Верхний баннер
10:09 | ЧЕТВЕРГ | 25 МАЯ 2017

$ 56.27 € 62.92

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
20:35, 21 сентября 2016

«Мы хотели преобразить пространство Орды, добавить различных арт-объектов, мест отдыха, обновить экспозиции в музее, провести ряд хороших, мощных мероприятий», — Дмитрий Зеленкин, куратор проекта «Орда. Преображение»

Катерина Шафиева: «Дневной разворот» на пермском «Эхе». У микрофона Катерина Шафиева. И сегодня в гостях у нас автор и куратор проекта «Орда. Преображение» Дмитрий Зеленкин. Дмитрий, здравствуйте!

Дмитрий Зеленкин: Здравствуйте!

Катерина Шафиева: Можно к вам без отчества?

Дмитрий Зеленкин: Да.

Катерина Шафиева: И у нас еще также в гостях директор Ординского народного историко-краеведческого музея Алексей Алексеевич Алексеев. Здравствуйте, Алексей Алексеевич!

Алексей Алексеев: Здравствуйте!

Катерина Шафиева: Вас как, без отчества, с отчеством, как вам удобнее?

Алексей Алексеев: Без разницы, как вам удобнее.

Катерина Шафиева: Давайте без отчеств, все мы тут уже познакомились. Алексей и Дмитрий. Мы сегодня собрались, собственно говоря, поговорить о таком небольшом, небольшом поселении у нас на юге края – об Орде. Вот наши гости пришли рассказать о том, что же из себя представляет новый проект… Точнее, не новый проект, это уже достаточно такой состоявшийся проект, во-первых, «Орда. Преображение». К чему он идет, если он годичный, и в том числе рассказать о двух новых музея, но это вот к Алексею Алексеевичу уже вопросы. Давайте, собственно, об экспозициях начнем. Вообще, расскажите о музее. Что конкретно в нем представлено, в вашем музее? То есть это быт, не быт, история, не история, с какого времени?

Алексей Алексеев: Ну вообще наш музей начинал строиться как общественный в 1982-м году, и его начинали ветераны Великой Отечественной войны. И поэтому в музей сам по себе собирались материалы об участниках Великой Отечественной войны. Но затем музей все ширился и увеличивался и стал муниципальным, где собрана история Ординского района. И на протяжении многих лет собирается не только быт, собираются интересные факты. Но, естественно, так как в Ординском районе единственной месторождение селенита, здесь была небольшая экспозиция и камня. На протяжении последних трех лет была идея вообще сделать хороший музей камня и сделать нашу знаменитую Ординскую пещеру. И вот это начинание было в этом году, в 2016-ом, одобрено, выигран проект «Орда. Преображение», и экспозиции строятся.

Катерина Шафиева: То есть сейчас при вашем музее, получается, будет отдельная экспозиция, как музей камня. Или прямо отдельный музей камня будет?

Алексей Алексеев: Нет, отдельная экспозиция.

Катерина Шафиева: Отдельная экспозиция.

Алексей Алексеев: Зал камня и зал пещеры.

Катерина Шафиева: Расскажите подробнее про… Давайте с первой начнем, да, про зал камня именно. То есть там будет показано вообще камнерезное дело с начала времен или уже какие-то современные вещи?

Алексей Алексеев: Ну задумка у нас сделана таким образом, что начало идет – это история о камне, то есть как зарождалось камнерезное производство вообще в Ординском районе, начиная с 1892-го года. Идет рассказ о тех камнерезных участках «Уральского камнереза», который существовал, то есть это четыре участка. Это история не только камня, это история и людей, которые там работали. Это история художников этого камнереза. Ну и, естественно, это история знаменитых художников, которые были при комбинате и которые существуют сейчас. Ну и о нашем заслуженном художнике России Овчинникове Анатолии Моисеевиче. А в витринах посреди зала это будут экспозиции, которые постепенно будут сменяться. То есть мы здесь хотим представлять уже современные изделия мастеров. Это не только из селенита, это из кальцита, это из мягких пород гипса. И эти экспозиции в центре зала, они будут постепенно меняться, чтобы народ как можно больше увидел мастеров-камнерезов Ординского района.

Катерина Шафиева: Скажите, а проводились ли раскопки какие-то на территории Ординского района, чтобы вот обнаружить, возможно, какие-то старые изделия или еще что-то, связанное с историей как раз камнерезного дела.

