Верхний баннер
17:37 | ЧЕТВЕРГ | 24 ИЮНЯ 2021

$ 72.33 € 86.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

08.08.2013 | 22:00
Отражает ли результат ЕГЭ реальный уровень знаний учеников? "Мобильный учитель", "Учительский дом" и система образования в Пермском крае

Давайте начнем с ЕГЭ. На самом деле в этом году, насколько я знаю, впервые задача организации ЕГЭ легла на ваше министерство, потому что раньше этим занимался Рособрнадзор. Как вы оцениваете первый опыт?

С точки зрения организации процесса все прошло хорошо. Хоть и поменялся руководитель процесса, но это те же самые люди, правила, учителя, которые принимали участие в ЕГЭ. Процессуально мы все выдержали. Я считаю, это состоялось, у нас не было нарушений с нашей стороны, ничего не пропало, все было вовремя сделано и так далее. Второе, что надо сказать – это огромная ответственность, которую мы взяли на себя за принятие решений по удалению ребят с экзаменов, которые допускали какие-то нарушения. Достаточно сказать, что за предыдущие 3-4 года сдачи ЕГЭ было 11 удалений с экзаменов, причем с повторной возможностью их сдачи. В этом году только за один год также 11 ребят были удалены.

Вы это связываете с тем, что нарушителей стало больше? Или вы стали к ним жестче относиться?

Я не могу сравнить совсем впрямую. Могу только сказать за этот год, что абсолютно все случаи даже не использования, а приноса с собой телефонов нами фиксировались как нарушения без права пересдачи экзамена. Мы очень жестко подошли, приняли решение такого жесткого подхода, потому что без этого нам не избавиться от случаев использования этих телефонов. Жесточайшее решение, очень трудно нами принимаемо, не только министерством образования, у нас работала специальная экспертная группа.

На ваш взгляд, сотовые телефоны – это в процессуальной стороне этого дела самое главное зло?

Я бы самым главным злом назвала не телефоны, их всего 11, и то только они приносили с собой. Попытка использования была всего одна, все остальные приносили на всякий случай, надеясь, что вдруг пригодится. Никто их даже не доставал. Тем не менее, решения такие. Самое главное зло – то, что за 1-2 дня и сами вопросы, и ответы на них появлялись в Интернете. Это шло, естественно, не от нас, это в различных социальных сетях выкладывались вопросы и ответы. Соответственно, полной объективной картины, я считаю, из-за этого не дает.

Есть ли какие-то решения по поводу того, что могло быть источником? Может быть, есть какие-то санкции к людям, которые могли бы быть источником этих сливов?

Дело в том, что это не наш уровень, не уровень даже Пермского края в принципе. У нас нет ни одного случая размещения из нашего города этих вариантов. У нас утечки информации нет, утечка в других местах. Мне трудно прогнозировать, я не могу сказать, откуда она. Единственное, что произошло, может быть, ребята следующего года поймут, что дальше так и будет – наряду с правильными ответами выкладывались и неправильные. Например, на математике они были дезориентированы. Кто-то смог вовремя сориентироваться, кто-то не смог, отсюда у нас на математике был огромный разброс в результатах.

Раз уж мы подошли к результатам, давайте их немножко озвучим. Как вы вообще оцениваете результаты с точки зрения качества?

Я бы числовые результаты вообще не считала результатами. Мне вообще не нравится сравнивать по ЕГЭ. Сравнивать, например, 146-ю школу или 17-ю гимназию с маленькой деревенской школой? Не хочу называть какой-нибудь район, чтобы не обидеть. Это вообще неправильно. Разные социальные условия. Тут репетиторство, там полное отсутствие репетиторства. Нельзя так впрямую сравнивать. Тем не менее, привычка уже сравнивать по среднему баллу. Если уже говорить о таких, для меня не самых привычных результатах – для меня все результаты выше, чем в прошлом году. Нет пока результатов по России, и это более важно. Сравнивать с предыдущим годом вообще неправильно, потому что разные задания. Если в прошлом году был всплеск сильных результатов по одному предмету, то это означает только одно, что задания будут усилены, что ведет к снижению среднего балла. Более правильно сравнивать с Россией. Но, во-первых, мы не имеем этих результатов. Во-вторых, это тоже относительно.

