Верхний баннер
08:29 | СРЕДА | 22 НОЯБРЯ 2017

$ 59.46 € 69.82

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

16:41, 29 мая 2017
Автор: Юлия Хлобыст

«Программа капитального ремонта не будет отменена ни при каких условиях», - Виталий Степанов, эксперт в сфере жилищного права

Юлия Хлобыст: 13 ч 6 мин в Перми. Всем добрый день! Это политическое шоу «Кухня». Меня зовут Юлия Хлобыст. За звукорежиссерским пультом Мария Зуева. И сегодня на нашей политической кухне «Эха» председатель правления ТСЖ «Пермский стандарт» Александр Зотин. Александр, добрый день!

Александр Зотин: Это я. Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: И юрист, эксперт в сфере жилищного права Виталий Степанов. Виталий, здравствуйте!

Виталий Степанов: Здравствуйте!

Виталий Степанов

Юлия Хлобыст: Так получается, что сфера жилищно-коммунального хозяйства перешагнула свои рамки и уже начала уходить в политическую сферу. Вернее, перешагнула за рамки, и какие-то решения будут приниматься уже политически. По крайней мере, по тому, что сегодня происходит у нас в крае. Например, передача полномочий Министерства строительства и ЖКХ в региональную службу по тарифам и т.д. Множество всего. Поэтому мы решили сегодня именно на политической кухне «Эха» обсудить проблемы ЖКХ. Поговорим и том, чем будет заниматься сегодня региональная служба по тарифам, исходя из тех полномочий, которые им добавили, и чем в связи с этим будет заниматься Министерство строительства и ЖКХ, если там практически никаких коммунальных, жилищно-коммунальных функций не осталось. А начнем с вопроса, достаточно болезненного для Пермского края – это Фонд капитального ремонта и капитальный ремонт домов. У моих гостей, судя по баталиям в сети Facebook, мне кажется, мнения разные, кто-то предлагает раздать собранные деньги собственникам, а кто-то - отказаться от неработающей программы. Виталий, ваша позиция, по-моему, раздать деньги собственникам.

Александр Зотин: Одно другому не мешает.

Виталий Степанов: Наши позиции расходятся только частично. Мы солидарны в том, что имеем некачественную программу капитального ремонта, что она не исполняется, и в том виде, каком есть, не может быть исполнена. Здесь у нас полный консенсус. У основной массы собственников, кто вообще в курсе, как все это реализуется, видимо, мнение точно такое же. Поэтому надо говорить о том, что у нас позиции расходятся в том, что я исхожу из того, что мы имеем, и из той политической ситуации, которая имеется в стране и в крае, и полагаю, что программа капитального ремонта не будет отменена ни при каких условиях, и региональный закон не может быть отменен ни при каких условиях. В этой ситуации единственное, на что мы можем реально повлиять – на изменение программы в сторону повышения ее исполнимости.

Юлия Хлобыст: Корректировка программы?

Виталий Степанов: Да. Во-первых, была попытка на уровне Конституционного суда признать неконституционной саму идею сборов на капитальный ремонт, она, к сожалению, провалилась в 2016 году. Мы,  я, Александр, ряд других общественных деятелей, обращались в Краевой суд, Верховный суд с идей об отмене некачественной программы капитального ремонта. Нам было отказано. Но после этого у нас остаются рычаги влияния на существующее положение вещей через актуализацию, через изменение программы капитального ремонта края, чем мы и занимаемся на протяжении последних двух лет.

Юлия Хлобыст: Вы же согласитесь с тем, что сейчас решение этого вопроса лежит уже в сфере политики, т.е. должно быть принято некое политическое решение, что делать с этой программой.

Александр Зотин: Можно принять политическое решение, что вода кипит при 50 градусах, а не при 100, но от этого она кипеть при 50 не будет.

Юлия Хлобыст: Александр, как всегда, точен в сравнениях.

