Верхний баннер
18:45 | ПЯТНИЦА | 16 АПРЕЛЯ 2021

$ 75.55 € 90.46

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

12:00, 12 апреля 2012

Ракетно-космическая отрасль в Пермском крае

Ведущий: Добрый день. Программа «ЦЕХ» о промышленности на 91,2 FM. Меня зовут Петр Кравченко. Мой коллега по ведению эфира Александр Дмитриевич Дическул. Добрый день.

Александр Дическул: Добрый день.

Ведущий:  Звукорежиссерский пульт в надежных руках Сергея  Лепихина. И сегодня, если  кто-то до этого времени еще не столкнулся с такой информацией, 12 апреля – День космонавтики.   Я думаю, совершенно неудивительно поэтому, что у нас в гостях  сегодня Игорь Александрович Арбузов, это  генеральный директор открытого акционерного общества  «Протон-Пермские моторы». Игорь Александрович, добрый день.

Игорь Арбузов:  Добрый день.

А.Д.: Я думаю, что, наверно,   начинать  надо с поздравлений.

Ведущий:  Да, я тоже думаю, что в долгий ящик не стоит откладывать.  В вашем лице поздравляю вас и ваш коллектив, и на самом деле всю отрасль. Желаю ей оставаться, наверно,  в авангарде науки, технологий и промышленности.

И.А.:  Спасибо большое за поздравление.

А.Д.: Удачи.

И.А.: Сегодня очень много их получаем. Но ваше, наверно, особенное.

Ведущий: Игорь Александрович, у меня такой первый вопрос,  немножко носящий  характер даже  ликбеза, на понимание. Кроме «Протон-ПМ», который, я думаю, что у тех пермяков, которые, в принципе, знают это название, устойчиво ассоциируется с авиакосмической  отраслью. Какие еще предприятия сегодня  в Перми и Пермском крае считают этот праздник  своим,  обосновано своим?

И.А.:  Прежде всего, это предприятия, которые входят в структуру «Роскосмоса».

Ведущий: А это, например...

И.А.: Это, например, НПО «Искра», это пермский завод «Машиностроитель», это Уральский научно-исследовательский институт композиционных материалов. Это вот те предприятия, которые сегодня структурно являются частью  российского космического агентства. А если расширить этот круг, то мы понимаем и знаем  о том, что  значительная часть пермских предприятий  в той или иной степени с начала освоения космоса  была связана с этой отраслью и создавала продукцию, либо участвовала своими научными разработками в той продукции, которая впоследствии использовалась в космической отрасли.

Ведущий: Возвращаясь к сегодняшнему дню. Эти предприятия, которые вы перечислили, «Машиностроитель», «Искра», вы с ними образуете какой-то, как сейчас говорят, кластер, или просто  у вас один акционер?

И.А.:  Нет, мы с ними ничего не образуем. Все предприятия – это самостоятельные акционерные общества, и  каждое решает свою задачу.  Если мы сегодня работаем в большей части с жидкостными ракетными двигателями  для ракет «Протон», которые  сегодня отнесены к классу тяжелых ракет, то НПО «Искра» и  пермский завод «Машиностроитель» - это  несколько другое направление развития. Это в основном твердотопливная тематика, твердотопливные двигатели, используемые, соответственно,  на ракетах соответствующего класса. Уральский институт композиционных материалов – это  научное заведение, которое работало в основном над определенными проблемами, связанными тоже с твердотопливной тематикой.

Ведущий:  Ваше предприятие на сегодняшний день это больше производственное предприятие или  это такой научно-конструкторский центр?

И.А.:  Естественно, мы в  большей мере связаны с производственной тематикой. По сути своей являемся  производственным подразделением, которое   занимается изготовлением двигателей. Но вместе с тем мы сегодня часто обращаемся к вопросам, связанным с научными достижениями. И не потому, что это только  дань времени, но это сегодня  острейшая необходимость для того, чтобы сохранять  свои лидерские позиции, и не только в России,  но и в мире. Естественно, мы пользуемся большинством  научных разработок, которые существуют и в России, и в мире.

