Верхний баннер
07:42 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 14 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 29 июля 2007

Провал в Березниках

Роман Попов:
Доброе утро. Доброе утро, город Пермь. Доброе утро., уважаемые пермяки. Мы начинаем «Утренний разворот» на пермском «Эхе». У микрофонов работают Вячеслав Дегтярников…

Вячеслав Дегтярников:
Роман Попов…

Р.П.:
И за звукорежиссерским пультом нам помогает Сергей Слободин. Начинаем, естественно, с Березников. Почему с Березников? Потому что если судить по сообщениям в Интернете, то там опять случилось что-то крайне страшное…

В.Д.:
Ну, не крайне страшное. Это должно было случиться, на самом-то деле.

Р.П.:
если судить по сообщениям официальных средств массовой информации, произошло то, что и должно было случиться. Сейчас мы пытаемся говорить с вами, уважаемые пермяки, пытаемся узнавать вашу точку зрения насчет того, что произошло в Березниках: страшно – не страшно. Но для начала несколько экспертных мнений попытаемся вам представить. И первое экспертное мнение...

В.Д.:
У нас на связи, насколько я понимаю, губернатор Пермского края Олег Анатольевич Чиркунов. Олег Анатольевич, доброе утро.

Олег Чиркунов:
Доброе утро.

В.Д.:
Что там произошло, Олег Анатольевич, в Березниках? Насколько это было ожидаемо, и насколько тяжелые последствия?

О.Ч.:
Год назад, как всем, в общем, известно, началось затопление шахты «Уралкалия». Год назад было спрогнозировано, что в том месте, где вода попадает в шахту, должна образоваться воронка. Это место расположено далеко от жилых районов, оно расположено в промышленной зоне, и, в общем, были следующие риски. Был риск, что эта воронка дойдет до Камы. Для того, чтобы этого не произошло, для того, чтобы минимизировать последствия, была построена специальная плотина. И был риск, что в противоположном направлении эта воронка может захватить железную дорогу. Ну, построен железнодорожный путь. Вот эта воронка образовалась ровно в том месте, ровно в том месте, которое предполагали наши ученые. И к счастью для нас, фактически вот посредине между железной дорогой и водной гладью. Сейчас ситуация не завершилась, ситуация развивается, эта воронка медленно-медленно растет. Это тоже прогнозируемо. Теоретически ее размеры должны увеличиться еще в несколько раз, но ничего критичного в этой ситуации, в общем, нет. Абсолютно это не означает, что у нас не существует сегодня никаких проблем по Березникам. События такого масштаба, тем более, имеющие природный характер, а это значит, сколько бы мы ни гордились там тем, что мы можем это прогнозировать, все это зависит не от нас – это зависит от природы. Мы просто должны держать руку на пульсе, контролировать эту ситуацию и принимать решения в зависимости от ее развития.

В.Д.:
Понятно. Еще один вопрос. Вот там в Интернете появились сообщения о том, что Андрей Мотовилов – это глава Березников – он как-то расходится с вами во мнении по поводу вот осушения Нижнезыряновского водохранилища, вернее, спуска там воды.

О.Ч.:
Это не связанные вещи. Необходимо разделить проблемы на несколько блоков. Первый блок – то, что связано с точкой затопления. Вот в этом месте у нас только два риска – железная дорога и вода рядом. А вот то, о чем вы говорите, это связано с другой зоной, вода туда поступит в районе первого декабря (пессимистичный прогноз). Оптимистичный прогноз – это весна следующего года. Действительно, следует инспектировать все инженерные сооружения, которые там находятся. Это делается. Сложность заключается в том, что не так-то легко снизить уровень этого водохранилища, по той простой причине, что из него запитаны промышленные предприятия, им требуется время для переключения. Более того, ряд из них не в состоянии переключиться на альтернативный источник. Ну, по крайней мере, в короткие сроки.

В.Д.:
Понятно. Там еще один момент. Насколько я понимаю, вот из-за этой воронки, которая сейчас образовалась, два поселка оказались отрезанными от мира, то есть там ведь дорога проходила.

