Верхний баннер
08:57 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 14 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 19 июля 2007

Ситуация на Пермском пороховом заводе

Ведущий:
Это программа «Публичные люди». В студии Вячеслав Дегтярников. У нас в гостях Геннадий Эдуардович Кузьмицкий. Здравствуйте, Геннадий Эдуардович.

Кузьмицкий:
Здравствуйте.

Ведущий:
И Виталий Яковлевич Толстогузов. Это председатель профкома
Пермского порохового завода. Здравствуйте, Виталий Яковлевич.

Толстогузов:
Здравствуйте.

Ведущий:
Говорим мы сегодня о ситуации вокруг порохового завода. Она так обострилась сразу после фейерверка, который был после фестиваля, буквально, через два дня. Все взорвалось. Только взорвалось не у нас над Камой, а взорвалось в Москве. Давайте начнем с, как бы, с развития событий. Вот я до эфира говорил с вами, Геннадий Эдуардович, по поводу того, что буквально на фестивале я писал с вами интервью. Вы выглядели абсолютно спокойно, не ожидалось никаких перемещений. Или это мои ощущения? Или вы внутри как-то ожидали, что может быть какая-то отставка, что может быть какие-то подводные камни?

Кузьмицкий:
Да нет, никаких ощущений не было. Я даже тогда и не знал о том, что я приглашен на совещание. Телеграмма пришла в понедельник, в которой меня приглашали на совещание к одному из заместителей руководства Роспрома. Вот. И каких-то разговоров о возможных претензиях вообще не было.

Ведущий:
Понятно. Сейчас вы заявляете, что не согласны с решением Роспрома. Спрошу буквально, как в моем любимом фильме «Турецкий гамбит», основания, ваши основания так судить, что они в чем-то не правы?

Кузьмицкий:
Ну, оснований достаточно много. Но о том, что я не согласен с этим решением, я заявил, заявлял, вернее, и заявляю не сейчас. Я заявил об этом 3 числа, когда мне там два клерка, один советник, а другой помощник, вручили приказ о расторжении трудового договора. Реакция там была, понятно, такая… люди были просто удивлены. Обычно в такой ситуации руководитель пытается говорить о том, что он этого не заслуживает, и со мной вы неправильно поступаете. И кончается это все, ну, если не слезами, то, по крайней мере, написанием заявления по собственному желанию. Предлагается 5 окладов и все, на этом вопрос заканчивается. Здесь была совершенно другая реакция.

Ведущий:
Т.е., они не ожидали от вас реакции, что вы не согласитесь с их решением?

Кузьмицкий:
Мало того. Я еще и назвал это решение, ну, если не преступным, то, по крайней мере, таким, которое, в общем-то, они даже не представляют ту реакцию, которая, возможно, будет после того, как это решение будет, ну, обнародовано.

Ведущий:
Понятно. Виталий Яковлевич, профсоюз, насколько я понимаю, заявил о готовности сейчас каких-то забастовочных действий. Вот позиция профсоюза тоже на чем основана? И почему вот так резко отреагировали?

Толстогузов:
Ну, мы считаем, что просто-напросто нарушаются права нашего члена профсоюза. Потому что даже в соглашении, вот … (неразборчиво) записано, что информироваться профсоюз с точки зрения принятия решений по прекращению трудового договора или заключении трудового договора. Это первое. Второе, мы оцениваем это как просто произвол, который произошел в данном случае. В принципе решается судьба не только Кузьмицкого, а каждого работника трудового коллектива. Трудовой коллектив очень болезненно отреагировал на это дело. А связано в первую очередь с тем, что надо знать специфику работы предприятия. И, в принципе, на предприятии специфика такова, что безопасность каждого, это взаимное условие обеспечения работы, так? Т.е., руководитель рассчитывает, что каждый нижестоящий работник исполнит свою работу так, чтобы от другого не пострадал и никто не пострадал, а работник считает, что именно грамотное решение руководителя обеспечит ему безопасность. Вот в чем вопрос-то.

Ведущий:
Понятно. У нас есть несколько вопросов, которые поступили на форум. Заранее мы объявили, что вы будете у нас в эфире. И есть телефон прямого эфира. Мы договорились, что будем включать его практически сразу с момента начала передачи. Сейчас я его объявляю. 261-88-67. Если есть вопросы, задавайте. Эфирное ICQ 404582017. И начну с тех вопросов, которые поступили на форум. Может быть… Я зачитаю полностью. «Может быть, господин Кузьмицкий талантливый руководитель и принес огромную пользу оборонной промышленности и стране в целом, пороховому заводу в частности. Но нельзя не признать, что в хозяйственной деятельности почти невозможно достичь успеха, не пользуясь противоречиями в законодательстве и знакомстве с нужными людьми в кавычках. Но сливать деньги посторонним при наличии долгов по зарплате? Вопрос. Но брать кредиты по повышенным ставкам, все знают, почему это делается? И спросите, какое соотношение между заработком рабочего и заработком генерального директора он считает правильным – в пять раз, в 10 раз, в 30 раз, еще больше» И дальше пишут «у меня к таким людям вопросов больше нет. Пусть следствие задает вопросы». Прокомментируйте.

