Верхний баннер
16:58 | СУББОТА | 19 ИЮНЯ 2021

$ 72.22 € 85.99

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

18:08, 11 июня 2021

Сардана Авксентьева про объединение регионов

Гость: экс-мэр Якутска, советник основателя партии «Новые люди» Алексея Нечаева Сардана Авксентьева рассказала ведущему Роману Попову про идею объединения регионов, про работу мэром Якутска и голосование за поправки в Конституцию РФ.

Фото: sakhalife.ru

Здравствуйте, друзья! У микрофона Роман Попов. Продолжается Дневной эфир. И мы резко меняем тему: от программы “Здоровый подход” мы переходим к разговору о политике с одной стороны, о жизни — с другой стороны. Давайте поприветствуем в нашей студии, на мой взгляд, легендарного человека - Сардану Владимировну Авксентьеву.

РП: Сардана Владимировна, здравствуйте!

СА: Здравствуйте, Роман! Здравствуйте, уважаемые слушатели!

РП: Вот смотрите, вы сюда в Пермь приехали, как человек, представляющий партию “Новые люди”, как политик, а для меня вы, в первую очередь, легендарный мэр. Как вам удобнее: легендарный мэр Якутска или политик?

СА: Ну, я на самом деле не знаю. Странно такие эпитеты слушать про себя. Меня это всегда удивляло. Называйте как удобнее.

РП: И все-таки? Ведь таких мэров как вы - было поискать в свое время. Вас как мэра знала вся страна! И каким-то образом у вас получалось подавать пример. За счет чего?

CА: Я думаю, что это естественное решение. И когда мы с жителями города шли по этому пути и принимали такие решения, мы меньше всего думали о том, какой эффект это произведет. Думали о здравом смысле, о том, как должно быть. Если бюджет города - нищий, если денег на развитие города не хватает, то очевидно, что нужно отсекать ненужные расходы, и мне кажется, что это были абсолютно нормальные действия с нашей стороны.

РП: То есть в данном случае вы исходите из принципа разумности? Этим продиктована такое противостояние? Идея “объединение регионов”?

СА: Я писала об этом пост в телеграмме. Недавно завела свой телеграмм-канал. Прошу всех, кто интересуется - подписаться. Называется он просто - Сардана. Я писала в нем об объединении регионов. И вот пример предыдущего объединения: я признавала на тот момент как положительный. И после этого мне на личную почту пришло очень много сообщений, где жители Перми говорили, что “Сардана, вы ошибаетесь”, “Это не было положительным решением”. Ознакомившись потом с документами, я поняла, что да, это было действительно не очень хорошо в части коми-пермяцкого округа. Сейчас наше общество всколыхнули разговоры о существовании идеи. Нас это всех очень взволновало. Я не думаю, что это положительно. Будь то объединение Пермского края со Свердловской областью, либо же речь идет о Кировской, об Удмуртии. Ни в том, ни в другом случае, я полагаю, - это не полезно ни для кого, потому что какой-то субъект неизбежно пропадет из федеральной повестки и будет вычеркнут из всех существующих программ федеральных и войдет под крыло более условно сильного сильного региона.

РП: А у вас есть инсайды? В какой стадии сейчас находится этот вопрос?

СА: У меня нет никаких инсайдов, потому что я такой же обыкновенный житель России, как и вы, Роман, как и жители Перми. Но я полагаю, что там же речь идет не только о Пермском крае, но и другие регионы звучат. Вот в частности, это и объединение Ярославской, Костромской и Ивановских областей. Люди там очень отрицательно к этому относятся. Жители сами должны решать, я считаю.

РП: Я слышал такие разговоры, по-моему, о Самаре или Ульяновске. Вариантов,по-моему,выше крыши.

СА: Я думаю, что собственно для субъектов - это невыгодно. Как для сильных, так и для слабых. Это не выгодно. Я думаю, что для начала всех нужно поднять до определенного уровня, и затем субъекты сами будут решать кому с кем объединяться. Потому что если мы смотрим на более развитые страны, на которые мы так любим равняться: там происходят агломерации —  если есть какие-то вхождения друг в друга - то на уровне муниципалитетов. У нас крупными мазками. Я думаю, что все-таки нужны более институциональные решения в части развития дальнейшего инвестиционного потенциала региона, поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, все-таки у нас не сложился средний класс как таковой, хотя вот именно предприниматели должны были им стать. Поэтому только после этого мы можем говорить о том, что все субъекты развиты одинаково у нас, и теперь мы можем управлять большим количеством. Сейчас, я думаю, это преждевременно.

