Верхний баннер
10:46 | ВТОРНИК | 21 СЕНТЯБРЯ 2021

$ 73.33 € 85.88

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 15 января 2014

Человек года-2013. Анна Отмахова: "9 мая не такое пафосное. Оно личное"

- Ань следила сама за ходом голосования, за номинацией?

- Была такая интересная история, когда мы позвонили в первый день голосования и сказали, ну, ты проголосовала там за себя? Я такая, где проголосовала? Они – на «Эхо Перми». Я даже тогда не знала, что я включена в эту номинацию. Что кто-то меня туда записал. Потом, конечно, время от времени следила за ходом голосования. Поддержу, что все кандидаты в этой номинации были очень достойны. Я лично голосовала за Елену Дубровину из Верхней Курьи. И выявить, что я самая лучшая – это лукавство. Потому что голосовали не за меня, а за идею. Это я себе четко понимаю, потому что стоило вбросить это в социальные сети, в группу «В контакте», еще по каким-то своим «фейсбукам», люди сазу пошли. Но они голосовали за себя. То есть, за свою историю в этом проекте.

- Я опять же подчеркну, что мы не могли выставить в этой номинации проект, как таковой. Мы позволили себе подобного рода ход только в одной номинации – в номинации «Экономика и бизнес»,  не персонифицировать некоторые компании. У нас на первом месте оказалась «Аптека Бартминского», как объединение. И «Red Cup», как компания. А не лица, которые их представляли во всех остальных, старались придерживаться этой персонификации. Аналогичный случай был в номинации «Спорт», когда Николай Бардин одержал победу, ветеран и хоккеист пермского «Молота». И естественно, что за Бардина голосовали все те, кто голосовал за хоккей, за «Молот», за команду, за свое детское увлечение хоккеем. Это нормальная история. Конечно, за Анну Отмахову голосовали те, кто участвовал, планировал участвовать, разделяет идею «Бессмертного полка». Это правда. 

- Именно так я и расцениваю. Не как свою личную победу. Победили те, кто участвовал в этом проекте.

- А теперь о проекте. Ань, я об этом проекте услышал впервые, наверное, месяцев за 7 до его проведения в Перми. И услышал от Анастасии Сечиной, которая услышала от тебя, то ли ты обратилась за поддержкой, то ли просто зондировала тему на предмет реакции СМИ, расскажи, как к тебе пришла эта идея, ведь не ты же ее придумала.

- Нет, придумала ее не я. Ее придумала томская телекомпания «ТВ-2». Это большой медиа-холдинг. И я подключились, можно сказать, случайно, потому что была зима, декабрь, или ноябрь, может быть, и в походах по интернету я увидела, что они провели 9 мая вот такую акцию. И тут меня как-то зацепило до слез, до дрожи. Так как я все-таки видеорежиссер, картинка, когда люд и несут портреты солдат. Она все-таки впечатлила меня. И я позвонила, думала, думала, потом пошла к своей подруге, а не замутить ли нам такое же. Две сумасшедшие девушки решили. Когда мы думали это провести, не было идеи, что за нами тысячи и миллионы пойдут. Это было нужно нам. Вот лично нам. Потому что это была какая-то история объединяющая, а 9 мая в нашей стране, это тот праздник, который объединяет все. Святой.  Мы созвонились с Томском. Томск очень радостно воспринял историю про Пермь. Мы тогда были 30-м или 29-м населенным пунктом, который к ним подключился, в то время. Стали зондировать все СМИ на предмет рекламы, но так как не было средств, мы всем говорили, что это благотворительная реклама. Очень благодарны всем СМИ, которые откликнулись. В основном, все положительно отзывались и включались в этот проект. И поэтому, это такая личная история, которая вылилась в такое массовое шествие. Думаю, в этом году это будет еще больше. Но мы начинали с себя. Это надо было нам

- Зацепил фразу, думаю, в этом году будет еще больше. А каковы прогнозы на 9 мая 2014?

