Верхний баннер
10:26 | ПЯТНИЦА | 13 ДЕКАБРЯ 2019

$ 63.23 € 70.43

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

12:20, 03 марта 2015
Автор: Нина Соловей

«Для меня фотокнига - это что-то личное, интимное, это высказывание художника. Это арт-объект в форме книги», - Наталья Резник

Тема: Фотоискусство в Перми, России и за рубежом. Что такое фотокнига. Чем отличается фотохудожник от фотографа

Гости: Наталья Резник, искусствовед, фотохудожник (Россия/Германия)

Дата выхода: 25 февраля 2015 года

Программа:  «Дневной разворот»

Ведущий: Нина Соловей

- Мы поговорим о фотоискусстве, о том, насколько высок интерес в России и в Германии. Наталья долгое время работала в Перми, она пермячка.  Наталья, вы не только в Перми вели курсы в Академии культуры, вы устраивали здесь фотовыставки и 3,5 года назад покинули не только город, но и страну. Почему вы покинули страну? Мало возможностей для развития? Насколько оправдались те чаяния, с которыми вы ехали в Германию?

- На самом деле, мы эмигранты со стажем. Сначала мы уехали с моим мужем Денисом Давыдовым, у нас творческий семейный дуэт, сначала мы уехали в Прагу, прожили там несколько лет. И несколько лет назад вернулись обратно в Пермь, когда тут началась культурная революция, приехал Марат Гельман, началось публичное формирование пермской арт-институции..

- Это совпало с вашим возвращением или вы намерено вернулись?

- В какой-то степени совпало, в какой-то - мы приехали, увидели, что тут все так развивается, и мы поняли, что нам хочется делать что-то свое здесь. Появился музей PERMM, Пермская Арт-резиденция, пермский Дом фотографии, который был громко анонсирован. Мы решили начать здесь работать и продвигать в Перми арт-фотографию, европейскую арт-фотографию, которой особо никто не занимался здесь. Мы открыли здесь арт-лабораторию "Фотокульт" в институте культуры. Поработали несколько лет. Но, в какой-то момент понимаешь, что ты развиваешь других, но мало развиваешься сам.

- Педагогическая деятельность не увлекла или занимала много времени?

- Нет, она увлекла. Она хороша, когда ее можно совмещать с собственным развитием. Здесь отнималось очень много творческого времени. Для художника очень важно ездить, смотреть другие выставки, посещать музеи, ярмарки современного искусства. В Перми это начало развиваться, но этого было недостаточно. Мы тогда, случайно, оказались в Лондоне. Это была награда за выставку фотобиеннале в Москве. После этого мы решили, что, все-таки, нужно снова поехать куда-то. Выбор пал на Германию.

- Почему бы было не остаться в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге? Там тоже проходят выставки современного искусства.

- Безусловно, в Москве, Санкт-Петербурге проходит гораздо больше выставок, но мы решили сразу поехать в Европу. Там этого гораздо больше. Это доступно и недорого, и мы можем ездить на самые важные мировые выставки. Там все это ближе и ты можешь себе позволить больше увидеть, чем живя в Москве.

- Это как проживая в Перми, ты можешь съездить в Березники на выставку?

- Примерно так. Может быть, даже и удобнее.

- А что касается развития фотоискусства. Там оно более развито? Там больше школ, традиций, внимания, интереса?

- Там больше школ, больше традиций.

- А ведь конкуренция тогда выше.

- Это точно конкуренция выше. Я хотела сказать, что фотография в Перми тоже очень популярна сегодня, но, все-таки это более коммерческая фотография. У меня в соцсетях много знакомых пермских фотографов и большинство из них занимается коммерческой фотографией. Буквально единицы, кто пробует себя в других жанрах - арт-фотография, концептуальная, документальная. Это обусловлено тем, что люди, может быть, даже не представляют что происходит в мире, какие еще возможности есть у фотографа. Мне кажется, что интересы пермских фотографов стали боле узкими. Им необходимо больше смотреть, больше видеть, натренировывать глаз.

- Когда вы приехали в Германию... сейчас вы занимаетесь своим делом...но, грубо говоря, на что вы живете? Там же нужно как-то существовать, выставки организовывать, вы книгу издали, которую будете сегодня презентовать.