А.Д.: Ну у вас ведь еще был филиал конструкторского  бюро долгое время.

И.А.: Да, он есть сегодня. Сегодня на предприятии расположен филиал конструкторского  бюро  энергетического машиностроения НПО «Энергомаш». Это фирма Глушко, которая, собственно, является  разработчиком  того двигателя, который мы производим.  И они являются филиалом вот головной  компании, которая находится в Москве.

А.Д.: То есть это и научное, и технологическое сопровождение...

И.А.: Да.

А.Д.: ...конструкции, которая   была разработана в Москве.

И.А.: Да, конечно.

Ведущий: Игорь Александрович, все-таки, что сегодня волнует представителей авиакосмической отрасли больше всего? Ну, на понимание. Кого-то больше волнуют кадры, кого-то больше волнует отсутствие  каких-то  новых разработок. Вот представители вашего ??????? (неразборчиво) что сегодня  больше всего обсуждают, что больше всего вас волнует?

И.А.:  Волнуют, конечно, очень многие вещи. Но  я бы так сказал – что настораживает, наверно, в первую очередь.  В первую очередь, конечно, настораживает сегодняшнее  состояние конструкторской школы,  то есть это вот наличие таких,  действительно, перспективных разработок, которые  были бы ориентированы уже на  производство, скажем, после  20-го, 30-го года. Это всегда было. И, к сожалению, тот разрыв, который сегодня создался в  кадровом обеспечении конструкторской школы, он сегодня  существенно сказывается на качестве  разработок, да и фактически на их наличии.  Это, во-первых. Во-вторых, конечно, сегодня волнует  очень серьезно качество подготовки специалистов.  Даже не столько результат этой подготовки, сколько выбор наших молодых людей, которые не всегда ориентированы на получении инженерной специальности, получении специальности, связанной с  будущим, с работой на предприятии, на заводе машиностроительном, в конструкторском бюро. И, естественно, в этом есть проблема. Ну, и, наверно,   одна из проблем  это сегодня  вот состояние  нашей технологической базы, которую мы сегодня в последнее время активно корректируем,  значительный объем инвестиций сегодня вкладывается в  техническое перевооружение. И здесь  наметился такой  хороший положительный тренд в улучшении состояния  технологической базы.

А.Д.: Игорь Александрович, а как обстоят дела вот с этой перспективной программой «Ангара», вот о которой все время говорят, и о том, что мы  хотели бы, чтоб,  конечно бы, здесь производился этот двигатель?

Ведущий:  Я понимаю, что какие-то сейчас уже работы идут по этому проекту, поэтому  вашу роль можно очертить?

И.А.: Я, наверно, в первую  очередь скажу о том, что есть указ президента,  в соответствии с которым в 13-м году должен состояться первый запуск «Ангары».  То есть к этому времени должны  быть произведены все необходимые  отработки двигателя, и с 14-го года,  после  проведения летных испытаний, должно начаться серийное производство  двигателя.

Ведущий: У вас весь двигатель в Перми, или какие-то элементы?

И.А.: Сегодня есть решение о том, что  значительная  часть  двигателя, основные узлы  турбонасосного агрегата,  ну и другие компоненты двигателя будут  изготавливаться здесь. Сегодня мы находимся на стадии  передачи конструкторской документации. И часть компонентов уже освоена, и мы поставляем их   на сборку в НПО «Энергомаш» на вот лидерные двигатели, так называемые, которые будут использованы в летных испытаниях.  Что касается дальнейшей перспективы, то в соответствии с федеральной целевой программой развития оборонно-промышленного комплекса   сегодня значительные средства заложены на создание производственной базы, которая  предусматривает значительное  расширение  нашего участия. Это порядка  7 миллиардов до 17-го  года. И все-таки надо отметить, что НПО «Энергомаш» с тем объемом производства, который предполагается, не в состоянии справиться как серийный производитель.  Все-таки опытная отработка закончится, и будут приняты соответствующие  решения по   дальнейшему размещению двигателя здесь. 

