Верхний баннер
09:49 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 20 СЕНТЯБРЯ 2021

$ 72.56 € 85.46

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:35, 01 апреля 2013

Земли для многодетных в Перми

Юрий Бобров: Я когда Жене сказал – Жень, давай сегодня в дневном развороте про то, как Ирина съездила на заседание губернаторов всего Приволжского федерального округа и была там единственной общественницей, и говорили там о демографии. Женя спросила: «Ну и что? Чего они там добились?» Даже если бы попытались чего-то добиться прямо там, то через 9 месяцев, не раньше, результат был бы.

 

Евгения Романова: Вообще сам факт любопытен, и невероятно крут, если так можно сказать, побывать на совещании губернаторов.

 

Ирина Ермакова: Здравствуйте, и спасибо, что вы дали мне слово. Во-первых, действительно, я в пятницу ездила в Ижевск, это было 29 марта. Это был совет при уполномоченном президента Российской Федерации Бабиче Михаиле Викторовиче…

 

Юрий Бобров: Полномочном представителе.

 

Ирина Ермакова: Все правильно. И был посвящен как раз проблемам демографии. Да, действительно, наверно, единственный общественник, не наверно, а точно единстваенная общественная организация, которой выделили время в докладе. И для нас это, в принципе, большая честь, что нас пригласили на совещание такого уровня, и дали возможность высказать, что по нашему должно быть для того, чтобы семьи стали рожать.

 

Юрий Бобров: Вопрос стоит вот так уже, да?

 

Ирина Ермакова: По крайней мере, когда я начала рассказывать свой доклад, который мы с мамами писали три дня и три ночи, Михаил Викторович сказал, что все понятно, но вы скажите, вот вам, как многодетной маме, что нужно, чтоб было легче? Соответственно, я сказала, что вот лично я, как многодетная мама хочу… и понесла, и рассказала. Конечно, я сказала, что, как многодетная мама, я хочу приходить в аптеку, если мне выписывают детям лекарство, я хочу получать сразу, а не через две недели, ясли хочу для ребенка. Они вроде бы и есть…

 

Евгения Романова: Не в три года, а раньше.

 

Ирина Ермакова: Не в три года, а раньше, потому что....

 

Юрий Бобров: Три года – это уже детский сад.

 

Ирина Ермакова: …они говорили, вот эти уважаемые губернаторы, о том, что обеспечить всех детей с трех лет. Я прямо сказала – вот вы говорите про три года, а мы хотим ясли, мы хотим с двух лет, потому что дети должны развиваться в коллективе. В дальнейшем сказала, конечно, и про льготу по земельному налогу и по налогу на имущество, и акцентировала, что так, как это местные налоги, соответственно, надо вносить изменения в федеральные законы. Это налоговый кодекс и 131-й закон. Для того, чтобы обязанность предоставить эту льготу многодетным, именно обязанность была у муниципалитетов, и не являлось это правом. Потому что если какие-то нормы будут закреплены на уровне федерации и будет написано, что обязаны, соответственно, муниципалитетам уже никуда не отвертеться. Я поясню, почему я об этом говорю. Мы вышли к главам муниципальных образований с предложением – отменить земельный налог для многодетных на период строительства на 5 лет и начинать этот срок с даты получения разрешения на строительство. И для всех остальных многодетных снизить налогооблагаемую базу на5 процентов, как земельного налога, так и налога на имущество. В свете последних кадастровых оценок это будет существенной поддержкой.

 

Юрий Бобров: А сколько вообще может составить налог на землю? Вот мы говорим, допустим, Заозерье, Ива, Липовая, касаемо Перми, сколько может в Перми, сколько может  налог будет?

 

Ирина Ермакова: Возьмем по Заозерью. Там кадастровая стоимость земельного участка 4 миллиона. Если у нас ставка идет 0,1 процент – 4 тысячи рублей для многодетной семьи. Плюс еще, если семья построит дом, то это будет налог на имущество, и там уже суммы-то вытекают приличные. Пока не решен вопрос о каких-то льготах, потому что у нас малоимущие многодетные семьи что-то более существенное получают, а не малоимущие, но ответственные, и которые тоже нуждаются в поддержке, с чем они остаются практически? Ни с чем, можно сказать. И для них это было бы тоже поддержкой какой-то.