РП: А откуда вообще тогда идея с объединениями возникла? Скорее всего, вы ведь рассказываете мысли, которые вряд ли являются таким уж 100% вашим ноу-хау. Наверняка, люди наверху, даже те, которые предлагают подобные идеи - понимают про развитие предпринимательства, средний класс. Почему они тогда упорно сидят на этой теме?

СА: Ну, вы же слышали объяснение почему? Неохота заниматься каким-то субъектом, он маленький, а документооборота, принятия решений, в общем затрат на это очень много, столько же, сколько и на крупный субъект. Поэтому “давайте объединим территории”, “будем управлять несколькими территориями” и тд. Я думаю, что как один из моментов административной формы - введение федеральных округов как первый шаг. Роман, как на ваш взгляд? Мне интересно ваше мнение. Создание федеральных округов - сыграло свою роль? Вы как житель - чувствуете, что вам это помогло?

РП: Честно вам скажу: как житель Перми, я чувствую себя ущемленным, потому что нас вдруг неожиданно сделали Поволжьем, хотя мы всю жизнь полагали, что мы Урал.

СА: Вот еще один вопрос, который я хотела здесь у жителей спросить: “Вы кто вообще?”. Я считала, что вы уральцы все-таки.

РП: Ну, мы всю жизнь полагали, что большой треугольник - Челябинск, Пермь, Екатеринбург, где мы представляем западную часть Урала, Екатеринбург - восточную часть и центр. А Челябинск - это вроде как юг. Все от этого всегда отталкивались. Все привыкли так считать. У нас в 80-х годах было достаточно много поэтов, крепко узнаваемых, что в Перми, что в Челябинске, что в Екатеринбурге, перемещающихся из одного города в другой и рассказывающих как раз ровно об этом. У нас была общая ментальность. Это культивировалось. А сейчас мы неожиданно стали Поволжьем.

СА: И поэтому возникает идея сейчас вас обратно туда, к Свердловской. Ну вот это вызывает у меня вопросы, мне это непонятно, поэтому я у вас их и задаю. Ну вообще, Пермь, конечно, мне очень понравилась. Я сегодня гуляла по Набережной - рассматривала сувениры. Сувениры всегда выдают самоидентификацию людей, которые проживаю на той или иной территории.

РП: Таааааак…

СА: И мне очень понравилось «Пермь - соль Земли». Вот да! И это просто здорово!

РП: Если до Кунгура доберетесь, а я так понимаю, что у вас программа очень насыщенная, то там найдете “пуп земли”. Он у нас там есть.

СА: Ну, я так понимаю, что с самоидентификацией у вас все здесь хорошо.

РП: Да, абсолютно.

СА: Правильно. Молодцы!

РП: Если хотите узнать, где лучшее место Земли - то мы точно вам скажем, где это.

СА: Да, я сегодня даже посмотрела место, где есть Счастье, и оно не за горами, а именно здесь.

РП: Это правда.

СА: Это философия. Это очень правильно. Счастье нужно искать там, где ты живешь, где ты находишься. Счастье - внутри нас.

РП: И как раз по этому, есть ли у вас ощущение, что любые попытки объединения регионов - удар по идентичности?

СА: Абсолютно. Кроме исторически сложившихся территорий, мы же понимаем, что это имело под собой определенную географию. Все что сложилось естественно - оно наиболее проверено временем, связями. И разрушение всего этого - не всегда хорошо. По крайней мере, не сейчас. Я повторю свою мысль, что все-таки необходимо, что все регионы надо поднять на одинаковый хороший уровень. Нужно стремиться к этому. Мы об этом речь и ведем. Я как советник главы председателя партии “Новые люди” Алексея Нечаева, работаю над двумя задачами сейчас, которые должна отшлифовать и сформулировать. Первое - справедливое распределение средств между регионами.

РП: Это типа хватит кормить Москву?

