Верхний баннер
07:03 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 14 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 26 июля 2007

На «Эхе» министр торговли края

Ведущий:
В студии Вячеслав Дегтярников. Это программа «Публичные люди». У нас в гостях министр торговли края Елена Гилязова. Здравствуйте, Елена Ефимовна.

Гилязова:
Добрый день.

Ведущий:
Вы у нас впервые. Я посмотрел по рейтингу упоминания в СМИ, вы занимаете пятое место. Довольно часто появляетесь в СМИ. Вы сказали, что, в общем, до эфира, что вы стараетесь отвечать на вопросы. Так?

Гилязова:
Да, безусловно, это так. Если люди спрашивают…

Ведущий:
Это позиция жизненная?

Гилязова:
Да, это жизненная позиция. Если есть вопрос, надо попробовать на него ответить.

Ведущий:
Ясно. У меня первый вопрос. Поскольку вы у нас впервые на «Эхо», поэтому будем знакомиться помаленьку. Функционал министерства, за что отвечаете?

Гилязова:
За что отвечает министерство, вообще, следует из его названия. Если заметили, совсем недавно оно изменилось. Теперь мы называемся Министерство развития торговли и предпринимательства. Мне вообще очень нравится, что в названии министерства есть слово развитие, потому что это, ну, это заданный вектор, да. И все то, что мы делаем. Оно должно быть нацелено на развитие. А в рамках министерства есть четыре крупных функции. Ну, там есть подфункции. Первая крупная функция очень интересная, про которую было бы, наверно, рассказать, это госзакупки. Потому что на самом деле государственные органы, органы исполнительной власти являются точно такими же покупателями на рынке, как и все остальные. И существующее законодательство, собственно говоря, оно позволяет сделать эту процедуру прозрачной, доступной любым желающим увидеть, что там происходит, и, в принципе, регулируемой всеми возможными правовыми методами. Вот это одна из функция – организация госзакупок в крае. Вторая функция, которая есть у министерства торговли, это функция, связанная с регулированием потребительского рынка. На самом деле торговля относится к тем отраслям, где регулирование чрезвычайно невелико. По сути дела, мы регулируем только небольшие некоторые области. Ну, например, розничный алкоголь. Ну, например, заканчивается, скажем так, деятельность по регулированию игрового бизнеса. Может, говорить о том, что на сегодняшний день в рамках этого управления большое внимание уделяется рынкам в связи с вышедшим федеральным законом 271-м. Третье управление – это управление маркетинга и развития. Т.е., по сути дела, это то управление, задача перед которым стоит – это развитие всего того положительного и позитивного, что есть в торговле. Ну, и, наконец, четвертое… Да, в этом же управлении и туризм. Многострадальный, который…

Ведущий:
Который перекидывают туда-сюда, как мячик.

Гилязова:
Ну, у нас много в министерстве торговли того, что немножечко покидали и сейчас забили гол к нам в ворота.

Ведущий:
Это хорошо.

Гилязова:
Да, мы рады. Туризм – сфера перспективная и интересная. Ну, и, наконец, четвертое управление, которое находится в стадии организации, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы, это предпринимательство. Малый бизнес. Т.е., на сегодняшний день мы принимаем по сути дела это направление, и оно тоже органично входит в структуру министерства торговли. Вот, собственно говоря, такова структура.

Ведущий:
Давайте тогда с самого начала и начнем. С госзакупок. Должен сразу сказать, что я немножечко простыл, и Елена Ефимовна немножечко простыла, поэтому в эфире два простуженных таких сидят. Ну, погода такая. Так что вы нас немножко извините, если мы немножко будем гнусавить, наши уважаемые радиослушатели. Вот. С госзакупок. Когда-то, ну, не знаю, директора школ, да, все это делали немножко самостоятельно. Потом, на мой взгляд, все дошло до некого маразма, когда все надо куда-то отправлять наверх, все заказы, заявки. Вот здесь поясните. Насколько нужно централизовать все это дело?

Гилязова:
Знаете, централизация, децентрализация – это всегда проблема во всех областях, какую бы вы не взяли. Мы, на самом деле, в крае предложили определенную модель исполнения государственного заказа, в которой постарались централизовать процедуру и децентрализовать ответственность. Понимаете, с одной стороны, директор школы, который осуществляет руководство школой… Ну, кстати, к сожалению, очень часто ему некогда заниматься образованием, ему надо работать, по сути дела, завхозом, да. Но, тем не менее, который несет ответственность за расход и должен иметь возможность определять, что ему нужно купить. С другой стороны, законодательство и общество желало бы контролировать, что деньги, которые бюджет выделяет на содержание, предположим, конкретной школы…

Ведущий:
Ну, школа, больница, не важно.