А.Д.: Ну эта конструкция существенно отличается от той,  которая вот выпускается сейчас, и какие-то  наследственные элементы  от предыдущей конструкции все-таки существуют? Или практически технологическая  база совсем другая   должна быть, и конструкторские...

И.А.: Александр Дмитриевич, вы человек, который немало знаете в технической области, поэтому вам,  наверно, не нужно объяснять, что физика явлений, она...  теории реактивного движения, она, так сказать,  близка.

А.Д.: Понятно.

И.А.: На самом деле существенное  отличие, конечно. в том. что  сегодняшний  наш двигатель, который используется на  ракетоносителе «Протон», работает на  токсичных  компонентах...

А.Д.: Вот это я и хотел узнать.

И.А.: Это гептил и амил в простонародье. А двигатель для «Ангары»  РД-191 работает уже на экологически чистых  компонентах. Это кислород и керосин. Ну, и, соответственно, с учетом этого предполагается, что будут использоваться существенно новые технологические процессы, связанные с более повышенными требованиями  к чистоте помещений,  поскольку кислород  требует трепетного отношения. Ну, и  несколько иная конструкция узлов, которые работают на этих компонентах.

А.Д.: Спасибо.  

Ведущий: Игорь Александрович, вот как раз хотел спросить. Например,  в автомобильной отрасли, там сейчас очень многое делается для появления  электромобилей,  ну вот  их тренд, куда они движутся, понятно.  Вот космическая отрасль куда будет двигаться?

И.А.:  Прежде всего, конечно, космическая отрасль будет двигаться в сторону  повышения эффективности  работы двигателя, то есть  повышение мощностных характеристик.

Ведущий:   За счет чего?  То есть какие-то новые технологии  или что-то там?..

И.А.:  За счет конструкторских  решений, прежде всего, связанных с изменением  самой конструкции двигателя, с использованием более  энергетически емких   компонентов топлива. И сегодня в этом направлении уже проводятся работы, и определенные результаты имеются. И существенный фактор – это, конечно, качество  конструкционных материалов. Это область, которая сегодня, конечно, существенно влияет на  возможности  использования двигателя и его изменения конструктивные.

Ведущий: Игорь Александрович, вот интересный вопрос затронули. Вы  говорили о том, что просматриваются  некие разработки до 20-го, 30-го года. Вообще, какой комфортный горизонт планирования  вот в космической отрасли?  То есть вы бы хотели на 50 лет. На 100 видеть?

И.А.:  Я скажу только одно, что сегодня двигатель,  который используется на «Протоне», он производится уже  более 40 лет.

А.Д.: Никто  не предполагал, что такой срок.

И.А.: Никто не предполагал, что такой срок будет. Вот мы 8 апреля отметили 45 лет с  даты первого запуска «Протона».  И я полагаю, что  до 20-го  года примерно этот двигатель еще будет успешно использоваться.

А.Д.: Представляете, какие конструктивные были  новинки заложены еще в те годы...

И.А.: То есть это надо отдать должное гению Глушко, конечно...

А.Д.: Да, конечно.

И.А.: ...Валентину Петровичу,  вот насколько гениальной   была разработка, насколько далеко он  заглянул. И, конечно, сегодня мы рассчитываем на то, что все-таки перспективные конструкции, они должны быть   ориентированы на то, чтобы  примерно с горизонтом 20-30 лет использоваться,  потому что вот эти постоянные  перестройки освоения, вы сами понимаете, что   освоение любого двигателя, как и любой  другой конструкции, это значительное время, но и колоссальные финансовые затраты.