Александр Зотин: Я у истоков критики этой программы стоял вместе с депутатом Вадимом Чебыкиным. Мы видели четыре проблемы в региональном законе о Фонде капитального ремонта. Первые две удалось решить тогда еще поправками, которые «Пермский стандарт» через Чебыкина подавал, т.е. максимально расширили перечень возможных работ – это раз, два – в четыре раза снизили сроки по переходу на специальный счет из «общего котла». Но два принципиальных вопроса решено не было. Первое – это невозможность собственникам самим моделировать свою программу и определять размеры платежей. В сторону увеличения это возможно, а в сторону уменьшения нет. И второй вопрос: в программе абсолютно никак не учитывались обязательства государства по старым домам, т.е. ситуация обнулилась и со всех собираются равные платежи, и дальше как получится в рамках программы ремонтировать эти дома. Есть некоторые зацепки в Жилищном кодексе, что такие дома должны ремонтироваться в первую очередь, но ничего подобного в нынешнем варианте программы мы не видим. Это было еще на этапе обсуждения закона. Когда же вышла программа, она стала совершенно неработоспособной, как из-за многочисленных фальсификаций сведений внутри программы, так и из-за формы программы, где не устанавливалась ответственность регионального оператора за конкретный ремонт в конкретном доме в конкретные сроки. Сейчас вроде бы программу переформатировали, такая ответственность установлена. Но! Техническо-физические параметры не позволяют эту программу исполнить. Я процитирую финансово-экономическое обоснование к проекту размера взноса на капитальный ремонт, это еще 2013 год. Посчитало само Правительство, не я считал, по методике, и по результатам расчетов размер платежа за капитальный ремонт Правительство установило в размере 18 рублей 39 копеек с кв. м. Дальше оно одумалось, сказало, что нет, учитывая, что такой размер минимального взноса на капремонт приведет к значительному росту платежей граждан социальной напряженности, пусть будет меньше. Пусть будет 6,60 – 7 рублей. Вот 8,28 и т.д. Это означает, что комплексный капитальный ремонт невозможен в домах, поскольку изначально мы имеем почти трехкратный дефицит денег в программе, и это при условии, что платят все 100%. Платят, как вы знаете, не все. Следовательно, денег у нас недостаточно. Это первая грань проблемы. Вторая грань проблемы заключается в том, что даже собранные и уже довольно значительные деньги, миллиард рублей, мы просто не можем освоить. Нет достаточного количества рабочих рук, это действительно факт, и при этом очень громоздкая процедура проведения комплексов. Эти деньги буквально гниют под инфляционным прессом. Следовательно, с моей точки зрения, самый разумный вариант – это вообще закрыть эту тему с «общим котлом» и Фондом капитального ремонта, имеющиеся средства раздать гражданам. Вот здесь мы с Виталием Витальевичем не согласны, поскольку, это имеет соответствующие издержки для Правительства. Но если этого сейчас не сделать, этот пузырь невыполненных обязательств год за годом будет расти, и он уже покроет не только Фонд, но и бюджет Пермского края.

Юлия Хлобыст: Слушайте, по данным Telegram-каналов есть еще одна проблема. Утеряна база данных по домам, и части собственников просто не начисляются средства за капремонт.

Александр Зотин: Где-то утеряна, а где-то, как я читал в Facebook, глава администрации вообще не стал подавать сведения на своих жителей, на свои дома, чтобы избежать участия в этой программе.

Виталий Степанов: Да, Всеволодо-Вильва.

Юлия Хлобыст: Я понимаю, что все последние передвижки в сфере управления ЖКХ: то, что бывший глава антимонопольного ведомства Антон Удальев сейчас стал вице-премьером и одновременно руководителем региональной службы по тарифам. Это первое. Второе: функции Минстроя и ЖКХ частично были переданы тоже в РСТ. Второй вопрос, чем сейчас будет заниматься Минстрой? Эти подвижки говорят о том, что краевые власти понимают, это такое болото, которое нужно всколыхнуть, осушить его и навести там порядок.

Александр Зотин: Давайте осушить все-таки.

Виталий Степанов: Опять же позиция Александра: все раздать. Мы прекрасно понимаем, что этого, конечно же, сделано не будет. Во-первых, нет законодательной базы. Потому что этот федеральный закон предписывает необходимость существование закона регионального, региональной программы, это раз. Если по какой-то причине этих документов не будет, первый спрос будет, конечно, с губернатора, и естественно, что ни один губернатор Российской Федерации на такое не решится.

Александр Зотин: То есть в законе есть все-таки возможность, просто не решатся?

Виталий Степанов: Не решатся, безусловно.

Александр Зотин: Это, Виталий Витальевич очень важно.

