Верхний баннер
13:34 | СРЕДА | 16 ИЮНЯ 2021

$ 71.83 € 87.21

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Крупным планом

31.12.2012 | 14:00
Итоги в культурной жизни Перми
Теги: культура

В студии - ведущая Нина Соловей. За пультом звукорежиссера – Мария Зуева. В гостях у нас обозреватель культуры еженедельника "Бизнес-класс" Ольга Яковлева. Традиционно в конце года в последней программе, посвященной культурным событиям, мы подводим итоги. Хотя принято подводить итоги, конечно, если говорим о театрах, касаемо сезонов, но, тем не менее, постараемся сегодня вспомнить самые яркие события уходящего 2012-го года. Справедливости ради стоит сказать, что часто мы помним те события, которые происходят в последние полгода. Давайте галопом по Европам попробуем начать с театров. Среди театральных событий у нас, конечно, самым ярким в этом году, на мой взгляд, вы можете поспорить, это события, которые произошли в Театре-Театре, и, в том числе, организационные. Это приход в театр нового главного режиссера Владимира Золотаря и его же под занавес года уход из театра. Это его премьеры, это закрытие театра «Сцена-молот» в том формате, в котором он существовал при Эдуарде Боякове, и тоже опять же уход Эдуарда Боякова, официальный уход из театра. Если мы перейдем к творческой части, какой спектакль, на ваш взгляд, показался самым интересным в этом году? О каком бы спектакле хотелось поговорить?

 

Ольга Яковлева: Если говорить о «Сцене-молот», то, Нина, вы забыли еще упомянуть, что это еще и уход Дамира Салимзянова...

 

Да, и Дамира Салимзянова, в том числе.

 

Ольга Яковлева: …который был главным режиссером «Сцены-молот». Хотелось бы отметить, на мой взгляд, очень интересный спектакль. Он назывался «Свадьба». Дамир Салимзянов взял пьесу современного английского драматурга, и, совершив по истине титанический труд, переписал все диалоги для нашего сегодняшнего времени. Совершенно такая забавная завязка, когда жених просыпается в номере, где накануне проходил мальчишник, и вдруг обнаруживает рядом с собой совершенно другую девушку. А вот-вот должна прийти невеста и ее мама, чтобы одеваться к церемонии свадьбы, и вот закручивается, заверчивается вся вот эта канитель. Почему мне показался этот спектакль самым выдающимся? Может быть, сложно говорить о сверхвыдающейся работе артистов, но он был знаковым для «Сцены-молот».

 

Хотя он ведь выпадает из общего списка спектаклей. Там нет каких-то политических мотивов, там нет наркоманов, там нет депутатов.

 

Ольга Яковлева: Там даже почти не матерятся.

 

Практически.

 

Ольга Яковлева: Да. Но надо сказать, что само вот это направление, в котором работала «Сцена-молот», направление называется «новая драма», оно тоже не стоит на месте и оно тоже движется. И фактически мир маргинальных личностей, он потихонечку отходит. Видимо, уже все перебрано: все бомжи, все милиционеры, весь мир. Здесь это вполне благополучные, молодые современные люди. Вот то, как они себя ведут, как они реагируют на ситуации, в какие ситуации они попадают, как они себя туда загоняют и как они пытаются выйти, за счет чего и за счет кого. И все это так неожиданно и ярко вскрывает их ценности, и так показывает современное положение дел в умах молодежи, что это просто можно было назвать энциклопедией. Вы знаете, я оказалась не одинока в своих таких оценках, потому что, когда мы разговаривали с Дамиром Салимзяновым, это было накануне премьеры, он сказал: «Какой ужас, мы специально отслеживали, какая придет публика. У нас два первых спектакля только сорокалетние и старше, сорокалетние и старше».

 

Которые, в основном, не приняли.

 

Ольга Яковлева: Которые никогда не приходили в этот театр раньше. Это ведь был ярко молодежный театр.

 

Да.

 

Ольга Яковлева: У него была своя публика. Потом публики стало побольше, стали появляться люди за 30 лет. Конечно, то, что там проходит много фестивалей, в том числе, «Текстура», она тоже приучает к месту, и приучила к месту. И вот сейчас пришли люди, которым за 40. 45 лет и 20 – это все-таки две большие разницы.

 

То есть это тот спектакль, об уходе которого из репертуара вы бы пожалели.

 

Ольга Яковлева: Да, я бы очень пожалела. Когда через неделю мы снова встретились с Дамиром Салимзяновым, он сказал: «Знаете, что я заметил? Два первых спектакля была возрастная публика, третий и четвертый была одна молодежь. Они смеются даже в разных местах». Но это ведь показательно, когда в театр приходят отцы и дети.