Ведущий: Скажите, вот традиционная тема, соперничество России и... ну,  наверно, США,  такое самое принципиальное по достижениям в освоении космических пространств. На сегодняшний день насколько конкурентны вот российские  технологии по сравнению... ну давайте будем говорить американские,  хотя непринципиально. Если вы приведете другие примеры, без проблем.  Вопрос, я думаю, что имеет еще и актуальность  потому, что  недавно  ваша же площадка, «Пермские моторы», оттуда ушло полностью ??????? (неразборчиво), я думаю, что это такой знаковый момент. Вот как у вас эта ситуация?

И.А.:  Прежде всего надо сказать, что  сегодня, наверно,  космонавтика из инструмента политического соревнования все-таки перешла в  область некого  другого... другой области соревнования. То есть вот  большей части  бизнес-процессы и  бизнес-конкуренция за  рынок космических услуг. И это хорошо  на самом деле, потому что мы все понимаем, что сегодня есть целая масса проектов, которые, скажем, одному государству, какому угодно сильно экономически – американцам, России, Европейскому космическому агентству, просто не поднять такие  проекты, скажем, как освоение Марса или  других отдаленных планет.  Это проекты, которые должны на международном уровне решаться.

Ведущий: Ну а  по технологиям именно вот...

И.А.:  Что касается сегодняшних результатов. Наверно, у всех на слуху уже, так сказать, и все осведомлены  о решении американцев прекратить полеты пилотируемые. То есть вот можно  относиться к этому как к некой победе российской космонавтики, да. Потому что вот в этой части  конкурентная борьба выиграна.  То есть в ближайшее время американцы  будут пользоваться нашими носителями.  Что касается  транспортной космонавтики, собственно, там, где мы являемся непосредственными участниками, то сегодня 30 процентов  мирового рынка  обслуживается  ракетоносителем «Протон».  То есть 30 процентов мирового  грузопотока...

Ведущий:  Это много или мало?

И.А.: Это очень много...

Ведущий: 70 другие разделены как?

И.А.:  70 другие сегодня разделены достаточно  широко. Если раньше, там, скажем,  среди мирового сообщества участниками этой деятельности  были Россия. Америка, ну, и в лучшем случае Франция  со своим ???????(неразборчиво), то сегодня список государств  расширился уже за двадцатку.

А.Д.: Подкатывает Китай.

И.А.: Да. Китай очень плотно подошел. Европейское космическое агентство – это практически все  страны Европы.   Япония, Индия, Бразилия, Корея... Этот список можно продолжать   дальше. Причем все уже работают  не только над тем, как запустить, скажем, свой спутник, получить, вернее, свой спутник  на орбите, используя наш носитель, а они используют  свои носители, свои  космодромы. И в этом плане  активно  работают.

Ведущий: Игорь Александрович, вот такой вопрос. Многие предприятия  Пермского края, ну, во всяком случае, эта поддерживаемая политика со стороны того же министерства промышленности Пермского края, говорят  од аутсорсинге. Насколько в вашем производстве, я его себе представляю как достаточно высокотехнологичное, да,  ну учитывая  там необходимые параметры точности,  которые  необходимо  получить в конце,  насколько  вот приемлемо для вас, какие-то услуги передавать  на аутсорсинг? Я еще поясню с другой стороны вопрос.  На вашем сайте нашел несколько услуг, где вы, наоборот, «Протон-ПМ»  готов оказывать фактически аутсорсинговые услуги по  таким остаточно  простым операциям – там сварка, металлорезка, по-моему, и так далее.

А.Д.: Не только такие процедуры, не только эти операции, а более сложные конструкции, которые изготовляются еще.

И.А.:   На самом деле тут надо говорить  не о том,  что мы аутсорсингом занимаемся, как исполнители.

А.Д.: Конечно.

