Верхний баннер
10:14 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 26 ИЮНЯ 2017

$ 59.66 € 66.68

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
17:46, 05 апреля 2017

«Мой отец был против, так как боялся за меня. Он служил в Афганистане и боялся, что это может повторится со мной. Мама сначала нейтрально относилась. Потом после самого митинга она меня поддержала, сказала: "Молодец. Я тобой горжусь"», — 18-летний Глеб Фадеев, организатор митинга против коррупции

Юлия Хлобыст: Всем добрый день! Мы находимся на политической кухне «Эха». В этой студии Александр Пахолков. Саш, добрый день!

Александр Пахолков: Здравствуйте! Юлия Хлобыст.

Юлия Хлобыст: Добрый день! За звукорежиссерским пультом Мария Зуева. Ну, и сегодня мы хотим поговорить о том, что все-таки стоит за политической протестной активностью юных пермяков. Напомню, что митинг против борьбы с коррупцией состоялся в минувшие выходные, в воскресенье, на него пришло достаточно много молодежи. И сегодня на политической кухне «Эха» у нас 18-летний Глеб Фадеев. Глеб, добрый день!

Глеб Фадеев: Добрый!

Юлия Хлобыст: И 26-летний Михаил Городов. Миша, добрый день!

Михаил Городов: Здравствуйте, Юля!

Юлия Хлобыст: Я прошу прощения, но вы не девушки все-таки, что я указала ваш возраст. Мне кажется, это очень важно, потому что мы говорим сегодня именно о молодых людях, которые приняли участие в протестной акции.

Александр Пахолков: Новая волна.

Юлия Хлобыст: Да, что, собственно говоря, вызвало очень много споров, очень много различных точек зрения и в соцсетях, и в СМИ. Обычно на политическую кухню «Эха» мы приглашаем уже состоявшихся политиков или взрослых достаточно людей, которые официально вступили на политическую стезю, например, были избраны представителями или в законодательные органы власти, или, например, состоявшихся политтехнологов, чтобы обсудить какие-то политические ситуации, процессы. Но сегодня я, кроме того, что вас представила так, по возрасту, все-таки думала - как вас еще можно представить? Вы начинающие политики, можно так сказать? Михаил?

Михаил Городов: Юлия, мне бы хотелось отметить, что все-таки я лично себя не причисляю ни к начинающим политикам, ни к оппозиционерам как таковым. Я просто человек, которого конкретно эта ситуация, сложившаяся в нашей стране, не устраивает. Это мой способ выражения мнения.

Юлия Хлобыст: Миша, вы уже работаете?

Михаил Городов: Да, конечно.

Юлия Хлобыст: Глеб, а вы еще учитесь в 11 классе в одной из пермских школ?

Глеб Фадеев: Да, правильно. И мне вдвойне приятно здесь быть по этому поводу. Что касается…

Юлия Хлобыст: Что касается того, что начинающие ли вы политики.

Александр Пахолков: Причин участия.

Глеб Фадеев: Да, в частности, я себя позиционирую как будущего политика. Мне это интересно, я бы хотел продолжить этот путь.

Александр Пахолков: Может быть, вам попробовать баллотироваться в молодежный парламент? У нас есть такой.

Глеб Фадеев: Да, я слышал об этом.

Юлия Хлобыст: Все-таки давайте с протестной акции начнем. Как вы к этому подошли? Несмотря на то, что Миша себя не позиционирует как политик, а Глеб, наоборот, позиционирует как политик, как получилось, что вы попали в оргкомитет акции?

Михаил Городов: Юля, все получилось достаточно спонтанно. Естественно, я бы здесь выделил непосредственно причины протестного движения и поводы, которые послужили для начала конкретно этой акции. Мы все прекрасно понимаем, что поводом для начала акции стало непосредственно обращение Алексея Навального, которое он опубликовал в социальных сетях и на YouTube. Все происходило достаточно спонтанно. Просто начали появляться люди, которые были небезразличны к этой ситуации. Они начали объединяться абсолютно стихийно, каждый был готов друг другу чем-то помочь, в социальных сетях появлялись какие-то призывы. Там «Нужна юридическая помощь», появлялись люди, которые готовы оказать юридическую помощь. Был клич послан о том, что там необходимо оборудование. И такие люди начали кооперироваться и объединяться самостоятельно, и уже на следующий день было проведено первое собрание организационного комитета этого митинга, который объединил в себя абсолютно разных людей, абсолютно разных возрастных групп.