СА: Не совсем так. Мы говорим о справедливом распределении. Потому что когда выдвигается лозунг “Хватит кормить Москву”- это значит отобрать у кого-то и передать кому-то. А мы говорим об оптимизации всего этого процесса. Это не обязательно, - убить Москву, чтобы все остальные остались живы. Не так. Пусть развивается наша столица, но и нам с вами тоже надо достойно жить. Хотя бы по праву рождения, что мы с вами россияне. И второе по теме справедливости — построение диалога между обществом и властью. Мы не слышим друг друга, и от этого рождаются все диспропорции, которые есть сейчас в обществе.

РП: В данном случае кому как ни вам говорить об этом говорить. Вы чуть ли не единственный представитель власти, который умудрялся слышать общество.

СА: Я считаю, что это очень важно. Я сама вышла из общества до избрания мэром г. Якутска. Я была обыкновенной горожанкой предпенсионного возраста. И я старалась “не отрываться от земли”, потому что я всегда понимала, что придет время и я стану опять обыкновенной горожанкой. На сегодняшний день у меня нет никакой должности, никаких регалий - ничего.Мы с вами в этом смысле социально абсолютно равны, Роман. Может быть вы даже и еще и покруче - у вас есть микрофон.

РП: У вас сейчас он тоже есть. И в ближайшие 40 минут будет. Никуда не будет отрываться. Если вдруг у вас, друзья, появились вопросы, которые вы бы хотели адресовать Сардане, вы можете нам их написать. Ближе к концу нашего эфира озвучу самые интересные вопросы. Ну и я думаю, что Сардана Владимировна не откажется на них ответить. Давайте вернемся снова к теме регионов. Вот как вы считаете, мы морально к этой истории, уже все, уже готовы? Я напомню: у нас Алексей Леонидович Кудрин наверное месяцев 10-11 назад впервые поднял эту историю тем, что сказал о том, что надо говорить про большие агломерации городов. И в частности, Пермь, Екатеринбург, Челябинск - вот тогда это было. Мы летом, примерно год назад, давай звонить соседям, спрашивать, ребята, что вы думаете по этому поводу и тд. И в ответ все - “Может быть лучше построим дорогу?!” И агломерация сложится сама собой. У нас периодически участки трассы своей аварийностью просто убивают. Казалось, что идея ушла. Прошло несколько месяцев, меньше года, и вот эта тема снова поднимается, на этот раз нам говорят: “А почему бы нам не объединить регионы и присоединить слабых к сильным?” И эта тема поднимается и поднимается. Зачем? Может быть, мы и вправду уже морально готовы?

СА: Морально мы не готовы, и это очевидно. Поэтому мы сегодня это и осуждаем с вами сегодня. Были бы морально готовы - мы бы уже смирились и молча сидели ждали, когда же нас уже объединят. Но посмотрите: недавно на МЭФ, слова Владимира Путина о том, что все территории должны развиваться равномерно. Помните, да? Это как раз все-таки, на мой взгляд, идея агломерации сегодня потеряет свою актуальность для определенной категории лиц, потому что агломерации должны рождаться естественно. Когда между собой субъекты малого и среднего предпринимательства начинают общаться, возить товары, рождаются какие-то розничные сети. Вот какими-то такими общими вещами агломерация рождается естественно. И так они (агломерации) будут существовать и будет жизнеспособны. А когда силой Ивановых с Петровых соединяют и “вы теперь семья”, и что из этого? И выиграют от этого ни сильные, и ни слабые.

РП: То есть, если механизм запущен, то нам его надо предотвратить?

СА: Необходимо не допускать принятия решения пока не будет однозначного понимания. Вы знаете мою позицию. Я вообще шла на выборы с лозунгом “Все решает человек”. И сейчас партия “Новые люди” говорит о том, что люди важнее. Все-таки надо у людей спросить. Объединение территорий - это всегда история референдума. Правильно?

РП: Ну, хотелось бы. Да.

СА: Поэтому все-таки референдум должен решить. Совершенно конкретные люди должны прийти и сказать: да, мы согласны объединиться, или мы не согласны. И это будет единственным законным решением.

РП: Вы с такой легкостью говорите про референдум. После того, как голосовали против поправок в Конституцию?!