Я и хотела вас спросить о вашем отношении к ЕГЭ, как инструменту оценки чего бы то ни было, кроме знаний конкретного ученика. Очень много говорится, что в принципе не надо делать ЕГЭ одним из показателей эффективности региональных или городских властей. Может быть, не надо это выносить в политическую плоскость, а оставлять это делом каждой конкретной семьи, каждого конкретного ребенка?

Абсолютно с вами согласна, но если бы у нас были какие-то другие инструменты. Когда нам «подарили» такой результат, как ЕГЭ, то мы сразу за него схватились, потому что это хоть что-то, можно хоть с Россией сравнить, с другими регионами. До сих пор не было объективного результата, потому что не считать же объективным результатом те экзамены, которые раньше проводились в школе.

И количество медалистов.

Ну конечно, нет. Что мы сейчас хотим сделать? С этого года абсолютно точно, я уже дала такие задания, прорабатывают соответствующие институты, будем сравнивать по так называемым компетентностным линиям. У кого сформирована такая-то компетентность? У кого другая? Это можно сделать по результатам ЕГЭ. Не просто сумма баллов, которую он набрал, а сравнивать по компетентностным линиям, сформировано ли у него умение, вообще у группы. Это очень много дает. Если мы будем это понимать, то будем знать, какое давать техническое задание на повышение квалификации. Конкретно чему учить математиков…

Задание давать именно для учителей.

Конечно. Мы обучим этому учителей, и они будут лучше это делать с детьми.

Подождите, то есть вы будете оценивать компетентностные навыки учителей, не учеников.

Нет, учеников. Понимая, что у учеников точно не выработано, мы будем обучать учителей содержанию и технологии работы с детьми по этому направлению.

А как вообще можно проверить тестом навыки?

Это абсолютно точно можно, потому что тест – не просто выбор случайных ответов. А для того, чтобы получить даже по математике цифру 4, 6 или 8, нужно прорешать это задание. Это же технический выбор.

А если мы говорим о гуманитарных предметах?

Тут сложнее.

Там же это просто фактология, либо ты знаешь, либо нет.

Такой предмет, как литература, полностью завести в тесты, конечно, не хотелось бы как-то неправильно говорить о тех, кто это придумал, но это не совсем правильно. Литература не меряется фактами, так скажем. Даже история меряется аргументами. Но, тем не менее, кое-что она проверяет, и потом, там есть часть С. Литературу сдают те ребята, которым она потом нужна дальше. Это ребята, которые реально разбираются в литературе. Все остальные предметы – биология, химия – она в принципе оценивается.

Хорошо, если здесь мы говорим о том, чтобы более гибко и глубоко подходить к результатам непосредственно ЕГЭ, разрабатываются ли еще какие-то альтернативные механизмы оценки качества образования?

