Верхний баннер
11:07 | ВТОРНИК | 21 СЕНТЯБРЯ 2021

$ 73.33 € 85.88

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 16 февраля 2014

"Давайте пойдем в направлении студентов. По дороге мы, конечно, и поругаемся, и помиримся, но пойдем", - Олег Згогурин о музыкальном колледже

- Примерно год назад в этой студии с нашим гостем Олегом Згогуриным мы говорили о юбилее квартета «Каравай» и вспоминали в программе «Биография» годы, проведенные в  музыкальном колледже. Тогда наш эфир был посвящен юбилею «Каравая», сейчас он будет посвящен почти 90-летней истории Пермского музыкального колледжа, о котором вы с большой теплотой говорили, вспоминали о годах учебы... Тогда вы, наверное, даже не предполагали, что вскоре станете директором?

 

- Ни сном ни духом (смеется).

 

- Не ведали, что  через год я вас в эфире представлю уже как директора музыкального колледжа.

 

- Даже отпраздновав юбилей квартета «Каравай»,а это было в мае, я не предполагал, что судьба забросит меня в директоры. Я всегда помню, как с почтением студенты относились к людям, которые выходят из директорского кабинета в статусе директора.

 

- Этакие небожители…

 

- Тарас Петрович Губа, вокалист нашего оперного театра, солист, был в мою бытность учебы директором. Это всегда была фигура, к которой кроме почтительного наклона головы, «здравствуйте», глаза в пол, ничего и не было (смеется). Сейчас по-другому. Что меня удивило в самом начале – студенты улыбаются. Это достижение,  XXI век на дворе. Честно говоря, я начал сначала относить лично к себе – может быть, у меня что-то не в порядке, прическа или что? Побежал к зеркалу, посмотрел – да нет, слава Богу. Потом стал улыбаться в ответ. Поэтому надо отдать должное, студенты встречают директора улыбкой, здороваются при этом, я отвечаю улыбкой и приветствием.

 

- Наверняка они улыбаются по поводу того, что на должность директора назначили известного, им понятного человека, который ассоциируется с концертами, спектаклями. Они вас видели больше, чем вы их. И какие-то положительные эмоции, связанные с квартетом «Каравай» в том числе, они переносят и на своего директора.

 

- Я надеюсь, что эти эмоции сохранятся, потому что в статусе директора я вынужден предпринимать не очень популярные шаги, отчисление в том числе. По итогам этого семестра несколько человек пришлось исключить, это далось мне большими трудами, потому что я понимаю, что это такое для студента. Но для того, чтобы другие чувствовали себя более достойно, это необходимые вещи. Я надеюсь, что улыбка на лицах студентов сохранится, несмотря на это.

 

- А отчисление бывает, когда человек явно ошибся профессией, либо недотягивает хотя бы до среднего уровня других студентов?

 

- Как правило, нет. Есть некоторая текучесть – если ребята, поступившие в колледж, понимают, что это не их, тут все по собственному желанию. Они находят другое учебное заведение, это, как правило, мизерный процент. Скорее больше приходят к нам, поняв, что занимаются чем-то не тем, и в течение года получается, приходят строители, фармацевты, что у них есть начальное образование, они хотели бы заниматься этим. Нет, как правило, к сожалению, мы даем ребятам возможность пересдать хвосты, но когда задолженности уже по пяти предметам, и даже за один, второй, третий срок они не пересдают – дисциплина дисциплиной везде. Для музыкантов дисциплина – важный фактор. Поэтому, давая возможность и создавая условия, мы все-таки взяли курс на то, что успевающие студенты, честно учащиеся (повторюсь, что такое хороший музыкант без интеллекта – инструмент может быть чуть лучше, чуть хуже, это ретранслятор звуков), должны учиться. Это сложнее, чем в наше время, хотя в наше время не было компьютеров, мы ответы на вопросы искали в книгах, читали, спорили…

 

- В библиотеках сидели.