- По моим оценкам, в этом году, в 2013 году, было около 7 тысяч человек. Но надо умножить минимум на 2. Тысяч 12 – 14 все-таки будет. Потому что, несмотря на большую рекламную компанию во всех СМИ,  не все знали, не все смогли, не все успели. Очень много было звонков с просьбой, давайте эту идею продолжим в следующем году. Поэтому, тысяч 12 – 14 думаю, будет.

- Смотри, когда томичи придумали акцию, у них в голове тоже была сначала идея, а потом она стала облекаться в какую-то форму. Я думаю, что не было такой ситуации, при которой несколько человек мозговым штурмом придумали, записали правила. Скорее всего, сначала была идея, просто идея, а потом уже появилась форма у идеи, какие-то дополнительные условия организации этой идеи. В каком виде эта идея пришла в Пермь, к вам? Вы уже знали, что это будет 9 мая, шествие, люди с плакатами, на плакатах портреты. Что это будет частью праздника, что это будет согласованной акцией, что она пройдет в центре города, вы все это уже знали?

- Нет, конечно. Томск, когда мы с ними разговаривали… Во всех городах она проходит по разному. Где-то демонстрация, где-то шествие, где-то просто возложение венков, где-то митинг, никакого ограничения. Вот именно прохождения в параде, нет.

- В селе Сырьяны Белохолуницкого района Кировской области «Бессмертный полк» организовывала у меня тетя, я так понимаю, что там тоже все, кто мог, приняли участие. У них тоже было шествие, тоже были плакаты, тоже был небольшой митинг. Это я так, чтобы подчеркнуть, что это не только городская история, это история, охватившая всю страну. Она была примерно похожей везде. Вот эта вот похожесть, как она формировалась?

- Единственное условие, что люди выходили с портретами. То есть, единственное условие, это портрет. Не обязательно делать это централизовано, как делали мы, договаривались с типографиями, каждый делал сам, просто увеличивал портреты и ламинировал. Здесь не важна форма, во что это выльется, просто митинг, шествие, возложение венков. То есть, смысл в том, чтобы в едином порыве почувствовать себя единым народом, пафосно, если сказать, почтить память своего, это семейная история, подчеркивая много раз. Выйти со своим солдатом. На сегодняшний день, по-моему, мы с Томском постоянно связь поддерживаем, сейчас 150 населенных пунктов, 4 страны, это Казахстан, Украина, Израиль, еще кто-то, Россия, само собой. В России еже 150 населенных пунктов. И на сайте «Бессмертный полк» уже внесено в базу данных более 30 тысяч солдат. Это опять же история, когда сам человек вносит фотографию, историю какую-то. Опять же хочется воспользоваться случаем, призвать пермяков, зайти на этот сайт и внести своего родственника, своего деда, прадеда туда. Если есть какая-то история про него, было бы просто замечательно, не просто написать, Иван Иванов погиб в Берлине. А какая-то если есть история, интересный случай из жизни. Поэтому есть сайт «Бессмертный полк», туда можно заходить и истории вписывать туда.

- У меня вопрос на голосование к нашим слушателям. 9 мая 2014 года, вы примете участие в акции «Бессмертный полк»? 207-05-15, да, однозначно, 207-05-25 – нет, либо еще не определились. Ань, давай сейчас к несколько такой философской подоплеке. У нас 9 мая и великая отечественная война в последние несколько лет становятся все большим и большим праздником официальным. Все больше и больше официоза. Накачка идет со всех экранов страны. Любое, хоть сколько-нибудь критическое отношение к устоявшейся, канонической советской версии хода Великой отечественной войны воспринимается в штыки тут же, любое сомнение – в штыки. Любая попытка посчитать количество умерших – в штыки. 9 мая – это день когда мы наваляли всем. Такое ощущение, что нам сейчас под таким соусом пытаются это все преподнести. Не трагедия нации, не трагедия народов, не тяжелейшее для осмысления события, не проблемная история, в которой надо разбираться поколениям и поколениям потомков, не огромное количество незахороненных солдат в Ленинградской области, и вниз по полосе, а просто день, когда мы должны вещать на машины ленточки, писать «Спасибо деду за победу», орать, что мы всех круче и так далее. Не смущает вот эта история. Ведь судя по твоему лицу, я вижу, что ты, скорее всего, соглашаешься. Не смущает вот эта история? В сочетании с реально искренним отношением, пришедших на «Бессмертный полк».

