Верхний баннер
05:13 | ПЯТНИЦА | 25 ИЮНЯ 2021

$ 72.33 € 86.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

12.08.2014 | 12:05
"Я часто сталкиваюсь с негативной оценкой образовательных реформ" - Елена Васильева, гимназия №6

- Почему я позвал именно Елену Анатольевну сюда? Во-первых, из-за географии, вы мне ближе. Как мы установили до эфира, есть целый ряд методологических ограничений, с которым приходится сталкиваться таким отдаленным от центра учебным заведениям общего образования. Хотелось бы вообще понять на вашем примере, что собой это представляет, с какими проблемами сталкивается вся система образования в Перми. Я знаю, что проблем этих немало. Давайте начнем с педагогов. За 5-10 минут до эфира вы мне сказали, что начнете общаться с молодыми преподавателями, которые к вам придут. Это проблема? Ведь вы на директорском посту не первый год. Как ее решать?

 

- Конечно, это проблема. Вообще я очень рада молодым педагогам. Ко мне на следующей неделе придут желающие поработать в гимназии не только первогодки, молодые учителя. Но я честно скажу, да простят меня другие наши стажисты, особенно радуюсь молодым. Они всегда приносят струю юношеского задора, оптимизма, что-то новое, не только со студенческой скамьи. А опыт – дело наживное. Что касается Закамска, Артем, есть некие проблемы. Я не буду говорить за все учебные заведения, тем более за всю систему образования. Но закамская гимназия и школа оказывается сегодня в несколько неудобном положении. Не всякий выпускник поедет в Закамск работать, в основном к нам приходят те, кто там живет. А из Перми добираться молодому человеку проблематично, тем более что если нет машины, своего транспорта – это полтора часа на дорогу.

 

- В среднем именно так, ведь вы находитесь на «Экране», а это получается отдаленная часть Закамска. Но неужели больше 150 тысяч живут в Закамске, и невозможно найти кадры? Или они тоже склонны к отъезду в центральные районы?

 

- Нет, я очень рада тому, что особенно в последние годы меняется ситуация, и к нам приходят наши же выпускники работать. Я очень этому рада. Недавно был звонок от девочки, которая еще учится на последних курсах в вузе, и она еще хочет узнать, а сможет ли она прийти работать к нам в гимназию. Конечно, я этому очень рада.

 

- Сейчас для меня это некоторый диссонанс. Ведь профессия педагога у нас профессия достаточно своеобразная с точки зрения финансовой обеспеченности в первую очередь. Неужели хотят со студенческой скамьи идти в педагогику? Эти люди не способны зарабатывать много. Сколько у нас учительская зарплата?

 

- Педагоги не способны зарабатывать? Артем, вы знаете, что в последние года три политика правительства вообще направлена на увеличение зарплаты педагогов, до средней как минимум в экономике по краю. В последние годы зарплата педагогов растет. Я это вижу очень хорошо, у нас есть такой показатель, как средняя заработная плата…

 

- Можно корректно спросить? Вчера появилась новость, наше статистическое бюро предоставило среднюю зарплату по Перми в 28 тысяч. Педагоги 6-й гимназии дотягивают до средней?

 

- Да.

 

- Слушайте, это очень здорово. Со студенческой скамьи возможно выйти при определенных часах и нагрузке на подобный уровень оплаты труда.

 

- Может быть, не сразу 28, честно скажу. Но дотянуть вполне возможно. Во-первых, не будем забывать, что молодой специалист получает так называемые подъемные. В первый год он получает хорошую прибавку к своей зарплате, невзирая на количество часов, отсутствие стажа и так далее. Во-вторых, эта цифра, чтобы вы понимали, средняя зарплата – это не только бюджетные деньги. Это еще и зарплата за платные образовательные услуги, которые сейчас тоже активно вводятся в школах. Родители их выбирают, и они готовы выбирать. Никакого принуждения здесь нет и быть не может, чтобы мы как-то настаивали на этом выборе и так далее. Родители у нас – люди сознательные и активные.

 

- Нет здесь элемента манипуляции? Мы же привыкли в рыночной экономике, что за бесплатно мы получаем самый минимум, а все остальное – это дополнительная плата. Я часто слышал от родителей недовольство подобным подходом.

 

- У нас есть много родителей, которые и не платят, и дети не ходят на платные образовательные услуги, не получают их, ограничиваются и нормально учатся.

 

- А большой объем платных услуг, ели сравнивать с основной образовательной программой?

 

- Мы предоставляем большой выбор. Выбрать можно много, каждый выбирает в силу своих желаний и своего кошелька.