Алексей Алексеев: Археологических раскопок на территории Ординского района полномасштабных не проводилось, потому что это юг Пермского края, поэтому в основном проникновение русских шло с севера, более интересен археологам север. Это, во-первых. А во-вторых, камнерезный промысел достаточно молодой в Ординском районе, как я уже сказал, в 1892-м году в село Покровский Ясыл, это Ясыл сейчас, было из Екатеринбурга привезено шесть мастеров-камнерезов предпринимателями Екатеринбурга Субботиным и Свечниковым. Вот именно они начинают зарождение камнерезного промысла в Ординском районе.

Катерина Шафиева: Я просто к чему веду, интересно было бы посмотреть не только на современные изделия, а, к примеру, на какой-то старый точильный станок, вообще как делали там вот, в 19-м веке, как они начинали, с чего? Из чего делали? Какие-то может быть фигурки? Ну вот интересно именно было бы посмотреть в ретроспективе, да, с чего начинали мастера и вот сейчас что они умеют, знают, могут, какие приборы используют для этого.

Алексей Алексеев: Дело в том, что гипс – это мягкий камень, и в основном это точили различными шарошками, различными стамесками. Которыми их точили 100 лет назад, теми стамесками точат и сейчас. То есть машинной обработке камень практически не поддается, его только идет распиловка и шлифовка изделия, все остальное – все это ручная работа.

Катерина Шафиева: То есть не меняются традиции?

Алексей Алексеев: Нет, нет.

Катерина Шафиева: Ну это тоже хорошо, стабильность хотя бы здесь у нас есть. И если есть еще люди, которые в состоянии руками работать, это тоже похвально. Хорошо. Давайте про второй зал – Ординская пещера. Просто, насколько мы знаем, Ординская пещера сама по себе очень сложный объект и знаем мы это из рассказов и дайверов, и ученых, что туда спускаться могут только очень обученные люди со специальным сертификатом. Здесь вы будете людей скидывать туда в воду? Нет?

Алексей Алексеев: Нет, вообще планируется зал пещеры у нас в полуподвальном помещении в этом же здании музея. И получается, любой посетитель, который приходит и посещает наш музей, он, во-первых, сначала знакомится с историей Орды, Ординского района, затем проходит в зал камня, вот история камня как раз. И из этого зала камня у нас идет винтовая лесенка – спуск в экспозицию Ординской пещеры. То есть вот таким образом посетитель, получается, посмотрел камень, который добывается в природных условиях наверху и обрабатывается, и тут же спускается в эту Ординскую подводную пещеру. То есть вот преемственность Орды, поверхности и подводного царства, так можно сказать.

Катерина Шафиева: А вот в этом подводном царстве, получается, тоже будут какие-то экспозиционные вещи представлены? То есть, я не знаю, какие-то образцы, там не почвы, получается, а породы, или это какие-то фотографии просто, сделанные опытными дайверами?

Алексей Алексеев: Ну планируется сделать это двумя способами: во-первых, это, естественно, мы спустим камень, будем показывать камень. Во-вторых, это мы будем показывать экипировку дайверов, с которой они спускаются. И в-третьих, естественно, это будут не только фотографии, это будут и короткие фильмы, и может быть даже и крупные фильмы, которые будут проектироваться на стену для того, чтобы человек, простой обыватель, который не может побывать в подводной Орде, мог насладиться вот именно красотами этой подводной Орды.

Катерина Шафиева: То есть, мы спускаемся вниз, там та еже температура будет, нет?

Алексей Алексеев: Нет, нет.

Катерина Шафиева: Нет, не будет?

Алексей Алексеев: Температура будет комнатная, но будут, чтобы эффект погружения передать посетителям, будут выдаваться, допустим, каски, будут проходить по этой же нити Ариадны натянутой, которая обязательно присутствует в этой пещере. Ну и любой человек может посмотреть, что она из себя представляет, потому что слышать – это одно, а увидеть, как можно сказать так вот, познакомиться с этой пещерой – это другое.

Катерина Шафиева: Ну не каждый туда, в принципе, может спуститься. Дмитрий, расскажите подробнее, наверное, вот о самой Ординской пещере. Вообще сколько человек туда спустилось? Вот есть цифры какие-то, ну примерные хотя бы?

Дмитрий Зеленкин: Ну цифры сложно назвать.

Катерина Шафиева: Кто прошел маршрут? Сколько километров она протяженностью-то сейчас?

Дмитрий Зеленкин: Протяженность пещеры чуть более пяти километров – изведанной части, до конца она еще не изведанная. А сколько людей туда спустилось? Ну не то чтобы совсем много, но и не мало. Все-таки нужно понимать, что пещера опасная, пещера живая и не каждому туда позволено спуститься. Эту статистику вряд ли кто-то ведет, скорее всего, нет ее, да.

Катерина Шафиева: Я так понимаю, туда ведь приезжают не просто туристы, иногда приезжают туда исследовательские группы как раз для того, чтобы изучить саму пещеру, местных обитателей, которые там есть.