И.А.: Наоборот, это услуга, которую мы оказываем  по изготовлению конструкций.  Что касается возможностей  наших по предоставлению аутсорсинговых... вернее, вывода на аутсорсинг своих   каких-то отдельных  технологических процессов, то это   довольно сложная проблема, связанная, прежде всего, с обеспечением качества, поскольку большинство операций, большинство   действий, которые совершаются в процессе изготовления двигателя, имеют очень  серьезные  требования к  качеству, и принимаются  не только приемкой отдела  технического контроля,  но и военной приемкой. Поэтому тот, кто  сегодня заявляется со своей способностью или возможностью изготовления, то он  должен иметь  соответствующие гарантии качества, что, в общем, не просто получить,  ну, и иметь военную приемку. Но при этом есть, конечно, отдельные компоненты, которые  не требуют таких вот... не имеют  таких высоких требований.  Ну, скажем, изготовление тары, еще чего-то такое. 

А.Д.: Нет, ну вот давайте так еще.   Аутсорсинг и кооперация.

И.А.: Да.

А.Д.:  Это что-то  общее или все-таки это разные  вещи?

И.А.: Я все время себе задаю  вопрос этот, потому что да...  для меня эта граница размыта. Может быть, кооперация сегодня,  так сказать, пользуясь той терминологией, которая пришла к нам с запада,  начала в каких-то компонентах  называться вот по-другому.

А.Д.: Аутсорсинг. 

И.А.: Да.

А.Д.: По-моему, просто очень модно стало  называть...

Ведущий: Игорь Александрович, а у вас также... мне ваш сайт дал очень много таких поводов у вас спросить. У вас говорится  о том, что вы приглашаете  к решению каких-то проблем  предприятия, ну, видимо, скажем так, «кулибиных» из Перми и, может быть, из России.  Насколько вообще работает этот механизм?

И.А.:  Он работает. К сожалению,  не в той мере, в которой  хотелось бы.  Но на самом деле мы пошли по какому пути. Мы создали некий реестр   проблемных вопросов, и это не только «кулибины». В первую очередь, конечно, это пермский научно-исследовательский политехнический университет, это классический университет. То есть в первую очередь, конечно, эти обращения...

А.Д.: Академия  наук...

И.А.: Академия наук...

А.Д.: ...уральское  отделение.

И.А.:  Уральское отделение академии наук. То есть в первую очередь – это призыв, конечно, к ним. А что касается «кулибиных»... Если кто-то сможет решить,  давайте мы тоже не будем, так сказать, игнорировать и эту возможность.

Ведущий: Игорь Александрович, вот интересная тема – технополис «Новый Звездный»  Непонятно, на самом деле, очень многое: что такое технополис?   Почему «Новый Звездный»? Ну, и главное, что  вообще вот физически, так, на понимание,  что там такое будет?  Я читал разные вещи, что там может быть. Напоминает немного Сколково так, по обустройству, но меня там, не знаю, порадовало, удивило наличие, например, яхт-клуба.  То есть, как это связано с технополисом?

И.А.: Я не думаю, что вас заинтересовал только яхт-клуб.

Ведущий:  Нет, ну это особенно зацепилось, я думаю, как это поможет  технополису.

И.А.: На самом деле  речь идет о чем. Речь идет о том, что  сегодня весь мир борется  не столько за  сами инновации, сколько за носителей инноваций, за тех людей, которые способны к генерации идей,  воплощению в жизнь. Ну, собственно, пример Силиконовой долины и масса других примеров  говорит о том, что сегодня все  носители  идей, они привлекаются на очень серьезных условиях в те места, где они могут работать. Вместе с тем вот то  лидерство, о котором мы говорим, в частности, и всей России, и  ракетного двигателестроения, оно не богом  дано, оно создано при определенных условиях, и может быть поддержано тоже при определенных  условиях, при наличии соответствующего уровня специалистов.  Поэтому технополис – это всего лишь инструмент решения именно  этой задачи, который дает возможность создать  необходимые условия  жизни для  привлечения специалистов самого высокого уровня... 

Ведущий:  Ну, а люди это откуда  должны?.. То есть я понял, они должны приехать в технополис, там жить и работать.