Юлия Хлобыст: Глеб, ваш путь.

Глеб Фадеев: Ну, могу сказать, что у меня накипело. Вот, как Михаил правильно сказал уже, поводом стал видеоролик Алексея Навального уже с призывом после «Он вам не Димон». И я просто решил, что пора переходить от слов к делу, и собрал двух своих товарищей, точнее, девушек-одноклассниц.

Александр Пахолков: Девушек-товарищей.

Глеб Фадеев: Да.

Юлия Хлобыст: Ну, это тоже, нормально, это бывает.

Александр Пахолков: Хорошо.

Глеб Фадеев: И мы втроем решили собраться и подать заявку. Я связался с представителями партии «Прогресса» в Перми, и они мне помогли правильно составить заявление и подать заявку в администрацию.

Юлия Хлобыст: То есть получается, что все-таки инициатива шла не сверху, не от штаба Навального. Вас подтолкнули к этому действию – принять участие в акции и каким-то образом повлиять на ситуацию - какие-то внутренние мотивы, о которых вы только что сказали.

Глеб Фадеев: Да, и 200 долларов от госдепартамента.

Юлия Хлобыст: Так было все-таки?!

Глеб Фадеев: Нет, конечно.

Михаил Городов: Да, Юлия, это акция, которая выросла из низов, и это принципиально ее отличает от большей части движений, которые происходят у нас в стране.

Юлия Хлобыст: Слушайте, вообще у нас же до этой акции, все говорили (все – я имею в виду люди старшего возраста) о том, что у нас молодежь аполитична, что молодежи в общем-то наплевать на ситуацию, которая происходит в стране в разных сферах нашей жизнедеятельности, что вы заняты своими делами – школьники и студенты учебой, тусовками какими-то. Те, кто работает, ну, тоже -  личная жизнь, девушки. Вы сейчас пытаетесь утверждать совершенно обратное. В связи с этим вопрос. Все-таки со своими друзьями, сверстниками, вы говорите о каких-то политических процессах, о социальных процессах, которые происходят?

Михаил Городов: Я бы здесь, наверно, разделил две вещи – непосредственно интерес к политике и интерес к тем политическим событиям, которые происходят у нас в стране. Действительно, достаточно правомерно можно сказать о том, что молодежь аполитична с точки зрения интереса к власти, но при этом молодежи небезразлично происходящее в стране. И, на самом деле, для меня это достаточно тревожная ситуация, когда молодежь выходит на митинги. Ну, мы все прекрасно понимаем, что, когда человек доволен происходящим, он не будет выходить. Это значит, что глобальная масса молодых людей не довольно происходящим, и они не устроены в этой реальности.

Александр Пахолков: То есть недовольство проникает в более широкие массы, уже не только пенсионеры недовольны?

Михаил Городов: Да, не только пенсионеры недовольны. И с учетом того, что через 5-10 лет это будут люди самого трудоспособного, самого активного возраста, это тревожно для нас.

Юлия Хлобыст: Глеб, что вы скажете?

Глеб Фадеев: Могу сказать, как в школе происходит.

Юлия Хлобыст: Давайте, это очень интересно.

Глеб Фадеев: Политические новости передаются как «сарафанное радио». Ну, кто-то шепнул друг другу и где-то ребята стоят в углу и обсуждают. Вот на таком обыденном уровне это происходит. Возможно, это отличие от более старшего поколения, где к политике все-таки более серьезно подходят. В школе это более по-простому, и в связи с этим все политические новости более спокойно воспринимаются и есть довольно большой интерес к этому.