Я могу только сказать, что сейчас обсуждается в педагогической общественности. Например, вариант портфолио. Я и за него, и против него. В полную альтернативу я вообще не верю. Как пример – портфолио, что ребенок в течение всех лет накопил, интеллектуальный багаж и еще какой-то. Одно дело он победил на всероссийской олимпиаде или еще выше, другое дело он победил тоже на всероссийских соревнованиях, но по самбо, где у нас абсолютное лидерство по всей стране, не знаю, у нас все чемпионы здесь. А поступать он будет на физкультурный факультет. Как это оценивать, равнозначно ли это? Не очень. Соревнований проводится масса, огромное количество, в которых он может принимать участие, или, например, конкурсы исследовательских работ, которые массово проводятся по всей стране. Или конкурсы с помощью использования информационных технологий. Вот их как оценивать? Приравнивать к победе на всероссийской олимпиаде? Я не очень понимаю, как это можно оценить в 1 балл, 3 балла или вообще сказать, что у тебя портфолио хорошее или плохое. В это тоже не очень верю, хотя хоть что-то плюсом.
Средний балл аттестата обсуждается. Я тоже за него, потому что это показывает отношение ребенка к обучению в течение всего времени и по всем предметам. Это говорит о его трудолюбии, способностях в целом, общему интеллектуальному развитию, много о чем говорит. Но 4 в 17-й гимназии и 4 в школе того самого неназванного района – это две большие разницы. А средний балл будет таким. Не появится ли желание для своих детей просто ставить более завышенные баллы, потому что это увеличивает шансы?

Или, например, сдавать своего ребенка в более простую школу, где он будет звездой.

Например, в 11 классе, в мае, раз и передвинуть. Там он получит более высокую оценку. Не придумал мир ту систему, которая бы всех полностью удовлетворяла. Сейчас все находится в поисках. Но я бы от ЕГЭ не отказывалась. Это тоже неплохой инструмент. Если мы сможем сделать так, чтобы не было утечки информации до начала экзаменов… Дело не в том, что даже сама утечка происходит. Например, по географии у нас слишком высокий результат. Я специально говорю слово «слишком», аномально, 59 ребят написали на 100 баллов, это просто запредельная цифра. Мы тоже схватились проверить, кто эти ребята – кроме трех детей, это все победители олимпиад, у них почти у всех пятерки по географии. Всего их было 600, то есть это 1-2 ребенка из школы. Все они учились в специализированных классах, то есть география была обязательным повышенного уровня и так далее, у всех учителя высшей категории. Что они сделали? Просто умные учителя за два дня подготовили умных ребят, причем мотивированных на географию, к сдаче тех экзаменов, тех тестов, которые были размещены в Интернете. Если эту утечку убрать, это ведь вполне нормальный инструмент для оценки качества образования с учетом того, что я сказала в самом начале, что можно потом проанализировать, у нас есть слово, по дидактическим линиям, где у нас недочеты, что нужно подтянуть, чему нужно обучить.

То есть эти 59 появились благодаря утечке. А если бы не было утечки, то…

Я сразу хочу сказать, это мои домыслы. Но с кем из ребят мы проговорили, это однозначно, все не списывали. Не было никакого списывания, они просто все прорешали заранее. И, наверное, это глупо – не воспользоваться тем, что выложено в Интернет. Что, если я знаю, что в Интернете есть задания, кем надо быть, чтобы не обратиться к Интернету и не прорешать их самостоятельно?

Было бы не 100 баллов, а 98-99, если бы не было такой подготовки.

Да, скорее всего. Как сказали нам учителя, мы очень со многими беседовали, все эти результаты были ожидаемыми.

Но все равно осадочек, как говорится, остался. Какие меры вообще обсуждаются на следующий год для того, чтобы исключить процедурные нарушения или свести их к минимуму?

В открытом доступе они не обсуждаются. Будут точно сделаны меры, которые не позволят выкладывать, такую утечку информации больше не позволят. Я уверена, что будет сделано все, чтобы заглушить, закрыть, не допустить и так далее. Это точно будет сделано. И второй вариант – если что-то просочится, наряду с правильными вариантами будут и неправильные. Ребята должны быть готовы к тому, что Интернет их может обмануть так, что это не позволит им в дальнейшем куда-нибудь поступить. За год мы должны с ребятами так отработать, чтобы они поняли, что это не их друг в данном случае. Вот и все.

Все-таки хотела бы вернуться к вопросу, как вы относитесь к ЕГЭ как к показателю эффективности региональных властей. Не оценке знаний, а показателю эффективности.

