Верхний баннер
11:00 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 14 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

10.12.2013 | 12:05
"Мы копили силы на лекторий в "Пиотровском" все три с половиной года" - Дмитрий Вяткин

- Насколько я понимаю, «Пиотровский» не в первый раз проводит такие вещи, как лекторий, но сейчас вы выходите на системный режим. Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

 

Дмитрий Вяткин, руководитель проектов книжного магазина «Пиотровский»

 

- Я начну немножко издалека. Мы с самого открытия магазина хотели сделать подобную площадку. Но все время в силу обстоятельств нам не удавалось придать этому законченную ярко выраженную форму. Видимо, ввиду отсутствия некоторого внутреннего ресурса, который мы все время копили, и с попыткой опираться на внешние силы городского сообщества, академического и так далее. Мы копили эти силы, получается, около 3,5 лет. До этого были локальные проекты. Четверги «Пиотровского», которые потом были приостановлены, и начались более крупные проекты, вроде двух Пермских книжных ярмарок. Была в 2012-2013 годах запущена при активном участии преподавателя кафедры истории философии ПГНИУ Яны Церлиной Зимняя философская школа. Сначала была летняя, а потом она превратилась в зимнюю. Все эти проекты будут ждать своего продолжения, но вся наша предыдущая работа кристаллизовалась в виде лектория – нашего самостоятельного проекта. Он стал возможен в виде своего технического оснащения благодаря помощи компании «Прогноз».

 

- Когда вы начинаете открытый лекторий, вы не просто объявляете, что у нас лекции. У вас появилось открытое помещение, насколько я понимаю.

 

- Это общее помещение внутри аптеки Бартминского, коридор, который мы оборудовали проектором, минимальной мебелью и утварью, звукозаписывающим оборудованием и прочими вещами, чтобы можно было в любом формате вести лекции, смотреть фильмы за тем, чтобы их обсуждать.

 

- «Пиотровский» позиционируется как высоколобый в хорошем смысле слова магазин. Все лекции и встречи, которые вы проводили на протяжении всей своей истории, тоже носили высоколобый характер. в анонсе открытого лектория вы заявляете, что каждый человек может выступить в качестве лектора, если он является носителем уникальных интересных актуальных знаний. Значит ли это, что вы немножко понижаете планку?

 

- Нет. Мы изначально пытались совмещать, условно говоря, высокую интеллектуальность и высокую народность (смеется). Мы пытаемся создать некое пространство, где все люди, исходя из того, что являются носителями своевременного и современного знания, были бы способны независимо от своего статуса, академического или нет, представить это знание.

 

- Опять же возвращаюсь к вашему анонсу в ЖЖ. Один из комментаторов, приветствуя это идею, отметил, что наконец-то появляется площадка, где могут выступать не признанные носители знаний, которые устарели и ангажированы. Воспринимаете ли вы себя как некую альтернативу академической среде?

 

- Отчасти да. Само появление инициативы является ответом на ситуацию, которая складывается в академической среде. Я не буду говорить от всей среды, потому что не имею на это никакого права. Единственное, что говорил бы о состоянии в гуманитарных науках, поскольку во все это сам вовлечен и знаю, что это состояние, мягко говоря, ужасное.

 

- В чем ужас состояния нашей гуманитарной академической среды, Дмитрий?

 

- Давайте я постараюсь ответить на этот вопрос в течение всей передачи.

 

- Вы сами по себе философ, филолог…

 

- Я закончил философский факультет.

 

- И у вас возникла, судя по всему, внутренняя потребность создать среду, в которой можно обсуждать философские вопросы иначе, чем они обсуждаются в ПГНИУ?

 

- Отчасти да. Я не хочу сказать, что в ПГНИУ нет интересных проектов, Зимнюю философскую школу мы делали совместно с кафедрой истории философии. Нам всецело шли навстречу и поддерживали этот проект, как могли.

 

- Чего вам не хватает? И что вы хотите реализовать в лектории?

 

- Не хватает некоторой вовлеченности в процесс мирового знания как такового. Какой-то актуальности, и с другой стороны, это не должна быть игра наперегонки. Чтобы достигнуть актуальности, эту актуальность должно производить. А копируя что-то и перенося сюда, это тупиковый путь. Но когда мы пытаемся оживить эту интеллектуальную среду, запустить какие-то новые проекты, мы ориентируемся на то, что происходит в континентальной философии. В частности, ближайшее мероприятие в рамках Читательского клуба будет посвящено… Это будет регулярный формат. В рамках клуба, который будет вести Михаил Мальцев, главный основатель «Пиотровского», формат будет называться books and games. Он будет посвящен литературе и видеоиграм как определенному искусству, метафизике, которые на западе подвергаются очень мощной рефлексии как явление не только даже культурное, но даже онтологическое. В рамках этого формата будет совмещаться множество разных дисциплин, от эстетики до различных направлений литературы. Так называемой «странной литературы», например.

 

- Какие еще предполагаются формы в рамках этого лектория?