Кузьмицкий:
Ну, я, в общем-то, на подобные вопросы и следствию отвечал достаточно регулярно. За последние 3, наверно, 3, а может даже 4 года, подобные вопросы возникали постоянно. Ну, я могу сказать, вот, с последнего начать. Какое должно быть соотношение? Соотношение определяется трудовым договором, который заключается с руководителем. Его оклад должен составлять 7 средних заработных плат по предприятию. Вот. Вот это такое соотношение устанавливает собственник. И не выше, так сказать, не ниже это соотношение не должно быть. Таковы правила. То, что касается других вопросов. Ну, про долги по зарплате, наверно, можно было бы уже прекращать разговаривать, потому что на Пермском пороховом заводе, начиная с декабря прошлого года, нет такого вообще понятия – долги по зарплате. А то, что было на заводе имени Кирова, ну, на это уже достаточно и по этому поводу, и на эту тему достаточно много говорили. Да, действительно были сложные времена. Долги по заработной плате достигали до 6 месяцев. Но никогда вопрос о том, как тратить деньги, там, тратить их на благотворительность, не тратить их на благотворительность в коллективе не обсуждался. Потому что решение, как и сколько тратить на благотворительность, принимается обычно на профсоюзной конференции при заключении трудового договора. А в дальнейшем идет только его исполнение. Под этим соусом подавались вроде бы такие, существовали такие мнения, что вот как же так, как совесть там позволяет. Ну, такие были времена и такие решения принимались. А то, что касается нужных людей, которые в кавычках, можно без нужных людей обходиться. Вот я, наверно, один из тех руководителей, которым нужные люди в моей работе были не нужны.

Ведущий:
Понятно. Вопрос по кредитам тоже тут задавался, по завышенным ставкам.

Кузьмицкий:
Ну, вопрос по кредитам… Ну, вот завышенные ставки. Ну, если считать завышенная ставка 13 процентов, под которую брались кредиты, я не знаю. Весь вопрос в том, что вообще сам процесс получения кредитов идет через процент согласования этих и кредитов, и этих кредитных ставок с собственником. Там даже не разрешение, а согласование. И вот эти все кредиты они берутся при наличии письменного ну, письменного разрешения, в котором пишет там руководитель «Уважаемый Геннадий Эдуардович, вот я там вам разрешаю взять кредит в таком-то банке под такой-то процент». Вот о чем речь. А все остальное – это придумано.

Ведущий:
У нас уже есть телефонный звонок. 261-88-67. Слушаем вас. Здравствуйте. Алле, говорите.

Слушатель:
Здравствуйте. Меня зовут Лариса Львовна. Я знаю, что ситуация на заводе сложилась критическая, что прежнее руководство, возглавляемое Кузьмицким Геннадием, не смогло решить проблемы в свое время, а также наделало огромное количество долгов порядка 150 миллионов. И сейчас пытается переложить ответственность за всю сложившуюся ситуацию на новое руководство. У меня вопрос к Кузьмицкому. Почему Александр Дибижев, возглавивший новое руководство завода должен отвечать за ошибки Кузьмицкого, по вине которого сложилась эта критическая ситуация? И почему Геннадий Эдуардович Кузьмицкий так активно уходит от ответственности за свою деятельность?

Ведущий:
Ваш вопрос понятен.

Кузьмицкий:
Да. Я с удовольствием отвечу на этот вопрос. Я вообще никогда ни на кого не перекладывал ответственность. Но, если новый директор возглавил предприятие, он должен на этом предприятии работать. А то, что касается долгов, 150 миллионов, я вам могу сказать, что это сводное исполнительное производство в свое время размер задолженности завода имени Кирова составлял 1 миллиард 600 миллионов рублей. А вот на сегодня это остались последние долги 150 миллионов. Там известна схема, по какой они будут закрываться. Вот. Одни пени, которые пенсионный фонд выставил в это сводное исполнительное производство, мы уже в суде доказали, что мы их не должны платить, и буквально неделю, или вернее две недели назад 45 миллионов списали, как и положено было по постановлению правительства. А в основном, там кредиторы пятой очереди. Это даже предприятия, т.е., это долги там 2000-го, даже 99-го года. Там часть предприятия уже существовать перестала. Т.е., мы обычно по этой схеме работали. Ну, и что такое 150 миллионов, даже если говорить об этих долгах у предприятия, которое сегодня имеет оборот около 3 миллиардов. Вот когда у нас оборот был 600 миллионов, а долгов было на 2 миллиарда, вот тогда, наверно, можно было говорить. Но эту проблему мы решили без смены руководства. Эту проблему реши коллектив завода имени Кирова.