Я бы сказала так. Если бы мы наконец смогли найти, а мы этим занимаемся и найдем, другой вариант оценки в сфере образования, я бы тогда результат ЕГЭ, может быть, даже считала бы вредным. Это не деятельность властей. Очень много зависит от социально-экономической ситуации в конкретной территории. Если единственный учитель, и он по географии очень средненький, и не будет другого – нельзя оценивать деятельность целого района по результату по географии. Точно плохой показатель. Но пока не придумали других.

Логично переходим к следующей части нашей беседы. Я хотела поговорить о той самой ДЦП «Развитие системы образования Пермского края на 2013-2017 годы», которая была принята весной. Судя по плану работ, 2013 год в основном посвящен сбору информации, формированию всевозможных баз данных и разработке методологии.

Скажем, да. Но это не в финансовом смысле. Мы делим всю программу развития образования на две части, одна методологическая без денег, которые у нас есть в программе развития. И есть вторая часть, которая имеет деньги. Там, собственно, проекты с финансовыми ресурсами. Мы сейчас всем этим занимаемся, в том числе критерии оценки деятельности муниципальной, школьной системы образования. А вторая часть – это уже проекты. Они нашу методологию могут не почувствовать. Они могут на местах почувствовать. У нас есть хорошие программы для дошкольников, школьников, НПО, СПО, то есть техникумов. Например, в техникумы мы будем приобретать оборудование, в том числе начали создание, укрепляем материальную базу. Много функциональных прикладных центров квалификации, то есть быстрой подготовки рабочих. Для дошкольников в строящиеся детские сады, которые мы сейчас, как вы знаете, строим, за другие деньги мы будем поставлять оборудование, мы поддерживаем инновационные школы. Прямо сейчас у нас пять таких школ, мы их тоже снабжаем оборудованием, разрабатываем различные системы трансляции их инновационного опыта. За счет других денег у нас строятся учительские дома, а здесь идет оснащение программы. На самом деле она в действии прямо сейчас.

Какие здесь самые важные зоны особого внимания? Какие есть пункты, о которых нужно сказать обязательно, характеризуя ее, может быть, инновационность, перспективность?

Вы сейчас правильное слово сказали, «инновационность», потому что у нас программа довольно сбалансированная. Есть совершенно инновационные прорывные проекты, есть вещи, которые нужно, может быть, сделать сегодня вливание, чтобы завтра все это функционировало. Для начала о более простых вещах. Например, средства на повышение квалификации в дошкольном образовании. Мы создаем огромное количество новых мест для дошкольников. Соответственно, все они должны быть оснащены, во-первых, оборудованием. И второе, что важно, должны прийти педагогические кадры. Очень многие из них сейчас не работают в образовании по 5-10 лет. Сейчас готовы вернуться, потому что заработная плата совсем другая.

Она уже другая или планируется?

Она уже другая.

Сколько сейчас получает воспитатель в детском саду?

Боюсь говорить, потому что на самом деле в Перми это порядка 25 тысяч. Это уже совсем не маленькая зарплата, она равна зарплате учителей, так получилось в конечном итоге. И в среднем в других территориях 20-24 тысячи.

Почему боитесь?

Потому что это огромный рывок. Раньше по 30% повышали, по 20%, это считалось хорошо. Сейчас это огромный рывок, практически в два раза. Это очень трудно выдержать, это огромное количество денег нам дополнительно нужно для системы образования. Поэтому это на самом деле трудная история, надо все время ее выдерживать не на этом уровне, а на уровне соответствия средней по экономике региона. Это очень материально ресурсная задача. Но они не обучены, не соответствуют их знания сегодняшнему дню. Поэтому им надо моментально повышать квалификацию. Это одна позиция, стандартная задача, но средства в программе развития на нее заложены. А с другой стороны, есть совершенно прорывные направления. Например, «Мобильный учитель». Знаете, мы эту технологию взяли у западных стран, там это развито, есть разные переводы этого термина. Когда учитель живет в своем населенном пункте, например, в Перми, и не хотел бы переезжать в село, а работать в селе вполне готов, мы приобретаем ему автомобиль. Он ездит для того, чтобы преподавать свой предмет, в какой-то населенный пункт. Решается огромное количество проблем. Представьте, маленькая школа, тот же предмет география. 6-7-8-9 класс, если это основная школа – это получается 4 параллели. Максимум у него 8 часов. Где ж найти учителя, готового работать за 8 часов? Это меньше, чем полставки.