Дмитрий Зеленкин: Да, конечно. И у некоторых дайверов это хобби, и они тоже проходят, прежде чем туда спуститься, инструктаж, проходят тренировки, спускаются в пещеру только с инструктором. И геологи, и различные исследователи также туда спускаются. Вот, допустим, в этой пещере нашли рачков-драгониксов, считали, что это вымерший вид, а они обнаружились в Ординской пещере, и, ну к слову, они еще и в Кунгурской были найдены, эти рачки. И по моей информации, что их увезли на исследования в Норвегию, этих рачков. Конечно, спускаются все, все, кому позволено туда спуститься, так скажем.

Катерина Шафиева: Но они спускаются не самостоятельно, есть с ними спасатель или инструктор?

Дмитрий Зеленкин: Инструкторы. Инструкторы всегда.

Катерина Шафиева: Те, кто знает хорошо сам маршрут, саму пещеру?

Дмитрий Зеленкин: Да, конечно.

Катерина Шафиева: И там возможные варианты действий при каких бы то ни было ситуациях.

Дмитрий Зеленкин: Там очень много ходов, очень много залов и они все затоплены, она очень опасная пещера. И без инструктора туда просто руководство этой пещеры не пустит. Андрей Горбунов очень – это руководитель центра подводной спелеологии Ординской пещеры – он очень печется о безопасности всех погружаемых в эту пещеру.

Катерина Шафиева: У меня вопрос тогда, на кой черт люди вообще туда спускаются, если она вообще настолько опасна?

Дмитрий Зеленкин: Я спрашивал дайверов.

Катерина Шафиева: Да, вот…

Дмитрий Зеленкин: Зачем они, для чего, вот что они там... Во-первых, их поражает красота этой пещеры, вот внутри вот там, подводная часть, она очень красива, там какие-то скалы, какие-то выступы, все это находится под водой. Во-вторых, наверное, это адреналин, потому что все, все, кто выходят оттуда, говорят: «Страшновато», либо «Страшно», либо «Ужас». Ну какие-то эмоции такие, не то, чтобы они негативные, но боязнь все-таки. Вряд ли какой-либо дайвер выходит без боязни оттуда и заходит туда без боязни. Не знаю, как ответить на этот вопрос, наверное, все-таки адреналин и посмотреть на таинственный мир, он все-таки таинственный.

Катерина Шафиева: А вы сами, или вы, Дмитрий, или вы, Алексей, спускались когда-нибудь в пещеру?

Дмитрий Зеленкин: Только в сухую часть.

Катерина Шафиева: А вы, Алексей, тоже в сухую часть.

Алексей Алексеев: Да, тоже только в сухую.

Катерина Шафиева: А в сухой части пещеры, то есть не очень понятно, как это выглядит. То есть заходим мы… Вот я видела в Кунгурской, как это, ты заходишь и, получается, идешь вниз, да, ну вовнутрь пещеры. Здесь также? Или как?

Дмитрий Зеленкин: Да.

Алексей Алексеев: Да.

Катерина Шафиева: Вот тут вход.

Алексей Алексеев: Да.

Катерина Шафиева:  Идешь вниз, там сухая часть.

Дмитрий Зеленкин: По сути, это просто воронка. В воронке, и в воронке вход, обвалилась земля, она была воронка поменьше, пару лет назад вновь обвалилась земля, стала большая воронка и туда вход. По лесенкам буквально спускаешься, около 300 метров все глубоко вниз и в конце небольшая такая зала, и внизу в зале небольшое озеро.

Катерина Шафиева: И в него…

Дмитрий Зеленкин: В него нужно нырнуть, подплыть к входу, очень неширокий вход, узкий вход, и туда заплываешь и выплываешь уже…

Катерина Шафиева: И вперед. И там в другом месте где-то, на другой стороне района?

Дмитрий Зеленкин: Да нет.

Катерина Шафиева: Нет, не на другой стороне?

Дмитрий Зеленкин: Не на другой стороне, нет.

Катерина Шафиева: Ну вы сказали просто, протяженность почти пять километров, это же, это в какую сторону плывешь? На север, на юг, на запад, на восток, она куда повернута?

Дмитрий Зеленкин: Там несколько направлений.

Алексей Алексеев: Вообще, эта пещера…

Катерина Шафиева: Или вглубь?

Алексей Алексеев: У спелеологов очень много, у спелеодайверов много предположений, но само расположение пещеры, она идет вдоль Казаковской гряды, то есть в сторону севера, в сторону города Кунгура, и шутят даже некоторые спелеодайверы о том, что можно вот в будущем, когда дойдет современное оборудование, что можно проводить…

Катерина Шафиева: В Кунгуре где-нибудь там.