Гилязова:
Ну, не важно, да. Т.е., любого государственного учреждения, они тратятся, ну, скажем так, с максимальной эффективностью. И не являются способом поддержания благосостояния близких, там, к руководству школы людей и так далее, и тому подобное. Вот желание, с одной стороны, позволить человеку принимать решение и нести ответственность за процессы, за то, что он приобретает, как он расходует эти деньги. С другой стороны, избавить его от сложных процедур. А закон 94-й. федеральный закон, регулирующий госзакупки, очень сложный. Он, во-первых, несовершенный. А, во-вторых, он очень сложный. И на самом деле достаточно трудно, начиная с ноля просто попробовать купить что-нибудь в рамках этого федерального закона. Поэтому мы постарались централизовать саму площадку. Но оставить за органами исполнительной власти полномочия быть госзаказчиком. Т.е., по сути дела, заказывать товар. В то же время некоторые органы исполнительной власти, тем не менее, они обладают правом это централизовать. Но вы в курсе общей логики, которая существует в правительстве края, когда создаются Агентства управления бюджетными учреждениями. И они уже делегируют эти права конкретным школам, больницам и так далее. Т.е., вот если коротко, то система такова. Не знаю, понятно или нет. Уточняйте.

Ведущий:
Вот тут меня всегда вопрос по конкурсам возникает. Там вот параметры, они, как бы, с одной стороны, вроде бы прозрачны, да, параметры эффективности закупок. С другой стороны, какие-то такие-то, как бы, недоделанные. На мой взгляд. Если я ошибаюсь, вы меня поправьте. Ну, допустим, не знаю, вот такой параметр, как низкая цена, да. Он, как бы, является, на мой взгляд, определяющим сейчас во всех этих конкурсах. Но это же не всегда правильно.

Гилязова:
Ну, могу сказать, что это никогда неправильно, да. Потому что когда мы с вами чего-то покупаем для себя, то мы точно знаем, что нам нужно понимать соотношение цены и качества. При этом закон, еще раз повторюсь, он очень сложный. И в нем много дыр. Но в нем, действительно, много несовершенства, которое надо продолжать шлифовать. Но, тем не менее, в нем есть возможность сформулировать требования к качеству исчерпывающим образом. А уже потом при равном качестве выбрать то, что является минимальным по цене. Либо же заложить несколько критериев. Но уже тогда, когда я обозначила качество нужного мне товара, да, доля меня определяющими критериями могут быть и некоторые другие. Ну, например, срок исполнения работ. Возьмем тот же наш пример – школа, да. Предположим, директор школы готов заплатить дороже, но получить результат, т.е., законченный ремонт, в определенный срок, да, в более сжатый. Но точно, что до 1 сентября. А в ряде случаем, может быть, еще раньше. И для него может быть критерий срока, например, определяющим. Ну, и так далее. Т.е., критерии эти законом определены. И на самом деле формулирование самой конкурсной документации, или, если хотите, технического задания, оно позволяет обозначить необходимые требования к качеству. Другое дело, что очень часто наши госзаказчики, сформулировав тех.задания наспех, в последний момент, уже когда поздно и ничего нельзя исправить, начинают хвататься за голову. Т.е., условно говоря, если я обозначил, что я хочу там, ну, определенный предмет, но не указал его качественные характеристики, то я точно вынужден буду покупать самое дешевое по закону.

Ведущий:
Понятно. Т.е., все вопрос в том, как формулируется сам заказ. Вот в этом проблема.

Гилязова:
Безусловно. Это одна из проблем. Далее, как проводится процедура. Ну, проблем, на самом деле, достаточно много.

Ведущий:
Ясно. Давайте ко второму пункту перейдем. Тоже меня всегда интересовало – регулирование рынка. Особенно в связи с вот событиями, которые разворачиваются вокруг нашей… наших рынков, действительно, реальных рынков, т.е., тех, которые базары, да. Вот. Ну, ликвидируются эти рынки. Но в то же время, ну, не знаю, для меня как-то это странно все. Особенно мини-рыночки вот эти исчезают. В той же Европе был. Их там море. Их там море, и они остаются. Это и определенная какая-то часть и культуры. А у нас как-то все пытаются загнать под крышу какие-то большие гипермаркеты. Тем самым, мне кажется, мы теряем, не беру экономическую составляющую, Но и часть культурного пространства.