Ведущий:
Еще один вопрос задам с форума. «То, что сейчас происходит вокруг завода имени Кирова, - пишет нам радиослушатель, - это истерия и политиканство. Предприятие казенное, казенное, т.е., государственное. Т.е., хозяин – государственный аппарат. Он может принимать решение о руководителе, если какой-нибудь конторе ООО, АО, там, значит, это учредители примут решение о смене руководителя, кто будет им возражать? Никто. Даже, если ошибочность решения очевидна, никто не вмешивается в процесс политического управления предприятием. Возможно, позднее, потеряв деньги, владелец сам поймет ошибку и будет ее исправлять. Спросите господина Кузьмицкого, попросите господина Кузьмицкого перечислить объекты недвижимости, и бизнесы, которые он поставил под свой контроль или контроль афилированных с вами лиц, а также в период директорства на государственном предприятии. Например, о конторках, через которые в разные периоды организовывались боковые финансовые потоки завода». Есть такое?

Кузьмицкий:
Ну, боковых финансовых потоков завода не существовало вообще никогда. Ну, а вообще по сути постановки вообще этого вопроса я хотел бы сказать следующее. Понимаете, да, решение принял Роспром. Но Пермский пороховой завод это предприятие, в уставе которого, который, кстати, утверждается постановлением правительства Российской Федерации, записано, что предприятие создано для обеспечения национальной безопасности. И вот здесь произошло то, что произошло. Не Роспрому решать по большому счету, кто должен руководить этим предприятием. Наверно, да, ему предоставлена эта функция. Но не Роспром сегодня определяет судьбу предприятия, которое создано для обеспечения национальной безопасности. Не случайно этим вопросом сейчас занимается и Фрадков, и Иванов, и военно-промышленная комиссия. Т.е., вообще-то хотелось бы, чтобы все закончилось на Роспроме. Роспром принял такое решение, у Роспрома есть такое право. И вот все, на этом все заканчивается. Нет, оказалось совершенно не так. Это действительно, предприятие, которое создано с целью национальной безопасности. И поэтому вопрос такую широкую огласку получил. И говорить, что тут какое-то политиканство, я считаю совершенно не правильно. А что касается тех объектов недвижимости и афилированных структур, ну, я уже не знаю, в прямом эфире, не в прямом эфире, но уже даже в последнее время перестали про это говорить. Ну, наверно, еще кто-то вспомнил. Вот. Обычно говорят, там, стадион «Прикамье» записан на мою жену. Я всегда просто задаю вопрос. Тогда, если стадион «Прикамье» записан на мою жену, хотя это практически невозможно, потому что это федеральная собственность, то почему тогда в хоккейном корте не организовали рынок, на футбольном поле не организовали гольф клуб, а в баскетбольном зале «Прикамье» играют в баскетбол, а не устроили ночного клуба. Ну, это же не правильно. Та же самая жена мне скажет, ну, как же, это мое, почему там бесплатные секции, почему там в футбол играют. Вот на этот вопрос почему-то ответа не находится. И всегда заканчивают эту тему. Вот. Это к вопросу тех объектов, которые там Кузьмицкий, там, на кого-то чего-то записал. Ну, вообще, конечно. Я отвечаю, потому что я просто отвечаю.

Ведущий:
Нет, ну, мы с вами договорились, что я задаю все вопросы. Это же понятно, это ж свободное радио, поэтому мы, в общем, допускаем любые вопросы. Главное, чтобы вы могли на них ответить. А уже там наши радиослушатели будут принимать решение, кому они верят – этому вопросу или ответу Кузьмицкого. Есть еще один телефонный звонок. 261-88-67. Слушаем вас.

Слушатель:
Алло.

Ведущий:
Здравствуйте.

Слушатель:
Здравствуйте. Меня зовут Ольга Ивановна. У меня вопрос к господину Кузьмицкому. Вот на каком основании идет забастовка? Потому что во времена долгов по заработной плате их не было. А сейчас ущемления прав работников нет. Причины вот забастовки прокомментируйте, пожалуйста.

Ведущий:
Я боюсь, Ольга Ивановна, это не к господину Кузьмицкому вопрос.