 

- Совершенно верно. Слушали, сопоставляли. Сейчас в каких-то вещах проще, в каких-то сложнее, жизнь стала сложнее и у студентов, большинство из них вынуждены работать. Это не идет на пользу учебе, но се ля ви, как говорится. Я всегда с пониманием отношусь – если студенты приносят мне заявление о том, что хотели бы перейти на индивидуальный план, мы всегда стараемся создать условия, договориться с преподавателем. Если есть по семейным обстоятельствам, есть еще какие-то – жизнь берет свое. Конечно, это исключительные случаи, исключение из учебного заведения, но приходится использовать и эти методы.

 

- Для ваших студентов важна не только учебная часть, но и часть жизни, связанная с концертами. Я знаю, что периодически в стенах вашего колледжа проходят концерты выпускников в том числе.

 

- Кроме выпускников, огромное количество выступлений и у студентов, это все ведь проходит через приказы колледжа. Студенты очень много выступают в различных мероприятиях, начиная от города, края, районов, есть программы для детских домов, реабилитационных центров, это просветительские программы, профориентационная работа. Даже по краю мы ездим достаточно большими составами, оркестром, артистами, чтобы ребятишки видели, что можно сделать в музыкальном училище. Нет, огромное количество, не считая выпускников. Состоялась в январе встреча выпускников, которые учатся, такая теплая атмосфера была. Надо отдать должное, знаю по себе, сохраняется время учебы в колледже, потому что, видимо, возраст не такой, и кажется, весь земной шар у твоих ног. Консерватория – скорее уже ярмарка тщеславия, каждый по себе.

 

- Все серьезные, композиторы и народные артисты уже все…

 

- Все стремятся. Но вот этот фундамент, который закладывается в училище, в колледже – это действительно серьезно. Говоря строительным языком, консерватория – это отделочный материал. У кого-то обои одни, у кого-то другие. Но здесь закладывается база, дальше она только развивается.

 

- Вы уже на этом посту?..

 

- Я с июля, не считая, что я отметил назначение со сломанной ногой – в процесс я вошел в сентябре. 5 месяцев.

 

- За это время были внесены серьезные коррективы в учебный план, работу колледжа? Либо вы все еще в процессе вхождения, и все идет на том, что наработано?

 

- Для меня важно было за этот период все-таки создать нормальную рабочую атмосферу в колледже, потому что увидев эмоциональное, даже психическое состояние преподавателей… У меня осталось удручающее впечатление.

 

- А это было связано с той историей, когда хотели якобы забрать здание колледжа под консерваторию, создавались целые группы в соцсетях…

 

- Я думаю, там целый комплекс. Конечно, не за год-два-три все это формировалось. Ком проблем формировался в течение последнего десятилетия. Есть масса проблем со сменой поколений, средний возраст педагогов более 60 лет. Некоторая замкнутость еще десятилетие назад училища, потому что мне педагоги говорят: «А у нас не было возможности съездить поучиться на курсы повышения, семинары, конференции». У меня было впечатление, что разобщенность людей, общее депрессивное состояние, нервное, возбужденное – для меня задача была, чтобы педагоги поняли, что давайте пойдем в одном направлении к студентам. По дороге мы, конечно, и поругаемся, и помиримся, но пойдемте в сторону студентов. Главные-то они.

 

- Их не будет, не будет и вас.

 

- Конечно! Смысл нашего существования. И нормальная рабочая обстановка – я надеюсь, в этом направлении уже есть результаты, что есть то, что можно было бы вернуть в некое рабочее состояние. Помните, как в песне поется – каждый новый, кто приходит, сначала до основания разрушить, затем начать строить… Все-таки сначала надо посмотреть, что у тебя есть в наличии. Я считаю, что кадровый потенциал училища действительно мощный. Что касается студентов, есть замечательные ребята. Сейчас, конечно, больше из края поступают, больше социальных детей, и сироты, и дети, где в семье один родитель.

 

- А те ребята, которые поступают из края, учатся в музыкальных школах – какой уровень подготовки у них?