О.Ч.:
Не правда. Значит, смотрите, воронка в промышленной зоне. Она фактически на территории «Уралкалия». На территорию «Уралкалия» никакие дороги гражданские, наши муниципальные, по определению заходить не могут. Основное, что попало в зону влияния, основное, что мониторинг сегодня с земли, с воздуха (неразборчиво) – это железная дорога. Я уже говорил, что вчера запущен резервный путь, приостановлено движение всех опасных грузов. То есть везут на сегодня де-факто только сыпучие грузы. Вот в чем проблема. Никаких там других вопросов в этой зоне просто не существует. Но на самом деле, в этой зоне были все журналисты, они показывали это там по телевидению, мы никак не ограничиваем информацию. Вы можете убедиться сами.

В.Д.:
Нет, мы в этом убедились. Мы вчера смотрели «Рифей», в восемь часов там был специальный выпуск. Да, я видел все это, конечно.

Р.П.:
Олег Анатольевич, еще следующий вопрос. Будут ли в связи с этим провалом сдвинуты как-то сроки расселения?

О.Ч.:
Со сроками расселения, еще раз подчеркиваю, это напрямую не связано. Это связано опосредованно. Понимаете, весь вопрос в том, какой объем воды поступает в шахту и как быстро вода затопляет вот объемы под землей. На сегодняшний день мы располагаем информацией по объемам поступления воды с запозданием. То есть мы не можем судить о том, что было там три – четыре дня назад, потому что методика не позволяет нам определить, с какой скоростью идет затопление. Но при пессимистичном прогнозе, подчеркиваю, 1 декабря – это вода начнет поступать под эти районы. При пессимистичном. А этот пессимистичный прогноз по цифрам сегодня гораздо выше того реального прогноза, который существует. Вместе с тем надо понимать, что это природа. Надо понимать, что там скорость затопления может быть самая разная. Мы в состоянии только мониторить и принимать решения. На сегодняшний день рисков нет. И поскольку я уже чувствую направленность вопросов, позвольте, я отвечу еще на один. Речь идет о том, что там образуются в огромных объемах газы, возможны якобы взрывы и, в общем, мы травим все, что вокруг этой воронки находится. Вчера действительно был рано утром выброс газа из этой воронки. Не было взрыва, но выброс был некий такой взрывообразный, очень большой, очень сильный хлопок. Но уровень ПДК в городе и даже в ближайшем расположении от этой воронки не был нарушен. Хочу вам сказать, что мы находимся сейчас вот эти уже двое суток на смотровой площадке, на штабной площадке, между вот этой воронкой и городом. То есть мимо нас ни тучи, ни что-то другое теоретически пройти не могут. При этом мы ни разу не пользовались никакими защитными приспособлениями типа противогазов. У нас ни разу не срабатывали приборы, личные приборы о превышении норм концентрации. То есть, в общем, высокая степень уверенности того, что выбросы этих газов не превышают к сожалению существующие выбросы газов на наших предприятиях в Перми или в Березниках, которые мы иногда с вами, например в районе аэропорта Савино, чувствуем по запаху.

В.Д.:
Ну, это-то могу подтвердить. У меня вместе с вами все это время работал мой брат. И он был рядом, оператором телекомпании «Рифей», поэтому я знаю четко, что вы там делали и что там происходило.

Р.П.:
Олег Анатольевич, сейчас вопрос… Если позволите, давайте вернемся к расселению. У нас вот такое непонимание вызвал следующий вопрос: по какому принципу проводилась черта, из которой уже расселяли жителей.

В.Д.:
Будут расселять.

Р.П.:
Да, будут расселять жителей. Через 50 метров, допустим, стоит еще какой-то дом, но он уже не попадает в эту зону. Есть ли такое, или вы расселяете каким-то образом какой-то микрорайон, может быть, или целый район Березников?