Виталий Степанов: Закон предусматривает необходимость наличие регионального закона и программы. Если речь идет о неисполнении федерального законодательства, если мы отменяем …

Александр Зотин: Но за неисполнение не установлено конкретных санкций, только понятийные.

Виталий Степанов: Как сказать. У нас статьи о превышении, злоупотреблении полномочиями еще пока никто не отменял в Уголовном Кодексе.

Александр Зотин: Если собрание депутатов закон отменит, какие статьи Уголовного Кодекса к ним применят?

Виталий Степанов: Такое тоже бывало в Российской Федерации в новейшей истории.

Александр Зотин: Законодательное Собрание.

Юлия Хлобыст: Вы имеете в виду уже на уровне Государственной Думы?

Александр Зотин: Нет, почему?  Отменяет закон «О капремонте» 304-ПК, все платежи прекращаются.

Юлия Хлобыст: Но проблема с капитальным ремонтом не решается.

Александр Зотин: Нет, но она и так не решается. Но так возникают платежи в законе.

Виталий Степанов: У нас, как известно, практика критерия истины, и если мы посмотрим на российские реалии, не только на реалии Пермского края, как это в других регионах. Я сходу взял два региона – это Курганская область и Татарстан. В Татарстане, например, схожее с нашим количество многоквартирных домов. Там 15 000, у нас около 13 500. Но там удалось в 2016 году отремонтировать 992 дома. В Пермском крае удалось это сделать только в 189, по-моему, или в 181 домах, но порядок цифр в пять раз меньше, чем в соседнем регионе. Если мы возьмем Курган, то там домов значительно меньше – около 3 000 домов, и удалось провести работы примерно в 300 домах, т.е. порядка 10% домов за один год подверглось капитальному ремонту в том или ином виде. Таким образом, Пермский край хронически отстает в плане реализации программы. Также мы отстаем по сборам средств на капитальный ремонт, и здесь собственников понять можно. Видно, что программа некачественная, она не исполняется даже в том виде, в каком существует. Дома по факту не ремонтируются в том объеме, в котором их необходимо ремонтировать, и понятна реакция собственников, что они за такую программу, ее реализацию, не готовы платить. Причем если у нас около 50%, если я не ошибаюсь, собираемость в Фонд капитального ремонта Пермского края. В той же Курганской области собираемость около 90%. В Татарстане вообще 98% собираемость в Фонд капитального ремонта. И подобные темпы, когда ремонтируется, допустим, 1000 домов из 15 000 в год, вполне позволяют поддерживать жилищный фонд в капитально отремонтированном состоянии. Не говоря уже о проведении работ в 10% домов. Вполне по силам субъекту Российской Федерации в таком объеме выполнять работы капитального характера, реализуя программу капитального ремонта. У нас в Пермском крае нет никакой в этом смысле системы.

Александр Зотин: Не соглашусь. Дело в том, что соотношение цифр между взносом, а взнос там в Кургане и Татарстане примерно такой же, как в Пермском крае, и потребности в капремонте такой же. Само Федеральное Министерство ЖКХ отмечало, что ряд отчетов по программам носят фальсифицированный характер. В собираемость 98% даже в Татарстане, даже под дулом автомата, я, конечно, не поверю. При этом в Татарии есть, конечно, государственные субсидии.

Виталий Степанов: Да, есть, действительно.

Александр Зотин: С этого надо начинать. И существенная часть средств – это просто средства бюджета, а на бюджет проводить ремонт мило-дорого и никто из жителей не против. У нас субсидий никаких в бюджете не предусмотрено, причем на три ближайших года. Про Курган не скажу, конкретно эту область не изучал. Но собираемость 98% - это явная липа. Что касается возможности ремонтировать дома, тут дело в деталях. Мы отремонтировали в доме козырьки - мы же провели капитальный ремонт в этом году, программу выполнили. Стал от этого дом устойчивее, лучше? Видимо, нет. И что-то будет отремонтировано, но о комплексных капитальных ремонтах, о  тех ремонтах, которые повышают качество жизни в данном доме, речь, конечно, не идет. При этом надо понимать, что мы при имеющихся реалиях в Перми можем выполнить программу, если мы честно и обоснованно действуем, процентов на 30.