 

Юрий Бобров: Содрать с них побольше, чтоб они стали малоимущими, и дать им тогда льготу. Сейчас логика такая получается.

 

Ирина Ермакова: Нет, честно говоря, у меня сложилось такое впечатление, что главы субъектов реально озабочены: что же делать, чтобы стали рожать? На самом деле нужно что-то менять в сознании. Я не думаю, что люди будут рожать ради льгот. Вот скажи, Юрий, ты будешь рожать ради льгот?

 

Юрий Бобров: Я таких не встречал людей ??????? (неразборчиво).

 

Ирина Ермакова: Вот именно Я считаю, что акцентировать надо основное внимание еще и на семьи с одним и с двумя детьми, которые также должны стремиться к рождению детей. Причем, это должен быть осознанный выбор, а не ради земельного участка. Все вот эти льготы – отмена транспортного налога, если по земле что-то получится, отменим, замечательно, может, какие-то льготные ипотеки и так далее, это будет дополнительной мерой соцподдержки, но никак не стимулом. Потому что, вообще, рождение ребенка это должен быть осознанный шаг, и люди должны понимать, что они рожают для себя, а не ради льгот.

 

Юрий Бобров: Мне кажется, Ирина, сейчас только от твоих слов можно забеременеть уже вот святым духом.

 

Ирина Ермакова: Почему я так считаю? Потому что сегодня пообщалась с молодым человеком. Условно молодой, 40 лет. Старшему ребенку 16, младшему – 2. Я говорю – чего ж вы третьего не рожаете? Задумался. Не малоимущие, видно, что здравомыслящие, абсолютно адекватные. Почему в сознательных нормальных семьях не рождаются третьи дети? Он сказала – ну, наверно, нужно, чтоб желание было. Я говорю – хорошо, что нужно для того, чтобы у вас появилось желание? Потому что нам ведь важен не только количественный прирост населения, нам важен качественный прирост.

 

Юрий Бобров: Условно говоря, нам важно, чтобы третий ребенок родился в вашей замечательной готовой к этому семье…

 

Ирина Ермакова: Да-да-да. То есть, что нужно, чтобы у вас появилось желание? Он задумался. Представим нормальную семью с двумя детьми. Онм работают, работают и работают. И я думаю, что, наверно, если мама, имея двух детей, возможно, решится на третьего, если она любит детей, если будет понимать, что немножко будет разгружена, что она сможет ребенка сдать в ясли. Я, как мама погодков, я понимаю, что это такое, когда нет свободного времени. И для меня сейчас коммерческие ясли для младшей дочери – это вообще просто спасение, благодаря чему я сегодня и пришла к вам.

 

Евгения Романова: На такие серьезные темы говорим. Я в компании многодетных не многодетная. И вы говорите – рожайте больше, рожайте больше. А я смотрю по классу, где учится мой сын, половина одни растят детей, женщины.

 

Юрий Бобров: От кого, да, ты хотела сказать, одни крокодилы вокруг.

 

Ирина Ермакова: Понимаете, когда было обсуждение, у меня чуть не вырвалось. Вот вы говорите – рожайте, рожайте.

 

Юрий Бобров: А говорят-то это мужики, да?

 

Ирина Ермакова: Да.

 

Евгения Романова: А сколько разводов? Каждый второй брак по статистике.

 

Ирина Ермакова: И мне хотелось спросить – извините, а от кого рожать? Меня запишут сейчас в нехорошие люди.

 

Юрий Бобров: А там Никита Белых, Александр Волков, Виктор Басаргин. Михаил Бабич.

 

Евгения Романова: Они все на свой счет что ли?..

 

Ирина Ермакова: Я не сказала это. Мне хотелось сказать.

 

Евгения Романова: Мужчины, идите в поля.