Алексей Алексеев: Под водой большее количество времени.

Дмитрий Зеленкин: В Кунгурской пещере.

Алексей Алексеев: Можно нырнуть в Орде, а всплыть в Кунгуре.

Катерина Шафиева: Ну в кунгурской пещере же есть эти затопленные тоже несколько залов.

Алексей Алексеев: Да.

Катерина Шафиева: Туда, по-моему, даже не всегда пускают, в зависимости от подъема воды во время… если это весна, к примеру. Может быть там есть куда-то ход, если вода где-то поднимается, где-то она находит путь.

Дмитрий Зеленкин: Вполне все возможно.

Катерина Шафиева: Продолжаем «Дневной разворот», и у нас все так же в гостях Дмитрий Зеленкин, автор и куратор проекта «Орда. Преображение», и Алексей Алексеев, директор Ординского народного историко-краеведческого музея. Раз мы уже начали говорить о пещере об Ординской, естественно, те, кто занимался дайвингом и был там, прекрасно понимает, о чем сейчас наши гости ведут речь, что действительно опасная такая вещь. У меня знакомый один проходил один раз эту Ординскую пещеру, получил сертификат дайвера, там обучился у местных еще дайверов, сходил, как говорится, не сплавал, а сходил в эту пещеру. Говорит: «Страшно, больше не поеду». Ну он сказал, что очень-очень сильно испугался и прям был чуть ли не на грани жизни и смерти, говорит: «Я больше – нет, не готов испытывать подобные ощущения, хотя они необычные, но снова – нет». А давайте поближе познакомимся с проектом «Орда. Преображение». Я знаю, что существует он почти год. Дмитрий, расскажите подробнее, вообще, как говорится, с чего вы решили, вот, во-первых, задумывался он с чего? И почему вы решили подать заявку на участие? Это министерство, по-моему…

Дмитрий Зеленкин: Культуры.

Катерина Шафиева: Культуры, да, Пермского края.

Дмитрий Зеленкин: Да, Пермского края. Ну мы начали писать этот проект четыре года назад, заявились первый раз на конкурс в центр культуры Пермского края и в течение трех лет наша заявка не проходила, мы занимали все время второе место, находились буквально в небольшом шаге от победы, но, тем не менее, не получалось. И вот в прошлом году, в 2015-м году мы стали центром культуры Пермского края 2016. Сам проект… Почему мы решили этот проект писать? Ну потому что, во-первых, мы хотели преобразить пространство Орды, добавить различных арт-объектов, мест отдыха, обновить экспозиции в музее, провести ряд хороших, мощных мероприятий. Вот даже для примера только «Ординский ухаб» – это гонка внедорожников, это один из этапов…

Катерина Шафиева: Да, слышала.

Дмитрий Зеленкин: Один из этапов кубка Пермского края, собирает до 10000 жителей. Для небольшого села это очень серьезная цифра. Мы все это объединили под одной темой – «Орда. Преображение», и начали преображать. Сам проект состоит из двух направлений – это блок «Сердце Урала» и «Мастерская чудес». Один из блоков предусматривает развитие инфраструктуры как таковое. То есть это, опять же, те же самые музеи, арт-объекты, музейные экспозиции, какие-то еще вещи, которые можно пощупать. И второй блок, он направлен как раз на культурные мероприятия. Это не только, так скажем, концерты и различные творческие какие-то выступления. Это и форумы, это… «Находки старины родной» – это у нас…

Алексей Алексеев: Конкурс практических и исследовательских работ.

Дмитрий Зеленкин: Да, то есть какие-то исследовательские мероприятия. То есть мы постарались в этот один проект – ну, впихнуть – плохое слово – ну, в общем, в одном проекте…

Катерина Шафиева: Совместить.

Дмитрий Зеленкин: Собрать и совместить все направления, которые можно только придумать и реализовать. Реализуется он с января 2016-го года, практически уже все мероприятия закончились. Вот в ближайшие выходные нас ожидает битва хореографов. Это конкурс среди танцоров, танцовщиц и других хореографов. Со всего Пермского края приезжают участники. То есть всего помаленьку, и уже сейчас у нас стоит два арт-объекта в сквере в центре села.

Катерина Шафиева: Это какие?

Дмитрий Зеленкин: Один арт-объект – это выполнен из местного камня местным художником, арт-объект называется «Сердце Урала», это две руки, которые держат сердце.

Катерина Шафиева: По-моему, я видела на фотографиях его.

