Верхний баннер
03:21 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 21 ИЮНЯ 2021

$ 72.22 € 85.99

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:55, 02 июня 2017

Министр образования Раиса Кассина: о профильных лагерях, студенческих отрядах, ремонтах школ и проекте «Мобильный учитель»

Юлия Хлобыст: 18 ч 35 мин в Перми. Продолжаем большую информационную программу «Эха» и гостем ее экспертной части стала министр образования Пермского края Раиса Кассина. Раиса Алексеевна, добрый вечер!

Раиса Кассина: Добрый!

Юлия Хлобыст: Сегодня на заседании Правительства говорилось и о занятости молодежи летом, и о подготовке уже и школьных, и дошкольных учреждений к новому учебному году. Мне кажется, это правильно именно за столько времени планировать какие-то вещи. Но предлагаю начать с летней оздоровительной компании. Несмотря на то, что лето так и не хочет к нам приходить, но каникулы у детей начались, и дети пойдут отдыхать. Дополнительно выделено на летнюю оздоровительную компанию 40 млн. В целом, на оздоровительную компанию, насколько я понимаю, выделено более 500 млн. Или миллиардов?

Раиса Кассина: Миллионов, конечно.

Юлия Хлобыст: 500 млн рублей. Я смотрю порядок цифр. И еще 190 млн рублей направляют муниципалитеты. Мне сложно представить, порядок цифр большой, но за эти деньги мы можем сказать, что, например, каждый второй, или каждый третий ребенок обязательно должен отдохнуть?

Раиса Кассина: Это сложная ситуация, потому что планируют делать все для того, чтобы отдохнул каждый ребенок. Но государством сейчас прежде всего направляются средства на отдых малоимущим, помогать нужно тем, кто самостоятельно не сможет организовать летний отдых своих детей. Поэтому существуют разные программы поддержки тех семей, которые планируют своего ребенка куда-нибудь отдать, в какой-нибудь лагерь, но это им не под силу за счет собственных средств.

Юлия Хлобыст: С помощью сертификатов, как мы знаем, различных. Понятно, что они на разные категории нуждающихся направлены, я по собственному опыту помню. Сразу же вопрос. У нас как бывает иногда? Деньги выделяются на какие-нибудь программы, а потом, после того, как они должны быть исполнены, нам представители власти говорят, что они не исполнены или исполнены на такую-то часть. Есть гарантия того, что эти деньги будут все исполнены и, соответственно, как можно большее число детей отдохнет?

Раиса Кассина: Я, наверное, сейчас бы сделала такую маленькую поправочку. Дело в том, что за летний отдых у нас отвечают две структуры. За общий летний отдых – Министерство социального развития, поэтому все цифры и исполнение/не исполнение – это у них. А Министерство образования – это добавление к основному летнему отдыху, то, что в нашей компетенции, для особой групп ребят, которые нашим вниманием, скажем так, дополнительно окружены. И я больше готова говорить про эту ворую часть. Насколько я знаю, потому что все же работаем в одном Правительстве, неисполнения, конечно, нет. За средства, которые можно использовать для организации летнего отдыха детей, бьются все родители, и уверена, что тут остатков нет.

Юлия Хлобыст: Летняя занятость в ведении вашего Министерства? Или тоже на стыке ведомств?

Раиса Кассина: Конечно, всегда на стыке ведомств. Я сегодня докладывала больше о том, что у нас есть для организации летнего отдыха молодежи, т.е. ребят старше 14 лет, от 14 и до 18 лет, и некоторые программы старше 18 лет, в которые ребята могут вступать. Вот в этой части.

Юлия Хлобыст: Например?