- Частично, в большей части, я соглашусь с тобой. Что очень идет большая официальная накачка. Но вот правильно заметил, что те, кто пришли на «Бессмертный полк» - это искренне. И в чем еще сущность этого проекта, что это не просто 9 мая, я всегда говорю, во всех интервью и сейчас повторю, это история для того, чтобы люди вот сейчас в течение года вытащили из альбомов старые фотографии и начали хоть что-то искать про своих дедов и про отцов. Тут возникает моя личная история, которую я тоже рассказывала. Я за этот год нашла своих двух дедов, один из них пропал под Старой Руссой, в 1942, это как раз было накануне. И с 9 мая по сегодняшний день я нашла, какой полк, в какой дивизии, какой фронт, и даже нашла журнал боевых действий этого полка, где есть приказ полку деда накануне его пропажи. Там под Старой Руссой Демянский котел, окружение немцев. И как раз накануне был прорыв. Но этим должны заниматься сами родственники. Эта память, которая не привязана к 9 мая, ты понимаешь в определённый момент, что ты последний оплот семьи. Если ты не найдешь своего деда, то дальше про него забудут совсем. Он не виноват, что он погиб в 23 года, и у него не было детей. Поэтому ты последний оплот своей семьи. И именно «Бессмертный полк» направлен на такую постоянную работу.

- То есть, вы фактически.. Если мы возьмем с одной стороны такую железо-бетонную гранитную победу со звездой, с пушкой, пионерами и речью депутата, то вы вообще-то идете в разрез. Вы идете в жесткий разрез официальному тренду. Вы олицетворяете другое 9 мая.

- Оно не совсем другое. Оно не такое пафосное. Оно личное. Не кричать и не запускать салюты. Это личное внутреннее ощущение, что ты гордишься своими родными, понимаешь, оно другое. И когда вот эти личные истории собираются в количестве 7 тысяч человек, это какой-то другой праздник, он народный. Еще очень важно, что в этот «Полк» вступают и те, родственники кого пропали без вести. А раньше, еще 10, 20, 30 лет назад, мы чтили ветеранов, которые погибли, мы точно знаем, или которые остались живы, вот они на площади. Но никто никогда, вот пропал человеку и пропал. 1941, 1942, очень много. А теперь люди перестали и бояться, наверное. Раньше, пропал без вести, 1942 год – значит, предатель. А теперь люди перестали бояться. Они начали это копать. И они гордятся, страной, конечно, они гордятся, но они гордятся своими родственниками, это совсем другое.

- Я сейчас остановлю голосование. Тут сложно изменить расклад. 91 на 9. 91% нашей аудитории, они говорят, что они скорее да, примут участие.

- Думаю, что да. Любой человек, если покопается, даже если у него дед или бабушка были здесь, на заводе, наверняка есть братья, сестры, двоюродные дяди, это все равно ближайшие родственники наши.

- Я к тому, что в Перми было бы абсолютно корректно устроить шествие двух колонн. С одной стороны «Бессмертный полк», с другой стороны «Бессмертный цех».

- Да, да, да. Конечно.

- Потому что те, кто находились в цехах у нас здесь, мне кажется, достойны своей колонны ни чуть не меньше, чем те, кто находились на фронтах за много километров отсюда. Следующая история. Мы с тобой в перерыве говорили, что по большому счету акция «Бессмертный полк» это акция, в которой может принять участие каждый. Нет ни одной семьи, в которой бы не было воевавшего, впахиваюещго в поле или стоящего у станка. Нет ни одной.