Дмитрий Зеленкин: Да, зайдите, посмотрите «ВКонтакте», это все должно быть в Яндексе, «ВКонтакте», если забить.

Катерина Шафиева: А второй?

Дмитрий зеленкин: Второй арт-объект – это просто буквы ОРДА. Буквы-то просто, но весь смысл заложен на изображении на этих буквах. Допустим, буква «О» – на ней изображена наша природа, краснокнижные растения на этой букве изображены. Буква «Р» – это сельское хозяйство. Буква «Д» – это Ординская пещера, изображен дайвер. И буква…

Алексей Алексеев: Наоборот, буква «Д».

Катерина Шафиева: «Д» – дайвер.

Алексей Алексеев: Это идет дайвер. Дайвер.

Дмитрий Зеленкин: Да, да, дайвер. Я и говорю, да, дайвер. И буква «А» – это камень селенит. То есть все везде мы стараемся символизировать. И у нас, если честно, это все-таки получается, и местным жителям он нравится, и туристам. Приезжающих все время – я работаю как раз напротив этого арт-объекта – все время смотришь, кто-то все время кто-то фотографируется. Существует небольшая такая легенда – буква «О» выполнена в форме арки и сквозь нее проложена дорожка. Обязательно приезжайте, пройдите по этой дорожке через букву «О»…

Катерина Шафиева: Так, и что будет?

Дмитрий Зеленкин: Загадайте желание, и оно обязательно исполнится.

Катерина Шафиева: Оно сбудется?

Дмитрий Зеленкин: Обязательно. Но и цель вообще всего этого, всех наших мероприятий и всех наших планов дальнейших – это все-таки, во-первых, привлечь наше местное население, обратить их внимание на культуру, на благоустройство территории, чтобы они не оставались равнодушными, чтобы они любили то место, где они живут. Второе – это, конечно, привлечение туристов. Орда красивая, и природа красивая, и сама Орда красивая. Достопримечательностей у нас хватает: те же камнерезы, те же мастер-классы, та же самая пещера, различные источники, в общем, есть что посмотреть и мы хотим это показать. Но без должной инфраструктуры это, конечно же, сложно показывать, поэтому мы и вкладываем деньги, опять же, в инфраструктуру.

Катерина Шафиева: Вы сказали о благоустройстве. С приходом этого проекта, да, когда вы его уже выиграли, то есть это, получается, грант, да?

Дмитрий Зеленкин: Грант, да.

Катерина Шафиева: Изменилось ли что-то именно в благоустройстве самого села? То есть те же дороги или, может, ремонт музея, помимо открытия новых залов-то?

Дмитрий Зеленкин: Ну вообще, прежде всего, когда мы начали только писать, а мы писали вдвоем с Ульяной Зотовой, помогали нам, мы были как авторы проекта и у нас была рабочая группа, которая идеи нам различные свои давала – это сотрудники учреждений культуры. И мы, конечно же, общались с властями и показывали им этот проект. И вот как раз, наверное, с этого момента началась Орда преображаться, года три-четыре назад стали появляться скверы.

Катерина Шафиева: Так.

Дмитрий Зеленкин: Стали появляться… Даже какие-то скверы стали ремонтироваться, появился новый сквер, заасфальтирована была центральная улица. То есть это как бы косвенно и, наверное, не наша заслуга.

Катерина Шафиева: Но параллельно идущее, да?

Дмитрий Зеленкин: Но нам казалось, что вот какой-то мы своего рода толчок, что ли, дали, что нужно это делать, потому что не то чтобы это раньше не делалось, наверное, не так на это обращалось внимание, что это первостепенно. И сейчас, к примеру, ну это местные власти, конечно же, они, если есть деньги, они ремонтируют, они строят, они что-то делают. Но нужно понимать, что сейчас кризис, на наших, так скажем, дотационный территориях он больше всего…

Катерина Шафиева: Сказывается, да?

Дмитрий Зеленкин: Сказывается.

