Верхний баннер
17:00 | ЧЕТВЕРГ | 24 ИЮНЯ 2021

$ 72.33 € 86.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

05.05.2013 | 15:00
В Перми открылся парк научных развлечений

Юлия Балабанова: Добрый день, в эфире программа «Дневник отличницы». Отличница – это я, Юлия Балабанова. За звукорежиссерским пультом Мария Зуева.  Сегодня у нас очень интересная и очень приятная тема – в Перми наконец-то открылся парк научных развлечений. Сегодня у нас в гостях основатель этого парка Екатерина Остапенко. Здравствуйте.

 

Екатерина Остапенко: Здравствуйте

 

Юлия Балабанова: А так же человек, который представляет Министерство образования и науки Пермского края. Начальник отдела дополнительного образования, Дмитрий Жадаев.

 

Дмитрий Жадаев: Добрый день.

 

Юлия Балабанова: Раньше такой площадки в Перми не было, куда можно было бы прийти с детьми, пощупать экспонаты, покатать шарики, погулять по зеркальному лабиринту, испытать огромное количество других опытов, связанных с естественными науками.  С физикой и оптикой, в первую очередь. Сегодня поговорим о том, как этот парк появился. И о том, как вообще у нас в Перми и крае развивается история, связанная с дополнительным, как говорят в России, и неформальным, как говорят во всем мире, образованием. Когда люди могут повышать свою компетенцию, узнавать что-то новое об окружающем мире на протяжении всей жизни. Не проходя специальные курсы. Екатерина, скажите, как давно вы носились с этой идеей, как она пришла вам в голову, и сколько времени потребовалось на ее реализацию?

 

Екатерина Остапенко: Мы жили в Санкт-Петербурге с семьей, 2 года, это было год назад. Я посетила «ЛабиринтУм», влюбилась в него, в подобный досуг. Решили, что когда вернемся в Пермь, создадим что-то подобное для пермяков.

 

Юлия Балабанова: То есть, это семейное дело?

 

Екатерина Остапенко: Муж и дочь меня в этом поддерживали.

 

Юлия Балабанова: А дочери сколько лет? Она тоже являлась активным посетителем «ЛабиринтУма»?

 

Екатерина Остапенко: Дочери 3 года. Тогда она еще была в коляске, мы ее с собой взяли, но вряд ли она что-то поняла, увидела.

 

Юлия Балабанова: Сколько времени прошло с момента появления идеи, до того момента, когда открылись двери.

 

Екатерина Остапенко: Все началось год назад. В сентябре я начала искать партнеров и помещение. В октябре я запустила в производство первый экспонат. В этот понедельник мы открыли музей.

 

Дмитрий Жадаев: Здесь совпало желание нескольких людей, организаций. Была Приборостроительная компания, которая хотела вместе с Министерством образования сделать такой научный парк. Здесь очень вовремя пришла Екатерина со своей идеей. И все очень быстро завертелось. Никто не ожидал, что мы так быстро сможем открыть этот парк.

 

Юлия Балабанова: Вас вдохновил Питерский парк развлечений «ЛабиринтУм». Насколько вы удовлетворены нынешним своим результатом? Насколько сбылись мечты, или хочется чего-то большего?

 

Екатерина Остапенко: Конечно, хочется большего. Будет больше помещение, будет больше экспонатов. Хотелось бы еще добавить зону анатомии, биологии, оптику расширить. Потому что удивительные эксперименты можно делать.

 

Юлия Балабанова: У вас написано, что вы проводите химические и физические шоу. Я как-то химии там не заметила, больше оптики и механики.

 

Екатерина Остапенко: Химические шоу у нас для групповых посещений. Для групп. Если приходят школьники и говорят, что им надо, конечно, мы им покажем. А так, мы не можем поставить реактивы, чтобы дети это пробовали. Это не для рук детей. Это мы сами будем показывать.

 

Юлия Балабанова: То есть у вас есть все возможности и первые заявки на групповые посещения?

