Верхний баннер
04:02 | ЧЕТВЕРГ | 30 МАРТА 2017

$ 57.02 € 61.53

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
19:55, 21 мая 2016

«Примерно каждый 10-й гражданский активист из 12-ти тысяч, с кем мы пообщались, это был активист из сельских территорий и небольших городов», – Александр Свинин, генеральный директор фонда «Перспектива»

- Здравствуйте, дамы и господа! Это «Дневной разворот» на «Эхе Москвы» в Перми. Сегодня у нас в гостях Александр Свинин, генеральный директор фонда «Перспектива» – фонд поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях, он является грантовым оператором. Что это такое, с чем это едят, мы и поговорим с Александром, молодым, 28-летним генеральным директором фонда «Перспектива», который занимается раздачей денег, собственно, из бюджета страны, насколько я понимаю, причем при покровительстве первых лиц государства. Александр...

- Добрый день!

- Добрый день! Вам 28 лет, и вы являетесь генеральным директором фонда «Перспектива». Согласитесь, мало кто из ваших сверстников, на мой взгляд, добивается достаточно таких ощутимых высот.

- Мне кажется, все-таки, наша сегодняшняя передача не про меня.

- А мне интересно…

- И время эфира я бы лучше использовал для того, чтобы рассказать о гражданском обществе и поговорить о некоммерческих организациях.

- Поговорим, обязательно.

- Обязательно, а вообще, мне кажется, что в России сегодня достаточно большая возможность, достаточно большое количество возможностей для молодых людей – и социальные лифты у нас работают, и страна у нас молодая. И есть такой замечательный слоган наших хороших друзей и партнеров – Российского союза молодежи – «Россию строить молодым». Вот мне кажется, что возможности для этого есть.

- Если вкратце, как вы проделали все-таки этот путь? Мне интересно, я вот сам деревенский парень, в общем-то, и проделал в общем-то тот же путь, что и вы, только вы поехали в Питер, а я поехал в Пермь в ваши годы.

- Да.

- Мне сейчас 40, а вам 28, вы являетесь генеральным директором фонда «Перспектива».

- А вы ведущим на очень известном хорошем радио.

- Да, но здесь нет никакой зависти, понимаете, я просто удивляюсь таким молодым талантливым людям, у которых столько энергии. Как у вас это получается, расскажите.

- В 17 лет я уехал из города Сыктывкара в Санкт-Петербург, поступил в университет, где я учился на специальности «Управление персоналом». Всю свою карьеру, с 18 лет, с первого курса, я работал только по специальности, я занимался поиском, подбором персонала, т.е. поиском талантов, я работал в кадровых агентствах, и в 24 года я открыл свое кадровое агентство, стал предпринимателем, и в общем-то как предприниматель, мне кажется, в первую очередь реализовал себя. Полтора года назад присоединился к команде Общественной палаты России, и в 2015 году Общественная палата запустила проект «Перспектива»...

- Да.

- Который, соответственно, в 2016 году стал фондом «Перспектива» и стал оператором грантов президента РФ для некоммерческих организаций в сельских территориях и малых городах. Тут в общем-то никакого секрета нет, дорога достаточно прямая.

- Теперь она мне понятна, как минимум. Итак, фонд поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях «Перспектива». Расскажите, пожалуйста, что это такое?