Катерина Шафиева: Продолжаем «Дневной разворот» на пермском «Эхе», у микрофона все так же Катерина Шафиева. В гостях у нас Дмитрий Зеленкин, автор и куратор проекта «Орда. Преображение», и Алексей Алексеев, директор Ординского народного историко-краеведческого музея. Продолжаем мы разговор о проекте «Орда. Преображение». Вот Дмитрий уже отметил про инфраструктуру, да, ну про благоустройство мы самой Орды немного поговорили, что это как-то пошло у вас параллельно: и благоустройство, и ваш проект. А вот насчет инфраструктуры. Я знаю, что у нас министерство спорта еще, по-моему, около года назад предоставляло проект развития Пермского края и туризма, внутреннего туризма Пермского края в министерство спорта Российской Федерации. Их проект там заслужил какие-то похвалы, стал одним из лучших, и они его начали реализовывать в плане развития инфраструктуры. У нас есть что посмотреть по краю, и в том числе и в Орде, и не в Орде, и везде по краю. Проблема в том, что у нас нет инфраструктуры, нет дорог, нет придорожных каких-то благоустроенных тех же туалетов и так далее. Очень многие, кто едет, к примеру, заезжает в Пермский край из других регионов, они жалуются даже не на качество дорог, а на качество того, что не благоустроено, что остановиться негде, да, негде там даже встать поесть и не намусорить, потому что нет ничего – вот лес и все. А в Орде за счет вашего проекта развитие инфраструктуры, как-то начала она идти в сторону улучшения, потому что мы вот с вами за эфиром говорили, что есть у вас селенитовое производство, да, Ну селенитовая столица по случаю является Орда. И интересно же было бы съездить, к примеру, посмотреть, как вообще люди это делают – на производство, ручную работу, все это интересно так, как говорится, живьем потрогать. А реально ли это сделать без ущерба для транспорта и здоровья?

Дмитрий Зеленкин: Вообще отдельное спасибо нужно сказать, во-первых, за проект «Орда. Преображение» министерству культуры – это во-первых. Да, все-таки огромный толчок для территории, для развития территории. А во-вторых, что касается министерства спорта, им тоже большое спасибо за их конкурс в этом году. Мы заявились как раз на развитие инфраструктуры, заявились на конкурс проектов и разработали туристический маршрут «Селенитовое путешествие», в рамках которого как раз и будет развиваться эта инфраструктура. То есть это все связано, опять же, с пещерой, с музеем, с экспозициями камня. Подробнее расскажет об этом туре Алексей Алексеевич.

Катерина Шафиева: Сейчас мы у него спросим обязательно.

Дмитрий зеленкин: И вот это, что касается министерства спорта. Что касается в целом инфраструктуры в Ординском районе и в Орде…

Катерина Шафиева: Да.

Дмитрий Зеленкин: Если ехать, конечно же, в Красный Ясыл, к мастерам-камнерезам, это всего в двадцати километрах от Орды. Отступлюсь, что до Орды дорога у нас очень хорошая, по самой Орде она достаточно хорошая и удовлетворительная. А вот что касается Красного Ясыла, где работают в основном наши мастера, где у нас карьеры селенитовые и где у нас находится производство, то там с дорогой пока не очень все хорошо. Но нужно отметить, что местная власть, районная власть, районная администрация все-таки старается и по мере возможностей ремонтирует эту дорогу. К примеру, вот сейчас, вот буквально сегодня – завтра два с половиной километра…

Катерина Шафиева: Положат нового асфальта.

Дмитрий Зеленкин: Нового асфальта появится. Это, конечно же, очень хорошо. Единственное, что хотелось бы все и сразу.

Катерина Шафиева: Ну…

Дмитрий Зеленкин: Но финансы, как говорится, поют романсы. Развиваемся, все достаточно тяжело и сложно, тихими шажками, но мы действительно, не даром проект называется «Орда. Преображение». Все-таки мы стараемся преображать территорию, и слава богу, что местная власть, местная администрация, администрации поселений все-таки это понимают, что нужно двигаться вперед и нужно развивать, и они способствуют этому в меру своих сил и возможностей финансовых.    

Катерина Шафиева: Угу. Алексей Алексеевич, расскажите, вот Дмитрий уже упомянул вот этот вот маршрут «Селенитовый».

Дмитрий Зеленкин: Путешествие.

Катерина Шафиева: «Селенитовое путешествие», да. Что это такое? Где начинаться-то оно будет хотя бы – на производстве или у вас в музее?

Алексей Алексеев: Нет, вообще задумка этого «Селенитового путешествия» родилась, можно сказать так, что спонтанно, потому что у нас на протяжении многих лет проходит пешеходная экскурсия, мы его называем «Золотое кольцо села Орды», то есть вот именно по Орде XIX века, приезжают у нас туристы и мы ведем экскурсию по Орде XIX века.

Катерина Шафиева: То есть это старой постройки?

Алексей Алексеев: То есть по той территории, да, по которой она существовала. Это рассказываем про памятники истории и архитектуры XIX века, это и современные здания, ну, естественно, советской постройки здания, то есть весь период, начиная с XIX века проходит до начала XXI века, таким образом. Затем мы ведем посетителей в наши музеи. То есть у нас кроме тех озвученных экспозиций, которые будут…

Катерина Шафиева: Новых.