И.А.:  Я все-таки склонен   оптимистично смотреть в будущее, и  настроен на то, чтобы все-таки это был  пример, к которому надо стремиться. И не только привезти, скажем, из другого города  или из другой страны была возможность, а в том числе на этом примере  дать возможность и всем  нашим будущим выпускникам   школ, ну или  людям творческим, все-таки дать  возможность, проявив себя,  вот жить в таких условиях, и получать соответствующего уровня  заработную плату.   Это одна сторона вопроса.  Вторая сторона... Сегодня все мы понимаем, что необходимо создание инновационно-внедренческой среды, то есть не только  генерация идей, но и превращение их, скажем, в опытные образцы, и  коммерциализация.

Ведущий: В технополисе что для этого будет?

И.А.:  В технополисе для этого будет создан инновационно-внедренческий центр. Но это не совсем абстрактное понятие, как это сейчас  трактуется, но, тем не менее, это все-таки определенная территория с определенным статусом, с наличием    конкретных помещений, если потребуется лабораторий. Но при этом по примеру Сколково  предполагается, что всем  тем резидентам, скажем, этой зоны,  кто будет там  располагаться, будут созданы соответствующие   преференции по  налогообложению, ну, или по каким-то другим, так сказать, финансовым возможностям, более широким, которые окажутся привлекательными для  того, чтобы вот эти идеи, в том числе, инвестиции, привлекались именно туда. 

Ведущий: Игорь Александрович, на понимание все-таки. Вы туда  планируете, использую такое слово, «поселить» людей, то есть физических лиц, либо вы туда приглашаете  компании, которые ведут разработки  в этой сфере? 

И.А.: И то, и другое. И людей, и компании.  Потому что сегодня эти понятия связаны  неразрывно, что компании не исключают  совершенно того, чтобы сотрудники компании  жили где-то в другом месте.   Но вместе с тем нам нужны люди, которые  будут в интересах предприятия  заниматься решением  тех проблем, которые  там существуют.

А.Д.: Но, наверно, здесь важно еще сказать  о том, что предполагается, наверно, создание каких-то  учебных центров...

И.А.: Да.  Это  непременный компонент. И вот это выстраивание этой линейки  эффективной: школа – техникум – вуз -  это тоже один из компонентов...

Ведущий:  А география не помешает? Я так понимаю, технополис расположится в районе Новых Лядов.

И.А.: Да.

А.Д.: Есть уже хорошее, в общем-то,   начало, положено. Там великолепная школа, поддерживаемая... 

Ведущий:  Но  она же одна.  Я так понимаю, что задача, чтоб не одна школа выпускала.

А.Д.: Понятно.

И.А.: Понимаете, в один день все это не случается. Мы как-то всё рассчитываем на мгновенный эффект. Мы очень много потеряли за эти годы, к сожалению, и  все-таки это взгляд в будущее, который даст возможность  несколько  откорректировать те подходы и ту ситуацию вот в инженерном труде, прежде всего, в создании идей, в создании  конструкций, которые существуют сейчас. 

Ведущий:  Ну какое-то есть у вас уже понимание, кто бы  там  мг  находиться? Может  быть, конкретные компании, или, не знаю, за   конкретными головами   охотитесь?

И.А.: Я не хотел бы сейчас так вот... 

Ведущий:  Нет,   может быть, не называть, но есть они?

И.А.:  Есть, конечно. Есть сегодня потенциальная заинтересованность в определенных специалистах. Есть даже  конкретные фамилии, кого бы мы  там хотели иметь, но  сегодня это люди, которые   довольно большим статусом обладают в тех компаниях, где они работают. И, соответственно, пока у нас нет возможности адекватно   условия им предложить.

Ведущий: Но вообще перспективы реализации этого проекта. То есть когда можно будет сказать, что  он заработал хотя бы?

И.А.:  Сейчас по поручению председателя правительства мы готовим документы для  включения в перечень  пилотных проектов, кластерных, территориальных.  До  20-го апреля эти документы должны  быть поданы в правительственную комиссию.  Затем Минэкономразвития с участием экспертного сообщества будет   рассматривать эти документы. И на всю Россию будет  отобрано 10 проектов пилотных, на которых вот будет  отработана модель   создания территориальных кластеров.