СА: Да. А что?

РП: Ну вы же видели процесс. Подождите. Голосование в течение нескольких дней: тут капоты, там пеньки, какой-то странный подсчет.

СА: Я думаю, что была допущена определенная ошибка, когда прозвучали призывы игнорировать голосование. Понимаете?  Пользуясь эфиром, я бы хотела сказать жителям Пермского края. Позор страшный, что явка на выборы у вас 35%.

РП: А должна быть?

СА: Чем выше, тем лучше. Я всегда говорю и повторю у вас здесь тоже. Все самое ужасное в нашей жизни происходит при равнодушии большинства.

РП: А если голосовать не за кого?

СА: Вот те 65% которые лежат на печи условной, и просто ворчат и ругаются с телевизором - они должны понимать, что они должны разделить вину за то, что происходит вообще или не происходит. Пока 65% с печи не встанут и не пойдут на выборы - не поменяется ничего. Голосуйте за кого считаете нужным.

РП: А не за кого!

СА: Значит пусть останется как есть? Все равно не может быть “ваша хата с краю”, если вы живете на территории РФ. Это ваша хата, и вам решать как здесь жить и что здесь менять. Ну, если все равно и все устраивает, то не голосуйте, оставайтесь дома.
Я все-таки и вас, Роман, прошу воспользоваться тем преимуществом, которое есть у вас, у вашей редакции и призывать людей ходить на выборы. Многие считают, что там фальсификации, манипуляции, “мой голос ничего не решит”. Как раз все эти вещи происходят и могут происходить когда низкая явка. Как только явка повышается - все манипуляции сложнее становится делать технически. Поэтому обязательно нужно идти на выборы, обязательно нужно голосовать. Иначе все останется как есть.

РП: Слушайте. У нас долгие годы регионы добиваются прямых выборов мэра. Я прекрасно помню процесс, как их отменяли, и какими лозунгами при этом пользовались. Сейчас такое ощущение, что вроде бы все уже, можно откатить назад, можно вернуть. Почему не делается?

СА: Ну, вопрос необходимо адресовать вашим депутатам Законодательного собрания. Почему они не делают этого.

РП: Ну, нашим отдельным порядком. Но это не делается практически нигде.

СА: Избиратели должны требовать у своих депутатов принятия определенных решений. У нас ведь как: недавно провели наши сопартийцы опрос в Новосибирске: знаете ли вы своих депутатов? 70% - не знают своих депутатов.

РП: А почему вы думаете, что меня это должно удивлять? Ко мне приходят практиканты факультета, который, собственно, должен по идее выпускать журналистов. Хорошо, если, допустим, каждый третий мне может хотя бы назвать 2-3  депутатов.

СА: Потому что мы их выбираем, а потом не считаем необходимостью с них спрашивать. Надо с них спрашивать. Есть спрос — есть деятельность. Вот чем хороши прямые выборы мэра: у вас мэра выбирает 36 депутатов городской Думы, которых в свою очередь выбрали 35%, которые ходят на выборы. То есть изначально 35% жителей Перми выбрали мэра и выбрали депутатов. Тут прямого представительства-то нет. Кто является работодателем для вашего мэра? Очевидно, депутаты, которых вы выбрали, либо губернатор, который его пролоббировал, либо какие-то другие влиятельные лица.

РП: У нас совсем недавно прошла кампания утверждения мэром Перми Алексея Демкина. И в рамках этой кампании в самом начале прозвучал прекрасный вопрос. Было произнесено, что Алексей Демкин уже согласован на уровне Администрации Президента. Какая-то такая история.