- Как и все фрилансеры, живем на то, что можно заработать. Я занимаюсь не только фотографией.

- Но, судя по тому, что завтра вы обратно возвращаетесь, работа есть?

- Есть чем заняться. Я занимаюсь преподаванием, преподаю в питерском фотодепартаменте, у нас там есть онлайн курсы для фотографов. Пишу статьи, я еще и искусствовед. Сейчас я занимаюсь написанием докторской диссертации по фотографиям в Германии на кафедре искусствоведения в одном из университетов. Пишу материалы, ревью, статьи как арткритик в разные издания. Муж у меня немного другой сферой увлекся - работает в университете, но в другой области.

- Творческий тандем распался, но не супружеский.

- Можно и так сказать. Мы продолжаем делать совместные проекты, но его больше тянет свое направление, он занимается математикой.

- А фотоискусство интернационально? Оно позволяет общаться там не только со своей диаспорой, но и с людьми других национальностей?

- Конечно. Это как визуальное эсперанто. Действительно - понятно всем. Это визуальный язык, на котором ты можешь говорить с любым человеком любой культуры.

- Вы сказали о том, что сегодня современные художники в маленьких городах, научившись владеть фотоаппаратом, нажимать кнопку, очень часто уходят в коммерцию, занимаются семейными какими-то фото. Но есть и те, кто делает попытки арт - фотографии, устраивает какие-то свои любительские фотовыставки. Как из всего этого количества так называемых фотохудожников увидеть, выделить человека с особым взглядом, с особым почерком.

- Вот здесь, как раз, важна роль арт-институции, роль кураторов. Куратор - это специальный человек, имеющий образование в области искусства, фотографии, философии... чего угодно, этих дисциплин, много путешествующий, понимающий что такое современная фотография, включенный в интернациональный контекст.

- А что такое современная фотография, что ее отличает от того, что было создано здесь, сегодня и сейчас?

- Знаете, это надо прочитать целую лекцию и показать примеры современной фотографии. Для каждого периода времени характерен определенный визуальный язык. Он складывается под воздействием социальных, политических событий, перемен в жизни людей, новых изобретений. Например. изобретена цифровая камера, и язык фотографий, цели, они изменились под влиянием этого. Огромное количество фотографов и возникло под влиянием появления цифровой камеры.

- Это отразилось в вашей книге, с которой вы приехали в Пермь на несколько дней? Я имею в виду свою фотокнигу "Секреты"…

- Фотокнига снята не на цифровую камеру. Все фотографии сделаны на пленку. Это классическая аналоговая фотография, снятая на средний формат. В книге представлены портреты и "секретики" женщин - эмигранток из постсоветских республик, который я встретила в Германии. Этот проект я начала снимать, когда только приехала в Германию и в прошлом году я его закончила. Смею надеяться, что это современная фотография.

- С такой большой-большой любовью к женщине и к фразе довольно известной: "Должна быть в женщине какая-то загадка"…

- Можно сказать и так. На самом деле, речь идет о детской игре "секретики". Мы, девочки, в детстве в нее играли - закапывали в землю какие-то свои "очень дорогие сокровища". Вообще-то это был мусор - какие-то обломки игрушек, маминых украшений, красивые фантики от конфет. Мы накрывали это кусочком бутылочного стекла и закапывали. Потом оставляли на какое-то время в земле. Самым интересным было найти этот секретик, потому что можно было забыть где он находится. Прийти и посмотреть - что же с ним случилось. Для меня это было скорее мистическим ритуалом, чем игрой.

- Вы всегда находили эти секретики?

- По-моему, не всегда. Мы, с моей подругой, которая сейчас тоже занимается искусством, с Анастасией , художница она, сейчас живет на Шри-Ланке, лет в пять мы с ней делали свои секретики. Не всегда находили (смеется).

- Кстати, об особом жанре - фотокниги. Насколько  сегодня востребованы? Это желание оставить в памяти выставку, которая случилась или могла бы случиться? Это, все-таки, для узкого круга почитателей этого вида искусства или фотокниги пользуются широкой популярностью, может быть, на Западе?