Александр Пахолков: Глеб, я хотел бы задать вопрос. А вот какой был итог? Понятно, сейчас каникулы, но, в принципе, вы же общаетесь? Были люди, которые вас поддержали, которые не пришли на акцию, но им стало интересно, и они хотели бы прийти на такие подобные акции в будущем? Были ли люди, которые вас стали отговаривать или, может быть, наоборот стали говорить: «Как это ты вообще посмел в нашем замечательном государстве, в лучшей в мире стране такими вещами заниматься?!»

Юлия Хлобыст: Троллить.

Глеб Фадеев: Юля, вы правильно заметили насчет троллинга. И до протеста, и после, тонны шуток в мою сторону были по поводу того, что я агент госдепа, что мне заплатили, что - как так можно против всемогущего правителя нашего идти? Могу сказать, что были и те, кто поддерживал меня, и те, кто остались безразличны, и те, кто меня не поддерживал, и те, кто говорили: «Зачем ты туда лезешь?».

Александр Похалков: Вначале?

Глеб Фадеев: Вначале. Но сейчас уже большинство мне написали, что: «Молодец, выступил, не испугался». Ну, есть такие люди, которые говорят: «Зачем вы туда лезете? Это может вам загубить карьеру, загубить вам жизнь».

Александр Пахолков: Позиция родителей тут, кстати, очень интересна. Поступать куда-то планируешь? ЕГЭ сдавать?

Глеб Фадеев: Да, конечно. Я же в 11 классе, куда без этого?

Александр Пахолков: А проблем не боишься?

Глеб Фадеев: Проблем не боюсь. Я думаю, если мне какие-то проблемы с поступлением создадут, я найду способ уладить.

Юлия Хлобыст: А все-таки как родители отнеслись к твоему решению пойти принять участие в протестной акции?

Глеб Фадеев: Мой отец, он был против, потому что он боялся за меня. Ну, в общем, он служил в Афганистане, и он боялся, что… Его просто бросили в 18 лет, т.е. он был юнцом, его просто бросило государство в военную точку. И он боялся, что, может быть, со мной тоже такое случится, что меня заберут просто в армию.

Юлия Хлобыст: А мама?

Глеб Фадеев: Мама сначала нейтрально к этому относилась. Потом после самого митинга она меня поддержала, сказала: «Молодец, Глеб. Я тобой горжусь». В частности, смотрела все репортажи, прочитала все новости про меня, все, что можно было.

Юлия Хлобыст: Ну, что ж, мы сейчас прервемся на короткую рекламную паузу, после чего вернемся на политическую кухню «Эха» и продолжим разговор с нашими гостями, представителями того самого молодого поколения, которые вышли в минувшие выходные на протестный митинг. Мы снова находимся на политической кухне «Эха». В этой студии Александр Пахолков. Саша, добрый день!

Александр Пахолков: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: Меня зовут Юлия Хлобыст. И в гостях у нас Глеб Фадеев.

Глеб Фадеев: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: Глеб 18-летний школьник, учащийся 11 класса. И Михаил Городов.

Михаил Городов: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: Михаилу 26 лет. Михаил уже работает. Почему акцентирую внимание на возрасте? Ну, все понятно. Мы пытаемся понимать причины, которые побудили выйти ребят и их сверстников на тот самый воскресный митинг, который сейчас обсуждается. Вот смотрите, есть такой портал «Ум+», есть у нас достаточно известный публицист, блогер, русский националист, Егор Холмогоров, он же главный редактор сайтов «Русский обозреватель», «Новые хроники». И вот он пишет на этом портале, что: «Ребят притянула самая шумная движуха на районе и стоящий вокруг нее шум. Взятый же сам по себе конкретный момент времени с пламенными оппозиционными идеями школьник, не значит абсолютно ничего. Нет гарантии даже, что его идея не изменится через месяц – другой под влиянием нового друга или нового паблика в соцсети». Ну, будем понимать, что школьник – здесь понятие относительное, но, тем не менее, и для 18-летних, и для 26-летних, я думаю, это…

Александр Похалков: Ну, он имеет в виду новых участников, которых раньше не было.

Юлия Хлобыст: Да. Вот что думаете, что скажете?