 

- В перечне, если можно, и по стоимости, и по объему, и по направленности этих самых услуг.

 

- Если говорить о предметах, это в математике то, что никак не может войти в программу. Например, интересные теории. Или совершенно фантастические вещи, касающиеся золотого сечения, связь математики с историей – ребята с удовольствием ходят на такие курсы. Если английский, это может быть курс, связанный с анализом речей президента.

 

- Это уже старшая школа.

 

- Конечно. У малышей тоже достаточно большой выбор. Это могту быть балльные танцы, у нас есть в гимназии дополнительная услуга…

 

- То есть дополнительная услуга – то, что не обязательно. Поход на балльные танцы не входит в программу. Жду продолжения.

 

- Есть спортивные секции как платные, так и бесплатные. Ведут и наши педагоги, и мы приглашаем со стороны. Не только балльные танцы, у нас фристайл. Здесь есть очень интересные игровые технологии, у нас есть платная образовательная услуга. Новое направление – робототехника. Многие ребята с удовольствием ходят на эти занятия. Как правило, темы, которые не входят в программу – связанные с наукой, исследованиями. Здесь у нас есть и люди, приглашенные со стороны, и педагоги, которые тоже выбирают.

 

- Что касается программы, казалось бы, это лежит на поверхности. Но очень мало людей, особенно тех, кто не имеет отношения к школе, у кого никто там не учится, которые не представляют себе, что там преподают. Я очень часто слышал от коллег, у которых нет детей, учащихся в школе, что программа за последние 10 лет существенно изменилась, причем не в лучшую сторону. Так ли это?

 

- Насчет оценок я бы воздержалась. То, что она изменилась и меняется – естественный процесс. Меняется мир вокруг нас, меняются запросы. Сегодня не так важно вбить в ребенка фундаментальные знания, которые он будет тащить всю жизнь, как научить его добывать знания самостоятельно, научиться грамотно это делать, научиться самопроектированием заниматься. Это более важные знания и умения, которые сегодня в программах заложены. Конечно, они отличаются. Я очень часто сталкиваюсь с негативной оценкой образовательных реформ. Говорят: «Вот, раньше жила школа без реформ, было хорошо. А сейчас все время какое-то реформирование». Можно назвать и по-другому, это изменение. Было бы странно, если бы мы сейчас преподавали по стандартам вековой или полувековой давности. Понятно, что все меняется - и технологии, и содержание, это естественно.

 

- Но есть убеждение, что дети, выходящие сегодня из школ, в своих знаниях ограниченнее, чем их предшественники, и все связано с натаскиванием на ЕГЭ. Оно становится главной целью подготовки, по крайней мере, в средних классах общеобразовательных школ.

 

- Я не буду говорить, что ЕГЭ – совершенная система проверки знаний. Тестовые технологии в принципе слишком технологизируют процесс.

 

- Жизни в них мало.

 

- Иной раз бывает, что угадывать возможно, и заменяет процесс размышления. Но практически во всех заданиях ЕГЭ есть задания, нацеленные на проверку того, как человек умеет мыслить. Это сочинение по русскому, творческие части других предметов, нестандартные задачи по математике и физике.

 

- И этого достаточно, чтобы проверить кругозор самих школьников?

 

- Видимо, нет. Именно поэтому с нынешнего учебного года вводится еще один измеритель. Это сочинение, которое будет писать все школьники, в декабре все 11-классники, получать зачет или незачет. И только после того, как получат зачет, они будут допущены к ЕГЭ.

 

- Возвращаясь к началу разговора о наборе педагогов – вы отметили, что рады, когда приходят ваши выпускники, со студенческой скамьи они уже те самые, поступавшие в вузы с ЕГЭ. Их кругозор, их взаимоотношения с педагогами старшего поколения? Они находят общий язык? Есть конфронтация? Допустим, вспоминаю свои школьные годы, у меня были преподаватели по русскому языку и математике. При этом историю мне преподавал человек старой закалки, и диссонанс даже в 1990-е был налицо. Как вы с этим справляетесь как руководитель крупного образовательного учреждения? И есть ли вообще этот диссонанс?

 

- Честно скажу, если бы был, я бы непременно привела примеры. Я не знаю. мне кажется, у нас в этом плане очень продвинутый и сплоченный коллектив. Учителя – это вообще чем интересная профессия? Человек молод, пока учится, а учителю все время приходится учиться. В этом плане я думаю, что у нас коллектив очень молодой.