- Как я уже сказал, в 2015 году Общественная палата России, реализуя федеральный закон, запустила проект «Перспектива», который призван был заниматься поддержкой и продвижением гражданских активистов и представителей некоммерческих организаций. За год Общественная палата в проекте «Перспектива» реализовала такие уже, мне кажется, достаточно известные для некоммерческих организаций формы сообщества – это открытые площадки для диалога общества, власти и бизнеса. В прошлом году более 10 тысяч НКО по всей стране приняли участие в работе этих форумов, они проходили в каждом федеральном округе, и итоговый форум был 3-4 ноября в Москве с участием президента России. В рамках проекта «Перспектива» мы проводили исследования состояния 3-го сектора, мы организовали премию в области гражданской активности, она называется «Я – гражданин». И за 2015 год более 12 тысяч активистов, представителей НКО, в рамках проекта «Перспектива», мы смогли с ними пообщаться, услышать их запрос, а чего же им не хватает, какие у них есть проблемы. И так получилось, что примерно каждый 10-й гражданский активист из 12-ти тысяч, с кем мы пообщались, это был активист из сельских территорий и небольших городов. Так тоже, чтобы мы с вами понимали, о чем мы говорим, это примерно 60 миллионов человек наших с вами сограждан, которые проживают в сельских территориях и малых городах. Это больше, чем во всех городах-миллионниках вместе взятых, это, естественно, в 6 раз больше, чем в Москве, но вот про Москву, Питер, Нижний Новгород, Пермь, мы говорим, а, например, про поселок Верхняя Салда в Красноярском крае или село Старое Крещено в Марий Эл мы с вами ничего не знаем, а там живет более 40% наших граждан, и у них был очень простой такой, понятный, как мне кажется… они действительно сегодня, наверное, не всегда могут конкурировать за известность, узнаваемость, за поддержку, с большими федеральным некоммерческими организациями. С этим запросом они обратились к президенту России на итоговом форуме сообщества 3-4 ноября, и в ежегодном послании Федеральному собранию президент России поддержал их инициативу и предложил создать отдельного оператора президентских грантов, который бы помогал только этим некоммерческим организациям, т.е. тем, кто помогает жителям сел и небольших городов. В конце прошлого года проект «Перспектива» в Общественной палате был преобразован в фонд «Перспектива», и в соответствии с распоряжением президента от 5 апреля уже в 2016 году фонду «Перспектива» было поручено, вот вы немножко неправильно сказали – раздавать бюджетные средства. Нет.

- Распределять?

- Вот даже не вопрос – распределять, а было поручено заниматься комплексной поддержкой гражданской активности в сельских территориях и малых городах. Это не раздача денег ни в коем случае.

- Но вы являетесь грантооператором.

- Да, но деньги – это лишь один из инструментов поддержки гражданской активности, и у нас все-таки конкурс президентских грантов – не все могут получить, но и Общественная палата России, да, как некая такая основная площадка для взаимодействия власти и общества и поддержки гражданских инициатив прекрасно понимает, что необходимо также оставлять вот эти вот нефинансовые элементы поддержки, чтобы была не только рыба, но и удочка. Поэтому достаточно большое количество проектов Общественная палата и фонд «Перспектива» реализуют именно как нефинансовую помощь этим некоммерческим организациям. Так вот, чтобы было понятно слушателям, да, если погрузить вообще некоммерческий сектор, у нас в стране 226 тысяч некоммерческих организаций, 7 миллионов человек занимаются гражданской активностью без образования юридического лица, т.е. это волонтеры, которые, например, ездят тушить пожары, это добровольцы, которые участвуют в социальных акциях… И президент уже много лет поддерживает этот сектор именно через систему грантов. В этом году, несмотря на кризисное такое время, и тяжелое, может быть, для экономики, на 360 миллионов рублей был увеличен…

- Общий объем?

- Общий объем, да. Общий объем у нас в этом году 4,6 млрд рублей, их распределяет 9 некоммерческих организаций, лишь одна из которых – это фонд «Перспектива». У каждой организации свое направление, вот у нас это сельские территории и малые города. Фонд «Перспектива» в 2016 году распределит 480 млн рублей, и у нас на это есть 4 конкурса. Первый конкурс, кстати, уже закончился, он был с 11 апреля по 12 мая. 418 заявок фонд «Перспектива» получил от некоммерческих организаций из регионов как раз на поддержку их инициатив. В конце июня мы подведем итоги, 27 числа в общем-то станут известны победители первого конкурса.

- Да.

- Второй конкурс уже идет, он начался 16 мая, он продлится до 30 июня, также подавать заявки, в нем участвовать призываем все некоммерческие организации. Если говорить о Пермском крае, то у нас в первом конкурсе 12 заявок поступило, все они соответствуют формальным требованиям, ну т.е. все они будут рассмотрены экспертным советом и конкурсной комиссией. И будем смотреть, какое количество организаций из вашего региона сможет получить поддержку.

- Сколько у нас в Перми и крае некоммерческих организаций, к которым стоит присматриваться, вообще обращать на их деятельность внимание?

