Верхний баннер
05:48 | ПЯТНИЦА | 25 ИЮНЯ 2021

$ 72.33 € 86.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

02.09.2014 | 14:05
О первых итогах работы уникальной школы дизайна

Гости: директор школы Анна Деменева и дизайнер Александр Матвеев

 

- Год назад мы с Анной Анатольевной о создании одной из уникальных школ на базе школы 43 – школы дизайна, школы с углубленным изучением художественно-эстетического цикла. Говорили о планах и перспективах, различных сложностях, и от теперь можем подвести первые итоги. Давайте и поговорим о дизайне и общем образовании, какие у них могут быть точки соприкосновения и о том, как вообще создавать уникальные школы, по крайней мере, у нас в Перми. С чем вы окончили первый год, чем можете поделиться?

 

Анна Деменева: Главным итогом этого года стало то, что уже 180 детей с 7 по 10 класс у нас год изучали не только предметы госстандарта, но и работали в рамках образовательной направленности дизайнерской направленности. Прежде всего за этот год нам удалось определенную педагогическую систему, формально это называется образовательная программа, где мы описали возможности, требования, которые мы видим как некий стандарт образования дизайнерской направленности.

 

- Вы на практике ее создавали или у вас все-таки был некий теоретический задел и вы его реализовывали? Как это происходило?

 

Анна Деменева: Мы взяли несколько программ. Часть из них была реализована, московские программы, часть из них нам рекомендовал Эркен Кагаров. Конечно, интеллектуально мы их дорабатывали с участием педколлектива и дизайнсообщества Перми, то есть с участием реально практикующих дизайнеров. Это были часто очень полемичные встречи, но, тем не менее, определился круг предметов, изменилась часть образовательных предметов типичных школ уже под запрос дизайнобразования.

 

- Об этом мы поговорим подробней – каким образом вы перекраивали физику, математику и быть может историю. Но сначала хотелось бы поговорить о самих детях. Вы говорили, что к вам в эти классы дети поступали по конкурсу. Насколько был велик конкурс, и вообще надо ли этим детям по истечении года подтверждать право учиться в таком уникальном классе?

 

Анна Деменева: Дети действительно проходили испытания вступительные, они предполагаются законом «Об образовании». То есть во все школы, где есть особенности в обучении, там принимаются дети, которые имеют определенные внутренние мотивации и достаточный уровень подготовки. У нас идут три вступительных испытания: математика, английский язык и творческий экзамен на дизайнерское мышление. Дети и из нашей школы и из других на равных условиях проходили испытания. Хочу подчеркнуть, что для нас главное было, чтобы у ребенка действительно были сформированы внутренние мотивы, потому что дети, которые не прошли по одному или другому предмету испытания в июне, у них было еще время дополнительно готовиться и сдать повторно. И есть дети, которые показали провалы на общеобразовательных предметах, но хорошо прошли испытания по дизайнмышлению, они пришли в августе и написали на абсолютно отличные оценки и по математике, и по английскому. Я считаю, что наша школа для детей, которые действительно хотят учиться, хотят работать над собой всерьез.

 

- А вы можете назвать долю тех, кто в школу дизайна пришел из вашей школы и тех. Кто пришел из других школ?

 

Анна Деменева: Я не анализировала специально, но примерно 2/3, которые учились в школе, и 1/3 вновь пришедших.

 

- То есть получается, те кто не поступил, остались в общеобразовательных классах, то есть у вас дополнительно около 60 мест было открыто в школе.

 

Анна Деменева: Мы в седьмые классы набрали из наших трех классов два дизайнерских и один общеобразовательный, то есть получается, что из двух классов наших один класс сформирован как дизайнерский.

 

- В этом году вы набираете только 7-й класс, в других параллелях приема нет?

 

Анна Деменева: Мы набираем во все параллели по количеству свободных мест.

 

- Дети, которые год проучились, должны ли они подтверждать свое право на обучение?

 

Анна Деменева: У нас есть одно из основополагающих в законе положений о непрерывности образования – то есть если мы взяли обязательства по обучению ребенка дизайнерскому направлению, то мы создаем такие условия, чтобы он мог учиться дальше. Другое дело, что внутри учебного года ребенок постоянно участвует в конкурсах, показах. Где ребенок представляет свои творческие проекты. То есть ребенок всегда в состоянии возможности продемонстрировать свои наработки.