Получается, всего по одному классу в параллели, да?

Это типовая сельская школа. Как правило, географию ведут не специалисты. Представляете, скольким детям мы уже закрыли доступ к нормальному изучению географии? То же самое с информатикой, 4-6 часов. Даже английский, набрать целую ставку, а это востребованные специалисты – это огромная проблема. Мы небольшими приездами учителей полностью закрываем потребность учеников в этом предмете.

Отвел свои часы в одной школе, сел в машину, уехал в другую…

Обычно не так. Один день в одной школе, другой день в другой. Сейчас у нас по конкурсу отобраны учителя. Как правило, у них две, у некоторых три школы. Три маршрута сформировано. Соответственно, они выезжают в эти школы и ведут там свой предмет.

Что нужно было учителям, чтобы пройти этот конкурс?

Во-первых, водительский стаж не менее трех лет. Мы пока подстраховались. Правда, сейчас говорят, что вполне достаточно одного года, но пока с тремя годами все прошли. Во-вторых, у них должны были результаты. Если уже поехал в школу, мы должны быть уверены, что это едет квалифицированный учитель. У них должны быть высокие результаты, мы это все проверили по результатам, ЕГЭ, ЛЕГЭ, итоговая аттестация в 9 классе. Либо, по крайней мере, категория. На 1 июня был выпуск, то есть первой или высшей категории, высококвалифицированный учитель. Кроме того, обязательное условие – содержание автомобиля муниципальными властями. У них должны быть деньги в бюджете, чтобы эту машину содержать в правильном месте, заправлять горючим вовремя.

То есть это делается не за счет учителя, а за счет муниципалитета. Хорошо, еще один интересный проект вы упомянули. Что такое учительские дома?

Кстати, «Мобильный учитель» впервые в России мы используем, и «Учительский дом» мы сами придумали. Бывший министр образования Николай Яковлевич Карпушин, мы чрезвычайно благодарны, что ему такая идея в голову пришла, раньше был построен один учительский дом, в прошлом году мы запустили еще один, в этом еще три. А на следующий год уже планируем пять и так далее, потому что это крайне востребовано.

Что это?

Объясню. Обычная школа какая – двухэтажная, иногда одноэтажная, сельская школа. Там стандартная школа сейчас не востребована вообще. Там детей 15-18. Вариант был только один – сохранять эту школу смысла нет, отапливать воздух, непонятно, ради чего вообще платить огромные деньги, потому что мы платим за содержание здания, а не учителю. А детей мало. Второй вариант – это возить детей. Хорошо, если школа 10-15 км, можно возить. А если ближайшая школа, у нас есть такие пункты, 70-100 км? У нас весь Коми округ так построен. Ты же не будешь возить. И выхода никакого не было. Ну, жили дети в интернатах. Для меня как для педагога интернат – вообще страшное слово. Дети должны жить в семье. Поэтому учительский дом – это выход из положения. В учительском доме, который разделен на две части, в одной проживает семья учителей, как правило, оба, а в другой ведется образовательный процесс. При этом образовательный процесс для 15-18 детей в таком небольшом помещении оказывается очень выгодным. Заработная плата получается очень высокая, потому что не надо деньги пускать на отапливание этого воздуха, содержание двухэтажного здания, тепла, электричества и так далее. Не надо иметь три сторожа, техничек, это все выполняет семья учителей. Для сравнения мы взяли две школы, которая у нас в типовом здании располагается и имеет 20 детей, и 20 детей в учительском доме. Заработная плата в обыкновенном здании около 7 тысяч, здесь 25 тысяч. Они организуются как негосударственные учреждения с нашим государственным финансированием…

А этот дом тоже строится на государственные деньги. Мало того, что тебе государство предоставляет жилье с местом работы через стенку, ты еще и зарплату высокую получаешь. У нас в ближайшем будущем будет 6 таких учительских домов.