- Мне кажется, что в принципе стоит присматриваться к деятельности всех некоммерческих организаций, потому что у нас 34% граждан не доверяют некоммерческим организациям. У нас принято говорить, что почему-то как-то государство смотрит не так на некоммерческий сектор. На самом деле и президент в своем послании отметил то, что для государства некоммерческие организации – это, в первую очередь, партнеры по решению социальных проблем, а вот граждане и жители у нас на некоммерческие организации очень часто смотрят с недоверием, и это порождает большой такой ряд проблем. В чем он заключается… Государственные деньги в некоммерческом секторе – это только 10%. 90% – это деньги наши с вами – пожертвования, это деньги компаний, которые являются спонсорами и благотворителями. Так вот, чем ниже доверие к некоммерческим организациям, тем меньше ресурсов они могут получить. Поэтому присматриваться стоит ко всем, стоит понимать, чем организация конкретно занимается, мы ведь очень часто можем даже не знать, что вот это нам помогла НКО, а не спонсор или коммерческая структура, либо государство. Мы можем прийти в больницу и не знать, что волонтерами, например, работают обычные студенты, которые просто в свободное время приходят и помогают людям. Мы можем не знать, что… Замечательный пример был… На этих выходных в городе Торжок в Тверской области – там я часто просто бываю, и там уже много-много лет стоит заброшенный автовокзал. И молодой парень Николай Романенко пришел, купил краску на свои деньги, и за выходные этот вокзал покрасил. Он стоит в центре города, понимаете, и жители Торжка думают, что его покрасил не Николай Романенко, не просто человек, которому вот не нравилось то, что он живет в городе, где не очень красивый автовокзал. Об этом стоит и рассказывать – это у меня обращение к вам как к представителю СМИ, и призыв к гражданам смотреть за всеми, потому что так вы будете больше о них узнавать, с одной стороны, а, с другой стороны, вы их будете в том числе и контролировать.

- Так, а какова же у нас списочная, скажем так, составляющая НКО по Перми и краю. Вот в цифрах если?

- Если в цифрах, то если мне сейчас не изменяет память, это порядка, наверное, 5 тысяч некоммерческих организаций, да.

- По Пермскому краю и Перми?

- По Пермскому краю и Перми, зарегистрированных в соответствии с законодательством в реестре Минюста.

- Да.

- Это если говорить о сфере деятельности, т.е. то, чем они занимаются – это достаточно большое количество организаций, связанных с общественным контролем, т.е. у вас гражданское общество, оно такое, по-настоящему сильное, и смотрит за тем, что в городе и крае происходит, это большое количество экологических организаций, потому что регион промышленный в том числе, и экология вообще в принципе в этом регионе, она достаточно волнует граждан. И это организации, которые занимаются развитием молодежных проектов, которые работают со здоровым образом жизни, вовлекают людей в волонтерскую деятельность – вот это тоже одна из специфик Пермского края. Вообще, Пермский край – это один из лидеров некоммерческого сектора всей страны, потому что у вас действительно и региональная власть очень много делает для развития этого сектора, и законодатели у вас одними из первых принимают различные законопроекты, которые может быть даже еще не работают в полной мере на федеральном уровне, ну вот они хорошо работают в Перми и Пермском крае.

- Уважаемые наши радиослушатели! Я напомню, в гостях сегодня у меня Александр Свинин, генеральный директор фонда «Перспектива». Александр, вот смотрите, вы сказали, что на 480 миллионов, которые сейчас есть у вашего фонда, претендуют и 12 пермских проектов. Хочется понять, что конкретно вам предлагают наши местные НКО.

- Да, ну что конкретно предлагают прямо все 12, я просто бы не хотел говорить про какой-то один, потому что на самом…

- Самый яркий давайте.

- У нас еще идет конкурс, и любая некоммерческая организация, которую я буду упоминать, наверное, это будет не очень правильно по отношению к остальным 417-ти, если у нас их 418. Яркие, в общем-то, все. У нас есть проекты и с территорий Пермского края. Это, если я не ошибаюсь, Кунгурский район, например. У нас есть проекты и в самой Перми, но которые направлены на работу с жителями сел и небольших городов в Пермском крае. Вообще, у нас 6 направлений, которые мы как грантооператор поддерживаем, вот в общем это называется сельские территории и малые города, ну вот если детализировать, то это поддержка краеведческой работы, т.е. для нас действительно понятно, что история своего края, своей территории, это очень важное дело, которое необходимо отдельно поддерживать, это поддержка народных промыслов и ремесел.