Кузьмицкий:
Да, ладно, я отвечу. Ну, во-первых, никакой забастовки нет, а есть забастовочный комитет. Вот, действительно, вы правильно сказали, когда были долги по зарплате, забастовок не было. Потому что коллектив понимал ситуацию, в которой находится, и, в общем-то, коллектив видел пути выхода из этой ситуации. И вопрос о какой-то забастовке никогда не стоял. А сегодня вот под это слово забастовка пытаются, ну, затолкать ситуацию, которая сложилась. Никакой забастовки нет. Есть обыкновенный протест. В какой форме он будет выражаться, это еще не ясно. А это процесс естественный. Протест коллектива, который не согласен с этим решением, и в общем-то, думает о себе. Заботится о себе. Это норма защиты. Нет тут никаких оснований. Их и никто не собирается, так сказать, под это дело подводить. А действительно, бастовать-то нет. Ну, вроде бы так по идее, наверно, была бы выгодна ситуация, ну, если так на обывательском языке каком-то рассуждать, что сейчас бы вот задержка по заработной плате, там, и прочее, и прочее, и прочее. Нет, все, зарплату-то заплатили.

Ведущий:
Насколько я понял, вчера заплатили зарплату?

Кузьмицкий:
Нет, всю, это окончание. А платили-то и раньше. Т.е., как была работа, так она и есть. И зарплату заплатили, и налоги заплатят. Все заплатят. Вот. А вот хотелось бы все свести, что вот нам не заплатили зарплату, мы теперь вроде бы будем бастовать. А зарплату нам не заплатили из-за того, что там прежнее руководство… Ну, оно не прежнее, я так не хотел бы говорить, что неправильно, там, все создало проблемно и все.

Ведущий:
Так скажем, отстраненный Роспромом Кузьмицкий, да?

Кузьмицкий:
Да, да, да, да.

Ведущий:
Что-то там нагадил. Виталий Яковлевич, есть, что добавить по забастовке?

Толстогузов:
Ну, есть. Мы, еще раз повторяю, мы сегодня спорим не с новым руководством завода. Мы ведем спор, можно сказать, трудовой почти спор, так, с Роспромом. Нам как-то надо выразить свой протест. Поэтому на конференции все приняли решение и решили, что мы будем отстаивать свою позицию до конца. Для этой цели мы для обеспечения вот всех коллективных действий мы создали забастовочный коллектив. Создали его. Ему даны полномочия, которые он будет использовать в случае необходимости. Бастовать сегодня никто, ничего не объявлял. И нарушать мы процессы, которые есть, мы не собираемся. Потому что на таком заводе организовать забастовку не так-то просто. Там надо обеспечить минимум всех работ в обеспечении жизнедеятельности предприятия, в безопасности людей, населения, района, сохранности имущества.

Ведущий:
Ну, вот я и хотел спросить. Предприятие-то особенное. Вообще, вы как работники предприятия, имеете право на забастовку? Я вот по закону не помню.

Толстогузов:
Значит, по закону так, что в отдельных производствах нельзя делать забастовку. Нельзя в первую очередь охрану завода снимать. Нельзя обеспечивать пожарную безопасность…

Ведущий:
Не обеспечивать пожарную.

Толстогузов:
Не обеспечивать. У нас свой водоподъем и так далее. В этих случаях должно все работать. Энергообеспечение. Ну, есть производства, где непрерывный процесс идет, мы тоже не имеем право отвлечь людей. А там, где прервали производство, т.е., сегодня продукцию не делают, почему люди не имеют право бастовать? Это их законное право.

Ведущий:
Понятно. Т.е., в случае забастовки, я вот хочу уточнить, потому что это важно, это безопасность населения в первую очередь, да, в случае забастовки все вот особо важные производства, они будут работать, и никакой угрозы для жизни населения не будет.

Толстогузов:
Нет, все должно обеспечено, у нас есть меню работ. Он, кстати, утвержден агентством, согласовано с ЦК профсоюза. Вот мы это обязаны все обеспечить. И второе. Мы естественно, что должны поставить о начале забастовки, как минимум, за три дня руководство завода.

Ведущий:
Понятно. У нас есть еще один телефонный звонок. 261-88-67.

Слушатель:
Здравствуйте.

Ведущий:
Здравствуйте. Представьтесь.

Слушатель:
Николай Иосифович. У меня вопрос вот в сфере политики, раз приезжал Зюганов. Вот первое. Все-таки, почему не поддерживается «Сотрудничество», так? И почему «Сотрудничество» не поддержало директора, значит, члена этой ассоциации. Когда были выборы. И, значит, проиграны были выборы, значит, представителю другого района, который, в принципе, известно, что он 6 лет там бассейн строил. И вот как раз и председателю профкома здесь вопрос. Почему вот тогда коллектив не поддержал? И если б он победил как, значит, вот по одномандатному округу, то, наверно, было бы меньше и претензий со стороны начальства. И вообще наверно такого б резонанса не было.

Ведущий:
Понятен ваш вопрос. У нас меньше двух минут есть. Кто начнет отвечать?