Михаил Городов: Мне бы здесь хотелось отметить, что все-таки эта ситуация достаточно общая для широких слоев населения. Мы сейчас говорим о борьбе с коррупцией. Мы сейчас говорим о том, что непосредственно объединяет людей. Ведь люди могут придерживаться абсолютно разных взглядов, но я не считаю, что найдется хоть сколько-нибудь значительная масса людей, которая бы поддерживала существующую ситуацию именно в данном аспекте. Поэтому, я считаю, что данное мнение измениться не может.

Юлия Хлобыст: Смотрите, Михаил, вы же работаете, вы получаете зарплату. Каким образом вас касается коррупция?

Михаил Городов: Я бы здесь хотел спуститься маленько с федерального уровня на региональный уровень. На митинге у нас выступал достаточно известный в Перми деятель, Зотин Александр Владимирович, который продвигает движение ТСЖ в Пермском крае. И каждый думает почему-то, что коррупция - это то, что достаточно далеко. Но, если посмотреть фильм, который подготовила ассоциация, «Пермь – не Вексельбург», как-то так он, по-моему, называется, то там речь идет о том, что денежные средства во всей этой коррумпированной ситуации уходят конкретно из нашего с вами кармана. И при определенных подсчетах, а я видел в Интернете мнение о том, что каждый россиянин за последнее… Даже не каждый россиянин, а каждый пермяк усреднено за последние три года переплатил более 50 000 рублей на коммунальных тарифах. Поэтому эта ситуация, которая не далеко в Москве, это ситуация у нас, здесь и сейчас.

Юлия Хлобыст: Ну, а если вспомнить еще количество уголовных дел, возбужденных по поводу наших, пермских, имеется в виду, чиновников, на территории Пермского края, то, в общем-то, становится все понятно.

Александр Пахолков: По поводу денег от госдепа мы уже разобрались. Основное обвинение, которое я слышу против вышедших, в том числе молодого поколения: «Вы не патриоты! Вы не любите Родину!» Вот лично вы считаете себя патриотами или нет?

Михаил Городов: Безусловно, я считаю себя патриотом и мне непонятна ситуация, когда большинство цивилизованного мира говорит России о том, что: «Ребята, ну, вы, наверное, где-то неправы», и при этом мы отвечаем, что там единственная правда, она наша. Поэтому патриотизм – это понятие оценочное во многом.

Александр Пахолков: Я согласен.

Михаил Городов: И я считаю себя, безусловно, патриотом. И каждый человек, который пришел на этот митинг, готов что-то сделать для этой страны.

Юлия Хлобыст: Ну, если Миша все-таки учился некоторое время назад, то Глеб-то сейчас в школе учится. Глеб, как в школе вообще патриотическое воспитание происходит и происходит ли вообще?

Глеб Фадеев: Я не понимаю, почему у нас в стране патриотизм ассоциируется с любовью к государству. Я люблю свою страну, но я не могу сказать, что я люблю свое государство на данный момент.

Юлия Хлобыст: А это две большие разницы?

Глеб Фадеев: Это колоссальная разница.

Александр Пахолков: Нелюбовь к государству связана с нелюбовью к ее руководителям?

Глеб Фадеев: Я считаю, что нужна какая-то ротация, как минимум.

Юлия Хлобыст: Возвращаясь все-таки к Егору Холмогорову, там просто все можно на цитаты растащить.

Александр Пахолков: Мне кажется, просто человек завидует, по большому счету.

Глеб Фадеев: Можно сказать?

Юлия Хлобыст: Да, давайте.

Глеб Фадеев: Этот человек, мне кажется, очень далек от ситуации в школе и ситуации в университете. Это определенный стереотип существует, что ребята кидаются на какую-то движуху, грубо говоря. Но совершенно это не так сейчас.

Юлия Хлобыст: Я, кстати, хочу поддержать вас и сказать, что в рамках «Утреннего разворота» на этой неделе мы запускали голосование для наших слушателей, где ставили два вопроса на голосование. Первый звучал так: «Вы считаете, что наша молодежь неопытна, юна, может быть, где-то…»

Александр Пахолков: Наивна.