СА: Да. А что должно возмущать? Что здесь возмущает, если 65% на выборы не ходят?
Так и надо. Вот тем, кто не ходит на выборы - так и надо! Не надо потом возмущаться. Прямые выборы - первая и главная часть, когда разговор ведется о построении диалога власти и общества. В Якутске нам удалось это сделать. Во-первых, прямые выборы мэра. Во-вторых, это взаимодействие с независимыми СМИ. Потому что у государственных СМИ мы видим то, что мы видим, но если у независимого СМИ есть читатели, слушатели, если есть зритель, значит темы, которые он поднимает - актуальны для общества. Значит они должны быть приняты во внимание, и они должны решаться. Не только та иллюзорная картина, которую рисуют себе чиновники, но и именно та, которая доносится через независимые СМИ. Это тоже социологический опрос, и это тоже голос. И третья составляющая демократии в отдельно взятом городе - это поддержка любых форм самоорганизации граждан: НКО, общественные объединения, любое собрание горожан - должно быть услышано.Согласитесь, Роман, что эти 3 действия - не требуют никаких национальных программ, приоритетных проектов, никакого особенного финансирования. Но, если это получилось в отдельно взятом г. Якутске, то это получится и в Перми, и где угодно. Самое главное - начать процесс. Требуйте с депутатов возвращения прямых выборов мэра. Для начала.

РП: Просто, для того, чтобы требовать возвращение прямых выборовы мэра, очевидно, люди должны почувствовать определенную в этом потребность. Понимаете? А если этой потребности нет, то соответственно, мы и имеем то, что имеем.

СА: Да, совершенно верно. Дальше лежим на печи.(смеется)

РП: Зачем в таком случае вообще инновации, если все твои ближайшие соседи просто не заинтересованы в этом, а тебе-то чего?

СА: Смотрите. Я не думаю, что всем 65%, которые не ходят на выборы - им все равно. Есть какая-то часть людей, которые не верят. Задача, в том числе, независимых СМИ - объяснить им, что каждый голос что-то решает. Обязательно. Понимаете? Нужно просто встать и это сделать. Иначе….Я уже в который раз повторяюсь - надо вылезать из этого болота, и всем вместе. Иначе 35% опять придут 19 сентября и сделают то, что они обычно делают.

РЕКЛАМА

РП: Мы продолжаем. Александр спрашивает: “А что вам удалось изменить в Якутске?

СА: Что-то удалось, что-то не удалось. Все-таки 2,5 года работы мэром самого крупного города на вечном мерзлоте, самого крупного города в мире на вечном мерзлоте - это непростая работа, но в качестве нашего с горожанами совместного успеха того, что нам удалось сделать - это построение диалога в обществе, и я думаю, что это немаловажно. Именно поэтому я сейчас нахожусь здесь. Этот опыт для России оказался уникален и востребован.

РП: Вас спрашивают: “Зачем вы пошли в “Новые люди”, как позвали?”

СА: Вы знаете, очень просто! Меня пригласил на встречу председатель партии Алексей Нечаев познакомиться, поговорить, поскольку я открытый для общения человек.

РП: В Якутск прилетал?

СА: Нет, я прилетела в Москву.Я никогда не отказываюсь от разговоров, контактов. Мы с ним пообщались. Я услышала очень важные для себя вещи. Во-первых, поддержка регионов, во-вторых - свобода. Свобода волеизъявления, свобода собраний, свобода выбора - это то, что мне близко и то, чем я горю, о чем мечтаю. Поэтому я сначала взаимодействовала в качестве эксперта по региональным вопросам, поскольку, позволю думать, что я кое-что в этом понимаю, ну и как-то незаметно для себя влилась в команду, команда молодая, свежая, настолько завораживает: быть с молодежью. Это здорово. Есть перспектива, есть движение, есть будущее.

РП: Дальше вас спрашивают: “Вы можете сейчас рассказать, что произошло, почему вы ушли с должности?”

СА: Ну я думаю, что на самом деле само за себя говорит, что я прошла через две операции, и у меня есть карточка в онкологическом диспансере г. Якутска. Диагнозы свои я обсуждать не хочу, это все-таки мое личное дело, но, обратите внимание, что интеллект я сохранила, и идеи двигать я могу. Я вижу определенную миссию в том, чтобы потребности у муниципалитетов были услышаны на самом высоком уровне. И если мне это удастся достигнуть, то почему я должна остаться в стороне?

РП: Это определенно. -”Ваш приход в политику - это скорее возвращение или просто виток карьеры.

СА: Я думаю, что это следующий уровень.

РП: У нас классные слушатели. Вопросы перетекают из одного в другой. Эльвира пишет: “У нас центр и спальные районы стремительно зарастают заборами. Дома огораживаются, заборы смыкаются, кварталы превращаются в островки, это выглядит ужасно, как вы к этому относитесь? Как с этим у вас в городе?”