Кузьмицкий:
Ну, давайте я отвечу. Ну, во-первых, действительно, я прошел по партийным спискам. Но я вам должен сказать, что никогда такого процента КПРФ не набирало в Кировском районе. Т.е., по некоторым округам, по некоторым избирательным участкам он доходил до 23-25 процентов. Это вот отношение именно работников завода к тому, что я шел в законодательное собрание. Ну, а говорить о том, что «Сотрудничество». Ну, это позиция «Сотрудничества». И я считаю, что они поддерживают, потому что не обязательно там выпускать какие-то обращения или прочее. Но, по крайней мере, трудовой коллектив «Машиностроителя», который возглавляет член «Сотрудничества» Ломаев, они такое обращение направили в НИИПМ, да еще целый ряд предприятий. Я не хочу перечислять, потому что обращений с поддержкой и с возмущением на губернаторский сайт было направлено больше 200. Ну, и вчерашнее решение Законодательного собрания, мне кажется, ни по одному вопросу Законодательное собрание так не голосовало. Когда поставили резолюцию по обращению к Фрадкову, где написали, первое, незаконно снят, а второе… а в конце восстановить на работе, в зале присутствовало 47 депутатов. И все 47 проголосовали «за». Такого единения, ну, это, вообще, я не верил. Т.е., настолько внимательно все слушали. А там же и руководители предприятий, и бизнесмены, и все. Они просто, они высказали свое отношение вот путем нажатия этой кнопки к тому, что происходит.

Ведущий:
Я извиняюсь, сейчас вынуждены будем прерваться на федеральные новости. Это программа «Публичные люди». Мы вернемся сразу после федеральных новостей. Сейчас слово нашим московским коллегам.

Ведущий:
Продолжаем программу публичные люди. В студии Вячеслав Дегтярников. У нас в гостях Геннадий Эдуардович Кузьмицкий, бывший… не могу сказать бывший, в общем, назову так – депутат Законодательного собрания Пермского края. Вот.

Кузьмицкий:
Лучше так.

Ведущий:
Виталий Яковлевич Толстогузов, председатель профкома Пермского порохового завода. Значит, вот вопрос до федеральных новостей стоял об участии Геннадия Эдуардовича в выборах. И там вопрос стоял, почему он не шел по одномандатному округу, почему пошел по партийным спискам. Вы хотели что-то добавить?

Толстогузов:
Я хотел добавить. Я не согласен с мнением товарища, который задал вопрос, о том, что работники завода не поддержали Геннадия Эдуардовича по одномандатному округу. Мы поддержали его. Но сегодня доля работников завода, жителей района менее 10 процентов. Поэтому, естественно, что мы не могли в этом плане обеспечить такой процент. Ну, и второе. Не надо закрывать глаза на то, что сегодня при выборах играют деньги. Ну, а Геннадий Эдуардович шел, как говорится, … (неразборчиво) за идею. Поэтому, естественно, что многие категории электората, так называемого, она пошла там, где деньги платят.

Ведущий:
Понятно. Телефон прямого эфира 261-88-67. Эфирное ICQ 404582017.Если есть вопросы, задавайте. Вот появилось вчера в СМИ и сегодня, если не ошибаюсь, в одной из газет сообщение такое из Роспрома, там, вам шла речь о какой-то проверке в Роспроме, вот. Там вначале, все, когда вот появились первые сообщения о вашей отставке, да, говорили о столовой, там еще о каких-то вещах. Тут гораздо более серьезные факты были приведены. Насколько это соответствует истине? Насколько это точные сообщения? И о чем вообще идет речь? Поясните. Я знаю, что вот, как бы, тоже разбирались в ситуации.

Кузьмицкий:
Ну, в общем-то, как развивались события? Они, в общем-то, еще год назад приезжали люди, которые готовили документы о моем… о расторжении со мной трудового договора, они сюда приезжали в составе проверки, которая, там, в нарушение всех приказов роспромовских по проверкам была проведена. После этого появился некий акт, за который меня там на другой день должны были снять с работы. Этот акт был, в Роспроме был рассмотрен. Не знаю, утвердили его или нет, потому что на предприятие… меня с ним не знакомили. На предприятие он не возвращался. Хотя опять же по приказу того же Алешина должны ознакомить и руководителя. В течение месяца он должен высказать свои отношения, свои, так сказать, возражения, если существует акт. После этого должно приниматься решение, что же делать с этим актом. Но тут решение приняли практически сразу. Отправили его в генеральную прокуратуру. Вот такой страшный акт, просим генеральную прокуратуру разобраться. Ну, генеральная прокуратура разобралась, и поступил, наверное, ответ, который не устроил тех людей, которые этот акт писали. Генеральная прокуратура написала в заключении, что все это рассмотрено и оснований для прокурорского вмешательства нет. Такой ответ был. И после этого наверно интерес к этому акт перестал каким-то образом проявляться. И еще раз повторяю, это касалось деятельности завода имени Кирова в период 2004-5-го года и первого полугодия 2006-го. Ну, а сейчас, когда надо объяснять было как-то, вспомнили про этот акт. Вот. Кстати, в адрес «Эха Москвы» отправили некие материалы, которые… это точная копия того акта, который отправлялся в генеральную прокуратуру, только фамилию человека закрыли и номер исходящего не поставили. И направили, ну, дополнив там, видно, как-то сделав, дополнив еще дополнительными замечаниями, которые есть по земле. Т.е., актами вроде бы сегодняшнего дня. Что в нарушение, там, чего-то, кто-то там заключил. Вот. Но, там опять же, как говорить об этом акте? Во-первых, я еще раз говорю, другое предприятие, во-вторых, те все замечания, которые там были, они, практически все устранены, хотя и акта мы не получали. Ну, и вот основание для расторжения, тогда у меня еще был контракт, там был одно – задержка заработной платы свыше трех месяцев. Ну, видно понимая причины этой задержки, тогда почему-то, ну, т.е., за этот акт меня почему-то даже выговора не объявили.