Гилязова:
Смотрите. На самом деле, все, что касается с ситуацией с рынками, вообще все очень сильно неоднозначно. Но, во-первых, давайте попробуем определиться с понятиями. Мы в рынки, в смысле базары, действительно, вкладываем все, что вне магазина. Все, что вне магазина, это рынок. 271-й закон, в принципе, понятие рынка определил более жестко, да. Во-первых, он определил, что это имущественный комплекс. Во-вторых, что это то место, где свободно назначается цена. А большое количество тех мини-рынков, о которых вы говорите, это просто, ну, комплекс павильонов. Причем, в ряде случаев это павильоны крупных производителей с товаром, который там торгуется в тех же магазинах, да, там, колбаса, молоко и так далее, и тому подобное. Это далеко не прямой в виде там людей, произведших какие-то, вырастивших овощи, там, в приусадебном хозяйстве, да, или в садах, огородах, и продающие. Это, как правило, просто продажа тех же товаров или продуктов, ну, бытовая химия, например, ну, например, канцтовары. Но только в условиях, значительно более худших, чем в магазине и не отвечающих требованиям санитарного законодательства. Знаете, я вот, действительно, убеждена, т.е., не потому что, я, там, министр, и должна говорить что-то такое, а как потребитель, я убеждена, что когда я покупаю шампунь, который торгуется с открытого лотка зимой, который был переморожен 5 или 10 раз, то, не смотря на то, что у него такая же бутылочка, как в магазине, а покупаю я его дешевле, я покупаю принципиально иной продукт. Принципиально иной товар. Потому что там нет, там не соблюдены те условия хранения, которые для него проложены. Еще более тяжелая ситуация с продуктами питания. Вот на самом деле, когда мы говорим о регулировании рынка, есть же две стороны, да. С одной стороны – это продавец, который хочет продавать. С другой стороны - покупатель, который хочет не только дешевле купить, но вообще-то, который еще хочет не умереть после того, как он съест того, что он купил.

Ведущий:
Ну, понятно, да.

Гилязова:
Ну, и не попасть на больничную койку, да. Когда мы, например, с вами знаем, что требование товарного соседства, которое обязательно проверяется при открытии любого магазина, когда нельзя одними и теми же руками продавать разнородные продукты, сплошь и рядом не соблюдается, например, на рынках – это критично. Когда мы знаем, что у продавца, торгующего на этом рынке нет условий сходить в туалет и помыть руки, но при этом он режет вам колбасу, наверно, стоит подумать. А надо ли сохранить такие формы торговли? Другое дело, то, что вы говорите о национальной культуре. Есть ремесленничество. Есть различного рода изделия народного промысла. Есть продукты, выращенные в приусадебном хозяйстве. Есть ягоды, грибы, собранные в лесу. Вот надо создать систему, которая бы позволяла продавать все эти товары, но при этом с соблюдением санитарных норм. Т.е., по сути дела, вот эти вот вещи надо понимать, да. Поэтому, еще раз, возвращаюсь к началу. Рынки – это только часть нашей торговли. И к ним, действительно, на сегодняшний день законодательство предъявляет серьезные требования. То, что вы говорите о так называемых мини-рынках , не относится к категории рынка. Ну, если мы о терминологии говорим. Это так называемая мелко розничная торговля, которую на сегодняшний день регулирует муниципалитет своими решениями. Но никак не краевая власть. Т.е., это задача муниципалитета, предположим, Пермь решить будущее того или другого мини-рынка. В ряде случаев, кстати, мини-рынки были открыты на тех землях, на которых вообще можно было располагать только временные сооружения. Потому что, например, по Генплану там пройдет дорога, и так далее, и тому подобное.

Ведущий:
Но Генплана нет пока. Подождем, когда появится.

Гилязова:
Ну, тоже верно, конечно. Хотя в ряде случаев мы понимаем, что, где и когда пройдет.

Ведущий:
Это понятно. Так. Теперь давайте вот все-таки поговорим еще, вот прыгаем немножко по темам. Но первый эфир, естественно, мне все любопытно. Я первый раз на фронте. И мне везде интересно. Это из моего любимого фильма «Турецкий гамбит». Вот. Туризм. Туризм. О нем много говорили. Я не говорю пока про внутренний туризм, про ввозной туризм. Он очень сложен. Вывозной туризм. Вот здесь какова ваша регулирующая функция? Особенно сейчас летом это очень важно, да. Ведь кидалово на рынке туризма, оно происходит просто регулярно. С регулярностью, я не знаю, там, ну, в общем, попасть может любой. Вот недавно довольно известный человек в Перми Анна Водоватова, выезжая в Турцию, попадает там в довольно неприятную историю, когда ей предлагают вместо одной гостиницы другую. Здесь ваши функции, именно, регулирующие, контролирующие. Как вы там можете влиять на этот рынок?

Гилязова:
Вот, смотрите, здесь…

Ведущий:
Или я что-то не так спросил? Если что-то не так спросил, вы меня поправляйте. Я ведь не знаю. Я же ни чиновник. Сложно судить.