- Да.

- Большое количество НКО, которые этим занимаются, и действительно сегодня эта сфера, она, наверное, зачастую живет только благодаря вот таким неравнодушным гражданам. Много денег на поделках, к сожалению, не заработать, т.е. этим надо действительно жить и это вот чувствовать как-то. Третье наше направление поддержки – это проекты в области профориентации молодых людей в сельских территориях и малых городах. Отток населения действительно большой. Вы уехали из своей территории, я уехали тоже из города Сыктывкара в свое время. Значит, помимо того, что, наверное, у вас и у меня были какие-то амбиции, может быть действительно чего-то наша территория в свое время не смогла нам предложить, какой-то выбор, поэтому вот поддержка проекта, где мы учим молодых людей, где мы им показываем, как им можно получить рабочее место в своей территории, это тоже одно из направлений деятельности фонда «Перспектива». И еще…

- Т.е. привязать их к конкретно взятому региону?

- Привязать, наверное, к счастью, никого невозможно.

- Дать возможность.

- А вот, да, а вот конкуренция территорий за таланты, раз уж мы начали разговор с талантов, это же очень важная история. Развиваются и растут те регионы, которые эти таланты притягивают. У нас есть замечательный пример, например, Казани, которая 10 лет назад не была еще местом для создания интернет-компаний, например, а сегодня это одна из IT-столиц России, туда едут компании не только со всей страны, но и стран СНГ.

- В том числе из Пермского края очень серьезный отток специалистов.

- В том числе из Перми, хотя в Перми есть тоже замечательные компании, которые делают и международные…

- Почему-то им здесь не так работается.

- Ну вот вопрос. Понимаете, т.е. некоммерческие организации могут на это повлиять, они могут инициировать какой-либо проект, который покажет молодежи, что здесь можно развивать, что здесь можно этим заниматься.

- И еще два направления осталось.

- Да, еще два направления – это развитие диалога между властью и обществом, и развитие институтов местного самоуправления. 23 тысячи муниципалитетов в России, и первое место, куда некоммерческая организация местная или региональная приходит, это все-таки не региональная власть, это все-таки власть муниципальная, поэтому чтобы этот диалог был крепче, чтобы возникали новые механизмы диалога третьего сектора некоммерческого и муниципальных властей, вот такие проекты мы готовы поддерживать.

- У нас как правило перед выборами всплывает эта тематика, особенно бабушки, которые представляют ТОСы и т.д., в общем-то тема отдельная. Напомню, сегодня у нас столичный гость – Александр Свинин, генеральный директор фонда «Перспектива». Это фонд поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях. Обладает этот фонд способностью распределять гранты объемом 480 млн рублей, это в этом году. 12 пермских проектов уже претендуют на часть этих средств. И закончили мы беседу с Александром на том, что хотелось бы мне с ним обсудить понятие третьего сектора. Вы сказали в начале нашей беседы о том, что ваш фонд провел в России анализ состояния так называемого третьего сектора во всех федеральных округах. Объясните мне, пожалуйста, что вы конкретно подразумеваете под понятием «третий сектор». Это бабушки, это ТОСы? Что это? Вот хочется понять.

- Вообще во всем мире первый сектор – это власть, второй сектор – это бизнес, третий сектор – это сектор некоммерческих, неправительственных организаций. Понятно, что, опять же, общемировая практика развития этого третьего сектора – десятилетия и столетия, в России в таком классическом понимании, как именно неправительственные организации, он появился 25 лет назад. Соответственно, когда у нас произошли в стране изменения, что мы увидели по анализу этого самого третьего сектора? Ну, во-первых, третий сектор включит все формы гражданской активности.

- Это понятно.