 

- А если кто-то не демонстрирует? Есть такие?

 

Анна Деменева: Есть дети, которые не готовы, что доработать свой проект до уровня выставки. Обязательно каждый ребенок работает над дизайнпроектом, но чьи то проекты выставляются, а чьи то еще дорабатываются. То есть выставка это тоже определенный показатель, что ребенок достиг качества.

 

- Давайте еще пару слов скажем о среде. Потому что вы собирались формировать некую уникальную среду.

 

Анна Деменева: Главное, что мы ставили своей задачей на этот год и что, на мой взгляд, удалось реализовать сегодня – это то, что в школу пришли практикующие дизайнеры. Я считаю это самым важным достоинством школы, что немного меняется самая внутренняя культура школы, потому что пришли порядка 30 преподавателей уже не из школьной среды. Это ребята из дизайнерских агентств, студий авторитетные педагоги по рисунку из Союза художников РФ, это мастера обладающие навыками народных ремесел. То есть пришли необыкновенные творческие люди, которые привнесли в школу частичку абсолютно другого уклада.

 

- Вот в чем это выражается? Я захожу в вашу школу, и чем это здание отличается от других школ? Это можно сразу увидеть, пощупать, почувствовать этот уклад? Или это в отношениях, в поведении… как это проявляется?

 

Анна Деменева: На мой взгляд, нам, конечно, не удается сразу быстро кардинально изменить среду. Потому что материальная среда – это всегда вопрос ресурсов, а у нас особых ресурсов нет. Понятно, что когда пришли ребята дизайнеры мы попытались менять интерьеры. Какие то решения уже воплощены – мы поменяли входную зону, холл изменен. Что-то осталось на уровне проектов, но из того, что уже удалось воплотить это самое главное – создание студий. У нас создана фотостудия, уникальная медиалаборатория, типография, печатно-макетная мастерская. Мы приобретаем оборудование для того, чтобы проектировать лабораторию, связанную с обработкой дерева, стекла, пластика. Это студийное пространство для реальных производственных детских работ, оно уже существует. Конечно, это не еще не то, что хотелось бы иметь в завершении проекта, но тем не менее очень интенсивно.

 

- То есть получается тонкая грань между средой и материально-технической базой. Я бы хотела обратиться к Александру, как дизайнеру, который наметанным взглядом оценил обстановку в школе 43, когда вы там вчера выступали с лекцией. Что вы можете сказать о школьной среде вообще и о школьной среде в 43-й школе, есть разница, есть движение вперед и в чем оно выражается?

 

Александр Матвеев: Есть. На самом деле я в школе год не был, был в прошлом году первый раз, и могу сказать, что наблюдается и визуально отличия от обычных школ и кроме того есть нечто, что трудно формализовать, но это есть другая атмосфера. Это чувствуется.

 

- Давайте попробуем если не формализовать, то хотя бы вербализовать. Она другая в чем?

 

Александр Матвеев: Она другая в творческом настрое, других отношениях. Просто даже во внешнем виде преподающего состава.

 

- Вы говорили, что разработали уникальную школьную форму вместе с дизайнерами…

 

Анна Деменева: Ее не утвердили дети.

 

- Так! И в чем же у вас ходят дети?

 

Анна Деменева: У нас есть рамочная форма, классический образ. То, что мы разработали, дети не утвердили, я не стала волевым образом обострять. Я бы хотела, чтобы в создании формы участвовали дети, но видимо еще не пришло время.

 

- Я хотела еще уточнить. Вот школа дизайна и школа №43. Как они соотносятся? Это одна сущность или это разные сущности?

 

Анна Деменева: Я это воспринимаю как переход. Есть школа 43 с ее традициями, авторитетом, проектами яркими в свое время и сейчас это следующий проект и идет плавный переход от школы 43 к школе дизайна. Если проект будет успешен, то возможно в течение года в нашем наименовании появится через тире «Школа №43 – школа дизайна». Но конечно хочется, чтобы это было органично для коллектива, и чтобы родители понимали, что это не будет некой новой тотальностью, потому что наряду со школой дизайна у нас продолжают работу обычные классы с хорошим качественным образованием, и никто насильно школу менять не будет.

 

- Обычно о школе говорят, что 90% теории и 10% практики. В вашей школе дизайна каково соотношение?