Ведущий:
Понятно. Есть один еще телефонный звонок. 261-88-67. Слушаем вас. Здравствуйте. Алле. Говорите.

Слушатель:
Алло.

Ведущий:
Здравствуйте.

Слушатель:
Здравствуйте.

Ведущий:
Как вас зовут?

Слушатель:
Асхат Ибрагимович. Кузьмицкий, ответьте, пожалуйста, на два вопроса. Первый вопрос. Какой вред причиняет здоровью населения Кировского района своей производственной деятельностью пороховой завод? И второе. Почему вы согласились на размещение на территории вашего завода такого опасного предприятия, как, ну, по сжиганию ракет? РТП … (неразборчиво) НИИПМ

Ведущий:
Хорошо. Ну, не имеет, правда, вопрос отношение к нашей сегодняшней передаче. Но вы готовы ответить?

Кузьмицкий:
Да, конечно. Но никакого вреда жителям Кировского района деятельность Пермского порохового завода не приносит. Вот. А что касается второго вопроса. То, что размещено на территории завода стенд по сжиганию, который принадлежит НИИПМ. Ну, во-первых, НИИПМ существует, где-то, наверно, с…

Толстогузов:
С 52-го года.

Кузьмицкий:
Да, с 52-го года. Вот. Да, с 52-го года. И оно там было размещено. Т.е., им принадлежит 155 гектар земли. И никакого отношения к территории завода не имеет.

Ведущий:
Т.е., оно там всегда и было.

Кузьмицкий:
Всегда оно там и было. И соглашаться, не соглашаться. Ну, в 52-м году мне еще 3 года было. Меня вряд ли кто спрашивал?

Ведущий:
Безобразие какое. Почему в 3 года-то согласились с этим размещением? Еще один телефонный звонок. 261-88-67. Слушаем вас.

Слушатель:
Здравствуйте.

Ведущий:
Здравствуйте.

Слушатель:
Ансар. А не считаете ли вы одну из причин то, что Москва, отмониторив причины, можно сказать, проигрыша «единороссов» прошедших выборов в ЗС Пермского края, решили подчищать поле деятельности к предстоящим выборам в Госдуму и президента, поскольку лишены возможности использования … (неразборчиво) ресурса на пороховом заводе ему подобных? Т.е., кто не с нами – тот против нас. А докопаться при желании можно везде и всегда. Ваше мнение. Благодарю.

Ведущий:
Вот такой вопрос. Вопрос политический.

Кузьмицкий:
Это мне, да?

Ведущий:
Наверно, вам. Вы у нас политик.

Кузьмицкий:
Да, ну, вообще про ресурс порохового завода все время говорили, в том числе и «единороссы», что его нет, что коллектив там Кузьмицкого не поддерживает, а поскольку это казенное предприятие, финансами… финансово как-то влиять вот на выборную компанию пороховой завод не может. Нет, я думаю, «единороссы» здесь ни причем. Это вот политическая составляющая это появилась уже ну, как последняя, одна из последних возможностей обосновать то, что расторгли со мной трудовой контракт. Я могу сказать. Я вам говорил и еще раз могу повторить. Т.е., возник вопрос. Все равно он уходит в Государственную думу. Вот. Вроде бы, зачем он там нужен директор. Он все равно уходит.

Ведущий:
В правительстве, как вы мне сказали, да, возник вопрос?

Кузьмицкий:
Да, так, сейчас теперь примерно так рассуждают. Все равно же он уходит. Надо, чтоб там был человек. Ну, а вот люди, которые хотят быть на пороховом заводе, не члены трудового коллектива Пермского порохового завода, мне кажется, просто подсуетились под это.