- Это могут быть, как я уже сказал, гражданские активисты, которые не зарегистрированы как некоммерческие организации. Они просто объединяются и делают доброе, полезное дело. Это могут быть ТОСы и бабушки, которые ходят и следят, что происходит у них на небольшой территории, это могут быть и крупные общероссийские общественные движения и организации. Ну, во-первых, как я уже сказал, 226 тысяч НКО в стране, порядка 1 миллиона человек у нас заняты профессионально работой в третьем секторе, т.е. это люди, которые работают в некоммерческих организациях, получают там зарплату. Это пока достаточно мало – меньше 1% экономически активного населения. Рост возможен до 10-12% в течение, наверное, нескольких десятилетий ближайших, т.е если третий сектор будет развиваться так же, как сейчас, а он все-таки растет и развивается, становится крепче, то большое количество граждан может переходить работать именно в некоммерческие организации, и видеть для себя это как профессиональную деятельность. Как я уже сказал, к сожалению, около трети граждан у нас не доверяют пока что работе некоммерческих организаций, но каждый год это доверие растет, и у нас увеличивается с каждым годом, притом цифры внушительные, наверное, там от 500 тысяч до миллиона в год увеличивается рост людей, вовлеченных в волонтерскую деятельность и в добровольческую.

- А где можно посмотреть результаты анализа третьего сектора?

- Можно конечно, форумсообщество.рф, там есть вкладка «Исследование», там есть все исследования по всем федеральным округам, они сделаны до уровня региона, т.е. можно посмотреть, что происходит у вас в Пермском крае. У нас в рамках этого исследования мы еще оценивали уровень развития социального капитала вообще в стране. Социальный капитал – это такой, знаете, индекс доверия между гражданами, между гражданами и бизнесом, между гражданами и властью. Ну, во-первых, он в России вырос за последние 4 года, и вырос достаточно внушительно, это несколько процентных пунктов, каждый процентный пункт – это, в общем-то, большая добавка к ВВП, этот как раз то уже материальное благо, которое может производить некоммерческий сектор. Чем больше мы с вами доверяем друг другу и власти, тем меньше государство тратит денег на то, чтобы делать транзакционные такие вещи и убеждать, что нам надо с вами друг другу доверять, поэтому все в общем-то не так плохо.

- А кто, на ваш взгляд, Александр, сегодня наиболее значимый общественник здесь, в Перми, который имеет авторитет и пользуется большим уважением у населения? Кому доверяют?

- Мы в течение года работали с рядом некоммерческих организаций в Пермском крае, и у нас в этом году, кстати, форум сообщества для Приволжского федерального округа был в Перми в конце февраля, потому что, как я уже сказал, один из центров гражданской активности вообще… в течение года мы работали, например, со Светланой Денисовой – это член Общественной палаты Пермского края, это один из действительно признанных на федеральном уровне экспертов в области общественного контроля. Методология, которой она обладает, востребована не только в Перми, и Светлана поучаствовала в большом количестве федеральных мероприятий по этой теме. Мы работали с Ольгой Зубковой, «Вектор дружбы» – это вообще один из немногих российских проектов, который, скажем так, экспортируется на Запад. Это участник сессии ООН и действительно заметный проект не только в Перми. Мы работали с Еленой Котовой и ее фондом «Колыбель надежды», и в общем-то с достаточно большим количеством других активистов и некоммерческих организаций.

- Официально кто является учредителями вашего фонда? Тоже хочется понять структуру, чтобы видеть тех, кто, собственно, является вкладчиками в вашу работу.

- Учредителями фонда «Перспектива» являются две крупные некоммерческие организации. Это ВСМС – Всероссийский совет местного самоуправления, господин Азаров, уважаемый сенатор, член Совета Федерации, возглавляет эту организацию, и второй наш учредитель – это АККОР, одна из крупнейших организаций, работающих с фермерами и крестьянскими хозяйствами.

- Почему на гербе Всероссийского совета местного самоуправления, я просто зашел, посмотрел, нарисовано гнездо аиста? В чем символизм?

- Я думаю, что лучше этот вопрос задать коллегам из ВСМС. Я могу рассказать, почему у нас такой логотип фонда.