 

- К сожалению, не везде, не могу за все школы края сказать, но уровень ниже, чем у школ города. По тем ребятам, которые учатся на оркестровых инструментах – в школах даже не всегда есть ансамбли, тем более нет оркестров. Вообще в нашей сфере очень важна личность преподавателя. Появляется преподаватель, человек, посвящает этому жизнь, и получается школа. Как это получается? Трудно сказать. Процесс очень загадочный, как у человека просыпается педагогический талант. Педагог, кроме того, что ребенка учит, он его еще и воспитывает. Самое важное, что в колледже немного упущено – мы детей должны еще и воспитывать. Воспитание – неотъемлемая часть учебного процесса. В мою бытность учебы мы получали 50 на 50, огромный базовый воспитательный процесс от преподавателей по специальности. У нас было очень много индивидуальных занятий, педагог по специальности – он еще и концертмейстер. На одного студента есть два преподавателя. Недавно меня педагог общеобразовательной школы спросила: «А чего, может быть, повысить интенсивность за счет того, что одного учите? Посадите двоих, троих, четверых солистов» (смеется). Это действительно специфика российского образования, когда подход к развитию индивидуальных способностей студента дает надежду на то, что из него вырастет мастер.

 

- Я понимаю, как можно замотивировать студента. А как замотивировать молодого педагога? Я думаю, есть ряд ваших студентов, которые остаются в колледже преподавать…

 

- Конечно, после окончания колледжа остаться преподавать не получится, потому что надо получать высшее образование. Какая может быть мотивировка? Я всегда слышу по телевидению: «Надо создавать рабочие места». Конечно, надо, в любой сфере. Сегодня зарплата для преподавателя Пермского музыкального колледжа, к сожалению, невысока. Средняя зарплата – 18 тысяч. Это не так много, действительно, для мужчины, если он кормит семью, этого недостаточно.

 

- А с этим связано, что многие педагоги, преподаватели концертируют, заняты в коллективах, концертах? Либо это обязательная часть?

 

- Это одна из составных частей. Зарплата сегодня состоит из базовой и стимулирующей. Если сегодня преподаватель играет, активно концертирует, если его студент занимает лауреатские места, он вместе со студентом ведет концертную деятельность, то, безусловно, получает даже больше, чем педагогическая оплата труда. Это тоже предстоит рассмотреть. Здесь должен быть некий баланс, потому что сегодня преподаватель, к сожалению, на основании этой аттестации должен проявлять себя больше в этой сфере, чем в педагогической. Мне кажется, это не совсем верно. Я надеюсь, мы баланс здесь нащупаем и сделаем, педагог должен преподавать, третью часть его деятельности должна составлять концертная. А так, конечно, хотелось бы, чтобы наши ребята оставались здесь. Может быть, где-то учились заочно, может быть… Нужны коллективы, профессиональные концертные коллективы, где бы они могли получать зарплату, стремиться к росту. Но это уже целая цепь. Есть понимание в министерстве культуры, что нужно создавать прецеденты, когда у ребят, может работать в этом месте, может учиться дальше.

 

- Нужен оркестр.

 

- Конечно, оркестры духовые, джазовые, симфонические, камерные, чтобы ребята могли практиковаться, будучи студентами, а поучившись, вернуться сюда. Этот процесс идет очень тяжело, я понимаю, с чем это связано, но тем не менее…

 

- А это связано с государственной политикой или личностью?

 

- Когда мне приходят и говорят «дайте миллион долларов, я вам все сделаю» (смеется), я говорю «я бы, может быть, и два бы дал, но я боюсь, что у вас не получится». Хотя говорят, что незаменимых людей у нас нет – есть. Как правило, это связано с личностью, которая будет это дело двигать. Но, конечно, без средств, материально-техническую базу никто не отменял, поэтому нужны помещения, ставки, нужна возможность плодотворно работать, должны быть созданы условия. У нас масса талантливых детей, которые ко двору приходятся везде по России. И за рубежом, и в оркестрах, и преподают, и концертная, и педагогическая деятельность. У меня как у директора, к сожалению, очень мало рычагов, чтобы это в какую-то сторону двигать. Но я молодой директор, надеюсь, что наберусь опыта, и какие-то вещи будут получаться лучше.