Юлия Хлобыст: Да, где-то наивна. «Они сидят в Интернете, жизни знают, вот именно поэтому, сыграв на каких-то их настроениях сиюминутных, они и позволили себя вывести на этот митинг». А второй вопрос, за который голосовали наши слушатели, звучал так: «Вы считаете, что наша молодежь умнее нас с вами, они имеют свой уже некий опыт, они все видят, они много читают, и поэтому они вышли на этот митинг осознанно». И большая часть нашей аудитории, больше 90% как раз проголосовали за второй вариант – о том, что все-таки молодежь вышла осознанно и это ее выбор. Но возвращаясь опять же к Егору Холмогорову, его цитата: «Будущее молодежи не принадлежит. Будущее – это прошлое, созданное трудами десятков и десятков поколений, в том числе ныне живущих, которые успели уже вложить в создание реальности вокруг себя свой труд, свой разум, свой талант». Их право на существующую реальность единственно верно, а вы еще только должны все это построить. Что думаете?

Михаил Городов: История нас учит, и то, что происходит сейчас, меня очень сильно тревожит. Потому что определенные исторические события начала XX века, они четко показывают цикличность происходящей действительности, и во многом то, что происходило тогда, происходит и сейчас. У нас в стране почему-то часто подходят радикально к решению вопросов. У нас нет ротации власти планомерной. У нас нет оценки общественного мнения. Мы почему-то терпим-терпим-терпим, а, когда накипает, то все меняется достаточно быстро и радикально. И, я считаю, что нашей стране уже пора выйти из этого цикла. И знаете, я слышал в том числе в свой адрес обвинения, связанные с тем, что вы устраиваете Майдан, вы устраиваете переворот в стране. Вот лично я категорически против украинского сценария, потому что это не выход. Уйдет один, придет другой. И при этом человек, который придет, он может преследовать те же самые цели. У нас должно формироваться гражданское общество, у нас должна идти инициатива снизу, именно поэтому для меня эта акция была настолько важна.

Юлия Хлобыст: Спасибо, Миш. Глеб, что думаете?

Глеб Фадеев: Я согласен с Михаилом. Я считаю, что наша страна уже должна отойти от постсоветского формата и построить что-то новое. Как все европейские страны уже сделали это, и есть мировой опыт, все уже перешли на либеральную демократию. Вот я согласен с Фукуямой, у него была работа, в которой он писал, что сейчас нет никакой альтернативы либеральной демократии. В принципе, я с этим согласен. Россия это не хочет принимать, она постепенно все-таки катится к авторитарному государству.

Александр Пахолков: Катится?

Михаил Городов: Мне кажется, мы живем в этом государстве.

Юлия Хлобыст: Ну, это Глеб смягчил.

Александр Пахолков: Да. А как вы считаете, власть как будет на это реагировать? Какие вы видите движения? Может быть, вам уже поступили какие-то звонки, еще что-то такое?

Глеб Фадеев: Ну, понятно, что властям это не нравится, и уже не только в Перми, но и в Москве уже были угрозы, уже были приглашения студентов, которые участвовали в митингах.

Александр Пахолков: Давайте за Москву не будем говорить.

Глеб Фадеев: Хорошо, давайте я на своем примере расскажу.

Александр Пахолков: Да, вот вам конкретно какие-то угрозы поступали? Вам, Глеб? Вам, Михаил?

Глеб Фадеев: На каникулах с курсов по русскому языку меня сняли, и педагог в школе меня вызвал на разговор.

Александр Пахолков: И что он вам сказал?

Глеб Фадеев: Она сказала, что этим делом интересуется ФСБ и что есть информация, что я кому-то якобы заплатил, чтобы они пришли, и, что я агитировал в школе.

Александр Пахолков: Агитировать в школе – это плохо?

Глеб Фадеев: Ну, у нас в законе сказано, что нельзя агитировать в школе.

Александр Пахолков: Политическая деятельность в школе запрещена, действительно.