Раиса Кассина: Во-первых, у нас есть программа, которую мы называем «Профильные лагеря», т.е. не просто отдохнуть и оздоровиться, а это те лагеря, где есть особые содержательные программы для ребят, которые проявляют таланты, скажем так, или способности в определенных областях. Например, есть программы, наполненные особым содержанием, они есть как в муниципалитетах, их очень много и их количество все время увеличивается. Это лагеря для допризывной молодежи, военно-патриотического воспитания очень много. Но и в Пермском районе, например, такой лагерь, который называется «Олимпийская сборная», где ребята не физкультурой, спортом занимаются, а биологией, физикой, математикой. Они там даже с пробирками ходят. Я была в таком лагере, это чрезвычайно интересно. Это лагеря юнкоров и т.д. Тех, которые проявляют себя в какой-либо деятельности. И таких лагерей у нас довольно много. Они из разных программ финансируются, но мы их старательно поддерживаем, особых ребят и особые программы. Вторая группа ребят, которых мы особо опекаем, это ребята группы риска, наполняем их досуг каким-то хорошим содержанием, чтобы они не совершали преступления. Таких ребят довольно много – более 8 000 этой категории от 14 до 18.

Юлия Хлобыст: Это те, кто стоят на внутришкольном учете?

Раиса Кассина: Да. И те ребята, которые теоретически склонны к правонарушениям. Мы ведем постоянный реестр, где смотрим за тем, где ребята будут отдыхать. Стараемся сделать так, чтобы они обязательно где-нибудь побывали, в каком-нибудь лагере или, если их невозможно организовать в лагерь, их досуг был чем-то наполнен. За ними закреплены специальные педагоги. Стараемся сделать так, чтобы он не просто не совершил правонарушение в этот период, что чрезвычайно важно, но и получил положительные эмоции, которые бы сформировались.

Юлия Хлобыст: А, может быть, навык профессиональный?

Раиса Кассина: Да, это тоже очень важно, чтобы он к чему-то приучился и понял бы, что есть хорошая жизнь, которая поможет в дальнейшем ему существовать правильно.

Юлия Хлобыст: А если говорить о навыках с точки зрения именно профессиональных навыков? Мое представление о летней занятости, трудоустроенности, основано на двух вариантах. Первый – это из моей школьной жизни, когда нас просто отправляли летом отрабатывать в детские сады, даже на заводы отправляли, это я прекрасно помню, бесплатно. Второй вариант из современной жизни, когда мы слышим, например, о формировании различных отрядов мэра, там ребята работают по 5 часов, как это положено по законодательству, и получают небольшие деньги. Но, возможно, есть и второй, и третий вариант, о которых я не знаю, но мне кажется, что сегодняшние дети - другие, они хотят зарабатывать. В этом направлении ведется какая-то работа?

Раиса Кассина: Вы самую суть ухватили того, что у нас является проблемным. Если с остальным мы умеем работать, куда-то вовлекать ребят, лагеря интенсивно организовывать для талантливых детей, то понимание того, что ребята этого возраста, особенно 16 лет и старше, которые учатся в техникумах, колледжах, и абсолютно все студенты вузов, они все хотят зарабатывать. Пускай небольшие деньги, но они хотят попробовать себя, получить какие-то навыки. Они хотят системно работать все лето для того, чтоб себя обеспечить в будущем. Для некоторых это вообще необходимость, потому что многие учатся платно и т.д. И нельзя сказать, что совсем ничего нет, но я бы отметила только две вещи. Первое – это практики. Сейчас очень многие практики оплачиваются на разных предприятиях. Второе – это места, которые подготовлены специально для студентов. На сайте агентства по занятости есть специальная колоночка «для студентов», «для начинающих». Там более 6 000 мест. Но, что такое 6 000 мест, когда у нас студентов 40 000?

Юлия Хлобыст: Тем не менее, они есть. Это значит, что они пока не востребованы этой аудиторией.