Юлия Хлобыст: Мы сейчас прервемся на короткую рекламную паузу, после чего вернемся на политическую кухню «Эха» и продолжим разговор с Виталием Степановым и Александром Зотиным. 13 ч 22 мин в Перми. На политической кухне «Эха» юрист, эксперт в сфере жилищного права Виталий Степанов. Виталий, добрый день!

Виталий Степанов: Добрый день!

Юлия Хлобыст: И председатель Правления Ассоциации «Пермский стандарт» Александр Зотин. Саша, здравствуйте! Меня зовут Юлия Хлобыст. За звукорежиссерским пультом Мария Зуева. И говорим мы о сфере ЖКХ с точки зрения, наверное, политики или принятия политических решений. Я к этому хотела вернуться. Сейчас мы обсудили программу Фонда капитального ремонта, саму систему, что она кривая-косая в Пермском крае. На ваш взгляд, какое решение сейчас должны принять политики, имеется в виду, действующие власти, чтобы эту систему направить на нужные рельсы, и что с ней вообще сделать?

Александр Зотин: Есть два сценария. Первый - инерционный, он и будет реализован с вероятностью 99,9%. Это ничего не менять, по сути, экономическое соотношение сил останется, производительность труда тоже, но мы будем больше стараться.

Юлия Хлобыст: В каком смысле?

Александр Зотин: В том смысле, что мы будем активней проводить аукционы, активней привлекать жителей к капитальному ремонту многоквартирных домов.

Юлия Хлобыст: К оплате?

Александр Зотин: Нет, не к оплате, а именно к приемке работ, к прозрачности. И благодаря этому мы отремонтируем не 200 домов, а 350 домов, и это будет отчасти решением проблемы.

Юлия Хлобыст: Небольшая, но подвижка.

Александр Зотин: Скажем, в полтора – в два раза больше будет подвижка. Проблема именно в этом пузыре обязательств, который надувается, он все больше-больше увеличивается. А если дом находится в программе капитального ремонта, и при этом он в «общем котле», государство обязано его отремонтировать. Понятно, потом жители будут должны за этот ремонт, но оно должно это сделать. А сделать это невозможно для всех в полном объеме. И, следовательно, рано или поздно жители пойдут в суд. Пойдут обязательно, получат судебные решения, начнут бюджет кошмарить этими судебными решениями, а там сумма на миллиарды пойдет. Поэтому правильнее уже сейчас оставить ответственность собственников на них самих. Нужно разделить все дома на две категории. Первая – это те, по которым есть реальные обязательства государства, например, недоделанный капремонт по 16 статье закона «О приватизации жилого фонда в РФ». По ним просто по бюджетной программе вложить деньги. Кажется, что это гигантские деньги. Это не так.

Юлия Хлобыст: Какая там сумма, примерно?

Александр Зотин: Таких домов процентов 15-20.

Юлия Хлобыст: А цена вопроса? Вы представляете?

Александр Зотин: Цену вопроса надо считать. Это больше миллиарда рублей однозначно в Пермском крае, но у нас и бюджет, вы же понимаете, под 100 млрд рублей. Поэтому это решаемый вопрос, особенно если его разбивать не на один год. По остальным домам, в сущности, это проблема собственников: проведение капитального ремонта. Есть контрольные функции у государства над проведением капитального ремонта по отношению к управляющим организациям – это на здоровье. Но собственники должны сами решать, когда им начинать копить, зачем им копить, в каком объеме, и на какие работы эти деньги тратить. И никто их волю подменять не должен. Это та же самая логика, что у нас все люди так себе детей воспитывают, давайте всех детей отберем, соберем в один большой детский сад, будем по правильной государственной программе, там будет правильное питание, там будет… Почему этого не делают? Потому что каждый родитель лучше воспитает своего ребенка, чем такой колхоз. И каждый собственник лучше займется своей собственностью, чем государство-посредник. В этом базовое противоречие и базовая ошибка данной программы, а ее косметическими улучшениями не изменить.

Юлия Хлобыст: Виталий, вы согласны с этой точкой зрения, или у вас есть свой взгляд на проблему?