 

Анна Деменева: Получается, что само образование дизайнерской направленности оно состоит почти полностью из практико-ориентирующих занятий. То есть именно по дизайну мы не ведем теоретических занятий. У нас есть формат – дизайнпроект. Каждый ребенок себе выбирает проект на полгода и с практикующим дизайнером его выполняет. Это проекты, связанные с ремеслами, созданием арт-объектов, проекты в области веб-дизайна, то есть специфика самая разная, но главное, чтобы в итоге проекта был представлен продукт, который мы сможем продемонстрировать на выставке.

 

- А на каких выставках вы демонстрируете ваши продукты?

 

Анна Деменева: На сегодняшний день активно прошли три выставочных проекта в рамках школы. Мы понимаем, что на сегодня наша задача продемонстрировать уже для города наши керамические изделия. Ребята на 2 недели уезжали в Кунгур, там работали, и выставка достаточно интересная получилась. То есть постепенно мы будем выходить из школы и показывать городу. Но, тем не менее, практико-ориентированность в том, что у каждого ребенка есть результат, который он может показать.

 

- Какую часть времени ребята проводят в учебных мастерских?

 

Анна Деменева: Порядка 4 часов в неделю дети работают над проектом.

 

- Это получается своего рода дополнительное образование? Или вот вы говорили, что перекраивали учебные планы. Давайте здесь по подробнее разберемся, какие именно предметы подверглись модернизации, и в какую сторону вы их изменяли.

 

Анна Деменева: Мы работаем над тем, чтобы какие-то теоретические вещи, вопросы, связанные с формированием дизайнмышления, формировать в рамках тех предметов, которые предусмотрены государственным стандартом. У нас есть возможность менять от 10 до 15 процентов содержания учебных программ и создавать различные элективные курсы и этим мы активно пользуемся. Сегодня мы работаем над изменением программ по математике, физике, информатике, существенно изменена программа по технологии. Еще введены спецкурсы по рисунку, по композиции, введена история искусства. И спецкурс еще читает у нас практикующий дизайнер по истории дизайна.

 

- Вы хоть и филолог, но можете мне объяснить как филолог филологу, что можно изменить в физике такого, чтобы она была ближе к дизайну? Или может мне Александр Вячеславович мне объяснит?

 

Александр Матвеев: На самом деле я глубоко не вникал в нюансы изменения школьной программы, но на мой взгляд дизайнеру необходимо более четко понимать возможности работы материалов, то что ближе к сопромату. Это одно из базовых знаний, которое необходимо. Я думаю, что, возможно, что-то в эту сторону меняется.

 

Анна Деменева: Я могу просто привести несколько примеров. У нас был дизайнпроект «Свет», но без физики такой проект выполнить невозможно, потому что все равно ребенок вникает, как проходит свет. Дальше. Когда мы педагоги встречались с профессиональными дизайнерами ставились различные задачи друг другу… Очень важна математика, потому что все пропорции, которые используют дизайнеры, они есть в математических законах. По химии это материаловедение. Вот эти все вопросы озвучиваются. Понятно, что каждый учитель меняет самостоятельно, но утверждаем мы это на экспертном совете.

 

- Александр Вячеславович, я знаю, что у вас есть идея, что вообще всех школьников надо учить дизайну.

 

Александр Матвеев: Да, я считаю, что это было бы очень полезно, потому что дизайн это один из немногих видов деятельности, который позволяет интегрировать разные знания и дизайнер это такой генералист по-хорошему, не специалист, а генералист, тот, кто умеет работать междисциплинарно, находя общий язык с самыми разными специалистами. Это очень полезная в общем культурном плане тема.

 

- По сути, дизайнеры работают с восприятием человека, ему необходимо знать человека от устройства глаза до устройства души…

 

Александр Матвеев: Да, психологию, социум все это надо понимать

 

- Насколько эти знания присутствуют в вашем образовательном поле. Насколько вы широко замахиваетесь?

 

Анна Деменева: самое главное, такой посыл – мы не готовим детей к профессиональной деятельности именно в сфере дизайна. Для нас важно сформировать некую культуру, восприимчивость к внешнему миру, культуру самовыражения и вещи, связанные с человеческой состоятельностью именно в профессиональной деятельности. То есть мы рассматриваем дизайнобразование как вхождение ребенка не в профессию дизайнера, а в принципе в профессию. Это первое знакомство с профессионалами и вхождение в профессиональную деятельность, потому что большая часть нашей жизни связана с профдеятельностью. Задача, которую перед нами ставил Департамент образования, чтобы дети и знания получили и научились по большому счету жить. А здесь именно профессиональные пробы позволяют ребенку понимать, зачем мы учимся в школе, что такое профессионализм, как интересно быть профессионалом.