 

Ирина Ермакова: Нет, не «мужчины, идите в поля», я хотела сказать, что посмотрите, у нас мужское население деградирует, к сожалению.

 

Юрий Бобров: Так, может быть, не льготы для многодетных, а все-таки ужесточить еще что-то с водкой, с алкоголем?

 

Ирина Ермакова: Это настолько должен быть комплексный подход. Причем, семьи с одним и с двумя детьми тоже должны поддерживаться и создавать для них такие условия для того, чтоб они задумывались – да, наверно, а почему бы нам еще и на третьего не решиться? То есть, чтоб у них было желание ради того, чтобы родить ребенка для себя, для своей семьи, а не ради того, что получить какие-то льготы. Что у них не было потребительского отношения, чтобы не было иждивенческого настроения.

 

Евгения Романова: Иначе что, если оно будет потребительское?

 

Ирина Ермакова: Понимаете, когда потребительское отношение заложено в родителях, оно передается и детям, вот это иждивенчество. И мы получаем кого? Я думаю, что, наверно, точно таких же членов общества, которые настроены на иждивенчество и не готовы отдавать. Ведь когда мы говорим «дайте», мы должны понимать, что мы готовы отдать взамен. Если нам дают льготы, какие-то меры соцподдержки хорошие, достойные, то мы, как минимум, должны вырастить достойных граждан нашей страны, добросовестных налогоплательщиков, ответственных избирателей, в конце-то концов.

 

Юрий Бобров: Я хотел бы, чтоб ты все-таки закончила эту тему с этим совещанием мужиков в пиджаках. Что они-то предлагали? Твои тезисы понятны, ты их озвучила. Что предлагали они, эти государственные мужи? Или они только слушали?

 

Ирина Ермакова: Они не то, что предлагали. Они рассказывали, у кого как в субъекте, и какие-то предложения, но вот я конкретики не услышала. Как мне показалось, что действительно сейчас вот такие мероприятия проводятся во всех федеральных округах. И для того, чтобы выработать какую-то единую стратегию, донести ее до Кремля, и будет, я думаю, такой мощный пакет законопроектов, предусматривающий социальные меры. И, кстати, от нас зависит, какие они будут.

 

Юрий Бобров: Хотя бы. Исходя из того, что у них нет конкретики…

 

Ирина Ермакова: Конечно. Я вообще не понимаю, как могут не многодетные что-то думать о том, что дать многодетным. И, наверно, правильно спросил Михаил Бабич у меня – а что вам, как многодетной, нужно? Я считаю, что надо спрашивать и нашу уважаемую Женю. Вот спросить – что нужно для того, чтоб вы рожали?

 

Евгения Романова: Во-первых, мужа нужно.

 

Ирина Ермакова: Вот Жириновский сказал – каждой женщине по мужу. А если будет муж, тогда что?

 

Евгения Романова: Тогда и подумаем.

 

Юрий Бобров: В общем, о том, как и чего мужики в пиджаках предлагают в плане спасения демографии, мы все поняли. Пока конкретно ничего не предлагают.

 

Ирина Ермакова: Пока конкретно ничего не предлагают. Они формируют предложения, изучают для того, чтобы таким единым блоком предложения направить ?????? (неразборчиво).

 

 

Юрий Бобров: То есть это золотая идеальная возможность сейчас всем – и ученым, и общественникам какие-то свои предложения формулировать. Они могут быть услышаны.

 

Ирина Ермакова: Да, рассмотрены, однозначно. Насчет «услышаны», не знаю. Но то, что их прочитают, это да.

 

Юрий Бобров: Земля. Понятно, что любое твое появление обостряет все эти вопросы. Сколько ни объясняешь людям в Интернете, мне кажется, я знаю детально все, сижу в группе МПК, я все читаю вполне. Но есть люди, которые, видимо, как-то далеки от новостей. Что сейчас с землей? Заозерье, Ива, Липовая гора. На какой все стадии?