Ведущий:
Понятно. И еще вот такой вопрос. Значит, ваши прогнозы… У нас меньше двух минут остается до местных новостей. Ваши прогнозы на дальнейшие события. Как что будет развиваться?

Кузьмицкий:
Ну, дальнейшее развитие будет следующее. Будет реакция на те обращения, которые направлены. Во-первых, будет реакция на вчерашнее постановление Законодательного собрания. Будет реакция на записку Зюганова. Будет реакция на обращение Союза офицеров, вон, если прочитать, России, которые тоже в адрес Фрадкова. Ну, и будет реакция на те распоряжения, которые дал Иванов военно-промышленной комиссии и прочее, вот. Ну, и самое важное, с моей точки зрения, ну, не то, что самое важное. Одно из важных. Уж не буду я говорить, что это самое важное. Это судебный процесс, который состоится. Вот. Т.е., если, например, еще же на этот вопрос законности увольнения ответит и суд.

Ведущий:
Ясно. Давайте, вот у нас минута-полторы есть до местных новостей. Последний телефонный звонок принимаем. Алле, добрый день.

Слушатель:
Здравствуйте.

Ведущий:
Здравствуйте. Вы в эфире. Говорите. Слушаем вас.

Слушатель:
Так я с вами, с директором, да, с бывшим?

Ведущий:
Вы о чем хотите поговорить? Во-первых, представьтесь. И, во-вторых, вопрос задавайте.

Слушатель:
Виктор Алексеевич Гладышев. Пенсионер.

Ведущий:
Ну, задавайте вопрос, Виктор Алексеевич.

Кузьмицкий:
Если к Кузьмицкому, то я здесь.

Слушатель:
… (неразборчиво) в Трухинятах работал, видел там, как все эти самые… На Кировском заводе. Вот вы сейчас сказали несколько минут назад. Я не мог дозвониться, сказали, все там, кто там уничтожает, все взрывает, что это безопасно. А почему же ни Игумнов, ни Трутнева, почему никто не помогает-то? Заводу-то.

Ведущий:
Не очень понятен вопрос.

Слушатель:
Да не очень понятен вопрос.

Ведущий:
Вы извините, совсем времени не остается. Давайте кратко подведем итог.

Кузьмицкий:
Да, да.

Ведущий:
Отвечать на этот вопрос, наверно, смысла никакого нет. Т.е., он был немножко риторический.

Кузьмицкий:
Да, и не ко мне.

Ведущий:
Да, и не к вам. Значит, вот, может быть, договоримся. Есть смысл продолжать? Сейчас Геннадий Эдуардович уедет у нас, продолжать эфир есть смысл? Мы что-то недообсудили? Продолжим после?

Толстогузов:
Если есть вопросы, пожалуйста.

Ведущий:
У вас есть что-то добавить? У меня есть вопросы, в принципе, могу, конечно…

Толстогузов:
Я готов ответить на ваши вопросы.

Ведущий:
Хорошо. Тогда мы сейчас договоримся так. Геннадий Эдуардович нас покидает. У вас совещание начинается. А мы с Виталием Яковлевичем остаемся. И сразу после местных новостей попытаемся продолжить этот эфир и ответить на некоторые вопросы, которые касаются уже только профсоюза. Я вас благодарю, Геннадий Эдуардович, что вы приняли приглашение и были у нас в студии.

Кузьмицкий:
Спасибо вам, что пригласили. Спасибо.

Ведущий:
Всего доброго.

Ведущий:
Здравствуйте. В эфире программа «Публичные люди». Напоминаю, у нас был в гостях Геннадий Эдуардович Кузьмицкий, бывший руководитель… депутат Законодательного собрания Пермского края. И сейчас он, к сожалению, нас покинул. Уехал на совещание. И остался сор мной в студии Виталий Яковлевич Толстогузов, это председатель профкома Пермского порохового завода. Продолжаем программу «Публичные люди». Виталий Яковлевич, у нас есть телефонный звонок. Давайте послушаем. Добрый день.

Слушатель:
Добрый день. Здравствуйте. Это Бессонов Алексей Борисович.

Ведущий:
Да, Алексей Борисович.

Слушатель:
Вы знаете, в 90-е годы, да, директора предприятий, руководители, это было сплошной процесс криминализации. Начальник управления ФСБ в кабинете бандитов разводил. И вот сегодня эта публика, к сожалению, это к Кузьмицкому, конечно, не относится, пришла в политику. Вот этот шлейф уголовщины, к сожалению, туда тащится. Вот не кажется ли вам, что для общества это колоссальная катастрофа? Надо признать, что в 90-е годы не было права. Был абсолютный беспредел правовой. И мне кажется, что этот отголосок с пороховым заводом, это те же методы, понимаете? Методы абсолютно не правовые. Абсолютно подкеверные и так далее. Поэтому это страшные вещи, на самом деле. Спасибо.