 

Екатерина Остапенко:   Да, у нас как раз вчера была группа первая. Это хоккеисты, дети, приезжали к нам в город, посетили наш музей.

 

Юлия Балабанова: То есть, это не какой-то урок был?

 

Екатерина Остапенко: Нет, они просто пришли группой, экскурсовод им все объяснял, показывал.

 

Дмитрий Жадаев: Уроки будут в ближайшее время. Когда пройдет официальное открытие, в котором будут участвовать губернатор, первые лица правительства Пермского края. Уже будет открыта аудиторная часть, где есть сенсорные панели, есть лекториум для детей. Мы удачно открываемся, перед школьными каникулами, когда дети находятся на пришкольных площадках и прочее. Думаю, мы здесь сможем сработать, чтобы как можно больше детей посетило наш парк.

 

Юлия Балабанова: Я так понимаю, что парк – это часть научного центра, который у  нас развивается по адресу 25 Октября, 64. Там огромное помещение, которое сейчас превращается в многофункциональный образовательный центр. Сейчас там есть парк с экспонатами, что еще?

 

Дмитрий Жадаев: Там практически готов лекториум, последние приготовления идут. Библиотек на 2-м этаже делает свою часть ремонта. Потом будет надстроен 3-ий этаж, который все соединит и превратит в образовательный центр для детей. 

 

Юлия Балабанова: А официальное открытие с участием губернатора, когда?

 

Дмитрий Жадаев: В день города. 12 июня.

 

Юлия Балабанова: Прошла неделя. Уже можно подвести какие-то итоги. Какие впечатления от работы парка?

 

Екатерина Остапенко: У меня впечатления положительные. У нас есть книга отзывов. Читаю специально отзывы каждый день, общаюсь с клиентами после посещения парка. Спрашиваю, сколько времени они здесь провели, придут ли еще. В среднем, у нас в парке проводят 1 – 1,5 часа. Говорят, что обязательно придут еще, спрашивают, когда придут новые экспонаты. Людям нравится. В основном, ходят семьи с детьми, либо молодежь. Дети лет от 3-х.

 

Юлия Балабанова: Как вы считаете, основная целевая аудитория, детская, какие классы? На какой уровень подготовки ребенка вы рассчитываете?

 

Екатерина Остапенко: Мне кажется, что эти экспонаты уникальны. Дети, которые не изучали еще физику, им это тоже будет интересно, потому что это игра. Они увидят траектории движения, поймут, по какому спуску лучше спускаться горнолыжникам. На аналогиях будут постигать законы физики, механики, математики. А тем, кто уже изучает физику, будет интересна научная часть. Узнать какие-то термины. Как правильно называются энергии, кинетическая, потенциальная. Это интересно и для взрослых, которые хотят вспомнить, что они проходили в школе. Те эксперименты, которые они проводили в школе или институте. Поколение взрослых, думаю, читало и знает книги Якова Перельмана. Детям это имя вряд ли знакомо. В этих книгах все эти опыты, экспонаты доступно описаны. Когда человек в детстве читал эту книгу, здесь увидит, ему понравится.

 

Юлия Балабанова: У вас целый штат экскурсоводов, которые действуют как консультанты в магазинах. Если что-то непонятно, можно обратиться. Кто у вас работает?

 

Екатерина Остапенко: У нас работают молодые люди, у меня идеальное представление было об экскурсоводе, это молодой человек с физико-математическим образованием, либо еще студент, 3 – 4 курс, кому интересна такая подработка. Либо это аспирант.

 

Юлия Балабанова: Вы консультировались с физиками, математиками, когда делали свою экспозицию? Кто был научным консультантом?

 

Екатерина Остапенко: Моими научными консультантами были подобные музеи. Я пообщалась с теми, кто эти музей создавал, побывала в самих музеях.

