще Запад очень охотно сотрудничает. Вы думаете, мы только с Эссексом? К нам приезжают преподаватели испанских, английских, американских, канадских университетов, мы туда ездим. Чем дальше, тем больше мы расширяем научное и учебное пространство.

 

Я знаю, Дарья, что у вас тоже есть опыт международного общения во время учебы в магистратуре.

 

Дарья Пластинина: Да, у нас в принципе магистратура ведется на английском языке, поэтому международная составляющая присутствует.

 

Совсем на английском языке? То есть с 18-40 до 22 часов вы полностью сидите и слушаете лекции на английском языке?

 

Дарья Пластинина: Да. С другой стороны, преподаватели, конечно, все понимают. Большинство из них, кто из России, могут сделать послабление и сначала договориться о русских, английских терминах. Они могут основные моменты объяснять на русском. Все-таки магистратура нацелена на понимание, а не на автоматическую отработку программы. Естественно, если аудитория какие-нибудь стохастические процессы сложно понимает на английском. Это и на русском сложно понять. Поэтому, скорее всего, на русском расскажут. Но все-таки английский – первый.

 

Вы сказали, что русский преподаватель. Есть и зарубежные?

 

Дарья Пластинина: Да, очень много зарубежных преподавателей. Первым нам лекции провел Фабрицио Лилло из Италии. Также у нас преподавала Ольга Колоколова из университета Манчестера.

 

Она, наверное, русскоязычный человек, судя по тому, как ее зовут.

 

Дарья Пластинина: Она российского происхождения, но PHD получила за рубежом. Живет в Англии, приезжает к нам читать лекции, одни из лучших, на мой взгляд. Также у нас преподавали другие представители зарубежных вузов, но это были скорее гостевые лекции.

 

Хорошо. И что-то о стажировках можете рассказать?

 

Дарья Пластинина: Основной момент нашей студенческой жизни – это стажировка в Китае, очень примечательный и интересный опыт. Мы поехали в Китай, участвовали в конференции, совершали визит в местные компании, набирались опыта, как это реализуется за рубежом. Естественно, это был очень интересный и полезный опыт.

 

Вам приходилось встречаться со своими коллегами – такими же магистрантами, как вы?

 

Дарья Пластинина: Да, мы встретились со студентами из двух вузов. У нас были круглые столы, мы обсуждали актуальные проблемы обучения. Мы были в Пекине и делились своим опытом. Естественно, было интересно узнать, какие проблемы встают перед китайскими студентами. Для них первая проблема – это трудоустройство. Они все хотят устроиться в банковскую сферу, у них это основное среди финансов. Они нацелены на получение международных не дипломов, хочу отметить, а сертификатов. Допустим, (???неразборчиво) степени либо в бухгалтерии, они больше стремятся к получению именно таких сертификатов. У нас студенты более нацелены на традиционные дипломы, это разница.

 

Насколько я понимаю, в болонском процессе, в международной европейской системе образования, для того, чтобы студенты были более мобильны, чтобы они могли самостоятельно выстраивать самостоятельную траекторию, существует система оценок, так называемая система кредитов. Поскольку мы уж включаемся в этот болонский процесс, у нас эта унифицированная система оценки применяется. Могут ли наши студенты, набрав некое количество кредитов, отправиться учиться за рубеж с этим багажом?

 

Елена Зуева: Пока такой системы нет. То, что наши студенты после бакалавриата могут отправиться в магистратуру за рубеж, это без проблем, причем даже бесплатно в ряде случаев. То, что мы можем свободно перемещаться, еще до этого не дошли. К этому идет, на то и нацелена вся болонская система, что можно перемещаться. Пока еще так свободно не перемещаемся.

 

А что нужно, чтобы мы к этой ситуации пришли? Чего нам не хватает? Какой-то компетентности преподавателей, менеджмента в образовательном процессе? Что нам нужно изменить, улучшить для того, чтобы мы стали как они?

 

Елена Зуева: Нужно, видимо, везде проходить систему валидации, то, что мы прошли с Эссексом. Мы завели себе эту магистратуру, нам нужно было валидировать наши программы. Это означает, что наши предметы признаны там, их предметы могут читаться, их требования выполняться здесь. Мы, кстати, тоже ведем программу на английском языке, нашу местную часть программы. После того, как валидация прошла между двумя вузами, перемещение возможно. Но оно не является таким вольным, свободным – встал, поехал. Это все в рамках определенных договоренностей. Унификация дипломов – это цель болонского процесса. Надо сначала эту унификацию пройти через бакалавриат. Когда это все будет осуществлено, нашему вузу проще, потому что мы сразу строились по этим западным, болонским меркам. Мы уже давно все проверили, мы сможем в это влиться. С другими вузами этот процесс еще, по-моему, впереди, и у нас еще не все, конечно, сделано.

 

Самое главное – это несовпадение содержательного компонента образования?

 

Елена Зуева: Да, идет несовпадение. Если мы возьмем после нашего первого курса магистратуры, поедем на второй курс магистратуры в какой-то западный вуз, у нас получится несовпадение программ. То ли нам что-то сдавать надо, то ли нам надо бросать все и переходить на первый курс.

 

Регулирование этого процесса, на ваш взгляд, в руках руководства вузов или же здесь как раз нужно подключать какие-то государственные федеральные структуры?

 

Елена Зуева: Конечно же, это должно решаться централизованно. Мы входим в этот процесс…

 

Вроде как уже решили, фактически вошли.