О.Ч.:
Вот смотрите, расселять мы будем те дома, по которым будет заключение ученых и уполномоченных на то государственных органов (с нашей стороны – это жилищная инспекция), то есть по каждому дому должно быть подготовлено соответствующее заключение. По каждому дому должно быть подготовлено и подписано комиссионное заключение о том, что он реально находится в этой зоне. Но для того, чтобы это заключение появилось, нам, как вы понимаете, нужны заключения ученых. Ведь в чем проблема… Когда просто дом аварийный – комиссия пришла, увидела трещинку и говорит: «Да, дальше в этом доме жить нельзя». Все эти дома в нормальном состоянии, на них нет трещинок, которые были бы основанием для признания аварийными. Поэтому они признаются аварийными на основании заключений ученых, что там есть под землей. Сегодня такого заключения, к сожалению, нет. Точнее, оно есть в черновике. Они его дорабатывают, и по договору с муниципалитетом, который был заключен уже достаточно давно, они обязаны нам в течение августа этот договор представить. Это не вопрос затяжки сроков, да, это не вопрос того, что это можно делать быстрее. Вот так идет изучение, нет другой ситуации. Но мы имеем некую промежуточную информацию о том, какие дома точно будут проблемными. Причем они делятся на несколько категорий: те, которые надо сносить, их на самом деле вообще немного. Значит, вторая категория – это те дома, которые надо укреплять фундаменты. Ну, например, в достаточно короткие сроки, например в течение года. Мы их тоже относим на сегодняшний день к тем домам, которые необходимо расселять и сносить. Есть дома, у которых выполнены конструктивные меры защиты в двухтысячные годы, новые дома. Значит, ну, чтобы не создалось впечатления о том, что мы говорим вообще там о половине Березников, я скажу, что мы сейчас с вами разговариваем о 29 многоквартирных домах, в которых проживают две тысячи жителей. Так вот по 16-ти домам из 29-ти мы уже сегодня, ну, давайте честно признаем, под свой страх и риск приняли решение о выкупе этих домов. Значит, что касается остальных домов, вместе с учеными смотрим и оцениваем эту ситуацию. Есть еще два микрорайона в Березниках малоэтажные. То есть вот там, где есть индивидуальный жилой сектор…

Р.П.:
Коттеджи.

О.Ч.:
Не всегда, не всегда. Коттеджи – это вот то, что рядом примыкает к многоквартирной застройке. А есть еще два поселка, два поселочка небольших, которые вообще там чуточку за чертой города, да, это Зырянка и Нартовка, значит, по которым решение не принято учеными, но они тоже это считают. Суть заключается в том, что по всем нашим нормативам, ну, даже не нашим, а, скорее, советским нормативам, то есть нормативам предыдущего периода, считалось, что если дом меньше 30-ти метров длиной, то в случае равномерного оседания поверхности, а именно это мы ожидаем вот в нашем случае, он, собственно говоря, никак не страдает в случае оседания. Обратите внимание, что значит оседание. Это значит не на глубине там 5 метров что-то осело - на глубине 200 метров. То есть толща там в 200 метров оседает. То есть вот физика процесса. Итак, по переселению. Мы не принимаем решений вот этих переселять, а этих не переселять. У нас есть вся карналитовая зона, по которой есть решение признавать дома аварийными в установленном законом порядке. Вот в этой карналитовой зоне мы будем признавать дома аварийными в установленном законом порядке. Еще один небольшой аспект, который я хочу обратить ваше внимание, если у нас есть еще сколько-нибудь времени.

Р.П.:
Да, конечно.