 

Дмитрий Жадаев: Учебный центр Приборостроительной компании, его возглавляют  люди, по образованию физики. Та же самая Валентина Геннадьевна Былинкина, учитель физики. Писала в свое время методические пособия, связанные с экспериментальной физикой. Плюс к тому, что говорит Екатерина, об опыте наших российских таких музеев, мы еще много смотрели на зарубежные музеи. Как это там сделано.

 

Юлия Балабанова: Материально-техническая часть создавалась с помощью ПН ППК. И пермские мастера участвовали. Преимущество в том, что все экспонаты возобновляются. Как вы думаете, как часто вам придется это все менять?

 

Екатерина Остапенко: Думаю, ежедневно.  Потому что мы работаем 6 дней, 3 экспоната мы уже починили. Дети беспощадно пользуются ими. Это экспонаты, в которых мы что-то не додумали в качестве. Сейчас это уже устранено. Будем надеяться, что остальные будут крепче. Почему делали в Перми, потому что сами сможем их в любое время починить.

 

Юлия Балабанова: Какие экспонаты пользуются наибольшей популярностью?

 

Екатерина Остапенко: В книге отзывов написано, что это пузыри и зеркальный лабиринт. Они вызывают больше всего эмоций, потому что они самые большие и зрелищные. Они доступны человеку любого возраста.

 

Юлия Балабанова: Хотя здесь образования  никакого и нет. То, что вызывает восторг, наименее ценно с точки зрения образования. Физики.

 

Дмитрий Жадаев: Здесь все зависит от тех консультантов, которые работают в парке. Это нам только кажется, что там нет никого образования. Но, когда этот же консультант расскажет ребёнку, как это все возникает,  откуда этот принцип. Вроде каждый день с этим сталкиваешься, а это такой-то физический процесс.

 

Екатерина Остапенко: Это натяжение мыльной пленки. В лабиринте многократное отражение. Это все физические эксперименты.

 

Юлия Балабанова: Сколько раз 1 ребенок может посетить ваш музей, чтобы ему не утратить интерес?

 

Екатерина Остапенко: Наш парк – это не тот парк, который мы один раз сделали и он всю жизнь так стоит. Бесчисленное множество законов физики, которые можно продемонстрировать наглядно. Мы уже их готовим, дети будут приходить и снова удивляться. Надеемся, что это бесконечный процесс.

 

Дмитрий Жадаев:  Очень многое зависит от учителя физики, который с ребенком в школе работает. После каждого обширного раздела, допустим, связанного с оптикой, или вначале этой темы, почему бы не привести ребенка в парк. Показать.

 

Юлия Балабанова: Сейчас вход в парк платный. И для детей и для взрослых. Учитель физики не может обязывать своих учеников раз в четверть платить деньги, чтобы посетить этот парк. Как вы, Дмитрий, как представитель Министерства образования, смотрите на этот парк, как на образовательный ресурс?

 

Дмитрий Жадаев: Мы изначально с Приборостроительной компанией создавали этот центр как некий ресурс для школьников. Понимая, что это все за бюджетные деньги мы содержать точно не сможем. Тут часть всего музея физики делится на 2 составляющие. Одна, это экскурсионные программы, где не просто показали, на этом успокоились. Галочку учитель физики поставил. Как раз там будут делаться какие-то исследовательские работы. На то и будет лекториум. Попробовали, посмотрели, законы физики изучили, начали заниматься исследовательской какой-то работой.  На эту экскурсионную часть предусмотрены деньги в программе развития образования Пермского края, на ближайшие несколько лет, которая сейчас проходит процедуру принятия. Там заложено финансирование экскурсий за счет бюджета Пермского края. Мы не говорим о том, что всех желающий за бюджетные деньги мы сможем через этот музей провести.

 

Юлия Балабанова: Сколько, например, учебных групп в течение года?