Еще планируем за время действия программы создать не менее 10-15. Чем дальше, тем больше это страшно востребовано. Такие маленькие дома очень симпатичные, красивые, хорошо оборудованные, просто там есть все. живет семья учителей, рожает детей.

Хорошо, для молодых учительских семей очень интересная перспектива. Какие еще инновационные, раз уж мы стали использовать это слово, проекты заложены в программе?

Создание многофункциональных центров прикладных квалификаций. На самом деле все очень просто. Сейчас мы рабочие кадры готовим в течение 2,5-3,5 лет, по-разному есть. Получив одну специальность, они не знают, как получить вторую, которая сейчас востребована. Иногда вообще закончишь 11 классов, получить эту специальность хотелось бы как-то побыстрее. И можно это сделать, есть специальность, которая не требует полутора лет обучения.

Например?

Я не знаю, но они спокойно называют. Токарь – я хорошую специальность назвала. Продавец – вполне можно подготовить за 3-6 месяцев. А у них уже есть среднее образование, им не надо получать среднее. Более того, у них уже есть первая рабочая специальность, они осваивают вторую. Уже все предметы общие пройдены, нужно быстро освоить вторую специальность, востребованную сейчас на рынке труда. Вот такие центры, где бы быстро готовили рабочие кадры, мы будем создавать в Пермском крае и оснащать современным оборудованием, только по современным специальностям, востребованным сегодня на рынке труда, и быстро подготавливать рабочие кадры, чтобы они быстро вливались в производство.

Это как есть второе высшее, а это получается, второе профессиональное.

Либо второе профессиональное, либо профессиональное без получения уровня образования. Он просто получает рабочую специальность, позволяющую ему работать.

Хорошо, это будет платным?

Нет, бесплатно. Мы оснащаем эти школы. Могут платить работодатели, которые в этом заинтересованы – скорее всего, мы пойдем по такому пути. Могут быть какие-то другие варианты, в том числе, государственное финансирование. Но мы должны создать и оснастить такие центры, набрать людей…

Сколько?

Мы планировали 5, но уже сейчас понимаем, что этого мало. На самом деле 5 много, потому что 50 из должно быть создано по всей стране. На самом деле это очень много, но мы понимаем, что этого не хватит, потому что на куст Березники-Соликамск хотя бы один надо. На территории угольного бассейна минимум один надо. В Перми он должен быть. Дальше пошли, южный округ и так далее, ведь не будут ездить, надо, чтобы все было рядышком. Похоже, что приходится создавать больше. Я очень много встречалась с работодателями, они очень ждут наши центры и считают, что это выход из ситуации.

Эти центры будут рассчитаны на недавних выпускников школ? Или там люди разных возрастов смогут…

Разных возрастов. Это и сегодняшние выпускники, и те, кто просто хочет получить новую специальность.

По дошкольному образованию. Вы сказали, что у нас будет повышение квалификации, соответственно, повышение зарплаты, а новые подходы к оценке качества образования, подключению негосударственного сектора заложены ли?

Это и в программе, и в законе об образовании очень много новшеств относительно образования. Я понимаю, что радиослушателям, может быть, малоинтересно, но на самом деле это очень значимо. С 1 сентября дошкольное образование становится частью общего образования, ступенькой. Соответственно, все подходы как к общему. Во-первых, финансирование пойдет с регионального уровня. Это просто переворот.