Ведущий:  Ну, тем не менее,  это 3 года,  5 лет?

И.А.:  Я думаю, что  реально  можно  говорить о каких-то результатах это примерно. Вот самый ранний срок это  ближайшая пятилетка. 

Ведущий:  Игорь Александрович,  насколько вообще реально приход в космическую отрасль... то есть сегодня она вся фактически реализуется  из-под крыла государства.  Насколько реально приход туда частных компаний и частных инвесторов?

И.А.:  Во-первых, наверно, не вся под крылом  государства, потому что 70 процентов  практически той продукции, которую мы  изготавливаем, используется в коммерческих целях.. в интересах частных компаний. С   применением носителя «Протон» запускаются с космодрома Байконур спутники иностранного производства.   Из  всего объема запусков, которые производятся в течение года, от 65  до 70 процентов  производится в интересах частных компаний. То есть это уже не Российское государство. 

Ведущий: Ну, а сами разработки, то есть само производство, может перейти?

И.А.:  С учетом того, что это все-таки стратегическая область...

Ведущий: Я просто сравниваю с производством вооружения.. Ведь тоже стратегическая отрасль, но там есть частные компании.  То есть они даже, может быть, с долей государства, но  вот государство может быть не контролирующим  ??????? (неразборчиво).

И.А.:  Я думаю, что все-таки политика будет в этом  плане меняться. Собственно, те же американские компании, если их взять, там есть и частные инвестиции,  есть и частные акционеры, но все-таки при доминирующей роли государства.  В этом плане обсуждение ведется, но, я думаю, выхода просто другого нет сегодня.  Нужно искать инвестиционный ресурс. Государство в полной мере  для этого возможностями не обладает.

Ведущий: Еще один вопрос. Вот смотрите.  Такое впечатление, во всяком случае, у меня складывается. Я достаточно долгое время внимательно слежу   за площадкой «Пермских моторов». «Протон» все время стоит немножко особняком. То есть вы, часть акционерами, вы, в принципе,  вот такое  немножко другое предприятие. Так тренд  общий. Вы будете сближаться с коллегами по площадке  или все-таки вы будете больше  уходить вот в космос?

И.А.:  В космос... мы уже практически ушли в космос.  На самом деле в том традиционном понимании  «Пермских моторов», которое было,  скажем, в начале 90-х годов,  сегодня нет.  Это надо уже понять и, может быть, забыть об этом.  Те кооперационные связи, которые  были  и сложились в течение  десятилетий  совместного производства,  они  сохранились.

А.Д.:  Существуют.

И.А.:  Существуют, никто их не разрушил, но существуют уже на другой,  на коммерческой основе,   на основе договоров.

А.Д.:  Ну и потом у вас ведь остается часть авиационной продукции, потом по  газоперекачивающим устройствам.

И.А.: Да. Мы сегодня в интересах, скажем, «Газпрома», сооружаем стенд совершенно новый...

Ведущий: Испытательный.

И.А.:  Да, испытательный.  Ну, то есть, по большому  счету  вот эти кооперационные связи,  они  развиваются. Что касается там каких-то сближений  не территориальных, а юридических,  то, я думаю, что это вряд ли в  ближайшее время возможно, поскольку  уже, ну, ситуация...

А.Д.: Да  надо ли? Вот вопрос.

И.А.:  Надо ли, да. Ситуация разведена настолько, что сложно, наверно, будет.

А.Д.: Разные акционеры.

Ведущий:  Спасибо большое, Игорь Александрович. Спасибо, и  еще раз поздравляем вас с праздником. Желаем приятно провести сегодняшний  день, надеюсь, за каким-то праздничным  столом вместе с вашими коллегами. Всего доброго.

И.А.: Спасибо большое.


Обсуждение
1762
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.