 

- Так или иначе, мы переходим уже не только к вашей директорской должности, но и квартету «Каравай». Насколько сложно совмещать? Вы продолжаете концертировать, играть в Театре юного зрителя и на инструментах, и как актер? Колледж – это ведь серьезное хозяйство.

 

- Да, безусловно! Это какая-то моя головная боль, мой родной квартет. Сейчас времени хватает только на то, чтобы вести концертную деятельность, а сделать что-то, новые проекты, программы – к сожалению, на это времени абсолютно не хватает. Одна из последних работ – январская премьера с ТЮЗом, это водевили. Там была действительно большая серьезная работа, музыка писалась специально питерским композитором, Вячеславом Кругликом. Нам с ним предстояла сложная работа – адаптировать эту музыку на наши инструменты, потому что хочется ведь звучать как оркестр, а у нас всего 13 струн на 4 инструмента. Как-то получилось удачно, на мой взгляд, хотя композитор был озадачен – он-то писал один вариант музыки, а мы на основе его материала сделали несколько другой, но здесь уже задача была режиссерской. Музыкальный материал создается под какую-то задачу, потом начинается корректировка. В любом случае мы расстались довольные друг другом, надеюсь, наше сотрудничество продолжится. ТЮЗ – у нас практически родной дом, мы с огромным удовольствием работаем…

 

- Сейчас практически через дорогу…

 

- Это спасало, потому что если где-то еще чего-то… А так я просто с утра на репетицию, потом в колледж. Потом опять на репетицию, потом опять в колледж, так продолжалось по несколько раз бегом. Надо сказать, что и филармония с пониманием к этому относится, Галина Юрьевна Кокоулина, директор филармонии, отнеслась к моему назначению с пониманием. Чтобы хотя бы соблюсти баланс, потому что сейчас заниматься творческой работой, сидеть за партитурами физически невозможно. Я ночной человек, для меня нормально посидеть ночью, написать партитуру. А когда надо быть в колледже с утра со свежей головой, этого действительно не хватает. Перестроить биологические часы – для меня одна из главных проблем. Я могу не спать ночь, все равно надо восстановиться, а тут получается, что если где-то я забираю время на творчество, у меня не хватает времени на колледж. Это постоянно люди. Придя, я сказал – максимальная доступность. У меня нет часов по личным вопросам, по производственным вопросам. Пока я там, я готов принять максимальное количество людей, переговорить, обсудить, чтобы это шло в диалоге. Мне еще многие вещи предстоит понять, осмыслить, у педагогов огромный потенциал, они опытные люди, но нам все равно надо найти какую-то общую линию.

 

- Пришел вопрос на сайт: «Какие сегодня популярны специальности? Больше учатся джазу или народным инструментам?» Знаете, как в любую музыкальную школу в первую очередь набирают пианистов, а дальше уже…

 

- В мою бытность учебы, 30 лет назад, у народников был конкурс порядка 7 человек на место. Конечно, сейчас не то время. У нас прием, по-моему, чуть больше 70 человек на первый курс на все специальности. Я не могу сказать, это колеблющаяся ситуация. С удовольствием идут на эстрадно-джазовый, иногда идут совсем без подготовки, хотят учиться. В музыкальных школах не учат. Что касается народников, все-таки школа отработана, уровень несопоставимый.

 

- Популярны народные инструменты? Если берем даже поп-сцену, Дранга, знаменитый балалаечник Архиповский, ведь они сегодня потрясают публику.

 

- Наверное, да, но сегодня не очень популярна профессия музыканта в целом. Финансирование по остаточному принципу приносит свои плоды. Сегодня, как сказал замечательный музыкант Тамара Ильинична Вольская, она сейчас живет в Нью-Йорке: «Олег, я поняла. Профессия – это когда ты зарабатываешь на жизнь. Если не зарабатываешь, это хобби».

 

- В Перми одно время муссировались разговоры по поводу консерватории. Рассматривали здание музыкального колледжа, велась речь, что у нас действительно не хватает учебных заведений, что есть кому учиться, преподавать. А в реальности картина так ли выглядит?