СА: У нас Якутск имеет те же проблемы, что и большинство российских городов, а именно, он исторически поджат частным сектором. И поэтому, конечно, то, что вы наблюдаете  в Перми и в частном секторе - присуще всем городам и Якутску в том числе. Отчасти могут помочь городские правила благоустройства, которые утверждаются в городской Думе. В принципе она может и имеет право там прописать высоту изгороди, внешний вид, но мы должны понимать, что здесь мы вступаем в некую полемику с таким понятием как частная собственность. Если это ваш земельный участок, вы имеете право поставить забор. Поэтому посмотрите на этот документ, поработайте с вашим депутатом от округа, и можно постепенно ситуацию сдвинуть к лучшему.
Я вообще по итогам своего пребывания в Перми обязательно сделаю отчет и в инстаграме и в телеграмме. Почитайте, посмотрите. Дайте мне комментарий,насколько мои выводы о Перми будут верными, но то, что я увидела в Перми - мне очень понравилось. Мне очень понравилось в Перми. Я ожидала увидеть, может быть, более строгий город, более какой-то….Но то, что я увидела - меня порадовало. В той части, в которой я была - очень правильная планировка, удалось, видимо, сохранить, историческую планировку города, которая на сегодняшний день при небольших вложениях может заиграть новыми красками. Это здесь сохранено, и это замечательно. Город очень зеленый. Огромные молодцы те, кто ухаживает и те, кто сохранили. Я знаю, что у вас тут была очень серьезная битва за лес. Молодцы. Пермякам не все равно и когда нужно - они могут встать, и свои какие-то позиции отстоять. Поэтому город зеленый. Понятно, что я вижу те проблемы, которые есть у всех российских городов - сегодня мы играли в “угадайку” при общении с пермскими журналистами. Я говорю: «Давайте попробую угадать проблемы. Я думаю, что это изношенные инфраструктуры ЖКХ, я думаю, что это плохие дороги, вопросы к фонду капитального ремонта, нехватка мест в детских садах, особенно возможно в младших группах». И потому как люди кивали головами, я понимала, что попадаю если не в 10, то в 9. Потому что к моему большому сожалению это происходит во всех российских городах за исключением тех, что вы знаете. Да?

РП: Ну да. Я сказал бы, что в том, что касается дорог - это просто может быть сместилось с первых строчек ближе к середине списка, в том, что касается мест в детских садах, возможно, сейчас уступило другой проблеме - наполняемость школ, в целом, да,конечно, гуляет примерно одно и то же.

СА: При этом у вас, неожиданно для меня, хороший бюджет города при численности более 1 млн человек бюджет в доходной части - 42 млрд рублей. Для примера та же самая Казань, которая в агломерации имеет 1,5 млн населения в своей доходной части имеет порядка 29 млрд. Представляете?! А выглядит она лучше. Вопрос.

РП: У нас тоже проблем хватает.

СА: Как и везде.

РП: Это да. Это да.Смотрите, дальше. Вас спрашивают: “Есть ли какие-то специфические проблемы у территорий, которыми мы руководили, которые вы никак транспонировать на другие регионы не смогли бы?”

СА: Ну, конечно, специфика Якутска - вечная мерзлота. Это наша история. И связанные с этим проблемы: со строительством, с водоотведением, с дорожным строительством - это, конечно, уникальная история для города. Все остальное - то же самое.

РП: Вопрос: “Как вам удалось быть против поправок в Конституцию, сказать об этом открыто? Таких, как вы - было немного совсем.”

СА: Ну, я не думала, что нужно бояться. Если объявили голосование, то значит предусматривается, что кто-то  будет за, кто-то будет против. И вообще, в любом нормальном обществе это абсолютно нормальное явление. Но не можем мы идти все в ногу. Не должно быть так. У каждого свое мнение. Сложность заключается в том, что нам с вами все поправки предоставили, условно говоря, как комплексный обед: или берешь, или отказываешься. Если бы у нас с вами была возможность за каждую поправку голосовать отдельно, картинка бы была другой. Что касается поддержки семьи, материнства, детства- ну, какой нормальный человек будет проти? Что касается нашей исторической память, государственности, неделимости территорий, о том, что народ является государствообразующим народом - кто будет против?
Это вещи, которые должны поддерживаться. Но как мэр избранный в результате прямых выборов, я никак не могла смириться с тем, что у нас теперь субъекты имеют право вмешиваться в назначение руководителей муниципалитетов.