- Да, конечно.

- И воевавший на фронте, и впахивающий в поле, и стоящий у станка, в общем-то, имеет полное право войти в этот самый «Бессмертный полк». Соответственно каждый моет взять плакат, узнать историю и встать в строй. А что происходит потом? Вот прошла колонна. А что происходит с людьми? Что произошло с тобой?

- Со мной и с теми людьми, которые шли рядом со мной, я наблюдала, те, кто стояли и смотрели на колонну, это действительно были слезы. Просто потому что идешь, и когда взметнулись вверх эти портреты с лицами, в основном, молодые  лица, приносили фотографии и военные, у кого не было и послевоенные. И начинаешь читать фамилии, а вдруг кто-нибудь свой. А даже если не кто-нибудь свой, просто всматриваешься в лица. И со мной шли женщины, там слезы на глазах, таблетки. И все как завороженные на это смотрели. Потому что ты видишь много молодых красивых лиц и думаешь, господи, ну что же… Тогда понимаешь, что такое война. Этих людей уже нет. Они могли бы быть хорошими отцами, принести нам пользу, себе, стране и всем остальным. И когда ты понимаешь, что все это сделал война, тебе становится жутко. И ты понимаешь, что никогда в жизни нельзя… Что самое важно – это мир. Такое ощущение есть. И гордость, сопричастность, все, что угодно. Там было море и буря чувств у всех, по моим наблюдением. Когда зашли на площадь у драмтеатра, там был реквием и минута молчания, объявили минуту молчания. Было очень странно, с детьми были, все-таки толпа шумит, разговаривает, объявили минуту молчания, тишина, на всей площади тишина. Дети перестали даже плакать некоторые. И это удивительный подъем чувств, все выходили на подъёме чувств.

- Вот еще один момент. Они все выходили на подъеме чувств. Вот тут мы дошли до неприятного момента. Неприятный момент я бы тоже хотел отразить у нас в эфире. Куча людей мне рассказывали потом, вот именно в тот момент остались в ощущении, и что? Что дальше? Вот мы пришли, и… А дальше оказалось, вот и все, и расходитесь. И я не мог им толком объяснить, так ли это было задумано или это было непродуманно. Или может быть так и надо. Может и не надо точки? Может и не должна эта акция выливаться в набор народных гуляний. Может она так остаётся. Пришли, тишина, а дальше продолжается у каждого свой день? Я не знаю. Поэтому я прошу тебя ответить. Этот момент очень часто поднимался.

- Такая проблема, наверное, была, соглашусь, потому что была не очень продумана эта точка. Что делать? Никто никогда не организовывал 7 тысяч человек. Мы не предупредили и сами не очень знали, какая программа концертная будет. Понимали, что будет реквием. И не очень понимали, что людям делать. И опять же, так как была большая протяженность колонны, первые прошли на площадь, а пока тянулся хвост, прошло еще 20 минут. Там на площади была концертная программа, и потом, когда уже увидели, что подтянулись практически все, тогда запустили реквием, минуту молчания, потом запустили голубей и люди запустили в небо воздушные шары. Это было тоже как символ душ. Тоже этот трогательный момент. Это задумывалось как точка. Дальше уже каждый идет домой, выпивает свои 100 грамм военных, и так далее. Понятно, что сейчас мы продумываем, как сделать это наиболее эмоционально, насыщенно и вовлечь всех каким-то может быть, действием, может быть еще чем-то. Вот это все продумывается.