Раньше это было на муниципальном уровне.

Да, муниципалитеты все у нас разные, сколько нашли денег, столько и нашли, и все они существовали очень по-разному. А сейчас единые подходы, будет финансироваться. Это гарантия защиты всего дошкольного образования, что услуга будет надлежащего качества. Денег будет столько, сколько посчитано по нормативу.

Ходят слухи, что может быть очень сильно повышена стоимость для родителя, пребывание ребенка в детском саду.

Закон прописан так, что теоретически оставляет такую возможность. Практически этого не будет, родителей нужно успокоить, мы уже написали соответствующие письма, не допускаем повышения стоимости родительской платы за образовательную услугу. Второе, что стоит сказать – впервые законодательно закреплено, что мы будем финансировать равно как муниципальные учреждения, равно так же и частные образовательные учреждения, как дошкольные, так и школьные. Но школьные мы давно финансировали, а дошкольные – это было решение муниципалитета. Пермь оплачивала, Соликамск оплачивал, остальные могли и не платить. Сейчас в обязательном порядке с нашего уровня уходят заработная плата и учебные расходы, а муниципалитет будет нести расходы по содержанию здания. Частные детские сады наравне с государственными детскими садами имеют абсолютно такую же силу, это очень важное решение. Важно и то, что в конце года будут приняты стандарты по дошкольникам, что это значит? Их не было никогда. Будет четко прописано, что наши дошкольники должны уметь, знать, это к вопросу о качестве. Мы, наконец, будем понимать, в чем выражается результат дошкольного образования, и сможем как-то оценить результаты нахождения ребенка в детском саду.

Получается, здесь устанавливается некая преемственность. Вот детский сад, у него такие-то показатели качества образования, вот есть школа, у нее такие-то. сегодня у нас на практике дошкольное образование оценивается тем, что ребенок может поступить в школу и какие знания он там предъявляет. Я знаю, что на самом деле есть такая точка зрения, что школа не должна оценивать уровень знаний ребенка, ни экзаменовать, ни тестировать, ни в рамках воскресной школы как-то его проверять. Он какой пришел, такой и пришел.

Это не просто точка зрения, это абсолютно естественно, так и должно быть. Ребенок пришел такой, какой он есть – это с той нормой, которая должна быть, наметить каждому индивидуальный маршрут. Ребенок идет по этому или другому маршруту в эту школу, другую школу и так далее. Но оценивать ребенка, чтобы отобрать его для какой-то школы – это в законе «Об образовании» признано незаконным. По закону «Об образовании» все дети должны идти по месту жительства, где ему гарантировано место, где он может получать образовательную услугу. И предписано, это тоже новшество, которое зафиксировано в законе, что только в определенные школы, которые мы отберем на региональном уровне, можно будет детей принимать по конкурсу. Конечно, имелось в виду, хотя это не явно прописано, и мы в своем документе это сделаем более явным, что это касается тех детей, которые поступают в школы художественной направленности, где способности либо есть, либо нет. наверное, в меньшей степени должно касаться языковых способностей, тем более математических – я не очень верю в способности к математике, которые можно увидеть в 6 лет. нам еще предстоит это отобрать. В остальном никакой селекции детей быть не должно.

А какой тогда получается смысл этих профильных школ?

Как бы я не хотела уходить в эту сторону, потому что у меня своя точка зрения на это, но раз уж задали такой вопрос, скажу. До 4 класса программы могут быть разные, но ориентированные на одинаковые результаты, максимально обеспечивая развитие детей без каких-то углубленных программ в какую-либо сторону. Не может ребенок в 6-7 лет проявлять, как мама одна тут мне сказала, «он у меня хочет стать программистом, для этого ему надо хорошо знать информатику и английский, возьмите его в эту школу, он всю жизнь об этом мечтал» - это глупость, слов нет никаких. Поэтому до 4 класса я бы все школы сделала одинаковыми, а с 4 класса можно рассматривать, и то рановато. По некоторым углублениям уже можно рассматривать. Нормальная селекция, но не по интеллектуальному уровню, а по наклонностям, склонностям, выраженному интересу, сформированным умениям после 7 класса – это уже нормально.