- Мы продолжим с Александром нашу беседу. Остановились мы на учредителях фонда, это оказался Всероссийский совет местного самоуправления – первый, и второй – это АККОР, Ассоциация крестьянских, или как сейчас модно говорить, фермерских хозяйств и сельхозкооперативов России. Слушайте, Александр, я зашел на сайт одного из ваших учредителей, посмотрел, нашел такую забавную вещь… У них в подрубрике «Пресс-центр» некая Бетани Баратта, живущая в Айове, рассказывает о работе фермерского хозяйства американского глазами детей, публикует материалы о важной роли женщин в сельском хозяйстве через представленную 10-летнюю дочь владельца фермы – некая девочка Сицилия Роу, живет с папой, мамой, сестренкой и братом на животноводческой ферме в 30 минутах езды от столицы штата Айова, города Де-Мойна. А чем не социальная модель, да? Ее родители тесно связаны с сельским хозяйством, фермерством, мама работает в крупнейшей компании по производству семян «Пионер», папа Тернер – фермер, Сицилия в свои 10 лет выполняет важную роль ведения семейного фермерского хозяйства. Помимо того, что она помогает своим родителям, и с этого года Сицилия ухаживает за несколькими телятами в рамках американской общенациональной детско-молодежной программы «4H». Это вот зачем? Для чего все это? Чтобы учились кто, наши подростки? К чему наших детей готовят? К образу жизни в штате Айова или...? Вот мне просто хочется понять.

- Ну, вы поймите, что АККОР – это все-таки один...

- Один из ваших учредителей.

- Да, конечно.

- Причем здесь Айова?

- Я прекрасно понимаю, но АККОР – это организация все-таки профессиональная, т.е. это некое профессиональное сообщество, и мне кажется, что этот рассказ был опубликован именно для того, чтобы показать, может быть, какой опыт есть в других странах. Ведь АККОР, в первую очередь, объединяет таких же фермеров, и, наверное, им интересно посмотреть, какие есть ролевые модели других стран. Наоборот, это доказывает то, что, в общем-то, у нас некоммерческий сектор, это такая зона партнерств между странами.

- Официально мы же враги, Александр?

- Вот мне кажется, что как раз-таки официально мы друзья. Неофициально мы друзья, и мы – партнеры, и Россия – член Совета безопасности ООН, и, насколько я понимаю, Российская Федерация всегда как раз-таки на международной арене выступает за мир.

 - Да.

- Поэтому уж не знаю, с кем мы враги, тем более официально.

- Да, я к чему… Мы будем постепенно переходить к сельской тематике, потому что это территории, которые очень важны, я считаю, и вы об этом тоже сказали. На ваш взгляд, насколько сегодня наша страна зависима от импортного продовольствия? В этом контексте хочу понять.

- Мне кажется, мы действительно очень много общаемся с фермерами и сельхозобъединениями, хотя это не совсем все-таки наша сфера поддержки. Но мы как фонд не можем поддерживать крестьянские хозяйства или конкретных фермеров, потому что все-таки это пусть и социальные, но предприниматели. В первую очередь, мы поддерживаем некоммерческие какие-то инициативы на этих территориях. Но, конечно, мы с ними общаемся, и много общаемся с коллегами из деловых объединений, бизнес-объединений. Вот перед тем, как сюда приехать, очень много общались с Дмитрием Сазоновым, вашим земляком, который, кстати, очень много ездит именно по территориям Пермского края, в том числе и по сельским. И спрашивал у Дмитрия: «Ну а как – вот санкции – плюс-минус, как фермеры это оценивают?». На самом деле, действительно из общения с ним и из общения с другими коллегами из предпринимательской среды – это же время возможностей, это действительно. Вы посмотрите на темпы производства, например, по мясу птицы.

- Да.

- Мы действительно за несколько лет, вдумайтесь – за несколько лет, просто из нуля у нас появилась целая отрасль такого уже промышленного производства, а ее раньше не было. В 90-е годы «ножки Буша», я думаю, помнят абсолютно все, сейчас то мы их на прилавках с вами не видим. И это заслуга чего? Это, в том числе, ну, не заслуга, но это как раз-таки время возможностей, и любой предприниматель вам скажет, что любое время такой некой турбулентности, это, в первую очередь, время возможностей. У меня есть очень хороший мой товарищ, с кем мы из одного города – из Сыктывкара, это Федор Овчинников, который делает замечательный проект «Додо пицца». И за 3 года не самых спокойных в экономике он смог построить не только федеральную компанию и открыть пиццерии в десятках городов России, но он открыл пиццерию в США. В США! Вдумайтесь!