 

- Хотелось бы, чтобы она выглядела лучше. Безусловно, консерваторская программа в Перми нужна. Часть выпускников того же музыкального колледжа могла бы составить ту абитуру, которая могла бы пойти, не уезжая в другой город. В академии искусств и культуры консерваторская программа есть. Но ведь тут еще очень важен, что училище-вуз, колледж-вуз, наличие рабочих мест. У нас театров не так много, наверное, коллективов и того меньше. Это ведь не очень сложная субстанция, когда собрались на проект, разошлись. Для меня, я 25 лет работаю на сцене с одним коллективом не потому… Проект – это сегодня что-то создал и забыл, это ушло. Может быть, остались какие-то результаты. Но ежегодная систематика все-таки дает свои результаты. Как говорили нам директоры музыкальных школ: «После ваших концертов у нас повышается в 2-3 раза поступление на народные инструменты». Это ведь целый цикл, система, которая выстраивается. Если есть систематичность, стабильность, она приносит свои результаты. К сожалению, многое завязано на личности человека, который будет это дело двигать, но я бы, кроме проектной деятельности (собрались, проект отыграли, что-то осталось), все-таки делал бы долгосрочные проекты, которые бы приносили свои результаты через годы. Я надеюсь, что есть понимание в филармонии, в министерстве, чтобы наши ребята как можно раньше попробовали себя в профессии. Это чрезвычайно важно – настроить мозги и психику на то, что это станет твоей профессией, тогда отношение к учебе становится совершенно другое. Результаты тогда просто поражают – мы понимаем, что это наш выбор, наша жизнь, и мы целенаправленно к этому выбору идем. Конечно, при том выборе, который сегодня есть у студентов, готовы далеко не все. А в нужный момент если даже у талантливых студентов рядом не окажется талантливого преподавателя, который направит, то может быть потеряна какая-нибудь удача для искусства. Хотя, может быть, человек себя реализует в другом. Тем не менее, звездочка начинает тухнуть. Действительно, ярких звезд всегда немного, даже того, чтобы вырастить, на среднем уровне уменьшается, эффект пирамиды. Дай Бог, чтобы нам хоть как-то удалось запустить этот процесс.

 

- У вас есть джазово -эстрадное отделение. В нашем городе довольно большой популярностью пользуются джазовые концерты, даже проходит фестиваль «Джаз-лихорадка». Вот эти концерты, фестивали стимулируют появление новых ансамблей? Периодически на той же «Джаз-лихорадке» появляется какое-то название трио или квартета, в скобках «город Пермь», а потом больше нет этого коллектива нигде...

 

- Я повторюсь, это принцип проектной деятельности. Собрались на фестиваль, сыграли, показали, все, дальше никуда не уходит. Чтобы работать систематически, нужно время. Нужен уровень реализации этих проектов, потому что, делая программы, их нужно где-то прокатывать по концертным залам, клубам, заведениям, опять же создание среды. Чем она будет более плодотворна, тем больше на ней будет взрастать. Я повторюсь, что у нас немного людей, которые могли бы выходить на сцену в этой сфере профессионально. Но они есть. Каким образом объединить их на творческой почве? Попытки предпринимаются, люди что-то стараются сделать. Посмотрите, миллионный город – нет джаз-бенда, джазового оркестра. Что для этого нужно? Волевое усилие власти или инициатива снизу? На моей памяти инициатив снизу было много. Это были и камерные оркестры… Инициатива снизу есть. Видимо, не хватает воли сверху, чтобы процесс был запущен.

 

- Но сегодня недостаточно прийти в ведомство и сказать: «Я такой-сякой, у меня есть коллектив. Мы хотим стать профессиональным театром». Ты должен представить проект!

 

- Совершенно верно, это вообще особая направленность. Как в аттестации преподавателей, преподаватель на втором плане, главное – правильно составленные бумаги.

 

- Я все-таки хочу вернуться к колледжу. У вас ведь, помимо концертной работы, происходят тоже свои фестивали.