Гилязова:
Я поправлю, с вашего разрешения.

Ведущий:
Конечно.

Гилязова:
Вот смотрите. Все, что касается сферы выездного туризма, оно не требует регулирования на уровне субъекта. Там существует федеральный закон, который регулирует эти взаимоотношения. Ну, вы знаете все нововведения. Не будем их обсуждать. Они вошли, в принципе, в строй, да. И соответственно защита прав потребителей, она существует, во всяком случае, должна существовать всегда, когда вы выступаете как потребитель и покупаете любой товар. Неважно, что это, товар или услуга, да. Т.е., в данном случае мы говорим о покупке тур.услуги. Мы знаем на сегодняшний день, что риски потребителя при покупке тур.услуг должны быть застрахованы. И что существуют, собственно говоря, те способы, с помощью которых мы защищаем свои права. Когда нам продали некачественный товар. Вот это в полном объеме распространяется и на тур.услуги. Тогда, когда мы говорим о выездном туризме.

Ведущий:
А когда мы говорим о въездном туризме, т.е., туризме, когда мы здесь принимаем. Вот недавно у нас здесь в студии был Краснов, да, он как раз занимается этим активно. Он говорил, что существуют огромные проблемы. Ну, понятно, что Пермский край представляет просто из себя уникальное место для того, чтобы организовать сюда въездной туризм. Но, в то же время, вот ни гостиничный бизнес не развит. И это понятно, что там надо вкладывать какие-то большие. Ни транспортный, ни какие-то другие коммуникации не позволяют говорить о том, что эта отрасль будет как-то развиваться. Ну, по крайней мере, на мой взгляд.

Гилязова:
Вы знаете, я соглашусь с первым тезисом. О том, что у Пермского края есть уникальные туристические ресурсы. Но еще раз повторюсь. Они уникальны. Хотя они не обладают, может быть, определенной бесспорностью. Ну, как, предположим, озеро Байкал, да. Или там, ну, я не знаю, египетские пирамиды, да. Или еще чего.

Ведущий:
Ну, да, т.е., такие брендовые всемирно известные вещи.

Гилязова:
Тем не менее, у нас замечательные туристические ресурсы, которые на сегодняшний день не превращены в продукт. По сути дела, они не упакованы, да. Они не превращены в тот продукт, который может быть продан. И здесь опять таки соглашусь с вами. Говорить о въездном и внутреннем туризме серьезно можно говорить после того, когда, ну, по крайней мере, мы будем иметь комфортные условия для прибытия гостей в наш город. С этой точки зрения те планы, которые есть по реконструкции, там, железнодорожного вокзала, там, аэропорта, они, собственно говоря, уже обозначают определенные временные рамки, да. И мы можем с вами сколько угодно сетовать и рвать на себе волосы, что у нас этого нет до сих пор, но, по крайней мере, я удовлетворена тем, что это будет в ближайшее время, да. Т.е., это, если хотите, некие знаковые вещи, которые позволяют вообще дальше говорить о необходимости создания туристического продукта. Ну, т.е., они позволяют. Следующий момент, о котором необходимо здесь сказать, он выглядит таким образом. Когда развивается край, а мне все-таки кажется, что локомотивом развития туризма для нас все равно становится деловой туризм. Потому что именно деловой туризм края экономически достаточно развит. Может стать тем локомотивом, который по сути дела сделает выгодным вложения в индустрию гостеприимства. Т.е., гостиницы, т.е., это различного рода вещи, связанные с общепитом, рассчитанным не только на местное населении. Ну, и так далее. Транспортные какие-то вещи и маршруты. Это вещи инфраструктурные. Следующий момент, о котором хочется сказать, это все-таки элемент некого бренда. Вот с своей точки зрения я могу вспомнить нашумевшую в свое время идею, которую Олег Евгеньевич Ощепков предлагал, да, т.е., о Пермском периоде. Но на самом деле те регионы, которые имеют, ну, относительно интересный, но не уникальный, ну, скажем так, не брендовый на сегодняшний день ресурс, должны быть превращены в бренды. И вот само это превращение в бренд оно носит чисто условный характер. Это некий креатив, это некая идея, которую упорно развивают в течение какого-либо периода. И которая, в конечном счете, не может быть повторена никем. Ну, если хотите то, что там, что касается Пермского периода, с моей точки зрения, это один из тех брендов, одна из тех идей, которая может быть раскручена. Можно любую идею довести до абсурда. Я достаточно много читала и слышала в эфире по поводу там расходования бюджетных средств на динозавров. Ну, понятно, что…

Ведущий:
Есть такое. Есть у нас. Ну, естественно, схватились тоже. Нам, журналистам, только кинь такую идейку, естественно все это дело обсосем.