 

Ирина Ермакова: Заозерье – 75 участков выдано в прошлом году, 22 участка распределено в феврале этого года. 220 участков на Липовой горе, я надеюсь, будет распределено в апреле. Уже край передал…

 

Юрий Бобров: Это не шутка, тут нет первоапрельской составляющей.

 

Ирина Ермакова: Абсолютно нет. Сегодня с Андреем Геннадьевичем по телефону утром разговаривала, и обсуждали, что нужно для того…

 

Юрий Бобров: Андрей Геннадьевич – это?

 

Ирина Ермакова: Андрей Геннадьевич Ярославцев – это заместитель…

 

Юрий Бобров: Главы администрации города.

 

Ирина Ермакова: И сегодня обсуждали, что вообще нужно сделать для того, чтобы оптимизировать этот процесс, потому что хотелось бы, чтобы жеребьевки с крупными лотами стали обычным явлением для Перми. В принципе, на это я и нацелена.

 

Юрий Бобров: Ива. Пока нет ничего, да?

 

Ирина Ермакова: Все ждут Иву. Какая-то часть ждет, конечно, Иву. Я не знаю, на какой стадии внесение изменений в Генплан. Все зависит от этого. Потому что, вы же знаете, что земли там были не под ИЖС, а сельхозназначения, по-моему.

 

Юрий Бобров: И за пределами застройки в Генплане.

 

Ирина Ермакова: Да-да-да. И поэтому вопрос этот решается, обсуждают. Будем ждать результатов. Вроде бы как пообещали до конца года.

 

Юрий Бобров: До конца года 2013-го.

 

Ирина Ермакова: Насколько верить таким обещаниям или нет, я даже побоюсь ??????? (неразборчиво).

 

Юрий Бобров: То есть пока дальний прогноз. Липовая гора, 220 готовятся передать. Это будет в апреле.

 

Ирина Ермакова: Порядка 900 участков будет для Перми на Липовой горе. 900 с лишним. А остальное по другим муниципалитетам.

 

Юрий Бобров: Краснокамск, Добрянка.

 

Ирина Ермакова: Я сейчас не могу сказать. Я знаю, что те муниципалитеты, которые сделали заявку, какую-то часть им выдадут. Это будет в пропорциональном соотношении. Учитывая, что в Перми больше всех многодетных на учете стоит, понятно, что более объемный лот уйдет и в Пермь. Всех, конечно, волнует инфраструктура.

 

Юрий Бобров: Будет или не будет?

 

Ирина Ермакова: Я хочу рассказать, с чем столкнулись у нас сейчас многодетные в Заозерье. Там достаточно активная группа сформировалась.

 

Юрий Бобров: Из числа тех, кто получил еще в прошлом году, вот 75 участков?

 

Ирина Ермакова: Да. И это радует. Радует то, что они, действительно, хотят строиться. Я считаю, что город обязательно должен такие семьи поддержать. И могут считать это моим обращением к Анатолию Юрьевичу Маховикову. Дело в том, что проблема с сетевиками у этих семей. Их не подключают к электроэнергии. Изначально говорили о подключении по временной схеме. Но сейчас и эта временная схема под большим вопросом. Хотя семьи написали заявления на подключение. И, в принципе, сети, как поставщики, как монополисты, они не имеют право отказывать. И в абсолютно нереальные сроки устанавливать не имеют право. Но по последней информации вот такой оптимальный вариант, оптимальный срок подключения нашим многодетным обрисовали такую дату, как 14-й год, май. Что можно делать без электричества на участке? Практически ничего. Шашлыки приехать, пожарить можно…

 

Юрий Бобров: Картошку посадить.

 

Ирина Ермакова: Да, картошку можно. А дом построить нельзя.

 

Евгения Романова: Почему такие сроки?

 

Ирина Ермакова: Я не знаю. Это вопрос к сетевикам. Может быть, к региональному нашему отделению «Единой России». Я думаю, что все равно, наверно, руководители этих организаций все равно, наверно, члены Единой России».

 

Юрий Бобров: Членами чего им еще быть, в конце концов.