Раиса Кассина: А они специально подготовлены к лету, чтобы ребята летом зашли. Это второе. Третье – это студенческие отряды. С этим опять все хорошо. Когда организована форма, у нас всегда все хорошо. Студенческих отрядов значительно больше, чем было раньше. Ребят, желающих попасть в студотряды, очень много, появились новые направления. Это не только строительные, педагогические, которые у нас традиционно хорошо работают. Появился небольшой медицинский отрядик.

Юлия Хлобыст: Они работают где-то в учреждениях здравоохранения на уровне санитаров, младшего медперсонала?

Раиса Кассина: Да. Причем они могут работать в больницах, работают в лагерях – довольно много где. У нас Педагогический вуз очень востребован на южных курортах, в лагерях для ребят. Традиционно отряды проводников. С организованными формами у нас неплохо. Хотя надо сказать, и это отметил сегодня губернатор, когда я докладывала утром на Правительстве, надо, чтобы они работали в Перми. А пока, где угодно – в Якутии, Камчатке, но в Перми они мало востребованы. Вот в этом году город Пермь выделил 400 мест для ребят. Мы, конечно, очень рады, это замечательно, потому что раньше этого не было. Надеюсь, мы сможем находить такие площадки, где бы ребята могли работать. Совсем не обязательно в Санкт-Петербурге, в Якутии, как я сказала, в Краснодаре очень много работающих. Это первое поручение, которое мы получили. И второе. Губернатор в последнее время часто встречается с молодежью, постоянно слышит, что все хотят работать, а как это сделать, у нас нет ни одного механизма. Кто нашел работу самостоятельно, тот -молодец. А так, чтобы помочь ребятам организоваться, к сожалению, этого нет.

Юлия Хлобыст: А центры занятости?

Раиса Кассина: Центры занятости по факту вывешивают, где, что есть и все.

Юлия Хлобыст: Но все равно это такая некая точка входа?

Раиса Кассина: Да, и там можно посмотреть и поискать какие-то вакансии. Но мы сегодня получили задание от губернатора, чтобы с помощью наших ведомств поискать площадки, где бы на них можно было системно заводить ребят. Потому что у нас столько строек в Перми. Понятно, что вряд ли там квалифицированные рабочие могут потребоваться, но разнорабочие требуются везде. И даже строительный техникум, строительный факультет нашего Политеха – это все места, где можно и более квалифицированными быть при выполняемой работе. Сейчас мы должны получить такие заявки, собрать их и системно на определенных сайтах вывешивать, чтобы ребята могли использовать. Понимаете, мы должны создавать условия для того, чтоб кто хочет, он мог себя реализовать в этой сфере. Мы теперь поняли, что условия эти недостаточны.

Юлия Хлобыст: О подготовке к новому учебному году школьных и дошкольных учреждений, как говорится, готовь сани летом. Понятно, что ремонты, различные усовершенствования - дело достаточно долгое. Тем не менее, в 2017 году почти на 40% увеличены объемы финансирования для подготовки учреждений к новому учебному году. С чем это связано?

Раиса Кассина: Связано с несколькими причинами. Во-первых, очень много средств в предыдущие годы вкладывалось в строительство детских садов, и накопились школьные проблемы, а копить их нельзя. Нельзя сказать, что мы отремонтируем крышу через два года. Сейчас системно накопились те проблемы, которые незамедлительно надо решать. Надо менять систему отопления, нужно провести ревизию средств пожаротушения и т.д. Нельзя это откладывать на потом. Очень ужесточаются требования Роспотребнадзора, что совершенно справедливо и правильно, особенно к организации питания. В этом году было очень много проблем с питанием. Мы намерены этим летом большинство проблем решить.

Юлия Хлобыст: Вы заговорили об ужесточении требований не только к организации питания, но и по безопасности, предъявляемой к учреждениям. Понятно, что построенные здания или оборудование, приобретенное ранее, конечно, устаревает, и здания тоже устаревают. Где-тоне хватает каких-то входов/выходов, допустим. Здесь по какому пути идут краевые власти? Убирают услуги, например, столовые? Или не делают детские площадки в этом учреждении, потому что требования к организации безопасности не выполнены? Либо направляют деньги, и там что-то переделывается?