 

- Да, «Юный пианист», краевой конкурс, буквально через несколько дней стартует. Там же в 20-х числах февраля пройдут хоровые ассамблеи на базе Пермского музыкального колледжа, хоровое отделение проводит, где будут хоры самодеятельные, учебные, чтобы можно было увидеть, чем занимаются люди, где-то простимулировать, где-то поддержать, где-то помочь профессиональными, учебными вещами. На вокальном отделении планируется постановка русского водевиля Алексея Верстовского. Мы хотели бы сделать это не просто в концертном варианте, а театральном, чтобы дети могли надеть театральные костюмы, сделать грим, поучиться ходить, как ходили…

 

- По примеру прошлогодней «Дидона и Эней», такой проект?

 

- Отчасти да, но здесь будет только колледж, только студенты вокального отделения. Я надеюсь, может быть, струнное отделение подключится. И оркестр, и солисты, и хор будут только внутри колледжа. Ко мне вышли преподаватели с проектом студенческого музыкального театра Пермского музыкального колледжа.  Мне кажется, замечательная идея. Площадку найдем, оденем-обуем, найдем режиссеров, чтобы мальчишка или девчонка в свои 16-17 лет получил первый опыт театра – а как это? К нему приходит режиссер, он клеит усы, надевает парик, должен двигаться со шпагой. Он выходит на сцену, и камерный оркестр, и дирижер ему показывает. Может быть, это след, который оставит, может быть, он скажет – для меня это главное в жизни? Мне бы хотелось создать это, потому что я по себе знаю, когда серьезные задачи ставятся, и ты справляешься, это дает такой толчок… Я надеюсь, хотелось бы поднять инициативу студенческую, студклуб, студенческие мероприятия, где они… Сейчас ребята другие, к сожалению, нужна мотивировка, в том числе материальная. Мы тогда творили как-то и стремились, у нас нужен был выхлоп, и мы это имели, слава Богу, педагоги с пониманием относились. Хотелось бы, чтобы им было что вспомнить в жизни, кроме того, что они получают профессию.

 

- У вас еще есть теоретическое отделение музыкальной критики.

 

- Не совсем музыкальной критики. Это больше преподавание теоретических дисциплин в музыкальных школах. Там есть какие-то факультативные предметы, когда ребята могут заниматься написанием критики, рецензий и так далее. Были даже попытки, я надеюсь, что будут желающие, факультатив композиторский, не только теоретика. К сожалению, сегодня профессия тоже несколько… Что такое преподаватель сольфеджио и музыкальной литературы? Представьте, молодой человек приходит и поступает. Конечно, здесь нужен более широкий взгляд на профессию, более широкое представление о ней. Здесь может быть и музыкальная критика, и композиторское, и теоретическое, и научно-исследовательское… Хотя теоретики всегда были кастой, белой костью. Это были люди, которые и играли, и соображали, и думали, и говорили.

 

- И потом писали рецензии, как Лариса Барыкина.

 

- Да, это где-то когда-то закладывается. Словом, это был комплекс человека универсального. Говорить на сцене сегодня дано не каждому. А сегодня, чтобы музыкант вышел… Мы учим студентов даже как выйти, поворот головы, поклон, в каком темпоритме. У них есть актерское мастерство, даже народники изъявляют желание поучиться актерскому мастерству. Значит, есть потребность, я их понимаю, и по возможности мы расширяем факультативы, чтобы их учили говорить.

 

- Вам ведь пригодилось это!

 

- Нас этому не учили, честно скажу, но жизнь заставила, никуда не денешься (смеется).

 

- Полминуты до завершения эфира. Колледжу 90 лет, будут какие-то особые мероприятия?

 

- Конечно, сам концерт, большое мероприятие планируется на декабрь 2014 года. В рамках юбилея планируются буклеты, надеюсь, мы снимем о колледже фильм. Пока, честно говоря, даже ответ краевого архива не дает представления, какая же точная дата. Мы отправили второй запрос в городской архив. Я так понимаю, где-то весна, но точной даты пока нет.

 

- Но это точно 1924 год.

 

- Точно. Мотовилиха, музыкальный техникум – 1924 год. Я даже думаю, дата, которая не жизнь одного поколения.

 

- С наступающим большим днем рождения!

 

- Спасибо, Нина!


Обсуждение
1596
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.