 

- Я скажу о том, что существует и что предполагается. Сейчас уже прошло первое собрание киноклуба, где был просмотрен фильм двух молодых чешских режиссеров «Чешская мечта». В качестве дипломной работы – художественной акции была создана в Праге в совершенно различных средах от медиа до сарафанного радио иллюзия создания большого торгового центра, его открытия на окраине Чехии. Фильм заканчивается тем, что к этому виртуальному, представленному лишь одним натянутым плакатом торговому центру стекается огромная масса людей, порядка 2 тысяч, и потом идет видеофиксация их впечатлений от увиденного.

 

- Это документальный фильм?

 

- Да, он имел реальный резонанс в Чехии. Наш друг, который отчасти курирует направление Киноклуба Тимур Долинин, списывался с режиссерами и просил разрешения на показ их фильма. У нас все фильмы будут показываться с позволения их создателей.

 

- Не поймите меня превратно, я не за то, чтобы в Перми существовала одна киноплощадка. Но когда существует достаточно мощная раскрученная площадка, как киносалон «Премьер», где многолетние традиции киноклубов, обсуждения документального и художественного кино, вам, запуская свою, надо как-то к этому отнестись. В чем ваша уникальность как киноклуба, вашего образовательного медийного продукта?

 

- Сам формат Киноклуба и любого мероприятия предполагает возможность резкой смены самого формата внутри формата. У нас будут совершенно различные мероприятия под этой вывеской. В ближайшее время будет обсуждение фильма «Во все тяжкие» и его сравнение с фильмом «Географ глобус пропил».

 

- Обсуждение жизни американских и русских учителей.

 

 - Пропущенной через эти фильмы.

 

Фасад первого книжного магазина "Пиотровский". Теперь он переехал в "Аптеку Бартминского".

 

- Какие еще предполагаются формы?

 

- Во-первых, лекции. Мы будем подбирать целостные лекционные авторские курсы, которые будут уникальны, на стыке самых различных дисциплин от урбанистики до современной философии.

 

- Вы будете подбирать?

 

- Если у человека есть предложения…

 

- То есть у вас научная коллегия.

 

- В некотором смысле да. Я скажу об этом устройстве чуть поподробнее. Есть часть, которую берет на себя магазин, курируем и отвечаем мы. Есть продукты, которые предлагают люди, и мы их тоже включаем. Естественно, мы не намерены отсеивать, отвечать за все и так далее. Есть конкретная ограниченная часть, которую мы для себя оставляем. Есть более широкое направление, где человек может прийти, сказать: «Я хочу прийти прочитать такую-то лекцию, у меня для этого есть такие-то основания, это интересно вот поэтому, у меня будет аудитория». Мы здесь не будем отказывать.

 

- Но какие у вас принципы отбора материала?

 

- Адекватность.

 

- Чему?

 

- Материала самому себе (смеется). Материал должен быть интересен сам по себе. Форма подачи материала должна соответствовать тому, что материал представляет собой сам.

 

- Но какой-то критичный уровень сложности вы закладываете – мол, это уже совсем попса, этим мы свою аудиторию кормить не будем? Как это определить, что достойно уровня «Пиотровского», а что нет?

 

- Поясню таким примером. Раз мы все в книжной среде, почему-то о Дарье Донцовой – Донцовой быть не может, но может быть социология или антропология тех групп и процессов, которые Донцову сделали Донцовой. Говорить можно о любом феномене. Вопрос в том, как о нем говорить, вот и все.

 

- Вы открыты для феноменов массовой культуры, но в каком-то аналитическом раскладе.

 

- Иначе бы мы не стали про компьютерные игры делать блок (смеется). Феномены массовой культуры и составляют рефлексивный материал для современных гуманитарных наук. Мы просто не можем не говорить о феноменах массовой культуры.

 

- Мы продолжаем говорить о лектории, который «Пиотровский» возродил, вернулся к доброй традиции, которая с самого начала была заложена в жизнь этого интеллектуального магазина. В прошлый раз, кстати, представители вашего магазина были у нас в студии по весьма плачевному поводу. Непростые времена переживал ваш магазин. Насколько сейчас вы прочно стоите на ногах?

 

- Я бы сказал, что наше положение всегда было достаточно хрупким (смеются). Устойчивость рождается из-за того, что отношение хрупкости оказывается постоянным.

 

- Все, что планирует происходить в вашем лектории, на совершенно альтруистических началах. Бесплатно выступают лекторы, бесплатно приходят слушатели. Это так?

 

- Это наши основные принципы в данном случае.

 

- Вы сказали, что проект – выплеск наружу того ресурса, который вы накопили за эти годы.

 

- Да, в личных обсуждениях, обсуждениях ситуаций, которая складывается в гуманитарном образовании. Это все – копившийся долгое время заряд.