Раиса Кассина: Однозначно мы закрываем только те учреждения, причем они полностью закрываются, которые угрожают жизни и здоровью детей – так называемые ветхие, аварийные и т.д. Все остальное, конечно, надо приводить в порядок. Зачастую, в деревнях, в селах, кроме этой школы, нет никакой другой, и поэтому говорить о том, что мы ее закроем, а вы как-нибудь там потом крутитесь, это не наш вариант. Все, что можно привести в порядок, надо привести в порядок и содержать в порядке.

Юлия Хлобыст: К новому учебному году все школы будут уже в состоянии полной хорошей готовности к принятию учеников, кроме четырех школ, где будет проводиться капитальный ремонт?

Раиса Кассина: Капитальный ремонт проводится в гораздо большем количестве образовательных учреждений, но в четырех – очень большие ремонты, и поэтому самый последний срок мы поставили. Но и в них работы должны быть закончены не позднее 16 августа совершенно точно. Это зона нашего особого внимания. Если все остальные мы контролируем по факту, должно быть на 1 июля столько-то школ, мы и проверяем, получила она или нет разрешение на ввод ее с 1 сентября; то здесь в ежедневном режиме нужно постоянно отслеживать.

Юлия Хлобыст: Поскольку вы сегодня у нас в студии, не могу не воспользоваться возможностью задать вопросы, не связанные с подготовкой учебных, школьных учреждений, с детским летним отдыхом. Проект «Мобильный учитель». В 2017 году, 33 мобильных учителя на край. Закрывает ли это потребности сельских территорий, их кадровый голод?

Раиса Кассина: Нет, конечно. Вы понимаете, нельзя решить проблему нехватки кадров только каким-то одним механизмом. Например, конечно, хорошо, когда есть учитель, скажем, географии, и он полностью закрывает проблему преподавания географии в этой школе. А если это маленькая школа? Часов географии всего 6-8, максимум 8. Где взять учителя на 8 часов? Это полставки. Это меньше, чем полставки. Учитель информатики то же самое. Набирается количество небольших вакансий, на которые не приедут учителя на постоянку. Это первая история. Вторая, тоже очень важная: некоторые учителя не хотят уезжать из своего села либо города, они готовы работать, трудиться в этих сельских территориях. И поэтому одним из механизмов мы считаем этого мобильного учителя, который живет там, где он привык жить и не хочет оттуда выезжать, а работает в той местности, где востребован, закрывая небольшие вакансии. Поэтому эти мобильные учителя, получив от нас автомобиль, закрывают вакансии в 2-3 школах. Но это не единственное решение. Учителя математики, русского языка, как правило, проблема с этими учителями не закрывается мобильными учителями. Нужны учителя на полную ставку, иногда даже не один, лучше 2 или 3.

Юлия Хлобыст: Конечно, комплексные меры должны быть обеспечены. Это проблема не одного министерства образования, а комплексная такая.

Раиса Кассина: Конечно. Вы правы в том, что нельзя решить проблему с кадрами, я говорю про свою отрасль, в образовании, если это село не имеет будущего. Если там нет Интернета, хороших условий для проведения досуга, детского сада, клуба и т.д.

Юлия Хлобыст: Если там не развивается, например, сельское хозяйство, фермеры, где можно работать.

Раиса Кассина: Конечно, кого учить-то. Поэтому школа живет и развивается там, и учителя приедут туда, где есть комплексное социально-экономическое развитие этой местности. Поэтому все проблемы надо решать вместе, это не проблема одной отрасли. Хотя у нас с кадрами не так и плохо, как это было много лет назад, сейчас вакансий 1% с небольшим, а когда-то, 5 лет назад, это было почти 8% вакансии.

Юлия Хлобыст: Повышается оплата учителей, с этим связано?