О.Ч.:
Вот смотрите, важно, как мы будем расс6елять людей. Вот если бы мы пошли сегодня по пути, что находили бы для них квартиры, брали бы его за руку и вели в эту квартиру, кому-то не нравится вид из окна, кому-то не нравится что-то другое. Мы же снова как бы оказались в такой специфичной ситуации. Все чрезвычайные ситуации обычно – это у людей разрушены дома, их куда-то там выселяют, а потом ищут жилье. У нас, к счастью, другая ситуация. У нас дома не разрушены, мы ждем рисков, которые у нас могут произойти, скажем, осенью, надеюсь – весной следующего года. «Надеюсь» – в смысле, что не раньше, чем весна. Надеюсь. Но рассчитываю на декабрь. Значит, у нас дома в нормальном состоянии. Мы людям говорим: «Переезжайте». Понятно, что они в этих условиях хотят, и это естественное желание каждого человека, не потерять. А ведь вообще, по-доброму, если мы им создаем какие-то проблемы, они переезжают, лучше, чтобы они как-то улучшили свои условия для того, чтобы не жалели они, что в жизни у них произошло это событие. Так вот, мы выкупаем сегодня квартиры. Начали сначала с одного из домов, просто чтобы отработать технологию. Дом этот – Ленина 2. Там на сегодняшний день 43 квартиры, которые принадлежат собственникам. Из этих 43-х 27, по-моему, квартир уже заключили договор, получили деньги и нашли себе самостоятельно квартиры и переезжают. Посмотрите, какая статистика. Это говорит о том, что большая часть людей, если им корректно заплатить деньги, если им заплатить справедливые деньги, в состоянии решить проблему, и нам не надо вмешиваться силой в их судьбу и вмешиваясь силой в их судьбу, порой вредить им.

Р.П.:
Олег Анатольевич, корректно заплатить деньги – значит ли, что вы, когда выплачиваете людям деньги за их квартиры, не учитываете, что дом находится в какой-то там зоне, например? А то ведь нам уже сообщают, что если квартира раньше в карналитовой зоне стоила до полутора миллионов, сейчас 800 тысяч, жилье в Березниках подскакивает на 30%, стоимость жилья. То есть жилье, которое нужно расселять, стоимость его падает, а жилье, куда нужно заезжать, предполагается, наоборот растет. Или это опять недостоверная информация?

О.Ч.:
Это называется живем легендами и сплетнями.

В.Д.:
Так лучше спросить, Олег Анатольевич.

О.Ч.:
да, это правильно. Значит, мы оцениваем квартиры по следующему принципу… Не мы оцениваем – мы наняли оценщиков, они это делают независимо. Как бы у жителей есть возможность самим заказать эту оценку. Мы оцениваем по принципу следующему. Сколько стоит такая же аналогичная квартира, которая расположена в Березниках, но не в зоне аварии. Более того, людям по закону возмещаются издержки по переезду и все потенциальные издержки, которые у них могут возникнуть в связи с переменой места жительства. Это новый Жилищный кодекс. Кстати, здесь мы оказались чуть ли не первыми. Раньше все это выселяли по другим нормативным актам, вот когда происходило ЧП, а мы попали в эту ситуацию после того, как вступил в действие новый Жилищный кодекс. И с уверенностью могу вам сказать, что Жилищный кодекс вот в этом отношении серьезно защитил права граждан, утвердив, что мы обязаны, мы обязаны это делать по рыночным условиям.

В.Д.:
Спасибо, Олег Анатольевич. Огромное спасибо, что вы нам все разъяснили. По крайней мере. Теперь все ясно и понятно.

О.Ч.:
Приезжайте в Березники. Здесь у нас на месте посмотрите, что происходит на самом деле.

Р.П.:
Олег Анатольевич, а вы в свою очередь как-нибудь заезжайте уже к нам в прямой эфир. Я думаю, что вопросов к вам от слушателей накопилось уже немало.

О.Ч.:
Вот как только мы закончим ситуацию в Березниках, а она ведь состоит из двух частичек: наша задача – мониторить ситуацию кризисную и вторая задача – строить жилье. Вот как мы запустим эти процессы, организуем окончательную работу, я вернусь в Пермь и приеду к вам.

Р.П.:
Огромное спасибо.

О.Ч.:
Всего доброго.

В.Д.:
Напомню, на связи у нас был губернатор Пермского края Олег Анатольевич Чиркунов.