Гилязова:
Давайте я вам кину еще одну идейку…

Ведущий:
Давайте.

Гилязова:
… над которой вы тоже сможете потом очень долго, скажем так,

Ведущий:
Ну, говоря молодежным сленгом, стебаться, так скажем.

Гилязова:
Да, во. Вот это вот самое слово. С моей точки зрения есть еще одна штука, которая в массовом создании за пределами края широко раскрутилась. И просто преступление, что мы на ней не зарабатываем деньги. С моей точки зрения это Молебка. Ну, если вы помните, там, 90-е годы, да, у нас Пермь, по сути дела, там стала центром…

Ведущий:
Всех НЛО страны.

Гилязова:
Всех НЛО. Замечательная идея, понимаете? Если Великий Устюг родина Деда Мороза, то почему Пермь не может стать родиной НЛО? С моей точки зрения тоже идея, которая при должном развитии, да, может стать тем самым центром, на которых, ну, куча людей неравнодушно относящихся к иным цивилизациям сюда приедут. На сегодняшний день, кстати, в Молебку люди едут. Но они практически ни рубля не оставляют на территории нашего края. Они едут с палатками. Они берут с собой еду, да. Наша-то задача, по сути дела, первая, создать инфраструктуру, раскрутить это как туристский продукт, да. И дальше собирать деньги. Я уж не буду говорить про мультипликативный эффект. Насморк мешает сложные слова говорить.

Ведущий:
Елена Ефимовна, у нас сейчас, к сожалению, мы вынуждены прерваться на федеральные новости. Я передам слово нашим московским коллегам. И вернемся сразу после половины часа.

Ведущий:
Продолжаем программу «Публичные люди». У нас в гостях министр торговли Пермского края Елена Ефимовна Гилязова. Сейчас в этой части я включаю наши телефоны. 261-88-67 телефон прямого эфира. Если у вас есть вопросы к министру торговли, задавайте их. И эфирное ICQ работает 404582017. У меня вопросы к министру торговли точно есть, поэтому я продолжаю. Уже телефонный звонок, да? Ну, давайте, будем приоритеты соблюдать – радиослушателей вперед. 261-88-67. Слушаем вас, здравствуйте.

Слушатель:
Здравствуйте. Роман меня зовут. Я хочу поддержать уважаемую гостью в части Молебки. Мне всегда обидно, что это как-то не используется. Хотя в других регионах я вижу там какие-то вообще визиты по приземлению космонавтов делают, вообще, ну, таким мультибрендом что ли, как модно говорить. Вот. Но у меня вопрос на самом деле по другой части. Вот. Это повышение цен на хлеб. Дело в том, что на пресс-конференции вы сказали о том, что цену у нас повысились в среднем на 15 процентов. Вот, извините меня, пожалуйста, но как-то не получается у меня, как у потребителя. Т.е., я подчеркиваю, что я потребитель, не как какой-то там специалист. Просто я ходил и покупал у одного, так сказать, хлебокомбината, у другого тоже на конкретном месте. Т.е., это, рынок на Пожарского в микрорайоне Парковый. Цена буханок хлеба стоила 90 рублей 60 копеек. Если разделить, там, на 100 процентов, вывести 1 процент и потом умножить на 20, получится рубль 92. А буханка хлеба выросла в цене на рубль 90 ровно. Но простите меня, это ближе к 20 процентам, а не к 15. Т.е., она сейчас стоит 11.50. В других районах города, в принципе, такая же ситуация. Там разница, ну, 10 копеек. Вот, ну, не получается 15 процентов. Может быть, все-таки стоит разобраться с вашими подчиненными, которые вам дают?

Ведущий:
Понятен ваш вопрос. Спасибо, Роман. Есть, что прокомментировать?