 

- Молодой душой. Есть сопоставления с полицией, медициной, такими же бюджетными сферами. Полицейские говорят, что они погрязли в проверках, работают не на результат, а на комиссии. В медицине ситуация чуть получше, но та же самая. Испытывает ли образование на себе давление качественных показателей, которые предъявляет именно чиновничество, а не родители, которые приводят своих детей?

 

- За все образование мне сказать трудно.

 

- На примере! Мы говорим обо всем на примере 6-й гимназии. Отчеты, проверки…

 

- Да мне кажется, это иллюзия, уже общим местом стало, что замучили проверками, бумагами. Я не знаю – мне кажется, все в меру. Мне трудно привести безумное количество проверок, чтобы чередой это шло. Да, надзорные органы, нас посещают.

 

- А требования к повышению квалификации? Как часто педагоги сегодня…

 

- Раз в три года.

 

- Этого, на ваш взгляд, достаточно?

 

- Конечно, нет. Это обязательные требования, а учатся они у нас постоянно.

 

- А есть инструменты у государства? Где у нас сегодня можно оценить квалификацию педагога? Я родитель, я привел ребенка, мне хотелось бы знать, какова квалификация. Он может мне выложить список и сказать – я был здесь и здесь, могу сказать, что это хорошо, а это не очень, вот это мне важно, а это нет…

 

- Во-первых, есть квалификационная сетка, у педагогов есть уровень квалификации. Во-вторых, сейчас можно отследить уровень квалификации в учительском портфолио.

 

- Их обязали их иметь?

 

- Да. Более того, сейчас аттестация учителя происходит в соответствии с тем, что представляет собой его портфолио, насколько оно соответствует педагогическому стандарту.

 

- Родители как-то могут влиять на это портфолио? Из чего оно складывается?

 

- Из достижений педагога, его учащихся. Учитывается общественное мнение родителей.

 

- Как, путем голосования? (смеются)

 

- И путем голосования в том числе.

 

- Наверное, очень неудобный вопрос конфликтов, которые неизбежно возникают в школе между родителями учеников и педагогами. Юношеский максимализм приводит к тому, что дети подчас сами по себе очень жестокие в отношении педагогов, проявляя себя в коллективе еще более жестокими, чем во дворе или дома, и учителям часто достается. Часто такое бывает?

 

- Честно скажу, нет, у нас все-таки гимназия. Вся система образования нацелена на то, чтобы в ребенке взрастить в первую очередь доброе отношение к окружающим, научить его толерантности, терпимости, сотрудничеству. На это нацелена вся наша система воспитания в гимназии. У нас очень серьезно привлекаются к этой проблеме родители, и у нас практически нет ни одного события, которые проходили бы без участия родителей. С другой стороны, рабочий конфликт – неизбежная часть любого процесса. Если есть работа, серьезный процесс, он не может проходить без столкновений, иначе что-то не в порядке.

 

- Но  вы берете на себя первый удар в любом случае.

 

- Мы стараемся все конфликты разрешать в стенах гимназии не потому, что нам не нравится, что мы где-то прозвучим и так далее, хотя и это нормально. Речь о том, что нужно доводить конфликт до его разрешения и разрешать его, нужно в нем разбираться. Это важно в первую очередь для детей как подрастающего поколения и всех участников конфликта. Честно скажу, я всегда на стороне ребенка. У любого конфликта две стороны, и если учитель на равных вступает в конфликт с ребенком, то это проявление непрофессионализма. Это моя позиция. С другой стороны, если речь идет о проявлении детской жестокости, которая вызвана какими-то семейными обстоятельствами или юношеским максимализмом, тогда работа с ребенком должна идти в направлении коррекции этих сторон. Здесь это тоже скорее проблема и беда, нежели недостаток.

 

- Готовят ли где-то кадры, способные это корректировать? Я говорю о качестве специалистов, с которыми вам как руководителю приходится работать.

 

- Я считаю, что да. У нас очень хорошая психологическая служба, интересные выпускники психологического факультета, в гимназии работает социально-психологическая служба – социальный педагог и два психолога. Я не считаю, что это для нас много. Мы скорее работаем не на разрешение конфликтов, а на их предупреждение. Наша работа в гимназии в отличие от школы обычной окраины, будем честно говорить, там другой контингент, у нас скорее профилактическая работа. Судя по тому, что конфликты случаются редко, я думаю, мы работаем в этом направлении весьма эффективно.

 

- А не лукавите? Все равно же не хочется говорить о неприятных обстоятельствах.

 

- Я не знаю, как вам рассказать об этом – лукавим мы или нет. в чем лукавство? Конечно, нет.