- Да.

- Вот в этом году, в 2016-м, поэтому все разговоры о том, что кому-то стало хуже, наверное, стало сложнее, но когда сложно, тогда, наверное, мы и растем.

- Мне кажется, на селе на самом деле нет никаких НКО, и там все крайне запущено и развалено, там фактически остов один остался. Это мой взгляд на вещи, потому что я имею некоторую связь с селом до сих пор, особенно в Пермском крае у нас ничего не работает. Ну да, у нас увеличились посевные площади в этом сезоне именно после того, как начали работать санкции. Но, по большому счету, у нас село как было на самом дне, оно там так и остается.

- Ну вот я сейчас после нашего эфира поеду в село Кривец к Вячеславу Горелову.

- Да.

- Это, если я не ошибаюсь, 100 километров от Перми. Вот готов когда-то еще к вам прийти и...

- Рассказать.

- И рассказать об этом.

- Ну, видите, у нас есть определенные точки, которые могут создавать видимость того, что все хорошо и все прекрасно, а на самом-то деле, если смотреть целостно картину, то весьма печально.

- Ну, Вячеслав, мне кажется, как независимый гражданский активист, у него нет цели создавать какую-то картинку. У него есть, понимаете… это же все зависит, ну, люди делают территории, и есть такой Вячеслав, и в селе Кривец есть жизнь, есть, не знаю, Виталий Кудрявцев из Старого Крещено из Марий Эл, и там в этом селе есть жизнь.

- Да.

- Зависит все от конкретного человека. Можно говорить, что все плохо и посыпать голову пеплом, а можно 20 лет, как Вячеслав, делать какое-то большое… даже нет, пусть небольшое, но полезное дело для определенной территории. Я таким людям искренне завидую, искренне ими восхищаюсь, потому что они живут у себя на территории.

- Тематика грантов для села какова?

- Ну...

- Вот появляется Вася активист.

- Да.

- На селе, который хочет попасть в вашу программу. Что он должен предложить? Какая тематика? На что он может рассчитывать?

- Ну, во-первых, Василий должен посмотреть на запрос жителей, т.к гранты президента – это не гранты помощи. Это, в первую очередь, не гранты помощи НКО, это гранты помощи через НКО людям, живущим в сельских территориях и малых городах, т.е. надо смотреть, какой есть запрос у людей, потому что мы, например, ...

- Т.е. Васе надо встроиться в НКО?

- Нет, Васе сначала надо понять, какой есть запрос у жителей.

- Ну, он его понял. Например, дороги надо сделать.

- Ну, например, есть запрос сделать дорогу. Василию необходимо зарегистрировать некоммерческую организацию либо прийти с этим проектом.

- Ха-ха-ха!

- Слушайте, но это вы...

- Ну смешно это выглядит. Какой Вася пойдет из села регистрировать НКО?

- Пойдет. И из 418 заявок, которые мы получили, у нас 90% заявок – это от НКО, работающих в конкретных территориях, не в городах, понимаете, и, ну я же вам конкретно могу, и вы можете зайти на сайт...

- Да.

- http://grants.oprf.ru/ – эти все данные открытые, и посмотреть села, вы можете посмотреть села Тверской области, Тульской области, республики Марий Эл, вы можете посмотреть территории Пермского края, откуда есть заявки. Вы увидите, что они там есть.

- Я вам расскажу небольшой пример… Есть у нас примеры самоорганизации на местах людей, когда нужно решать конкретные проблемы с обустройством дорог. Они решают это все сами за свой счет - –  скидываются деньгами, заказывают КАМАЗы с щебнем, подсыпают дорогу, и к никакой власти они не прибегают, и нет никакой потребности у них в создании НКО.

- Отлично.

- Вопрос вот какой… Если народ может самообъединиться и самостоятельно решать свои проблемы, его, собственно, к этому и подталкивает наша власть, зачем ему власть в принципе нужна? Народу и так хорошо, они все понимают, все свои проблемы – наркоманию, отсутствие работы на селе… Зачем власть, если люди могут сами решать проблемы?

- Вы сейчас о какой власти говорите?

- О государственной, о вас, о ваших функциях. Зачем вы нужны, если люди могут решить свои проблемы сами?