Гилязова:
Да. Конечно. Тогда, когда мы с вами, Роман, пытаемся определить общий процент подорожания на основе одного сорта хлеба или тем более одной буханки, то у нас могут возникать результаты разные. Существует ведь общий процент. Мы понимаем объемы хлеба, которые подаются по тем или по другим сортам. Нам эти цифры, те цифры, которые мы обозначали и они соответствуют действительности, мы их взяли по основным сетям города. Т.е., всю розницу мы не мониторили. Сети, все четыре сети крупные, которые у нас есть – «Виват», «Семья», «Добрыня» и «Пятерочка» - мы промониторили цены, помножили, посмотрели, какой сорт, в каком объеме продается. И в результате вычислений получили тот процент, который мы озвучили. При этом я не исключаю того, что здесь могут колебания, которые связаны с тем, что сегодня, ну, например, начнут покупать более дешевый хлеб в большем объеме или более дорогой, тогда эта цифра несколько будет колебаться. На момент, когда мы эти вещи озвучили, это выглядело именно так. И я еще раз подчеркиваю, что на сегодняшний день основные производители хлеба озвучили, что они не планируют повышение цен на хлеб в ближайшее время, если не произойдет каких-либо форс-мажорных обстоятельств. Я подчеркиваю – форс-мажорных обстоятельств. На сегодняшний день о них не говорит ровно ничего. На сегодняшний день мы по объемам урожая, который сегодня собрали, идем лучше, чем в прошлом году. Аналогичные вещи были заявлены и представителя крупной розницы, которые великолепно понимали, что хлеб не есть товар эластичного спроса. Будь он дешевле или будь он дороже объем, который его продается, он не сильно будет меняться. Про хлеб главное, чтобы он был. Вот именно на этих основаниях мы сделали вывод о проценте. Хотя еще раз по конкретным позициям. Есть позиции в «Пятерке», на которых цена повысилась на 6 процентов. Есть позиция в «Семье», по которой цена повысилась на 23 процента. По той простой причине, что они на протяжении прошлого года держали цену на эту позицию ниже, чем все остальные.

Ведущий:
Ну, понятно. Телефон прямого эфира 261-88-67. Если будут вопросы, дозвонитесь. По поводу хлеба еще раз подчеркну, уважаемые радиослушатели, хлеб будет. Никаких проблем с хлебом у нас тоже не будет. И, действительно, урожай, по крайней мере, там, в Краснодарском крае позволяет говорить о том, что у нас все хорошо в этом плане … (неразборчиво). Поэтому успокойтесь, закупать муку не надо, не бегайте в магазины лишний раз и не устраивайте панику. Давайте вернемся вот к бренду, на самом деле. К бренду продвижения. Продвижения туристического рынка. Но ведь на том же западе, да, мало что известно про нас. Про наш край. Западный турист, в общем, турист интересный для нас. Имеется в виду, европейский, американский турист. Что вы собираетесь предпринимать в этом направлении? Тут потребуется, в первую очередь, финансовые вложения.

Гилязова:
Безусловно, продвижение Пермского края, в том числе, информационное как того края, где есть достойный тур.продукт, это наша задача. Безусловно, для этого потребуется определенные деньги. Ну, я не знаю, вы, возможно, в курсе, что нами был объявлен конкурс на написание программы по туризму Пермского края. На уровне вчерашнего дня подведены итоги. Есть победитель. Честно не вспомню сейчас его название, но на сайте оно уже опубликовано. Это все можно увидеть. Задача вот этой самой программы как раз разработать определенную стратегию, да, по которой мы будем двигаться в русле развития туризма в Пермском крае. Но то, что понятно уже на основании концепции, на основании много другого, что одним из важнейших моментов является налаживание информации и выход с этой информацией за пределы края и страны, это абсолютно очевидно. И эту задачу мы будем решать обязательно одной из первых. Второй момент, который касается информации, это информация, если позволите, внутренняя. Ну, вот, скажите, если у вас, да, я тоже могу вопрос вам задавать, нет?

Ведущий:
Конечно. Пожалуйста. У нас свободный эфир.

Гилязова:
Если у вас возникает желание, ну, например, в эти выходные поехать куда-нибудь отдохнуть. Не к себе на дачу, а, ну, я не знаю, в пансионат, просто в домик на берегу реки, там, поохотиться, не дай бог, или рыбку половить. Что вы делаете?

Ведущий:
Что я делаю? Я беру газету, или обращаюсь к своим знакомым, не знаю, там, узнаю как-то у них. Скорее, у них узнаю, где хорошо, где плохо.

Гилязова:
Вот это вот одна из основных проблем. У нас ведь внутренний потенциал достаточно высокий. Мы сами пермяки, да, жители Пермского края находимся в информационном голоде. Потому что, с одной стороны, мы не знаем, что у нас есть, где я смогу себе забронировать место для качественного отдыха, за исключением, может быть, двух-трех предприятий, да, которые вкладывают достаточно серьезные деньги в свое продвижение. А малый бизнес, который сейчас усиленно идет в туристическую область, он не потянет сам промоушен своих собственно возможностей для… ну, жителей края и приезжих. Поэтому с этой точки зрения одна из задач, которую мы перед собой ставим, это как раз наладить систему продаж вот тех вот самых туристических ресурсов, которые у нас есть в крае. Я считаю., что это штука должна простимулировать в том числе и развитие малого бизнеса в туристической сфере. Потому что для них уже будет готов маркетинговый канал. Ну, вы, наверное, хорошо знаете, насколько это значимо. С моей точки зрения, система, ну, может напоминать, с одной стороны, турбюро, которые есть на западе, с другой стороны, если хотите, аналог театральных касс. Т.е., это некое место, где аккумулирована информация, где я могу понять, если я сегодня захотела покататься на горных лыжах, то где, в скольких точках Пермского края есть подъемники, где я могу зарезервировать для себя место, чтобы переночевать там, а непонятно где – в машине или еще каким-то образом. Сравнить стоимость, ну и так далее. Т.е., по сути дела спланировать свой отдых. Я думаю, что вот эта информационная составляющая тоже является очень значимой для развития туризма, для продвижения туризма в Пермском крае.