- Помнишь историю про лучшее – враг хорошего. Историю, в которую превратилась акция «Георгиевская ленточка». Потрясающая акция. Потрясающая по своему внутреннему содержанию изначально, по душевному порыву, который вкладывали ребята из РИА «Новостей», которые все это придумали. Омерзительная акция, в которую она сейчас превратилась. Эти грязные тряпочки на антеннах машин. Это обвязывание ленточками бутылок с водкой. Это обязательное наличествовали ленточки у каждого диктора телевидения. Это обязательно, чтобы каждая чиновничья скотина за пару дней нацепила на лацкан, вышла, мы все за праздник. А как все начиналось. Начиналось все с порыва. С демонстрации, мы помним, это наше внутреннее. И теперь возвращаемся в твоему «Бессмертному полку».

- Понимаешь, с «Георгиевской ленточкой» то, что ты описал, опять же это нельзя структурировать. Если у тебя она порвалась и грязная на антенне машины, то это ты виноват. Понимаешь. Это нельзя регламентировать. Если ты повязываешь георгиевскую ленточку на бутылку водки, то это ты виноват. Думать, куда ты ее, в каком она виде. Я езжу на машине, но она у меня в салоне, я ее каждый год меняю. Но она всегда. У меня иногда спрашивают, а почему она у тебя всегда, не 9 мая? Я потому что про войну помню не только 9 мая, я про нее помню всегда практически. Поэтому обвинять тут в заформализованности… Мы сами это допускаем.

- А теперь я возвращаюсь к «Бессмертному полку». 7 тысяч вышли в Перми. 14 выйдут в 2014 году. Сколько у нас лет победе в 2014 году?

- 69.

- Ровно год до юбилея. А вот когда будет 70, в каждую школу по разнарядке с приказом, на предприятие, чтобы потом отчитаться, в Перми приняли участие в акции 280, 150, 120 тысяч человек, каждый глава района мобилизует всех. И вот те, кого мобилизуют, вместо того, чтобы узнавать историю своей семьи, их начинает тошнить от акции, которая начиналась как самостоятельная, яркая неравнодушная и исключительно личная.

- Ты знаешь, такая опасность, наверное, есть. Но я думаю, мы ее избежим. Прежде всего, что это акция гражданская. Она не подчиняется никаким чиновникам, властям городским, краевым, потому что она организована не ими. И отчитываться они по ней не обязаны. Это не спустилось из Москвы. Они ничего не должны ничего никому. И отчитываться, что в Перми больше, чем в Екатеринбурге.

- Ты же помнишь историю с диктантом. Никто ничего не отчитывается не перед кем, но находится регион, в котором официально заявляется, мы будем писать диктант по другому произведению, по вот нашему, настоящему патриотскому. Я понимаю, о чем ты говоришь. Что никто мне не влезет в душу, говоришь ты. К тебе, нет. Конечно, нет. Акцию сделают официально помимо тебя. Ты ее будешь организовывать, а колонны будут подгонять помимо тебя. Ты им не запретишь. Ты не знаешь, как запретить. Потому что у тебя будут 20 тысяч человек, которые пришли сами и еще 80 тысяч, который пригнали. Потому что надо, потому что это по всей России, потому что это 9 мая, потому что 70 лет.

- Ну, по всей России это тоже без патроната властей идет. Во-вторых, любой имеет право отказаться на предприятии. В третьих, была такая история, когда пытались предприятия к нам войти в колонну со своими логотипами, с кепочками, с шапочками. Мы в основном договаривались, ребята, никакой символики, кроме портретов и шариков. И все. В основном, понимали. Была одна компания, которая все-таки пришла в своих, мы ее оттесняли. И предупреждаю всех, никакой символики фирм, предприятий, заводов, корпораций не будет. Вы можете чтить память своих родственников и ходить колонной со своей символикой. Но не в рамках «Бессмертного полка». Мы будем выводить. Это запрещено категорически. Вы можете  сделать свою колонну отдельно. Она будет идти отдельно после «Полка», перед «Полком», но отсечка от «Полка» будет однозначно. Есть правило. Есть «Полк», есть устав «Полка», который принимается, если ты входишь в это движение, ты принимаешь правила игры. Они у нас есть. Это официальные правила игры, принятые всеми членами движения.


Обсуждение
2796
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.