Глеб Фадеев: Но без вмешательства в учебный процесс я это делал, т.е. просто меня спрашивали, я отвечал.

Юлия Хлобыст: То есть вы просто делились, по сути дела, информацией.

Глеб Фадеев: Конечно, никому я это не навязывал.

Александр Пахолков: То есть получается, что какое-то уже давление мягонькое идет? Потому что мы ведь понимаем, что сейчас каникулы. Михаил, а у вас как?

Михаил Городов: Вы знаете, у меня по-разному. Прямых угроз в мой адрес не поступало, при этом…

Александр Пахолков: Разговоры какие-то? «Правильно ли ты делаешь... А думаешь ли ты о будущем…»

Михаил Городов: Ну, все-таки я не в 11 классе.

Александр Пахолков: У вас же есть какой-то работодатель, там как-то можно тоже…

Михаил Городов: Мой работодатель достаточно позитивно отнесся к моей инициативе.

Юлия Хлобыст: Мы сейчас прервемся на федеральные новости, после чего вновь вернемся на политическую кухню «Эха». Не переключайтесь. Мы снова находимся на политической кухне «Эха». В этой студии Александр Пахолков. Саш, добрый день!

Александр Пахолков: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: меня зовут Юлия Хлобыст. И в гостях у нас одни из организаторов протестного митинга, который прошел в Перми, как и во многих городах России, в минувшие выходные. Это Глеб Фадеев. Глеб, еще раз добрый день!

Глеб Фадеев: Добрый!

Юлия Хлобыст: И Михаил Городов. Миша, добрый день!

Михаил Городов: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: Вот заговорили мы о последствиях. Мне кажется, не надо здесь пугать ребят, потому что…

Александр Пахолков: А что пугаем? Мы предупреждаем.

Михаил Городов: Это реальность.

Юлия Хлобыст: Да, это реальность. Я понимаю, что, возможно то, о чем вы говорили, какие-то вызовы педагогов или разговоры со стороны коллег по работе они, конечно, есть и, возможно, будут. Но ведь уже и на высшем уровне, например, член Совета Федерации Валентина Матвеенко заявила о том, что, конечно же, власти нужно отреагировать, и это была ошибка, что власть не отреагировала на эту ситуацию.

Александр Пахолков: Ну, понятно, как они отреагируют. Уже Григоренко разразился постом о том, что нужно очередные миллионы вбухать в программу по патриотическому воспитанию молодежи. Видимо, чтобы их разворовать, я так понимаю. Вот. Ну, насколько я понимаю, у нас уже существует программа по какому-то политическому… Насколько я понимаю, по итогам прошлого года все эти средства не были даже полностью освоены. Не берусь утверждать, что это именно так, но я слышал, что достаточно неэффективно это все работает. Я считаю, что власти реально молодежи сейчас предложить нечего.

Юлия Хлобыст: А вот, если спросить ребят? Вы как считаете, как нужно воспитывать патриотизм? Вот Глеб учится в школе. Миша относительно недавно окончил школу.

Александр Пахолков: Действительно, у вас нет ни пионерии, ни комсомола. Мне кажется, власть это просто упустила.

Михаил Городов: Я думаю, что со стороны власти было бы стратегически верно поддержать и направить в нужное русло как раз те протестные движения, которые возникают. То есть не говорить о том, что мы воспитываем какую-то отдельную реальность патриотизма, а те инициативы, которые есть, направить в мирное и именно в демократическое русло.

Юлия Хлобыст: Глеб, что думаете?

Глеб Фадеев: Соглашусь, нужно воспитывать любовь к истории, уважение к истории, любовь к своей стране, ее ресурсам.

Юлия Хлобыст: А как?

Александр Пахолков: У нас государство, по-моему, только этим и занимается. Мы каждый день слышим о наших победах во время Великой Отечественной войны. Но тут вопрос в том, население, молодежь воспринимает это? Вам нравятся разговоры о Великой Отечественной войне? Вы готовы это развивать, слышать? Или вас это уже, скажем так, не цепляет?