Ведущий:
Ясно. У нас где-то минута остается до местных новостей. Я, наверно, начну… Во-первых, должен с вами согласиться. На самом деле это совсем недавно столкнулся с этой проблемой, с проблемой поиска, где можно отдохнуть внутри нашего края. И понял, что кроме «Ключей», пожалуй, ну, еще… еще один санаторий, сейчас не вспомню, да, я ничего не знаю. Вот. И все там забито на самом-то деле. В «Ключах» продажи закончились последние октябрь месяц. Т.е., раньше октября ничего нет. Везде стоп-сейл.

Гилязова:
Неудовлетворенный спрос просто колоссальный.

Ведущий:
У нас уже появилась Евгения Романова. Сейчас мы, наверно, ей слово тихонечко будем передавать. Напоминаю, у нас в гостях министр торговли Пермского края Елена Ефимовна Гилязова. Вот. После местных новостей мы вновь вернемся в эту студию. Телефон прямого эфира 261-88-67. Эфирное ICQ 404582017. Вы сможете задать свои вопросы и послать какие-либо сообщения. А пока предаем слово Евгении Романовой.

Ведущий:
Мы практически завершаем наш эфир. Нам осталось меньше восьми минут говорить с министром торговли Пермского края с Еленой Ефимовной Гилязовой. Вот, значит, напоминаю телефон прямого эфира 261-88-67. Эфирное ICQ 404582017. Если вопросы будут, можете звонить. Вернусь, наверно, к любимой на этой теме у меня и у пермского «Эха», особенно в «Утреннем развороте», это к посланию губернатора в той части, где он говорил про развитие малого и среднего бизнеса. Это, наверно, к вам, как к министру торговли, близко, да. Что можете сказать? Он сказал, что это необходимо делать, что будем делать активно, вот. Но сам механизм как-то вот пока не просветил. Какие механизмы будут?

Гилязова:
Ну, на самом деле, незадолго до послания была встреча губернатора с представителя малого бизнеса.

Ведущий:
Да, я помню.

Гилязова:
И собственно говоря, все в одном ключе. Т.е., одна из основных мыслей, которую, насколько я понимаю, Олег Анатольевич хотел донести в своем послании, она касается того, что государство уходит из многих сфер, где, собственно говоря, оно перестает оказывать услуги. Оно становится, как оно, наверно, и должно быть, их заказчиком. И по сути дела мы исходим из того, что в ближайшее время малый бизнес должен освоить ту сферу, где он пока себя чувствует очень осторожно. Ну, не очень уверенно. На самом деле малый бизнес себя уверенно чувствует в области торговли. Оказание услуг уже несколько сложнее в производственной сфере. И совсем… Простите, оказание бытовых услуг. И совсем плохо в области медицинских услуг, образовательных и так далее, и тому подобное. Ну, на ноги начало становиться малое предпринимательство в коммунальной сфере. Т.е., вот это вот одна из мыслей, которая была, собственно говоря, губернатором озвучена. Другая задача, которая поставлена уже непосредственно перед нами, перед нашим министерством, это разработка, внесение в Законодательное собрание программы по развитию малого предпринимательства в Пермском крае. Собственно говоря, многие вещи сейчас будут осмысляться несколько по-другому. Поскольку не подписан пока президентом, но прошел думский и в Совете федерации закон о малом предпринимательстве. И собственно говоря, вот соединяя эти вводные, мы по всей вероятности приступим к программе. Единственное, что бы я считала вот важным озвучить. С моей точки зрения вообще в терминологии есть проблема. Малое предпринимательство, это точно не те люди, которых надо поддерживать. Кстати, это плагиат. Кто-то из малых предпринимателей мне эту формулировку, пожалуй, и подарил, даю. Социальная поддержка это для тех, кто слаб. Правда? Ну, т.е., это там дети без родителей, это пенсионеры и так далее, и тому подобное. Это те слои, которые, действительно, нуждаются в поддержке. А предприниматели – это наиболее активная часть населения.