Р.П.:
Свершилось, Вячеслав, свершилось! Я вас поздравляю, я жму вашу мужественную руку.

В.Д.:
В смысле, ты с чем меня поздравляешь?

Р.П.:
Ну как с чем? В эфире пермского «Эха» впервые за достаточно длительное количество времени у нас появился Олег Анатольевич Чиркунов.

В.Д.:
Ну, я думаю, просто до этого к нему никто не обращался. Вот и всё.

Р.П.:
До этого? Я тебя уверяю, до этого мы уже так истрепали мозги и всё остальное пресс-службе Олега Анатольевича, что, я думаю, что они уже при упоминании «Эха» начинают плеваться и креститься левой пяткой.

В.Д.:
Неправда это абсолютно, вот не согласен я с тобой, Роман. Абсолютно не согласен, потому что никаких проблем с тем, чтобы получить комментарии от Олега Анатольевича Чиркунова у меня не было.

Р.П.:
Комментарий да, конечно. Комментарии мы получили.

В.Д.:
И с тем, чтобы появился Олег Анатольевич в эфире «Эха», тоже у меня никаких проблем не было. Давай лучше к Березнякам перейдём. Олег Анатольевич довольно подробно рассказал, что произошло там на самом деле в эти выходные, не самые лучшее события, которые происходят, вот…

Р.П.:
Нет, насколько я понял, в принципе, могло же быть две стратегии, да, неких таких информационных, стратегия…

В.Д.:
Отличались информационные стратегии?

Р.П.:
Я тебе сейчас поясню.

В.Д.:
Ну давай.

Р.П.:
Я сейчас поясню. Информационная стратегия номер один – так как ничего критичного не произошло, об этом можно не говорить. То есть можно было абсолютно спокойно оцепить зону провала и просто промолчать про то, что там что-то произошло.

В.Д.:
Ром, вот смотри, вот давайте не будем передергивать и не будем качать лодку. На самом деле, вот очень серьезно сейчас говорю, много мы там шутили по поводу губернатора, в этот раз и ещё раз скажу: губернатор не занимается позициями, когда что-то пытается прятать и что-то пытается от кого-то скрывать. Ты слышал, как говорил Олег Анатольевич, ты понимал, что он полностью контролирует ситуацию. Он разбирается, действительно у меня вот вместе с ним вчера работал мой брат, оператором телекомпании «Рифей»…

Р.П.:
Я знаю.

В.Д.:
И чётко знаю, что не одевали там эти противогазы, и он работал в течении вот этих двух суток, как энерджайзер, понимаешь? То есть, не останавливаясь.

Р.П.:
Слава, Слава… да я ни чуть в этом не сомневаюсь. Что ты, в самом деле? Вот сейчас тоже начинаешь меня в чём-то обвинять. Я говорю, что вариантов информационной стратегии было два. Один из вариантов - прикрыться сообщением о том, что ничего страшного не произошло, и ни о чём не говорить. Наш губернатор выбрал второй вариант. И вообще, вот команда, да, они выбрали второй вариант. Я думаю, что этот вариант, несмотря на свою рисковость, рисковый, согласись, вообще шаг рисковый, сообщить всё. Абсолютно всё, полностью, вот всё, что происходит. Вплоть до мелочей. Я…

В.Д.:
Давай послушаем, что по этому поводу думает наши радиослушатели. 261-88-67. Итак, обсуждаем проблему в Березниках. Наверняка у кого-то там есть родственники. Кто-то за эти выходные слышался сними, сообщался, ну, может, кто-то был в Березниках.

Р.П.:
Да, кто-то, может, даже съездил, кто-то, может быть, в курсе о том, о чём не в курсе мы, вот, условно говоря так.

В.Д.:
Да, может быть, кстати. Итак 261-88-67. Если есть какие-то у вас мнения, суждения, давайте звоните. Будем общаться.