- Во-первых, все проблемы сами, к сожалению или к счастью, общество решить не может. Государство, если говорить о...

- Почему? Вы так утверждаете, почему не может? Люди решают свои проблемы.

- Ну потому что все-таки роль государства – это, в первую очередь, защиты страны, в том числе и армия, это представление интересов государства на международной арене, и никакая самоорганизация, если вот мы сейчас уходим вглубь...

- Да.

- У меня второе образование – «Государственное муниципальное управление». Институты государственной власти, они ведь изначально создавались, это не взаимоисключающие вещи. Вы сейчас пытаетесь взаимоисключить – если мы можем самоорганизовываться, зачем нам тогда государство? Государство – это тоже некий принцип самоорганизации, и у нас государство демократическое, и оно тоже создается принципом самоорганизации.

- Я тут не спорю с вами.

- Люди собираются и выбирают тех, кто будет от их лица представлять Россию и представлять их в системе органов государственной власти. Вторая история – это местная власть. Почитайте закон о государственной муниципальной службе. Например, какова роль муниципальной власти? Это как раз-таки один из элементов самоорганизации.

- Ну не работает у нас власть на местах хорошо.

- Вопрос тогда: как хорошо мы контролируем? Вот вы знаете вашего депутата-муниципала?

- По своему району, да?

- По своему району. Приходили когда-нибудь к нему на прием?

- Зачем?

- Ну а как он будет чувствовать, что его кто-то контролирует и от него кто-то что ждет, если вы говорите: «А зачем?».

- Я решаю свои проблемы сам. Мне не нужен депутат.

- Если вам не нужен... Ну, смотрите, еще раз вам говорю… Когда вы говорите, что что-то не работает, для начала надо этим пользоваться. Вы говорите, что вам это не надо, значит вы этим изначально не пользуетесь, а получается, немножко лукавите. Поэтому самоорганизация не исключает помощи государства. Как я уже сказал в самом начале, нет никаких иллюзий, что государственные деньги, в том числе третьем секторе, это то, чем мы занимаемся – это панацея. Это лишь 10% всех средств в некоммерческом секторе, лишь 10%, и это лишь возможность поддержать тех, кто может быть не дойдет до того, чтобы купить КАМАЗ щебня и засыпать дорогу, может быть не у всех есть такая возможность на селе. Это, возможно, помощь для тех как раз «василиев», кто видит проблему своего села, но мецената, например, в этом районе он найти не может. И он может прийти к нам. За 1 месяц грантового конкурса мы проконсультировали 1278 некоммерческих организаций из территорий.

- Да. Друзья, напомню. Александр Свинин, генеральный директор фонда «Перспектива», город Москва. Фонд занимается поддержкой гражданской активности в малых городах и сельских территориях. Последний вопрос, который я хотел бы вам задать, он немножко не касается фонда… скорее, он такой, риторический. На днях в Интернете увидел заявление одного из лидеров политической партии Владимира Жириновского, который сказал, отвечая по теме уничтожения среднего класса в нашей стране, я процитирую: «Богатые уедут за границу, бедные вымрут, а те, кто останутся, и будут средним классом». Вы можете как-то прокомментировать эти слова Жириновского?

- К сожалению, нет, потому что не знаю контекста.

- Ну как представителя крупной политической партии, которая в том числе находится в Государственной Думе, вот такие заявления, они о чем говорят? Вы как можете здесь выступать каким-то посредником, когда государственная власть, в том числе и через вот такого яркого представителя, такие вещи себе позволяет произносить вслух?

- Мне кажется, что в первую очередь кто-то голосовал за эту партию и, мне кажется, избиратель этой партии должен в первую очередь прийти и спросить, действительно ли эта или иная политическая сила является выразителем их мнения? Я, к сожалению или к счастью, избиратель другой партии, и поэтому к той партии, за которую я голосую, я могу прийти и спросить. Я это делаю.

- Спасибо вам большое, что пришли! Спасибо большое, что отвечали на вопросы, Александр.

- Спасибо!

- Удачи вам в вашей работе нелегкой и непростой!

- Спасибо!

____________________

Программа вышла в эфир 19 мая 2016 г.

Обсуждение
4050
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.