 

- Как вы думаете, насколько его хватит? У меня есть нехорошее чувство, что такая хорошая вещь, такое дело…

 

- Да, у нас есть цикличность в нашей работе. Мы начинали с лекционных мероприятий, потом их становилось меньше, мы пытались концентрироваться на крупных проектах вроде книжной ярмарки. Сейчас все, что было накоплено тогда, мы пытаемся уже в регулярную программу ввести. Мы хотим, чтобы это стал не только наш проект, но чтобы он жил и за счет других людей. Не ограничиваться собственным ресурсом в итоге, а совершить экспансию в пространство.

 

- Чтобы на базе лектория существовало какое-то сообщество. А из кого оно, по-вашему, должно состоять?

 

- Если исходить из покупателей и посетителей, то изначально мы делали ставку на академическое сообщество, что будет ходить профессорско-преподавательский состав, аспиранты…

 

- Именно покупать или слушать лекции?

 

- И покупать, и слушать лекции. Наши книги и лекции образуют единое пространство. Мы сначала рассчитывали на эту аудиторию, но постепенно увидели некое смещение, что наши постоянные покупатели – это те, кто находится немного по краям официальной академической среды. Они к ней причастны косвенным образом, может быть, даже являются потребителями потоков той научной литературы, которая издается. Соответственно, важный момент, что до какого-то времени мы не совсем видели свою аудиторию. Но начиная со второй книжной ярмарки, у нас стали формироваться группы людей, которые регулярно ходят на мероприятия, для которых тот факт, что мероприятие проходит у нас, указывает на то, что оно будет интересно этому человеку. Точно так же в области продажи книг. Стало появляться важное для нас понятие, как индивидуальная читательская биография. Можно проследить логику покупок того или иного человека.

 

- Вы прямо отслеживаете своих покупателей?

 

- Тех, с кем мы познакомились.

 

- Этот круг, о котором вы говорите, измеряется в десятках, сотнях человек?

 

- Именно круг вокруг мероприятий и посетителей нашего магазина – я думаю, десятки человек.

 

- То есть где-то в пределах сотни. У вас есть такое ощущение, что за 3,5 года своего существования вы свою аудиторию воспитали? Или все-таки это достаточно стихийные процессы? Нет такого, что человек вырос на «Пиотровском» интеллектуально.

 

- Мы себя сами пытаемся воспитать и вырасти интеллектуально. Имея по сути огромную библиотеку книг, этим нельзя не пользоваться. И мы стараемся не заниматься воспитанием отдельных людей, что было бы очень странно, а создавать среду. Она подразумевает взаимодействие книг, людей, различных проектов, где нет какой-то сильной привилегированной зоны, но есть некая множественность, которую мы пытаемся связывать, компоновать по мере наших сил и смотреть, что получается из нас самих.

 

Независимый книжный магазин "Пиотровский" в "Аптеке Бартминского"

 

- Вы собирались на протяжении всего нашего диалога постепенно отвечать на вопрос, зачем вам формирование этой среды, какова ваша внутренняя мотивация. Откуда, из какой внутренней потребности родился этот лекторий? Мне сложно назвать это просветительской деятельностью. Это даже в большей степени социальная деятельность.

 

- Я бы сказал, что мы пытаемся создавать инфраструктуру знания. Когда мы писали о лектории, мы обозначили три основных идеи – нового просвещения, которая подразумевает, что посещая этот лекторий, человек будет путешествовать по некоторой сети феноменов, и это позволит ему соприкасаться с актуальным знанием, которое происходит здесь и сейчас, производится в мировой науке.

 

- Производимое знание всегда имеет форму неких научных работ, я привыкла, что оно всегда фиксируется в кандидатских, докторских…

 

- Очень важно понять, что в большей степени это процесс, а не конкретные научные работы. Вторая идея была в том, что это процессуальность. Знание не существует в безвоздушном пространстве, а производится. Производство знания – очень сложная вещь. Книга не падает как законченное произведение с дерева. Это огромная работа, начиная от огромной научной работы, заканчивая дизайнерской, издательской и прочей. Как конечный продукт книга меньше того, что стоит позади нее. Это воспитанная еще советским обществом привычка воспринимать книги как нечто должное. Люди не интересуются, какое издательство и при каких обстоятельствах издало эту книгу, а это все факторы материального процесса изготовления знания. В частности, развернуть некую материальность знания, стоящую позади конечных продуктов, мы и хотим нашей деятельностью.

 

- Озвучить некий контекст появления того или иного продукта.

 

- Показать сложность его появления, что знание не является универсальным… Знание – это действительно то, что нуждается в переводе. Перевести книгу означает перевести ее в самых разных сферах, в том числе и в культурном.

 

- Самый последний вопрос. Как вы оцениваете в Перми спрос на неформальное образование, частью которого является ваш лекторий?

 

- Мне кажется, спрос постепенно возрастает. Возможно, это связано с теми процессами, которые идут в академических средах. Но интерес к образованию и самообразованию у людей повышается. Естественно, не повсеместно, а внутри некоторых групп. Это какие-то прожилки внутри огромной структуры. Но они становятся все более заметными.

 

- Расписание ваших клубов, лекций?

 

- В блоге магазина. В магазине мы сделаем доску, где это расписание будет висеть на месяц вперед.


Обсуждение
1849
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.