Виталий Степанов: Дело в том, что «общий котел не от хорошей жизни задумывался. Александр правильно сказал, беда в том, что не все собственники готовы взять в полной мере ответственность за свой дом, это далеко не 100%. На сегодняшний день ТСЖ и ЖСК в Перми около 1000, из порядка 7000 многоквартирных домов. Никто даже спорить не будет, что, если собственники сами являются заказчиком проведения работ по капитальному ремонту, то, скорее всего, эти работы будут сделаны дешевле, качественнее, и выше шанс того, что все будут довольны в итоге. В этом плане, конечно, не поспоришь. А что касается инерционного пути, по которому пойдет краевое правительство, я считаю, что он может быть инерционен только отчасти. Потому что никто не будет отменять программу, отменять закон, попытаются пойти по пути ее актуализации, тем более, что выбора у них особого нет. Краевая Прокуратура по указанию Генеральной Прокуратуры, куда обратились мы, в настоящее время там ведется проверка краевого министерства, и уже нам дан ответ о том, что подтвердились наши данные, что в программу внесены в большом количестве заведомо ложные сведения, и в настоящее время работа ведется по корректировке этой программы. Я думаю, это будет сделано. Я полагаю, что, если напрячься, то в Пермском крае до 800 домов реально ремонтировать и проводить в них какие-то работы ежегодно.

Юлия Хлобыст: Хватит у нас сил подрядчиков? Об этом тоже говорят.

Виталий Степанов: Если в соседнем регионе сил подрядчиков хватает, почему этих сил не должно хватить у нас? Я пока никаких причин не вижу, почему это невозможно сделать в Пермском крае, в промышленном регионе. Почему это можно сделать в Татарстане, почему нельзя сделать здесь. Для наличия финансовых средств на проведение капитального ремонта на сегодняшний день надо попытаться выстроить с собственниками доверительные отношения, показать, что капитальный ремонт, действительно, проводится, и польза от этой программы есть. Люди, конечно, не согласны платить за капитальный ремонт, потому что не надеются его получить. Так вы докажите своими действиями, что капитальный ремонт реален. Это должны быть не десятки отремонтированных домов, а сотни. Правильно Александр говорит, что необходимо предусмотреть федеральное или региональное финансирование, получить его под реализацию программы капитального ремонта. Что касается 16 статьи, тут и Конституционный суд Российской Федерации в этом же ключе высказался, что дома, которые требовали капитального ремонта до приватизации, должны быть отремонтированы не за счет собственников, за бюджетный счет.

Юлия Хлобыст: Федеральные новости на «Эхе», после них продолжим обсуждение. 13 ч 33 мин в Перми. Продолжается политическое ток-шоу на «Кухне» «Эха». В студии Виталий Степанов. Виталий, добры день!

Виталий Степанов: Добрый день!

Юлия Хлобыст: И Александр Зотин. Александр, здравствуйте!

Александр Зотин: На посту!

Юлия Хлобыст: Меня зовут Юлия Хлобыст. За звукорежиссерским пультом, тоже на посту, Мария Зуева. Мы говорили о Фонде капремонта и одноименной программе, и о связанных с этим действиях региональных властей, наше предположение, какие решения они должны принять, чтобы неработающая программа заработала. Давайте подведем черту под этой темой. Итак, региональная власть, на ваш взгляд, что сейчас должна сделать?

Александр Зотин: Давайте зайдем со стороны собственников, потому что первая наша рекомендация к ним. Во-первых, у нас в «Пермском стандарте» даже табличка есть с алгоритмом в зависимости от возраста дома, что делать. Если у вас дом очень старый, надо добиваться капитального ремонта. Можно даже через суд. Такие прецеденты есть, и даже уже реализованные. Вы должны доказывать, что на момент приватизации первого жилого помещения, вы в этом капитальном ремонте нуждались. И параллельно, если дом не такой старый, нужно обязательно организовывать специальный счет, деньги из «общего котла» изымать и использовать только под надзором товарищества собственников жилья, а также управляющей организации. Вот такая короткая рекомендация.

Виталий Степанов: Тут я абсолютно с коллегой солидарен. В случае специального счета уже все зависит только от вас.

Юлия Хлобыст: Какие бы решения власти не принимали, у вас будет свой «котел».

Виталий Степанов: Да, ваши деньги не пропадут, вы можете их начинать тратить. Вы организовали спецсчет, получили деньги, Фонд передал вам накопленные средства, пожалуйста, начинайте ремонтировать. Мы тут с коллегой здесь недалеко, на Комсомольском проспекте живем. В своем доме он уже провел капитальный ремонт крыши достаточно успешно.