Глеб Фадеев: Я как раз хотел сказать, что, помимо истории, нужно обращаться к тому, что у нас есть сейчас, гордится достижениями своей страны. К сожалению, у нас таких очень мало сейчас. Я лично…

Александр Пахолков: А Сирия? А Крым? А Донбасс? Вы не гордитесь ими?

Юлия Хлобыст: Саша, ну, не провоцируй ребят.

Глеб Фадеев: Вот я как раз приводил в своем выступлении вырезку из газеты о том, что «Левада Центр» проводили опрос и 45% гордятся тем, что мы присоединили Крым, а 42% всего лишь гордятся освоением космоса. То есть это наглядно все показывает.

Юлия Хлобыст: Хорошо, ребята, поняли, услышали. Смотрите, мы с Сашей представители более старшего поколения, и мы в школе застали такие движения, как октябрята, пионерия, комсомол. Тогда эти движения, действительно, были патриотические. Мы искренне в них принимали участие и через это шло какое-то, наверное, патриотическое воспитание. И скажу, что в общем-то, мы были патриотами.

Александр Пахолков: Мне кажется, это нечестно говорить, мы были, а они не были. И той страны уже нет, Юля.

Юлия Хлобыст: Я говорю про то, что сейчас в школах нет таких объединительных вещей и…

Михаил Городов: Я думаю, что такие движения нужны, но сегодня их можно организовать и назвать контакники, фейсбучники и твиттеристы.

Юлия Хлобыст: Глеб, а что вы думаете?

Глеб Фадеев: Я хотел еще сказать, что вы упускаете идеологическую составляющую. Там же было и идеологическое воспитание, что сейчас, ну, не допустимо, я считаю.

Юлия Хлобыст: Конечно, роль партии, конечно, ЦК КПСС.

Глеб Фадеев: Вам, наверное, прививали все-таки любовь к государству.

Александр Пахолков: Мне кажется, сейчас то же самое. Разве нет? Называется по-другому, а по сути-то то же самое. Там другие на подтанцовке, но, когда они все вместе объединяются против одного и того же. Вот, кстати, по поводу существующей партийной системы какое ваше мнение?

Михаил Городов: Партийная система в России?! Что это? Смешная шутка.

Александр Пахолков: Ну, я считаю, что это такая, декоративная конструкция.

Глеб Фадеев: Все-таки это псевдооппозиция. Я не могу сказать, что уважаю какую-то из партий. Но все-таки капелька уважения у меня появилась к партии «КПРФ», когда Валерий Рашкин и в Госдуме, и в прессе заявил, что нужно хотя бы возбудить проверку по делу Медведева.

Александр Пахолков: Вам не кажется, что они просто хотят этим воспользоваться? Так сказать, сесть на протест, получить ваши голоса?

Глеб Фадеев: Есть такое мнение, оно называется хайп, слово такое.

Юлия Хлобыст: Все-таки вот у нас остается очень мало времени до конца программы. Я бы хотела услышать от вас - что может все-таки стать объединяющей платформой для молодежи? Для той молодежи, которая учится в школе, которая учится в техникумах, в вузах?

Александр Пахолков: Может быть, это протесты? Кстати, вы планируете дальше что-то организовывать?

Михаил Городов: Думаю, что, наверно, в Перми надо организовать массовый митинг, связанный с коммунальными тарифами, потому что это то, что к нам близко.

Юлия Хлобыст: Глеб, все-таки вопрос у меня был по поводу объединяющей платформы для молодежи. Вот сейчас вы вышли, потому что вы поняли, что нельзя так жить дальше, нужно высказать свое мнение по поводу коррупции, пронизавшей все ветви власти. Но это такой, протестный что ли путь. На мой взгляд, должен быть некий конструктивный, позитивный, объединяющий момент. Или его сейчас быть не может?

Глеб Фадеев: Нужны реальные изменения. Нужны честные выборы, прозрачная система государственного устройства. Но я сомневаюсь, что это сейчас возможно. Это долгий путь.

Юлия Хлобыст: То есть и поэтому пока протест?

Глеб Фадеев: Да.