Алексей Алексеев: У нас, кроме этого, есть еще зал старого быта, где представлена история русского крестьянина конца XIX – начала XX века. У нас есть небольшая экспозиция по археологии – это зубы мамонта, это бивни мамонта, это рога северного оленя, то есть то, что найдено было на территории Ординского района. Затем у нас следующий зал – это зал боевой славы, где собрана вся информация об участниках Великой Отечественной войны, о тружениках тыла, и, что интересно, допустим, у нас в годы Великой Отечественной войны было на территории Пермской области 12 тружеников тыла – женщин, награжденных «Лучшая трактористка Советского Союза» в 42-м году, три человека из Ординского района, потому что у нас район был сельскохозяйственный. То есть вот эта история тоже вся рассказывается и показана. Ну и затем напротив, мы переходим в выставочный зал музея, где любому посетителю также представлены зал природы, где мы знакомим с нашей природой Ординского края, с нашими интересными животными, растениями, занесенными в красную книгу, рассказываем об особо охраняемых территориях на территории Ординского района.

Катерина Шафиева: Там такие тоже есть, да?

Алексей Алексеев: Да, у нас тоже такие есть. И рассказываем, следующий зал, в который мы заходим, это сам выставочный зал, где у нас периодически меняются различные выставки. Это выставки, посвященные как историческому прошлому, ну, допустим, развитию какого-то производства, Допустим, развитию радио тому же самому – была у нас такая выставка. И кроме этого мы здесь показываем коллекции частных лиц, то есть мастеров и мастериц. Мы показываем коллекции коллекционеров таких уже более маститых, допустим, с Перми это у нас Борщук привозил свои работы. Ну и плюс мы очень хорошо сотрудничаем с пермскими музеями, сотрудничаем с музеями близлежащими: это Кунгур, это Суксун, это Уинское. То есть мы даем выставки своих экспонатов, музейных предметов, им.

Катерина Шафиева: Меняетесь.

Алексей Алексеев: Они дают нам.

Катерина Шафиева: Они нам привозят.

Алексей Алексеев: Потому что не все ординцы могут себе позволить, допустим, съездить в этот же пермский музей. Здесь такая у них возможность есть, то есть вот буквально летом у нас… Весной и в начале лета была выставка современного искусства и приезжала группа у нас из Перми, туристов из Перми, приехала в Орду, когда начали смотреть и знакомиться с Ордой и зашли в зал, в выставочный зал, и увидели вот экспозицию музея современного искусства города Перми, они были в таком двояком шоке, потому что «Сколько раз – говорят – мы пытались попасть в этот музей, что-то все мешало, вот тут приехали посмотреть Орду, а, оказывается, мы еще и музей современного искусства посмотрели». То есть вот такие тоже казусы у нас небольшие случаются. Поэтому затем это путешествие плавно у нас проекте уже перетекло в то, что решили объединить не только историю Орды с различными направлениями, но объединить и камнерезов сюда же, и объединить не только камнерезов, но объединить еще и с мастер-классами. То есть у нас есть мастера-камнерезы, которые могут показать. И таким образом, та первая часть «Золотое кольцо села Орды» переросло плавно в «Селенитовое путешествие», потому что продолжение этой экскурсии – мы садимся на автобус и едем в село Красный Ясыл на предприятие, где как раз производят камнерезные изделия. Там могут они посмотреть, как это делается, могут даже своими руками попробовать на заготовках поточить вот этими шарошками, стамесками, надфилями камень и какую-то из этих заготовок могут даже, собственными руками сделанную, увезти с собой. Ну и плюс к этому при комбинате «Уральский камнерез» есть сувенирная лавка, где они могут приобрести изделия от производителя.

Катерина Шафиева: Ну уже готовое какое-то.

Алексей Алексеев: Да, уже готовое.

Катерина Шафиева: Ну и заодно посмотреть, как работает само производство с учетом того, что…

Алексей Алексеев: Да, естественно. Вот поэтому оно и называется «Селенитовое путешествие».

Катерина Шафиева: Ну я так понимаю, в вот этом селе Красный Ясыл это, получается, горная промышленность. Они там добывают или они везут откуда-то сам селенит?

Алексей Алексеев: Нет, сам селенит добывается в окрестностях села.

Катерина Шафиева: В окрестностях, рядом где-то.

Алексей Алексеев: Да.

Катерина Шафиева: Но это, насколько я помню, это горная порода, то есть ее вынимают из гор, да? Нет?

Дмитрий Зеленкин: Ну это не то, чтобы горы совсем, такие небольшие горки, полугорки, уборы, какие-то небольшие холмы, и в основном они расположены по берегам реки Ирень.

Катерина Шафиева: Ну вот которую рядом я вижу на карте.

Дмитрий Зеленкин: Да.