Раиса Кассина: Да. Прежде всего, повышается оплата и, соответственно, учителя уже более охотно идут в отрасль. Это главное. И кроме того, есть ряд жилищных программ, которые также позволяют закрыть вакансии, дать больше часов. То есть создаются условия для того, чтобы учителя приезжали в сельскую местность и не только в сельскую.

Юлия Хлобыст: Еще одна тема, которая набирает сегодня популярность и обороты, это домашнее обучение или домашнее образование, по разному его называют. Разные отзывы есть: где-то в школах достаточно лояльно относятся к детям, которые находятся на домашнем обучении и идут на встречу, где-то ревностно и, например, домашних отличников не вывешивают на школьные доски почета. Конечно, эти неровности и шероховатости, безусловно, отражают некий переходный период. Но с точки зрения Минобра, домашнее обучение должно получать массовую поддержку или школам с подушевым финансированием не очень это выгодно?

Раиса Кассина: Я бы сказала так. Домашнее обучение, или семейное обучение правильнее говорить, должно получать поддержку. Но я не за то, чтобы это стало массовым явлением. Потому что, кроме того, что они получают знания, дети должны уметь социализироваться, вернее, быть социализированы, хорошо общаться с ребятами, участвовать в разных мероприятиях. То есть учеба – это не вся жизнь. 11 лет просидеть много, а очень многие хотят, чтоб они и не выходили в среду сверстников – это, наверное, не очень правильно. Они должны получать опыт коммуникаций, причем самых разных, абсолютно самых разных. Потом абсолютно не все можно сделать дома. Я не понимаю, например, как физкультуру правильно может организовать любой родитель.

Юлия Хлобыст: Отправить ребенка в спортивную секцию.

Раиса Кассина: Да, но у нас ведь нет одного модуля. Физкультура – тот предмет, где модулей очень много, и ребенок должен научиться разным видам спортивной деятельности. Физика, химия. Мое обязательное требование, чтобы дети приходили на практику и проходили там полностью физику, химию, делали все практические работы. Но очень много практических работ мелких, на которые не набегаешься на каждый урок. Они не видят демонстраций, хотя сейчас можно посмотреть и в Интернете, но это совсем разные вещи. Поэтому я бы так не говорила, что возможность переходить на семейное образование должна быть массовой.

Юлия Хлобыст: Но, где родители принимают такое решение, самое главное, ребенок потом сдает эти отчетные какие-то, реперные точки проходит, то, в принципе, вы считаете, что школа должна оказывать всеобщую поддержку?

Раиса Кассина: Мне не нравится вариант, который предлагают очень многие родители, что они должны отчитаться перед государством, перед школой в 11 классе. В 1-м зайти и в 11-м отчитаться. Мне этот вариант совершенно не нравится, и я его не поддерживаю.

Юлия Хлобыст: Слишком длинный период?

Раиса Кассина: Вы знаете, это огромная опасность в 11 классе в 18 лет обнаружить, что ребенка не доучили, не довоспитывали и не дали ему основных базовых ценностей и знаний, с которыми ему дальше идти по жизни. Поэтому мы пока устанавливаем довольно жесткий контроль, и я на этом настаиваю, что контроль должен быть. Все остальное - дело родителей. Если он, действительно, показывает приемлемые результаты, пусть работают дальше. Дело абсолютно не в подушевом финансировании как таковом, дело в качестве образования. И пока так легко довериться на слова родителям мы не можем и не должны, и не будем.

Юлия Хлобыст: Спасибо. Это была министр образования Пермского края Раиса Кассина в экспертной части большой информационной программы, которая завершена. Ее подготовила с помощью журналистов «Эха» и провела Юлия Хлобыст. За звукорежиссерским пультом работала Мария Зуева. Мы с вами прощаемся. Всего хорошего и удачного вечера.

Программа вышла 30 мая.


Обсуждение
2307
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.