Александр Зотин: В том числе с оплатой из специального счета?

Виталий Степанов: Да, а в том доме, в котором живу я, в настоящее время мы занимаемся укреплением фундамента, это последствие незаконной приватизации подвала. А также занимаемся заменой утеплителя на чердаке в целях повышения энергоэффективности.

Юлия Хлобыст: Это плюсы спецсчета.

Виталий Степанов: И мы ни у кого не просим помощи, нам наших собственных средств, которые собираем в доме, достаточно для того, чтобы реально проводить капитальный ремонт, необходимые работы. Но, если муниципалитет перед вами не исполнил обязательства по капитальному ремонту по 16 статье, у вас есть шанс в судебном порядке попытаться получить подобные работы безвозмездно от муниципалитета. Этим тоже надо заниматься.

Юлия Хлобыст: От темы Фонда капремонта, одноименной программы перейдем к изменениям в управленческой ситуации в сфере ЖКХ в нашем крае. То, что Антон Удальев стал вице-премьером, возглавил региональную службу по тарифам, мне кажется, вы, как те, кто боролись с незаконно завышенными тарифами ресурсоснабжающих компаний, обрадовались. А вот обрадовались ли эти самые ресурсоснабжающие компании?

Виталий Степанов: Конечно, Антона Вадимовича мы достаточно давно знаем, и он зарекомендовал себя как борец с незаконной схемой перепродажи тепловой энергии и с незаконно завышенными тарифами, это факт. Мне не хочется выдавать лишних каких-то авансов человеку, он сейчас поменял структуру, в которой работает. Я очень надеюсь, что этот человек с его хваткостью, компетентностью, действительно, будет способен изменить ситуацию в лучшую сторону в этой сфере, что он продолжит на новом посту заниматься тем, чем он занимался в антимонопольной службе, в плане борьбы с незаконным завышением тарифов и всеми прочими негативными явлениями.

Александр Зотин: Но мы должны понимать, что темная сторона силы тоже очень притягательна.

Юлия Хлобыст: Хорошо, мы будем помнить и не дадим забыть об этом Антону Вадимовичу. Последние изменения в управленческих решениях, компетенциях, когда часть функционала Министерства строительства и ЖКХ перешло в региональную службу по тарифам для меня не очень понятны. Мне всегда казалось, что РСТ – это тот орган, который занимается формированием тарифов и их обоснованностью.

Александр Зотин: Очень разных тарифов. Например, он устанавливает тарифы на социально значимые лекарства.

Юлия Хлобыст: А теперь получается, что в РСТ перешли те функции, я цитирую по «КоммерсантЪ», которые ранее были у Минстроя в сфере жилищного хозяйства. То есть, по сути, служба по тарифам будет иметь два блока: один – тарифы, другой – собственно, ЖКХ. РСТ, получается, этот функционал ЖКХ забрала? Я не понимаю. Вы понимаете, как это все будет устроено? И чем будет заниматься Минстрой?

Виталий Степанов: Пока это не реализовано. Видимо, речь идет о роли личности в истории. По факту, видимо, под Удальева, под те структуры, которые он будет курировать, эти функции и заводятся. В этом смысле это хорошо: не очередной выходец из «Т Плюс» ПСК» и прочих «Новогор Прикамье» возглавит все это, а человек, который из несколько других структур вышел, не имеющий отношения к самим монополистам. Что касается того, что РСТ занимается функциями в сфере ЖКХ, это несколько странновато, но возможно, что это просто какое-то промежуточное решение, может быть, до выборов губернатора, а после этого, условно говоря, Министерство строительства и ЖКХ поделят на два.

Юлия Хлобыст: И будет Министерство строительства отдельно, Министерство ЖКХ отдельно. И, мне кажется, логично, это, может быть, мои дилетантские представления, но как раз в структуре Министерства ЖКХ...

Александр Зотин: Чтобы тарифная служба сидела?

Юлия Хлобыст: Да.

Александр Зотин: Так не получится.

Юлия Хлобыст: Почему?

Александр Зотин: Это отдельный орган. Он должен быть независимым от основной структуры правительства.

Юлия Хлобыст: А почему не получится быть независимым?