- Именно так. На Западе вообще медиум фотокниги пользуется большой популярностью среди фотографов. Я даже слышала, что за последние 10 лет вышло больше фотокниг, чем за предыдущие 170. Это обусловлено тем, что развивается цифровая печать и фотограф не нуждается в больших деньгах и издателях, чтобы издать свою фотокнигу. Ты можешь издать 50 - 100 книг, затратив небольшие деньги. Но, на мой взгляд, очень важно отделять понятие авторской фотокниги, как арт-объекта от книги с картинками. Например, каталог выставки - это не фотокнига, это каталог. Или, например, какие-нибудь иллюстрированные толстые красивые нарядные книги, которые фотографы снимают к 250-летию какого-нибудь города или завода. Для меня фотокнига - это что-то важное, личное, интимное, это высказывание художника. Я бы сказала, что это арт-объект, который сделан в форме книги.

- Здесь периодичность страниц неслучайна.

- Да. Не только периодичность страниц. Здесь все неслучайно - обложка, переплет, последовательность фотографий, цвет - каждая деталь имеет какое-то значение для автора.

- Не так давно у нас в гостях был фотохудожник Валерий Заровнянных. Он выпустил свою фотокнигу, но, он работал как фотохудожник, а составителями были другие люди, которым он доверил свои работы и они, уже исходя из своей логики, пообщавшись с художником, составили книгу. Ваша фотокнига - это ваш продукт?

- Это исключительно мой продукт. Но, нужно сказать, что я его делала в соавторстве с очень хорошим питерским дизайнером Юлией Борисовой. Мы с ней работали над концептом макета. Юля сама фотограф, сама делает фотокниги, поэтому очень хорошо чувствует эту материю. Я ей прислала техзадание, там было указано, что это, должна быть за книга и какое ощущение она должна рождать у зрителя. Там было словосочетание «магический реализм". Мне было важно, чтобы когда человек листал страницы, то он ощущал магию, которую я спрятала в ее страницах.

- Я полистала совсем недолго, но ощущение того, что с тобой играют в некую игру - оно есть.

- Сами особенности макета - с вырубкой, с круглыми отверстиями, здесь и спрятана идея игры. Вы, я думаю, очень правильно почувствовали. Мы думали о том, что когда человек листает книгу, он тоже начинает играть в игру "секреты" опосредованно, через медиум этой книги.

- В этом ее ценность?

- Я думаю, да. Этим самым книга и становится арт-объектом, а не просто каталогом работ за какое-то время.

- Есть ли у вас задумки по будущим книгам?

- У меня в работе новый проект. Он называется "В поисках моего отца". Он уже был показан в Перми в музее Советского наива на выставке "Жизнь других". И как раз сейчас, на основе этого проекта, идет подготовительная работа к фотокниге.

- По сути, вы физически, может быть, уехали из Перми, но, судя по тому, что я ваше имя иногда вижу в обзорах каких-то выставок, в Екатеринбурге, в том числе, по сути, вы и не уезжали. Я не могу вас не спросить, в связи с непростой политической обстановкой, чувствуете ли вы, что это как-то повлияло на вашу жизнь, творчество? Может быть, появились какие-то предубеждения, или в мире фотохудожников это не имеет значения?

- Арт-мир, это, все-таки, держит нейтралитет. С какой-то агрессией или дискриминацией я не встречалась. Хотя, общее настроение немного изменилось, какое-то напряжения появилось. Даже на уровне просто общения с какими-то простыми людьми, которые задают вопросы, на которые ты ответить уже не можешь, потому что просто не живешь здесь и к этому не имеешь никакого отношения. Но, пока все мирно - на уровне дискуссий, разговоров. Мои проекты находятся в другой сфере. Я не документалист, не исследую проблемы современности.

- Вы недолго в Перми пробыли, но, тем не менее, много повидали и пообщались. Пермь, по вашему ощущению, та же, что вы оставили 3,5 года назад или потихонечку развивается.

- Мне кажется, немного спала пена бурного пиара, роста и радостно, что большинство институций сохранились. Некоторые исчезли, некоторые не подают признаков жизни, как музей пермской фотографии - я не знаю, чем он занимается. Очень обидно. Но, я побывала в музее PERMM, в Пермской художественной галерее, в Музее советского наива первый раз... Радостно, что это все есть. Я надеюсь, что будет развиваться. Со своей стороны я готова участвовать в проектах, если меня пригласят в качестве сохудожника и куратора. 


Обсуждение
2382
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.