 

- Кроме работы над проектами как еще происходит взаимодействие между школьниками и профессиональным сообществом?

 

Анна Деменева: Мы понимаем, что чтобы передать культуру дизайнерского сообщества, важно, чтобы дети смотрели фильмы о дизайне. Мы ходим постоянно на все выставки от традиционного до современного искусства, чтобы ребенок чувствовал спектр культуры в целом. К нам приходят московские и пермские дизайнеры, мы рассказываем, что есть сегодня интересного в профессии. К нам приходят просто интересные люди – у нас есть формат «учитель на замену». Вот приходил Эльнар Мансуров – путешественник, он рассказывал о мировом транспорте. Он сам путешествовал практически всеми авиакомпаниями мира, и он просто рассказывал, чем одна отличается от другой.

 

- Вот это имеет отношение к дизайну?

 

Александр Матвеев: Самое непосредственное. Потому что дизайн работает на то, чтобы менять восприятие от того, в котором есть какие-то проблемы, к тому, где что-то меняется к лучшему. Потому что улучшение технических свойств продукта оно ставит себе целью создание более позитивного опыта взаимодействия с этим продуктом. Поэтому все истории, связанные с тем, что кто-то имеет свой уникальный опыт и может им поделиться, они очень полезны.

 

- Правильно ли я понимаю, что дизайнмышление сводится к мышлению, нацеленному на улучшение мира?

 

Александр Матвеев: Да.

 

Анна Деменева: Да, и на такое улучшение мира – ответственное, экологичное, скромное, сдержанное в своих потребностях.

 

- Ваша школа дизайна создавалась на волне культурной революции, создания центра развития дизайна. Сейчас это наследство очень неоднозначно оценивается, как вы сейчас в современном контексте Перми 2014 года живете?

 

Анна Деменева: Я уже говорила, что главная наша задача показать детям палитру – что есть культура, начиная от традиционных ремесел и заканчивая проектами ультрасовременными, где эстетика ищет новые возможности. То есть показать детям, как эстетически мир преобразовывается. Понятно, что мы как школа достаточно консервативны, я все время осознаю, что наша задача с детьми выстроить такой разговор, разговаривать на те темы, которые мы можем до конца договорить. Потому что есть темы, которые только в семье могут быть обсуждены. Поэтому как образовательное учреждение мы говорим о традиционных ремеслах, о современном искусстве.

 

- Есть же самые очевидные вещи. Например, наши дизайнерские остановки. Это же пример фиаско. Вы обсуждаете это с детьми как пример дизайнерского фиаско?

 

Анна Деменева: Я все-таки управленец и мне сложно здесь. Я обсуждаю с детьми концептуальные вещи. Для меня важно, чтобы дети сформировались как  ответственные люди, то есть если мы сделали остановки такими, то они должны поддерживаться в чистоте. Вот эти вещи я детям говорю, что всегда надо доводить дело до конца, чтобы город воспринимал школу дизайна как нечто конструктивное, полезное для города. Любой проект, который дети начинают, мы говорим, что он должен служить, то есть не просто арт-объект создаваться, а иметь утилитарную направленность.

 

- То есть та среда которая оказалась столь агрессивна по отношению к остановкам, на этапе проектирования должна быть учтена.

 

Александр Матвеев: Безусловно. И условия эксплуатации, и социальная психология.

 

Анна Деменева: Мне нравится, как с нами работают ребята студенты. Даже вот как проектируется среда в нашей школе – если мы говорим об изменении школьного кабинета, то никогда ребята не начнут проектировать изменения без разговора с учителем, детьми и со мной. И только когда все обрели некий консенсус, тогда начинается проект.

 

- Какие вещи вы может планировали, но они еще не до конца реализованы и остаются вашей задачей на будущий год?

 

Анна Деменева: Совершенствование образовательной программы, обретение технологичности в образовании, есть управленческие вопросы – вот к нам пришли с кузнечным делом, надо все прописать, все правила, технически безопасно оформить.


Обсуждение
2420
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.