 

- И слава Богу. Честно сказать, нынешнее поколение молодежи, 10-15 лет, я смотрю на них и понимаю, что они отличаются от того контингента, который мог попасться 10 лет назад. Это связано с тем, что уровень жизни растет. Учиться в гимназии и учиться в среднестатистической школе – эта разница в чем принципиально? Названии учебного заведения? Наборе предметов?

 

- Я бы сказала, у каждого своя специфика. Особенность гимназического образования – во-первых, многопрофильное образование повышенного уровня. Начальная школа – развивающее обучение. Далее это расширение программы пол всем предметам, ребенок выбирает для себя уже с 8 класса, в каких предметах расширение ему интереснее всего. Это могут быть и краткосрочные курсы в течение года, и платные образовательные услуги, и постепенно уже к 10 классу у него сформировывается представление о том, чем бы он хотел заниматься. Во всяком случае, мы перед собой такую цель ставим.

 

- Хотя бы направление, профиль, технические, естественные, гуманитарные.

 

- В старших классах у нас индивидуальные учебные планы, составляется план для каждого ребенка отдельно. У каждого ребенка свой набор предметов.

 

- Дети даже не вместе на занятия ходят с переменами.

 

- Бывает, они перемешиваются. Есть маленькие группы, есть даже 5 человек группы в классе.

 

- Я давно не заходил в школу. А правда, что сейчас полных 11 лет учатся? А перемены-то еще остались?

 

- Безусловно. Здесь очень серьезные требования Роспотребнадзора, чтобы перемены были большие, чтобы обязательно их хватало по времени для ребенка и отдохнуть, и прогуляться, и сходить в столовую. Есть две 20-минутных, есть 30-минутная перемена.

 

- Чтобы можно было пообедать. Мы касались темы педагогов несколько раз, очень интересно, как выглядит ситуация с амбициями и потенциально педагогов. Ведь амбиции молодых людей, вышедших со студенческой скамьи, я думаю, не ограничиваются желаниями 25-35 лет проработать в школе. Каковы возможности, есть ли они у них?

 

- Безусловно. Я считаю, что в любой профессии можно достичь успеха, было бы желание, и педагогическая не исключение.

 

- А что является мерилом?

 

- Приведу один пример. В этом году мы были очень рады за нашего педагога, ему было 30 лет, он не начинающий, но молодой, который занял 1 место в муниципальном конкурсе «Учитель года» и получил от муниципалитета в подарок 0,5 млн рублей.

 

- И прекратил педагогическую деятельность (смеется).

 

- Ни в коем случае! Самыми ценными для меня были его слова о том, что он всю свою жизнь связывает с гимназией. Он человек думающий, интересный, я надеюсь, что у него все и дальше будет складываться замечательно, тем более ,что он привел своего маленького ребенка.

 

- Чтобы под боком был.

 

- Конечно. Есть учителя, которые не первый год побеждают в конкурсах «Лучший учитель России», там и предоставляются денежные премии, и открываются большие возможности. Успешным себя считает учитель, если у него есть возможность делиться своим опытом, это печатная работа, это выступление, которые так же оцениваются в материальном эквиваленте. Я думаю, что у нас гимназия в основном состоят из успешных учителей.

 

- А как же тогда быть с теми, кто хотел бы работать в вашей гимназии? Я несколько раз пытался задать этот вопрос – своеобразная охота за головами существует в педагогическом сообществе? Общаетесь между собой? 7-я, 22-я школы, 6-я гимназия…

 

- Безусловно, мы общаемся. У нас даже есть импровизированный директорский клуб, в который входят директора многих городских школ. Мне трудно сказать о таком явлении, честно сказать, я не слышала, чтобы такое было. Бывает, что люди переходят из учреждения в учреждение. Где-то условия работы им кажутся лучше. Я думаю, это вполне нормальная ситуация. Не могу сказать, что у нас большая текучка кадров, немногие уходят и переходят из других школ, хотя единичные случаи, конечно, есть.

 

- Принципы состязательности, который сегодня если не насаждаются, то декларируются во всех отраслях – рыночная экономика, медицинские учреждения, куда ни плюнь, простите за прямоту, присутствуют. Состязательность между школами и лицеями – скорее положительное или отрицательное явление?

 

- Конечно же, это реальность, и я склонна оценивать это положительно. Мы не просто соревнуемся друг с другом. Вообще нет такого, чтобы у кого-то появилось какое-то новшество, он на него сел, закрыл и никому не показывал. Мы все очень любим делиться друг с другом и перенимать друг у друга что-то хорошее. Это происходит очень часто и на наших выездных совещаниях, и на наших встречах. Это работает только на развитие школы, а это хорошо всем – и детям, и родителям, и учителям.