Александр Пахолков: Ну, вот у нас на носу выборы губернатора. Как-то планируете обозначать свою позицию, призывать к чему-то? Может быть, к допуску максимального количества кандидатов на этих выборах? Потому что, не знаю, насколько вы в курсе, у нас существует целый ряд ограничений, усложняющих регистрацию кандидатов. Тот же муниципальный фильтр приснопамятный. Как вы считаете, должна, может быть, молодежь влиять на это, призывать к максимальной демократизации, расширению количества участников выборов?

Глеб Фадеев: Безусловно. И на митинге, насколько я помню, был как раз человек, который ходил и собирал подписи людей, которые готовы пойти и стать наблюдателями на выборах.

Юлия Хлобыст: Саша очень интересную тему поднял. Этот митинг протестный, он вывел достаточно большое количество молодежи. А вот если все-таки говорить о выборах, на которые молодежь не ходит…

Александр Пахолков: Вообще на выборы пойдете?

Юлия Хлобыст: Следующие выборы у нас выборы губернатора. Вот здесь может быть такое же массовое участие молодежи?

Михаил Городов: Для того чтобы было массовое участие молодежи, по моему мнению, должна быть какая-то реальная оппозиция представлена на этих выборах. Я считаю, что та ситуация, которая у нас складывается на выборах, та явка, которая по разным регионам составляет до 30%, что, в принципе, ужасно, она во многом связана с тем, что не представлена реально оппозиция, и люди не видят смысла идти на эти выборы.

Александр Пахолков: То есть нет альтернативных кандидатов и мы не пойдем на эти выборы, так?

Михаил Городов: Нет, я считаю, что надо идти и голосовать за любого кандидата, кроме правящей партии. Потому что, если этот график соотношения голосов будет меняться хоть в сторону формальной оппозиции, это заставит власть задуматься.

Александр Пахолков: Ну, Решетников же вроде молодой, они готовы его поддержать. Или само наличие его во власти, представление его во власти Владимиром Путиным мешает этому?

Юлия Хлобыст: Мне кажется, у ребят еще есть время подумать…

Александр Пахолков: Да, у ребят-политтехнологов еще есть время поработать.

Юлия Хлобыст: Мы не говорим сейчас, Саша, про вашего брата. Мы говорим как раз думают над тем, в каком случае идти на выборы, за кого голосовать. Глеб, что может все-таки привести молодежь на выборы?

Глеб Фадеев: Нужна возможность, надежда, вера – хоть что-то, что может привлечь людей, чтобы они поверили, что можно что-то изменить. Что не только правящая партия будет эти 50% всегда набирать, да хоть любая псевдооппозиционная партия. Нужны любые изменения.

Юлия Хлобыст: Конкуренция. Политическая конкуренция нужна.

Глеб Фадеев: Конкуренция, ротации – все, что угодно.

Александр Пахолков: Соответственно, если этого не будет, на выборы вы не пойдете.

Глеб Фадеев: Я не считаю, что нужно опускать руки и сидеть дома.

Александр Пахолков: Надо идти и голосовать за другого человека, да?

Глеб Фадеев: Нужно прийти и проголосовать, чтобы твой голос точно ушел за того, за кого ты проголосовал, а не непонятно куда.

Юлия Хлобыст: Ну, что ж, спасибо вам огромное. Я напоминаю, что на политической кухне «Эха» сегодня были одни из организаторов протестного митинга в Перми, который прошел в минувшие выходные. Это Глеб Фадеев, Михаил Городов. Ребята, спасибо вам огромное, что пришли. Спасибо за вашу активную жизненную, гражданскую позицию.

Александр Пахолков: Да, не опускайте руки, продолжайте бороться.

Юлия Хлобыст: Думаю, что да, надо так держать. На этом наша политическое ток-шоу завершено. У микрофона работали: Александр Пахолков.

Александр Пахолков: Всего хорошего!

Юлия Хлобыст: Меня зовут Юлия Хлобыст. Мы с вами прощаемся. До свидания!

Программа вышла в эфир 31 марта 2017 года

Обсуждение
1997
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.