Катерина Шафиева: Специально открыла, чтобы понимать, где вообще все находится, потому что не очень понятно мне, человеку, который там никогда не был, сознаюсь, да, это так.

Дмитрий Зеленкин: Приезжайте обязательно! К слову сказать, у нас еще в рамках этого проекта обновится третья экспозиция.

Катерина Шафиева: Какая?

Дмитрий Зеленкин: Это как раз на заводе «Уральский камнерез», как бы от «Уральского камнереза» там есть музей.

Катерина Шафиева: А, у них еще местный?

Дмитрий Зеленкин: Их завода. И мы закупим туда новое…

Алексей Алексеев: Оборудование.

Дмитрий Зеленкин: Новое оборудование. Это различные…

Алексей Алексеев: Различные витрины.

Катерина Шафиева: Алексей Алексеевич, что там будет, рассказывайте.

Алексей Алексеев: Ну дело в том, что, начиная практически с того, как комбинат начал работать, это учитывая, что где-то примерно в 20-е годы были объединены, артели начинают объединяться в общее производство, но произошло-то это уже после войны, общее-то слияние. Но все эти артели производили какие-то работы. Для того, чтобы работу произвести, художник ее делал в единственном экземпляре, как образец. И потом из этого образца уже шло производство, то есть копирование вот этой фигурки. И вот эти вот первые работы художники оставляли специально для того, чтобы как хранился образец. Вот отсюда и вырос музей камня.

Катерина Шафиева: А, вот оно что.

Дмитрий Зеленкин: И в этом музее есть фигурки вот именно…

Катерина Шафиева: Тогда сделанные, еще при слиянии, в 20-х, 30-х.

Дмитрий Зеленкин: Тогда, да, в 20-х, 30-х, 40-х годах.

Алексей Алексеев: Да.

Катерина Шафиева: Это же здорово, именно вот посмотреть, когда вот, как она, первородная, да, вот она получается, фигурка, из которой потом начали делать уже, так скажем, копирование.

Алексей Алексеев: Вот поэтому там и организован такой небольшой музей. Но это шло специально, комбинатом «Уральский камнерез» составлялось. Вот таким образом это все сохранялось и коллекционировалось, но все это стояло просто на полках в одном кабинете и для посетителя оно не было как бы предрасположено, потому что смотреть – это очень много вещей, которые стоят в ряд и не подписаны, и даже не знаешь, чьи это работы. Сейчас они это систематически начинают оформлять…

Катерина Шафиева: Организовать.

Алексей Алексеев: Делают, покупают, у них уже куплены несколько витрин, то есть они уже выставляют, допустим, работы одного автора.

Катерина Шафиева: Они помнят, да, чьи они?

Алексей Алексеев: Да, они все подписаны.

Катерина Шафиева: Удивительно.

Алексей Алексеев: Плюс к тому, что еще Анатолий Моисеевич Овчинников, это заслуженный художник России, он до сих пор работает в селе Красный Ясыл, то есть на дому, как художник. Но большинство работ он в свое время разрабатывал, он помнит вот это все, еще и поэтому он помогает музею разбить по коллекциям. И вот с помощью этого, как уже Дмитрий сказал, проекта, будет закуплено музейное оборудование для того, чтобы более красочно показать вот эти фигурки, которые производил комбинат.

Катерина Шафиева: Чтобы можно было уже рассмотреть. Как хорошо, что они их сохранили. У нас мало времени остается, вот коротко скажите, когда у вас открытие-то новых этих экспозиций и по истории камня, и по истории Ординской пещеры? Когда можно приехать и посмотреть уже наконец?

Дмитрий Зеленкин: Точную дату пока мы не назовем, сейчас работы.

Катерина Шафиева: Ну месяц хотя бы, примерно.

Дмитрий Зеленкин: Это конец сентября – начало октября, ближе к концу сентября.

Катерина Шафиева: Хорошо, мы будем следить за анонсами на сайте городской Ординской администрации, там вроде, как я вижу, что актуальные всегда новости, можно будет посмотреть уже и уже решить, когда ехать смотреть на пещеру. Если так-то не попадешь, но фотографии страшные, я уже посмотрела, мне стало страшно. Заканчиваем мы «Дневной разворот», в гостях у нас были Дмитрий Зеленкин, автор и куратор проекта «Орда преображение», и Алексей Алексеев, директор Ординского народного историко-краеведческого музея. Спасибо вам большое!

Алексей Алексеев: Вам спасибо!

Дмитрий Зеленкин: Вам большое спасибо, до свидания, приезжайте к нам!

________________________

Программа вышла в эфир 20 сентября 2016 г.

Обсуждение
2683
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.