Ведущий:
Но и само название – предприниматели. Предпринимают что-то.

Гилязова:
Конечно. Ну, зачем ему костыли? Ему не костыли нужны. Ему нужно помочь в создании инфраструктуры. Вообще, на самом деле, задача государства создавать условия, да. Т.е., не легатировать какие-то там вещи, не протягивать там, ну, я не знаю, подпорки и костыли. А создавать условия, при которых те, кто могут, шли бы вперед. Вот это вот задача. Поэтому еще раз вернусь к названию. Развитие предпринимательства, но не его поддержка. Вот я бы так расставила акценты. И здесь, с моей точки зрения, основные задачи опять таки инфраструктурные, да. Это информационная инфраструктура. Эта инфраструктура связана с тем, что на сегодняшний день многие малые предприниматели не в состоянии создать бизнес план, да, хотя они в состоянии создать, может быть, производство и все понимают в технике. Но они не могут превратить это в бизнес продукт. И они нуждаются на самом деле в таких структурах, которые в состоянии это для них сделать. По сути дела, перевести с производственного языка на язык банковский. Может быть, упаковать это таким образом, чтобы по это можно было бы выдать деньги. Втора история, это, конечно, структура, готовая финансировать. Структуры. Не структура, а структуры, инфраструктура. Финансировать малое предпринимательство. Да, конечно, это рискованное финансирование. Но оно возможно и оно необходимо. И весь Запад знает эти практики. И на самом деле все вот эти вот самые штуки, которые касаются инфраструктуры малого бизнеса они сами по себе малый бизнес. Т.е., по сути дела, это ниша на рынке. Ниша абсолютно свободная. Честно говоря, хочется сказать. Господа, вот еще одна ниша. Давайте начинать в ней работать. Давайте будем создавать некие структуры, которые будут являться фабриками по производству малых бизнесов. С этой точки зрения я бы остановилась еще, может быть, на одном моменте. Мне кажется, что мы недооцениваем и те вещи, которые связаны с продвижением продукции Пермского производства за пределы края. И по моим представлениям здесь тоже задача просто организовать структуру, организовать, соединить бизнес здесь и там. Ну, условно говоря, если я занимаюсь продажами, ну, не знаю где, пусть в Казахстане, то 90, ну, 90 нет, ну 50 процентов моего успеха как продажника, это найти конкурентоспособный продукт, правда?

Ведущий:
Конечно.

Гилязова:
Ну, если у меня есть талант. Мы на сегодняшний день предполагаем возможность найти эти конкурентоспособные продукты, и мы их уже видим на территории Пермского края. И я бы хотела создать структуру торгпредов, которые работают напрямую с производителями и зарабатывают на продаже пермского товара. Ни коим образом не на бюджетные деньги. Потому что я сразу себе представляю кучу всяких помпезных офисов по всей стране, существующие на бюджетные деньги Пермского края, и ничего не делающие. Тут должен быть не чиновник, тут должен быть бизнесмен, для которого продажа пермского товара это его личный успех, его личная прибыль. А наша задача создать, ну, по сути дела, лифт, трубу, как хотите, в которую, с одной стороны информация, да, о товаре попадает, и с другой стороны она попадает в хорошие руки. В руки людей профессионалов. А дальше все остальное должен выстраивать бизнес. Поэтому вот, если говорить о предпринимательстве… Да, и еще одна мысль, пожалуй, о предпринимательстве. Мне кажется, что, когда мы говорим сегодня о развитии предпринимательства, мы должны делать основной акцент на молодежи. Почему на молодежи? Мне кажется, что достаточно понятно. Возможность стать предпринимателем появилась достаточно давно. Не так давно, как в других странах, но достаточно давно. И те люди из старших поколений, кто хотели и могли…

Ведущий:
Они уже стали ими.

Гилязова:
… уже стали. Уже стали. Они уже не нуждаются в поддержке, если они были способны чего-то сделать. Как правило. Да. И предпринимательство это, на самом деле, тот выбор, который бы, очень хотелось, чтобы делала молодежь. Там, конечно, больше ответственность, больше риск. Но и больше драйва. А это ведь молодежная штука. Потому с моей точки зрения мы нацеливать свои программы во многом должны именно на молодежь. С этой точки зрения мы начали прорабатывать одну из возможных программ с Высшей Школой Экономики. Чуть рано говорить о ней. Но я думаю, когда-нибудь мы еще с вами встретимся, и я расскажу.

Ведущий:
Хорошо. Спасибо, что немножко проанонсировали. Собственно говоря, на этом наш эфир завершается. Вы слушали программу «Публичные люди». У нас в гостях была министр тор

Обсуждение
34529
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.