Александр Зотин: Это не суть важно. Я думаю, здесь есть определенная аппаратная интрига. Вместо того, чтобы разгонять целое Министерство строительства и ЖКХ, оно просто аккуратно выводится за скобки, ему выдается минимум полномочий, конкретно ноль, и люди продолжают там трудиться. Никого не обижаем, пока лишних голов не рубим, а в это время жизненно важные функции передаем тому человеку, которому и считаем нужным их передать.

Виталий Степанов: Совершенно верно.

Юлия Хлобыст: То есть, получается, такой промежуточный этап, как вы сказали, и, вероятно, все еще изменится.

Александр Зотин: Да. Он не должен сохраниться навечно, конечно, нет.

Юлия Хлобыст: Хорошо. Тогда аварийные дома, кто будет ими заниматься?

Александр Зотин: Муниципалитеты ими будут заниматься. Министерство ЖКХ, в целом, собирает статистику, предлагает участвовать в федеральных программах, а непосредственно расселением оно не занимается. Этим занимается муниципалитет.

Юлия Хлобыст: Также «КоммерсантЪ» сообщает, что Антон Удальев будет входить в Совет директоров газовых компаний. Про других ресурсников пока не сообщается. Это, на ваш взгляд, позитивное решение? Или политическое решение?

Виталий Степанов: Я сомневаюсь, что он будет входить в Совет директоров «Т Плюса» ПСК», например. Это маловероятно. Поживем – увидим. Практика – критерий истины. Увидим, что у нас жизнь налаживается в плане тарифообразования, что тарифы снижаются, я другого варианта не вижу, надо проверить.

Юлия Хлобыст: А еще, не забывайте, есть суды, которые признали экономически необоснованным.

Виталий Степанов: Еще есть проверка ФАС, которая вот-вот опубликует окончательное решение по проверке тарифов в Пермском крае. Вот мы и увидим, что, действительно, из себя представляет Антон Удальев на на той должности, на которой он сейчас находится, как он это все исполнит. Это будет ключевой показатель.

Юлия Хлобыст: Та перспектива, о которой вы говорили, о том, что тарифы были незаконно завышены, и никаких последующих действий от краевых властей тогда не последовало по перерасчету…

Александр Зотин: Там была масса последующих действий.

Юлия Хлобыст: Я имею в виду в плане перерасчета тарифов в сторону снижения.

Виталий Степанов: В плане возврата денег не было.

Виталий Степанов: А в плане борьбы с нами много было действий. Беда в том, что собственники, которые желают в этом плане побороться, объединиться, нанять себе юриста, который будет этим заниматься, потому что это дело отнюдь не простое, таких у нас далеко не 100% и не 50, и даже не 20.

Александр Зотин: Реально одному собственнику, конечно, сложно бороться за возврат каких-то нескольких десятков тысяч рублей. Поэтому в выигрыше оказались те товарищества, которые либо не платили по этим тарифам, либо платили, но сумели доказать, что переплатили, в суде. Такое было.

Юлия Хлобыст: Завершая нашу программу,  в этот переходный период, когда вроде что-то происходит в управленческой части сферы ЖКХ, многие все равно задаются вопросом: платить ли за капитальный ремонт? Что вы скажете?

Александр Зотин: Прекрасный вопрос. Если у вас в доме специальный счет, конечно, платить, вот и все.

Виталий Степанов: Однозначно платить. Открывать спецсчет и платить.

Александр Зотин: А по поводу «общего котла» есть два варианта развития событий: законный вариант развития событий и незаконный. Законный вариант развития событий простой: нет вашего дома в программе – не платите. Есть такие дома до сих пор. Если ваш дом есть в программе, организуйте счет и платите на него. Есть незаконный вариант: можно просто саботировать и не платить. Кстати сказать, перспектива взыскания этих денег довольно туманна.

Юлия Хлобыст: Ну, что ж, спасибо огромное Александру Зотину и Виталию Степанову за то, что пришли на политическую кухню «Эха». Я надеюсь, что на следующей неделе о ситуации в сфере ЖКХ в крае мы узнаем из первых уст. На этом политическое ток-шоу «Кухня» завершено. У микрофона работала Юлия Хлобыст. Мы с вами прощаемся. До свидания!

Александр Зотин: До свидания!

Виталий Степанов: Хорошего дня!

Александр Зотин

Программа вышла 26 мая.

Обсуждение
2315
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.