Ведущий:
Спасибо. Ну, это, скорее, реплика, нежели вопрос.

Толстогузов:
Да, конечно, значит. Были и нарушения, и я понимаю. И, наверно, будут происходить сегодня нарушения. И я думаю, в будущем будут происходить нарушения. Просто надо с этими вещами бороться. Что мы пытаемся делать.

Ведущий:
Понятно. Давайте поговорим теперь, поговорим о позиции трудового коллектива, поскольку вы председатель профкома. Вам и карты в руки в этой ситуации. Как коллектив вообще воспринял? Т.е. имеется в виду, вот сегодня Дибижев сказал, да, что там очень тяжелая ситуация на заводе у вас. На сколько это соответствует истине? И действительно ли ситуация тяжелая на заводе?

Толстогузов:
Значит, с точки зрения будем говорить, психологической, да, напряженность на заводе существует и она существенная. Потому что я уже вот ранее говорил, с чем она связана. Коллектив воспринял это увольнение как оскорбление личных чувств, в первую очередь. И на конференции это было высказано. Потому что коллектив прошел всю дорогу, связаны все трудности. И сегодня, когда мы стали нормально работать, вдруг такая вещь происходит. Ну, с точки зрения производственной деятельности, и профсоюзный комитет, и администрация, мы делаем все для того, чтобы производство работало. Потому что мы ведь прекрасно понимаем, остановись сегодня, завтра не будет зарплаты. Нам никто ее не даст. Нам надо важно сохранить вот кадры, те, которые есть. Обеспечить им заработную плату стабильно. Ну, и для этого надо работать. Хотя, будем так говорить, сегодня в коллективе есть мнения и высказывания, и достаточно профессиональных специалистов, и рабочих и инженерно-технических работников, в том, что если не разрешится ситуация в пользу Кузьмицкого, то многие из них уйдут с работы.

Ведущий:
А какое количество?

Толстогузов:
Ну, я не буду сейчас говорить количество. Потому что просто, значит…

Ведущий:
Но все равно же вы общались.

Толстогузов:
В беседе общались с людьми, которые есть, так, ну, по крайне мере, человек уже 20-25 мне такие вещи высказывали. Потому что они просто боятся за судьбу и завода, и за безопасность людей. Еще раз повторяю. Это немаловажный факт для всего.

Ведущий:
Понятно. Вот смотрите. В случае, если будет забастовка, предположим, что она будет, какое количество людей примет в ней участие?

Толстогузов:
Ну, я сейчас не могу сказать, какое количество людей примет, потому что забастовка – это вещь добровольная. Это первое. Но я могу одно сказать, что порядка 30 процентов работников завода не будут иметь право на забастовку. Я уже ранее объяснял. Это обеспечение минимальных работ, связанных с жизнедеятельностью предприятия, безопасность населения даже. Так что из того количества работающих вот как минимум 30 процентов надо сразу исключить. Ну, по настрою остальных работников, я думаю, что процентов как 70 минимум примут участие. Но я еще раз повторяю. У нас цели такой забастовки сегодня как таковой, именно цель поставить провести забастовку, такой нет. У нас идет … (неразборчиво) спор, коллективный, можно назвать, так спор с Роспромом. Ну, а дойдем ли мы до забастовки? Я бы не желал, чтоб мы до этого доходили.

Ведущий:
Ну, т.е., вероятность забастовки она маловероятна.

Толстогузов:
Ну, да. Если какие-то другие… таких резких телодвижений с другой стороны не будет, то да. Т.е., если Роспром ответит на все наши вопросы, объяснит доходчиво, все-таки какова причина-то увольнения? Сегодня они вытаскивают акт годичной давности. Но, извините меня, где последовательность действий-то? При наличии акта и всего прочего, который был в июле, в июне прошлого года, в сентябре заключают трудовой договор с Кузьмицким. Какая последовательность? Акт-то был. Сегодня просто, я так понимаю, что ту смехотворную причину, которую они выставили при увольнении, они сами поняли, что она смехотворная, поэтому решили добавить что-то еще туда. Но где последовательность действий-то? Мне непонятно.

Ведущий:
Теперь о взаимоотношениях профсоюза с новым руководством. Все равно, если, я так понимаю, завод практически военный, даже не практически, а военный, т.е., есть новый руководитель, он назначен. Там дальше разберутся, правильные действия Роспрома, неправильные действия Роспрома. Как вы взаимодействуете?

Толстогузов:
Мы работаем, в принципе, как в прежнем режиме. Т.е., мы общаемся с руководителем с новым, с теми кадрами, которые остались, с теми людьми, которые сегодня поставлены вновь введены в кадровый состав завода. Т.е., в рабочем порядке мы все в

Обсуждение
27048
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.