 

Дмитрий Жадаев:  За год мы можем оплатить порядка 100 учебных групп. Примерно по 25 – 30 человек. Вторая часть связана с самой Приборостроительной компанией, на базе которой этот парк делался. Это школа фотоники. Что касается изготовления оптоволокна. Эта школа работает уже второй год для старшеклассников. Финансируется за счет средств краевого бюджета, Министерства образования. Это 10 и 11 классы. Группы школьников, которые хотят углублённо изучать физику. Они будут посещать. А мы на себя берем оплату преподавателей, всех затрат, связанных с финансированием. Получим такую целенаправленную группу детей, которые изучать этот курс физики, затем пойдут в Политехнический университет либо в другой технический. В идеале, они станут сотрудниками этой Приборостроительной компании.

 

Юлия Балабанова: Там будут проводиться лекции только по естественным наукам?

 

Дмитрий Жадаев: Изначально планировалось, что это будут физика, химия, биология, география, математика. Порядка 6 – 7 предметов школьного курса, которые будут на базе музея преподаваться. На самом деле, даже больше будет. Там постоянно что-то будет происходить.

 

Юлия Балабанова: Постоянно – это как часто?

 

Дмитрий Жадаев: Для меня идеальный вариант, это хотя бы 1 раз в 2 недели. Начинать надо хотя бы с того, чтобы публичная лекция у нас была раз в месяц. Чтобы понять, насколько аудитории это интересно. Наша  задача как Министерства образования воспитать сначала эту культуру публичных лекций. Чтобы взрослые и дети знали, куда идти. Сначала, когда мы проводили лекции, приглашали ученых, боялись туда детей вести, но, оказалось, что ученые очень доступно детям все объясняют.

 

Юлия Балабанова: Какие лекции вы проводили?

 

Дмитрий Жадаев: Через дистанционную видеосистему у нас проходили лекции с израильскими учеными, нашими бывшими соотечественниками. Один из самых известных, это Семен Лицын. Наш бывший земляк. Один из создателей флешки. Затем, это ученые наших институтов, механики сплошных сред, допустим. Петр Фрик, Виктор Карлович Хедор, достаточно известные имена физики.

 

Юлия Балабанова: Должен быть какой-то Интернет-ресурс, на котором люди смогут узнавать о лекциях? И вообще, как вы собираетесь распространять эту информацию?

 

Дмитрий Жадаев: Сейчас без интернет-пространства никуда. Надеюсь,  что у парка научных развлечений появится в ближайшее время не просто сайт, а то, что сейчас важнее, странички в социальных сетях. Где информация распространяется свободно и быстро. Думаю, нам не обойтись все равно без каких-то растяжек, баннеров, афиш. Потому что не все сидят в интернете. Это продвижение нам еще стоит продумать.

 

Юлия Балабанова: У нас пока нет культуры посещения публичных лекций, нет вот этого неформального образования.

 

Дмитрий Жадаев: Я об этом уже говорил. Нам нужно сейчас это развивать, как это было в Советском союзе. Сейчас этого не хватает. Составляющая неформального образования – никто никого не тащит насильно,  это личный выбор каждого человека. У нас должен появиться такой формат, когда это все постепенно наполняется, чтобы люди с нетерпением ждали, что еще интересного представят.

 

Юлия Балабанова: Зачем это нужно самим ученым?

 

Дмитрий Жадаев: Я разговаривал с учеными. Они очень переживают, что бы то, что они знают, знало как можно больше людей. Те вещи, которые у нас творятся в стенах университетов, просто изумительны. Нам все кажется, что там, на западе, в Америке, делают фантастические вещи. Поверьте мне, у нас в институтах есть более интересные вещи. Популяризация науки.

 

Юлия Балабанова: Сейчас это мода на такие музей, с чем она связана, не было, не было, и тут раз, всем стали нужны такие экспериментариумы?

 

Екатерина Остапенко: Это не только в России. Если посмотреть по миру, в каждой столице есть потрясающий музей науки, где можно гулять целый день с семьей. У нас это только начинается. Мне очень приятно, что подключается государство, министерство. Может, появится и у нас такой музей в несколько этажей, где можно будет гулять целый день.