 

- Это эффективно. В рамках Перми у нас есть несколько элитных учебных заведений, принцип комплектования которых учениками происходит (я намекаю на лицей №1, лицей №2) на готовом материале – вашем и других образовательных школ. Есть сегодня реальные методы противостоять желанию многих успешных учеников сменить общеобразовательную школу на элитарную или лицей, который предполагает обучение старших классов?

 

- Я не вижу беды, если ребенку хочется пойти учиться в заведение, которое большим образом удовлетворяет его запросам. Другое дело, что наша задача – сделать так, чтобы создать ребенку те условия, которые ему нужны, чтобы образование удовлетворяло запросам и его, и родителей, чтобы был результат, с которым он мог бы выстраивать свою дальнейшую карьеру, жизнь, образование, чтобы перед ним были открыты дороги и их было бы как модно больше.

 

- А администрация замеряет количество? Я знаю, может быть, оно и гласное, но скорее негласное – сколько 100-балльников в том или ином учебном заведении. От этого зависят материальные блага? Например, со стороны департамента образования города или края?

 

- Нет, тут следует развести эти вещи. Есть рейтинг, на который влияют самые разные вещи, в том числе качество образования. Это не только наличие 100-балльников, это и победители олимпиад, и средний балл ЕГЭ, и не только качество образования, и кадровая, и финансовая политика – все работает на этот рейтинг. Зависит ли от рейтинга финансирование? Нет, финансирование у нас подушевое. Это норматив. Мы получаем бюджетные средства в том объеме, в котором нам позволяют по нормативу.

 

- Перераспределение на конкретно взятого ученика.

 

- Да, конечно.

 

- А в учебных заведениях неширокого формата, не люблю слово «элитарных», но гимназиях и лицеях на второй год оставляют? У вас есть второгодники?

 

- Теоретически оставить можно, но у нас нет.

 

- А давно у вас эта практика не применяется или это объективный показатель? Последний второгодник, не помните, когда?

 

- На моей памяти не было. Я думаю, это тоже некий показатель качества обучения. Мы их никуда не выкидываем и не прячем.

 

- Говорят, поставь над собой хоть 100 учителей, пока ты сам не захочешь учиться…

 

- Артем, я о чем и говорила в начале нашей беседы. Наша задача не в том, чтобы вколотить в ребенка как можно больше знаний, а в том, чтобы научить его учиться и суметь сделать, чтобы он полюбил учиться.

 

- Готовите ботанов, сказали бы вам (смеется).

 

- У нас не ботаны, нет.

 

- Расхожее мнение, что троечники и хорошисты более приспособлены к реальной действительности, нежели отличники. Я уже с вами как с педагогом, а не как с директором школы – это действительно так?

 

- Знаете, Артем, я не очень люблю такие обобщения, о которых вы сейчас говорите. Жизнь-то гораздо многообразнее, и проявлений, подтверждающих эту истину и опровергающих ее, у меня в равной степени. Мои ученики замечательно учились, стали и были отличниками. Есть среди них много успешных людей, я за них очень рада. они обучаются и работают и за рубежом, и в нашей стране, я за них только порадуюсь. Та истина, о которой вы сказали, справедлива в том отношении, что чем раньше ребенок приучается бороться за себя, привыкает сталкиваться с неудачами и преодолевать их, а не распускаться перед ними, тем больше помогает ему жизнь.

 

- Давайте небольшое напутственное слово родителям, которые в первый или не первый раз поведут своего ребенка в школу.

 

- Я прежде всего желаю родителям, чтобы они были рядом со своими детьми. Ничто не заменит родительского участия. Вообще опыт показывает, чем больше родители участвуют в школьной жизни ребенка, тем он успешнее.

 

- Это не ограничивается выполнением домашних заданий вместе.

 

- Боже упаси, речь совсем не об этом. У нас множество замечательных событий в гимназии, я уже говорила об этом, происходит с участием родителей. Гимназический Арбат, битва хоров, родители приходят на уроки, у нас совместно интереснейшие мероприятия проходят. Это первое. Второе – родители, помните, у ребенка должно быть право на ошибку, это нормально. Именно ошибки впоследствии расцветают букетом знаний. Поэтому не нужно ребенка ругать, что он ошибся, чего-то не усвоил или не понял. Нужно быть рядом с ним и его поддерживать. Это мои самые главные пожелания.


Обсуждение
1530
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.