Еще упомянули про уникальные школы, школы с каким-то особым профилем, которые у нас уже создаются и будут развиваться. Чуть более подробно.

Есть школы, которые долгое время развивались не так, что гимназия, которая непонятно на самом деле какой результат должна выдать, кроме высокого ЕГЭ и поступления в вузы. Это то, на что ориентированы родители. А те, которые выбирают свою дорогу – например, инженерная школа. Понятно, что она до 7 класса обычная, как положено по всем программам, а дальше идут углубления в сторону тех предметов, той внеклассной работы, общей среды школы, которые более направленно будут готовить детей к поступлению на специальность, связанную с инженерией. У них вся среда должна быть этому посвящена – лего-конструкторы, уникальная физика, комплекс специальных лабораторных работ. Дети привыкают жить в такой среде, у них вырабатывается конструкторское мышление, те, которые потом сделают наш регион точно более сильным. одну школу назвала, сейчас назову другие. Мы собираемся их поддерживать технически, это хорошее оборудование, обучать учителей и обязательно распространять их опыт. Это очень важно. я за такие школы, не гимназии, слово «гимназия» вам ничего не скажет, чему там готовят детей?

Тому, что повышенные нагрузки, они гораздо больше тратят времени на подготовку домашнего задания.

Так принято считать, но на самом деле родители, хотя и любят своих детей, но думают, что чем больше нагрузка, тем лучше. Это абсолютно не так. «Техническая школа» вам все говорит, профиль техническо-инженерной шкоды. Есть школы IT, где все понятно тоже. Это школа, где весь процесс обучения построен на информационных технологиях . дети не обучаются информатике, для них это инструмент познания мира вообще. Сейчас есть школа дизайна, тоже все понятно, здесь будут развиваться все направления, которые направлены на развитие дизайнерского мышления, хоть одежда, хоть жилище, еще что-нибудь. Очень важно такие школы поддерживать, и мы такие школы поддерживать собираемся. Не отдельно гимназии и лицеи, а у которых есть свой профиль, но не предметный, а будуще-профессиональный.

Я бы хотела еще коснуться закона «Об образовании» в Пермском крае, проект которого не так давно был представлен и сейчас находится на доработке. В чем ключевой смысл этого документа, как бы вы его сформулировали?

Если кратко, то вслед за федеральным законом должен быть принят наш, который бы все новые нормы свел в единый нормативный документ, позволяющий нам просто правильно жить. Не имея этого документа, просто мы не сможем проводить самые обычные операции, финансирование и так далее. ради этого. тем не менее, принимая такой закон, кроме федеральных норм, которые мы сюда перенесли, внесли некоторую свою специфику. Например, нет отдельной главы про допобразование. Для нас она важна, мы ее написали. Нет отдельной статьи в законе про национальные школы. Мы оставили, что особый статус, особое финансирование и так далее. специфику принесли. Нет таим про особую направленность на привлечение кадров в отрасль в федеральном законе. У нас появляется статья, которая особым образом направлена на то, что мы гарантируем тем, кто пришел в школу, работать молодым специалистом прежде всего, учителя высокой категории, заработную плату и другие льготы. Есть некоторая специфика, мы ее учли. Это дорогостоящий закон, скажем так. Но он для нас очень важен.

Когда он должен быть принят и начать работать?

Он должен работать с 1 сентября, но с сентября, надеюсь, будет только второе чтение. Поэтому с октября начнет работать. Там есть положение, которое распространяется сразу, начнет действовать в октябре. Есть положения, которые будут действовать с января.


Обсуждение
2456
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.