Р.П.:
Либо ICQ есть эфирное - 404-582-017. Я сразу захожу на один из наших форумов. Значит, смотрю, естественно, тему по Березникам - есть. Естественно. То есть, ничего страшного в этом нет. Причем тема продолжается старая. Вот тут вот на форуме присутствуют люди, которые имеют непосредственное отношение к науке, прямо скажем, да. Значит, они сообщают, в точности то же самое, что только что нам говорил Олег Анатольевич Чиркунов, да. Что идёт контроль, что каждые полчаса там, или каждый час в определенный промежуток времени снимаются новые показания. Всё полностью запланировано, всё спрогнозировано, да. И вроде бы никаких проблем нет. А всё дело в том, что мы ведь, видишь, Слава, мы за последнее время, как мне кажется, мы отвыкли немножечко, мы отвыкли от того, что у нас что-то в России может идти по плану. И поэтому сейчас вот подспудно ищём, в чём же подвох, в чём подвох. В чём нас сейчас вроде бы как бы обманули. В чём? И когда мы придём к выводу, что ни в чём это будет тоже само по себе обидно.

В.Д.:
Это тоже будет из… Знаешь, определённое событие. Начиная с вот этой катастрофы, которая была в Чернобыле, когда действительно всё это замалчивалось, и долгое время Россия жила слухами и там сообщениями голоса Америки, да. Вот начиная с того периода, у нас ощущение, что нас пытаются всё время обмануть. Вот сейчас, на мой взгляд, происходит событие, кардинально расходящееся с тем, что было тогда, тоже катастрофа, тоже довольно серьезная ситуация. Но мы видим абсолютно другу позицию власти, когда власть пытается объяснить. И вот помнишь, мы до эфира с тобой говорили, да, ну вот как, как объяснить человеку, дом которого не переселяют, и он находится в 50 метрах от того дома, который расселяют. Как ему объяснить, что он вне опасности? Это, наверное, невозможно. Ты видишь, вот позиция по этому власти такая, то есть, на мой взгляд, губернатор выбрал самую правильную, самую открытую позицию, которая может быть. И вот в этой ситуации, конечно же, если позиция будет продолжаться такой же, удастся вот этот социальный взрыв, который возможен в Березниках, его предотвратить.

Р.П.:
Слава, смотри. Сейчас всё-таки не будем идеализировать. Вот если мы говорим о том, что ситуация прогнозировалась, если мы говорим о том, что всё было известно заранее, то почему я ни в одном из информационных выпусков, да, ни в одной из передач, посвящённых ситуации в Березниках, я не услышал о том, что в конце июля будет там некий провал.

В.Д.:
Ром, ну это ты тоже, понимаешь, вот можно нагонять ситуацию, да, устраивать… Как это называется, я помню один случай из моей журналистской практики, когда одно сообщение в СМИ привело к разрушению банковской системы. Понимаешь? Не надо, не надо каркать. Вот это вот самое главное. Не иногда накалять обстановку. Понимаешь? Люди, конечно же, должны знать. Но не надо говорить заранее. Губернатор очень правильно сказал о том, что там природные явления происходят. Понимаешь? То есть природа - это тебе не… ну, не запланированный какой-то там, не размеренный, не знаю там, не отмеренный кусок, да. То есть, когда ты чётко знаешь, что в июле у тебя будет провал. В августе у тебя будет затопление. Если бы всё это знали, всё заранее, тогда бы это была не природа. Это был бы цех, механизм какой-то. Понимаешь? А это мы имеем дела с действительно абсолютно природными явлениями, и там, сам пойми, что происходит. Там происходят следующие вещи: то есть это же соль. И туда попадает вода. А соль, как ни странно, растворяется в воде. Вот в чём дело.

Р.П.:
Слав, я еще раз говорю о том, что, в принципе, у меня нет ни одного повода, ни одной причины для того, чтобы сомневаться сейчас в словах Олега Анатольевича Чиркунова. Нет у меня этих причин. Я просто хочу сказать, что слишком уж спокойно все это выглядит. Слишком спокойно…

В.Д.:
Выглядит это абсолютно неспокойно, я тебе еще раз повторяю…

Р.П.:
Нет, выглядит очень спокойно. Это выглядит крайне спокойно. Тут же задействовали все возможные резервы для того, чтобы сообщить, что все в порядке. Если рассматривать это как информационную стратегию: давайте мы все откроем, приезжайте, смотрите – это одно…

В.Д.:
Да причем здесь информационная стратегия?