 

Дмитрий Жадаев: Это действительно такой тренд мировой. Если применительно к нашему государству, может быть это связано с новыми образовательными стандартами, которые появляются в школе. Где одна из основных задач, чтобы ребенок получил набор компетенций, и мог потом на практике ими воспользоваться. Применять в повседневной жизни. Одна из основных составляющих этих стандартов – это набор учебный действий. Получить их ребенок может  тогда, когда он сам все это трогает, щупает, может с этим как-то поиграть. В правительстве российской Федерации верстается программа межведомственная программа, по развитию дополнительного образования детей. Там одна из основных строчек – создание подобных парков. Вторая часть, чтобы эти площадки возникали не только в среде естественных наук, но и в культурной сфере, в сфере физической культуры и спорта.

 

Юлия Балабанова: В сфере физической культуры и спорта - могу себе представить. Это тренажеры, муляж человеческого тела, Екатерина, вы что-то такое рассказывали.

 

Екатерина Остапенко: Да. Это зона анатомии. Где лежат муляжи человеческих тел. Можно все органы достать, потом по схеме все сложить обратно. Узнать, где находится печень, где селезёнка. Кости, мышцы.

 

Юлия Балабанова: Как можно наглядно показать гуманитарные знания?

 

Дмитрий Жадаев: Мы по сути этим уже занимаемся. У нас есть музей современного искусства. Как бы к нему не относились. Там есть потрясающий проект «Чердак», который позволяет детям с родителями попробовать, как-то прикоснуться этому современному искусству. Второй вариант, тоже успешно у нас уже делается, на базе одного из краевых учреждений, создается детский театр, когда дети целый год почти занимаются тем, что ставят свой мюзикл, который в ближайшее время, видимо, после каникул, будет представлен на базе одного из пермских театров.

 

Юлия Балабанова: У нас ведь все это всегда было. Кружки, театры. Они потом давали отчетные концерты. Вы говорите о каком-то новом качестве или новом менеджменте?

 

Дмитрий Жадаев: Больше второе. Новый менеджмент. Важный результат новых стандартов – показать публичный результат, что ребенок наработал в проектной деятельности. В том, где он себя попробовал.

 

Юлия Балабанова: Правильно понимаю, что здесь идет речь о включении ребенка в социум? Раньше в музыкальной школе с одной стороны на концерте были дети, с другой – мамы и бабушки. И никого больше. Все похлопали и разошлись.

 

Дмитрий Жадаев: Да. Здесь совершенно другая история. Здесь метод социальных проб. Ребенок попробовал, ему понравилось. Показывает свои результаты на расширенный социум. Скоро мы приближаемся ко дню защиты детей, а у нас в прошлом году был президентом подписана Национальная стратегия действий в интересах детей, одна из проблем, которая должна быть решена в рамках этого документа, чтобы дети становились полноправными участниками социума. Чтобы голос ребенка был услышан, значим. Через такие социальные практики это будет реализовано.

 

Юлия Балабанова: Екатерина, думаю, к вам придут директоры школы, с желанием, не в парк каждый раз ходить, а чтобы у них в кабинетах тоже все светилось, играло, каталось. Будете готовы им помогать?  Как вы относитесь к идее распространения вашего опыта по школам?

 

Екатерина Остапенко: Почему бы и нет. Думаю, что в каждой школе учитель физики может многие из этих экспонатов сделать сам.  Или постараться. Ему поможет трудовик. Можно детей привлечь.

 

Дмитрий Жадаев: Часто ставили в вину советскому образованию, что дети прекрасные теоретики. Теперь есть возможность посмотреть все на практике. На бумажке. Кстати, у вас, по-моему, Екатерина, в Живом журнале видел сравнение по ценам. Что за такую-то цену вы можете посетить такие-то места отдыха и развлечений с детьми, и за такую же цену, а иногда даже дешевле, сходить в парк научных развлечений.

 

 

 


Обсуждение
3404
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.