РП: Вопрос: “Правда ли что вы машины чиновников продавали?”

СА: Правда. Но я бы больше все-таки акцентировала внимание радиослушателей не на то, что я продала, а на что мы направили эти деньги, это были не великие деньги, они не решили бюджетные проблемы города, но мы их направили на поддержку социального такси. Несколько предпринимателей организовали социальное такси в городе, где лежачих больных доносили до машины и заносили в специальные учреждения. Деньги отправили на поддержку. Я считаю, что именно разумное целеполагание и разумный подход - вот это более важно, чем ...Ну, я действительно продала и тот джип, на котором мэр должен был бы ездить. Я считаю, что если дороги плохие - надо не внедорожники покупать с хорошей проходимостью, а надо делать дороги. Мы начали делать дороги по 25 км в год. В этом году моя команда, которая осталась работать в г. Якутске будет делать уже 50 км.

РП: У вас там преемники? Вы чувствуете преемственность команды?

СА: Это мой первый заместитель. Он стал сейчас новым мэром г. Якутска.

РП: Классно.

СА: Это мои ребята.

РП: Вас спрашивают: “Вы оппозиционерка?”

СА: Ну вот как вам кажется, Роман, я оппозиционерка или нет?

РП: Неееет, нет.

СА: Вопрос мне, да?

РП: Я сейчас просто дополню. Вы оппозиционерка (если да, то в чем? если нет, то почему?). При любом ответе вашем расскажите о том, как вы относитесь к практике наличия в стране оппозиции? Кого бы вы назвали оппозицией?

СА: Я думаю, что в сложившемся определении оппозиции, я, конечно, оппозиция. Безусловно. Потому что, как вы видите, я выступаю против определенных решений, которые у нас на сегодняшний день в стране действуют. Я выступаю против сложившейся практики построения политической системы. Я категорически против засилья одной политической партии во власти. Я считаю, что это неправильно. Все-таки голос всех слоев должен быть услышан. Получается, что думские партии, которые получают федеральное финансирование, они сложились в определенный в ансамбль: кто-то играет на трубе, кто-то стучит в барабан, и все у ребят хорошо. А так быть не должно. Поэтому “Новые люди” намерены зайти в государственную Думу и вернуть туда дискуссию. В этом смысле мы оппозиционеры чистой воды.Но если вкладывать в понятие оппозиционер негативный оттенок как людей, пытающихся что-то разрушить или же повредить целостность страны, войти во взаимодействие с иностранными агентами, такое ведь понятие тоже в оппозицию вкладывают, правильно? То, конечно, в этом смысле нет. Мы за конструктивный диалог. И принятие конкретных решений. А не огульного критиканства, или еще чего-то. Я думаю, что мы новая, здравая, целостная оппозиционная партия.

РП: Вы сталкивались с противодействием людей каким бы то ни было вашим решениям. Если да,то как общались с людьми будучи главой города?

СА: Просто. Поскольку для меня мой инстаграм всегда являлся таким замером поддержки или поддержки того или иного моего решения, то я имела право как избранный глава действовать от лица жителей города. И если они одобрили избавиться от этого ненужного решения, то это воля народа, которой каждый чиновник должен был подчиниться. Если ты не подчиняешься, то значит ты имеешь право найти себе другую работу.

РП: Вы знакомы с Галиной Ширшиной и Евгением Ройзманом?”

СА: Нет, я с ними не знакома, но очень много о них читала. Ширшина - моя предшественника, и многие спрашивали, не постигнет ли меня ее судьба. Но я думаю, что есть некоторые коррективы. Все немного иначе выглядит. Но что касается Ройзмана, он активен в политике, я думаю, что все нормально там будет.

РП: Скажите, у вас есть прогнозы на предстоящие несколько месяцев? Что будет происходить в российской политике? К каким трендам готовится?