Р.П.:
Но если рассматривать это как дымовую завесу – это совершенно другое. Слав, в данном случае я сейчас не пытаюсь передергивать. Я пытаюсь вот эту вот некую слащавость, которая… Официозную слащавость, которая в последнее время валит на нас из средств массовой информации, я просто пытаюсь ее как-то, не знаю, проанализировать, притупить, если хотите.

В.Д.:
Ну, хорошо. Ну хочешь сомневаться - сомневайся.

Р.П.:
Да, хочу сомневаться, хочу, ну а что делать-то? Я зачитаю. Вот сейчас открыл уже форум Терон.ру, один из наших самых любимых форумов. Интересное сообщение: «Ехал к родителям жены на такси, провал, говорят, был 70 метров. Утром, однако, тишина. Народ ездит. Только дирижабль появился. Ну, в принципе, все подумали: если дирижабль есть, значит, что-то было. Потом из ОБС - ну, Одна Баба Сказала – узнали, что провалилась столовая. Сегодня в новостях сказали, что провал 15 метров, продолжает увеличиваться. Однако жителям Березников ничего не грозит. Город, одним словом, стоит, но повторюсь: бахнуло не кисло». Это сообщение одного из пользователей Терон.ру, который…

В.Д.:
Вот, собственно, чем мы с тобой с утра и занимаемся, как бы мы развенчиваем слухи и пытаемся до людей донести ту информацию, которая на самом деле есть.

Р.П.:
Нет, Слав, это ты этим занимаешься, а я раскачиваю лодку. Ты мне про это уже сказал. Вот кстати, тут нам по ICQ пишут, 404-582-017, интересную мысль: «То, что это природное явление - это фикция. У нас в Перми есть горный институт УрОРАН. Они делали проект рудника – они просчитались». Нет, тут…

В.Д.:
Понятное дело, что человек вмешался в природу, понятно, что если б там не проходили разработки, никаких таких вещей, которые мы сейчас получаем в Березниках, мы бы не получили. Я думаю, даже больше, вот, к сожалению, не спросил у Олега Анатольевича об этом, я даже думаю больше, что, скорее всего, все вот эти вот проблемы, которые мы сейчас получили, мы получили в те самые 90-е годы, когда разработки шли…

Р.П.:
Нет-нет-нет, Слава.

В.Д.:
Нет?

Р.П.:
Мы их получили задолго до моего рождения.

В.Д.:
Да? ну хорошо.

Р.П.:
Абсолютно… Вот это я тебе говорю абсолютно точно: мы все эти проблемы, которые у нас есть сейчас, мы получили задолго до моего рождения. Год моего рождения – 1983. Мы их схватили еще в 70-х примерно. Пишут нам: «Почему не спросили, что думает губернатор про ответственность «Уралкалия»? Так, давайте так. Что такое ответственность «Уралкалия»? Вот сейчас… Я сейчас в двух словах объясню. Что такое ответственность «Уралкалия»? «Уралкалий» - это огромное предприятие. Если вы хотите сказать, что сейчас на кол нужно все руководство пересажать, то я вами не согласен. Почему? Потому что еще раз говорю: проблема началась задолго до моего рождения. Тогда руководство «Уралкалия» либо не находилось на своих постах, а может быть, так предполагаю, еще и не знали, что они будут возглавлять такое крупное предприятие. Поэтому к руководству «Уралкалия» сейчас, ну, вопроса как минимум быть не может. Чем они сейчас занимаются? Они занимаются сохранением своего реноме – раз. И исправлением ситуации – два. Ситуации, в которую, повторюсь, попали не они. Вот и все.


Обсуждение
23137
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.