 

Ирина Ермакова: Конечно. И этот вопрос абсолютно у «Единой России» на контроле. Это вообще масштабная задача, это задача всеобщая, поэтому здесь надо оптимизироваться. Было бы желание.

 

Юрий Бобров: Сейчас такой закон странный вступил. Сколько раз назовешь слово «Единая Россия», столько раз надо назвать название трех остальных партий, которые в парламенте сидят.

 

Евгения Романова: Это ты сейчас шутишь? Это первоапрельская шутка.

 

Юрий Бобров: 1 апреля, понятно, он звучит, как шутка, никто не поверит. В общем, задача партии власти быть той самой контролирующей ?????? (неразборчиво). Когда выделили землю в Заозерье, сказали – друзья, не переживайте, мы не говорим про все коммуникации, но вам будет временная дорога, видимо, грунтовка, и вам будет временное электричество. Вот то, что называлось временным электричеством, уже на май 2014-го года отодвинуто.

 

Ирина Ермакова: Что-то видимо там под вопросом. С другой стороны, я надеюсь, что все это будет решаемо, потому что сейчас им куда, там снег. Но ведь снег скоро будет таять, и я понимаю те беспокойства, которые проявляют семьи. У нас есть некоторые, которые будут продавать жилье, им надо быстро-быстро построить дом и уже зимовать в этом доме.

 

Юрий Бобров: То есть сейчас пока речь идет о том, что непонятки в бумагах. Нет какого-то протокола о намерениях, нет договора, нет обозначенных на бумаге сроках. Но фактически никто ведь не думал, что именно в апреле, в феврале, тем более, кто-то будет столбы бурить. Все ждут просто мая и временных столбов.

 

Ирина Ермакова: Все просто ждут и всем просто… понимаете, те семьи, которые ходили в электросети, им изначально что-то пообещали, потому что были какие-то коллективные подключения, были заключены договора на подключение. А потом заключались дополнительные соглашения о переносе даты. И это о чем-то уже говорит. Я не понимаю, почему у нас сети такую позицию приняли. Ведь это, в принципе, им дополнительные доходы. То есть они будут продавать электроэнергию. Зачем же отказываться от таких покупателей?

 

Юрий Бобров: Липовая гора. Сегодня прошло сообщение, в вашей группе 6 числа там будет праздник. Я понимаю, что это будет локальный праздник для многодетных, но все-таки чему он посвящен?

 

Ирина Ермакова: Он посвящен, наверно, тому, что лед тронулся, и двинулась Липовая гора. Вот она была такая недоступная для многодетных.

 

Евгения Романова: Самый лакомый кусочек.

 

Ирина Ермакова: Один из, скажем так. Те, кто в теме, понимают, что стоило.

 

Юрий Бобров: Во-первых, тысяча участков. Это просто очень большой.

 

Ирина Ермакова: Во-первых, тысяча участков, во-вторых, глобальная работа министерства имущества и земельных отношений и личный вклад такой Андрея Владимировича Шагапа, за что ему большое спасибо, его зама Николая Николаевича Гончарова. Вообще, вот то, что сейчас с Липовой происходит, это благодаря двум этим людям, которые абсолютно не пермяки, но работают на благо пермских жителей. Нереальную задачу решили за такие сроки. И если бы не суд сельхозакадемии с Учхозом, все бы это было быстрее. Как раз вот та мечта о своей земле, она приближается и приближается. И тот факт, что городу передали сведения о том, что эти участки готовы распределить, его, конечно, надо отметить. Надо познакомиться с соседями…

 

Юрий Бобров: С теми, с кем в Интернете списываешься постоянно.

 

Ирина Ермакова: Да. Ну и с теми, с кем на собрании встречаюсь. Пускай приедут, пускай посмотрят, приедем с семьями, приедем с детьми. Я думаю, будет весело.

 

Юрий Бобров: Ну, в общем, тем, кто в теме, следите за новостями. 6 числа, Липовая гора.

 

Ирина Ермакова: В 12 часов.


Обсуждение
3670
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.