 

Елена Зуева: Присоединение к болонскому процессу не означает, что мы поутру проснулись и обнаружили, что соответствуем всем требованиям западной системы образования. Это означает, что мы начали этот процесс и постепенно по этому пути идем. У нас нет никакого выхода, потому что мировое пространство разомкнулось, и оно обязательно будет так унифицироваться. То, о чем вы говорите, очевидное будущее, которое через несколько лет обязательно случится. К этому еще надо идти, очень много всего сделать, чтобы это произошло.

 

Все-таки какими словами можно описать новое качество образования, получаемое в магистратуре в той, какой она, по идее, должна быть по сравнению с тем высшим образованием, к которому мы все привыкли и которое, я думаю, что большинство из наших слушателей имеет за плечами?

 

Елена Зуева: Более глубокое, серьезное образование. Это больше профессиональных компетенций, что человек, который закончил образование не за 5 лет и не за 4, а за «4 плюс 2», пока это единственный вариант, который у нас есть, я думаю, не последний будет еще и «3 плюс 2», может, еще по-другому будет, это человек уже нового качества, более соответствующий тому, что нас ожидает в будущем, это шестому технологическому укладу, в который человечество, может, через 2-3 года уже войдет, и мы в стороне тоже не останемся.

 

Смотрите, у меня образование гуманитарное, страшно сказать, филологическое. Могу ли я рассчитывать на повышение своих профессиональных компетенций, учась в магистратуре по какой-то экономической специальности? Вы приводили пример – физруки, медики. Но если это, например, не управление государственное, а, может быть, что-то, больше связанное с финансами? Или все-таки мне надо получить базовое экономическое образование? Поясните специалисту, прошедшему 5 лет филфака.

 

Елена Зуева: Я могу вам сказать на примерах. Выпускники филологического факультета, есть у нас такой выпускник, который учится на финансах. Девушке трудно, но поскольку человек хочет учиться и умеет заниматься самостоятельно, человек уже, полгода прошло, адаптировался к этим условиям. Очень любит выпускников филфака программа «Маркетинг», там нужны люди, которые умеют писать и заниматься с текстами. Поэтому выпускники филологического факультета и там могут учиться. Я уж не говорю о государственном и муниципальном управлении, где учатся люди практически всех специальностей.

 

И насколько для меня это будет сложно? Какие, кроме временных и трудовых затрат, которые я планирую на это образование… То, что я буду занята основной работой, заниматься своей научной параллельно с основной работой, что мне нужно для того, чтобы поступить? Есть ли какие возрастные ограничения, финансовые требования? Что нужно сдавать?

 

Елена Зуева: Пока это строится так. Поступают в магистратуру, в наш вуз, по-другому, Дарья скажет, в университете, по портфолио. Это набор ваших достижений. Единственное, что надо приложить, вы можете посмотреть на сайте нашего вуза – что именно нам требуется, как происходит оценка ваших достижений, надо еще написать эссе на заданную тему, которое тоже как-то оценивается, и совокупность этих баллов дает вам возможность участия в конкурсе. Во-первых, мы говорим, что у нас большое количество бюджетных мест, которое пока никак не разграничивает поступающих людей, пока так. На бакалавров, специалистов по возрасту никаких ограничений нет. У нас есть люди и очень достойных, приличных возрастов, под 50 или за 50 даже лет, это пока нет никаких ограничений. Почему бы нет, если человек хочет учиться, если это ему нужно для дальнейшей карьеры?

 

А конкурс?

 

Елена Зуева: Это бюджетные места, да, но есть еще и коммерческ5ие. Тут вообще не может быть никаких ограничений, но в конкурсе эти люди тоже участвуют.

 

А конкурс что из себя представляет?

 

Елена Зуева: Думаю, это лучше посмотреть на сайте, чтобы не тратить время.

 

Хорошо, кто заинтересовался, пойдут на ваш сайт и все узнают. Дарья, в двух словах, чтобы получить магистерское образование в классическом университете…

 

Дарья Пластинина: У нас почти такая же система. Отличие состоит в том, что идет экзамен из двух вопросов, оценивается в 80 баллов в зависимости от успешности, еще 20 баллов отводится на портфолио. Тоже составная оценка, бюджетных мест достаточно. С другой стороны, если есть желание поступить в магистратуру, я бы рекомендовала походить на Дни открытых дверей. В университете они проводятся, в Высшей школе экономики тоже. Там есть интересный момент, что приглашаются выпускники, которые готовы ответить на вопросы. Думаю, это основной источник чистой, конкретной информации для каждого человека. тут уже можно спросить о трудовых затратах, целях и, думаю, что это лучший способ узнать для себя, нужно ли это действительно.

 

Елена Зуева: Сразу же могу сказать – 28 марта у нас День открытых дверей для поступающих в магистратуру.

 

Сколько человек вы набираете в этом гоуд?

 

Елена Зуева: Еще не получили это количество людей. В прошлом году мы набирали 25 человек на ГМУ и по 20 человек на все остиальные три программы – «Управление проектами», «Маркетинг» и «Финансы».

 

Высокий конкурс?

 

Елена Зуева: Конкурс есть всегда, он по разным программам разный. Примерно от 2,5 до 4, а бывает и до 8 человек на место.

 

То есть люди все-таки хотят учиться, получать более углубленные и серьезные знания, соответствовать шестому технологическому укладу. Это не может не радовать.


Обсуждение
6016
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.