СА: Я думаю, что все-таки возмущение людей будет расти. Сейчас мы наблюдаем достаточно серьезную поляризацию. Она будет усиливаться. Обычно чем ближе выборы, тем острее настроения. Будет конкурентная борьба между партиями, и если сейчас вроде бы вразвалочку все выдвигаются, думские партии вообще не волнуются, они считают, что они свое возьмут, то конечно, нам новым и малым партиям нужно активизироваться, поэтому вы нас будете слышать и видеть чаще и чаще. Потому что наша задача - достучаться до умов людей, которые не ходят на выборы, и я пойму, если они не проголосуют за “Новых людей”, но важно прийти и проголосовать. За кого-нибудь, кто наиболее подходящий.

РП: Вы в данном случае боретесь за те 65%, которые не пошли или стараетесь отжать те голоса 35% людей, которые ходят?

СА: Я не уполномочена здесь заявлять о стратегии партии как таковой, об этом лучше спросить лидера. Но моя позиция, что в первую очередь мы должны бороться за те 65%, которые лежат на печи. И если есть возможность переубедить те 35%, которые ходят и делают одно и тоже, то это будет просто замечательно.

РП: С помощью каких средств, способов, методов за эти 65% бороться? Убеждать ли, встречаться ли? Идти на эфиры?

СА: Все. Абсолютно все средства и способы хороши, потому что очень разная аудитория. Кто-то до сих пор читает бумажные газеты, это здорово. Кто-то ушел в Тик-Ток, и это молодое племя, ради светлого будущего которого мы все бьемся и боремся, и туда тоже надо заходить, но для меня это пока “темный лес”.

РП: То есть, теоретически и там вас можно ожидать?

СА: Не исключаю. Вполне себе допускаю, но не понимаю, какой контент я могу там создавать. Сложно себя представляю там. Но может быть, потому что с молодежью тоже надо разговаривать на одном языке, площадке, там, где они понимают и слышат. Очень важно достучаться до молодежи. И чем мне еще симпатична партия “Новые люди”, что очень много молодежи, разумных, образованных ребят. Именно такие “новые люди” будут делать будущее России. Позитивное будущее.

РП: У нас в Пермском крае есть одна из постоянных проблем на повестке: вопрос оттока молодых людей, они выбирают очень часто Екатеринбург, Москву, Санкт-Петербург, Краснодар.Есть ли у вас какое-то решение на этот счет? Комплекс решений?

СА: В целом, когда поднимается уровень жизни населения, то автоматически это место становится более привлекательным для молодежи. Почему молодежь уезжает? Не потому что она такая плохая и не патриотичная, а потому что она уезжает в поисках лучшей жизни, более высокой зарплаты, интересной работы. В конце концов в поисках лучшего образования для своих детей, лучших детских садов, и ну и тд. Этот вопрос макроэкономический. Необходимо повышать уровень жизни любыми способами, которые есть у государства, любыми механизмами. Надо создавать условия. Сейчас пандемия внесла новые условия, одно из них это удаленная работа. И это один из плюсов, что можно работать теперь из того места, где удобно. Почему бы не из дома, берега реки, дачи и тд.

РП: Ну раз уж вы рассказали про удаленную работу, не могу не спросить, как вам пратика трехдневного голосования? Как вам практика голосования буквально в каждом дворе? Потому что про сами поправки вы сказали, а вот про практику?

СА: Ну вы же видите, что история развивается. Скоро будет электронное голосование через портал “Госуслуг”, а дальше мы будем как в Америке - по почтовым ящикам, в конвертах. Мне это не нравится. Опять же у небольших партий в части ресурса наблюдателей нужно поднимать огромную армию, чтобы все наблюдали. И, конечно, сама методология хранения, подсчета бюллетений, расходы муниципалитетов на избирательные комиссии, да много чего. Но, смотрите, первые выборы прямые по трехдневному голосования опять же прошли в Якутске, первые, по-моему, в РФ, и вы знаете, конкурентная борьба была очень острой. И трехдневное голосование не повлияло на результаты. По большому счету, если все правильно организовать, бояться нечего, но мне не нравится.

РП: Сардана Авксеньтева, экс-мэр г. Якутска, советник по региональной политике лидера партии “Новые люди”. Сардана Владимировна, спасибо вам большое!

СА: Вам огромное спасибо!


Обсуждение
817
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.