 

Ну да, разное восприятие этого театра. Что касается старшего брата - Театра-Театра. Не знаю, разделяете вы или нет. На мой взгляд, таким прорывным спектаклем был подарок на 8 марта «Алых парусов», спектакль, который вышел и все были удивлены. И очень часто многие писали и в блогах, в том числе: это поставил Борис Мильграм? Который в основном ставил довольно такие либо очень умозрительные спектакли, очень претендующие на философские какие-то открытия, а тут легкий, любовный, с закрученным сюжетом, но довольно простым, с понятной киношной музыкой, с хорошими голосами, которыми славится уже наш театр. И тут же, пожалуйста, наконец, долгожданная номинация на «Золотую маску» для этого театра, тут же уже и лучший режиссер Борис Мильграм в… «Музыкальное сердце России», по-моему, называется так фестиваль. На мой взгляд, это было ярчайшее пятно уходящего года. Даже не «Анна Каренина», не «Горе от ума». На мой взгляд.

 

Ольга Яковлева: Да, наверно, «Анна Каренина» – это было очень острое, так вот если сказать, блюдо, то если сравнивать уже по кулинарным этим, то, конечно, разумеется «Алые паруса» - это большой торт, где есть всё. Но, с другой стороны, если быть уже до конца честным, то надо сказать, что Театр-Театр долго накапливал ресурсы, и, наконец-то, все эти ресурсы слились. Ведь там есть и хореографическая группа, и певческая группа, есть собственный оркестр…

 

Он вообще цельный получился.

 

Ольга Яковлева: И, наконец, когда всё это сложилось в одном спектакле, что называется, выстрелило, да. И я больше, чем уверена, что спектакль будет прекрасно… вот, как вы знаете, они сейчас едут в Москву выступать, они показываются не один раз, а несколько раз. И спектакль имеет все шансы уже, чтобы войти вообще в историю пермского театра, как спектакль-легенда.

 

Хотя вроде бы 8 марта была премьера. Но пока билеты туда сложно купить.

 

Ольга Яковлева: Билеты купить сложно, да. И он еще долго будет идти, и, наверно, это хорошо.

 

Что касается «Анны Карениной», которую восприняли все двояко. Спектакль, который поставил Владимир Золотарь, покинувший уже наш город.

 

Ольга Яковлева: Мне очень жалко, что Владимир Золотарь уехал. Я считаю его проект, посвященный классике, мог бы вывести Театр-Театр на какие-то новые высоты.

 

Как сказали на брифинге, и здесь в эфире тоже руководители театра говорили, что они будут продолжать этот проект. Он им очень нравится. Единственное, что с другими режиссерами и другими названиями.

 

Ольга Яковлева: Ну, Нина, это же своего рода такое лукавство. Вы же понимаете, что проект с другим режиссером и с другим названием это другой проект. «Каренину» я восприняла тоже очень неоднозначно. Но сейчас, по прошествии времени, я смотрю: а ведь Золотарю действительно удалось, он снова привлек к театру людей. Всегда же скандал лежит в основе всего. Все приходили, кто-то соглашался, кто-то не соглашался. Но, слава богу, что молодежь вообще узнала, что есть такой роман «Анна Каренина».

 

Как и «Горе от ума».

 

Ольга Яковлева: Как и «Горе от ума», да.

 

Что «Горе от ума» тоже может быть интересным. Но чтоб не зацикливаться на этом театре, есть у нас еще Театр юного зрителя, есть у нас еще театр кукол, в этом году, который, к сожалению, готовил к премьере «Шинель», и репетировал ее Игорь Тернавский. Просто нельзя не упомянуть. Игорь Нисонович если слышит, доброго здоровья. Но вот по таким совершенно уважительным причинам, связанным, в том числе, со здоровьем режиссера, этот спектакль пока мы еще не увидели. Очень надеемся, что в 2013-м году, потому что задумка очень хорошая. Художник этого спектакля, я видела эскизы, Алла Ганиодская, очень любопытные эскизы, очень любопытные сами куклы. К сожалению, это то, что не случилось в этом году. Что касается Театра юного зрителя, то у нас была «Европа-Азия» вспоминайте. У нас были «Золоченые лбы», которые так победно тоже… В Театре-Театре такой яркий спектакль это «Алые паруса», который привлек огромное количество зрителей, и там идут постоянно аншлаги. Что касается Театра юного зрителя, там «Золоченые лбы». Там было «Отрочество» Гурфинкеля. Тоже любопытный спектакль. На мой взгляд, у них был стабильный год.

 

 

Ольга Яковлева: Да, он был стабильный. Но, Нина, заметьте, что ТЮЗ наш, всеми любимый, мы можем так сказать, что они все время обращаются к классике. Если Гурфинкель поставил «Отрочество» - это классика, это Толстой, то когда они показали «Европу-Азию», в принципе, это тоже классика, это братья Пресняковы. И вот к этому времени…

 

Ну то, что не ставят в театре.

 

Ольга Яковлева: …да, стало классикой, это самое начало, это истоки «новой драмы». И вот мне было страшно любопытно смотреть. Я смотрела этот спектакль просто с восторгом. Потому что направление «новая драма», оно же не прописывает характер героев, оно не дает всех этих заложенных глубоко там каких-то мотиваций, каких-то движущих сил, которые движут героями. Она очень пунктирно показывает, что сделал герой, и можно только догадываться. И вот когда эта литературная основа столкнулась с ТЮЗом, который у нас продолжает традиции, ну, ругают это слово, русского реалистического театра, то на сцене…

 

И академической школы.

 

Ольга Яковлева: …академической школы, да, получилось так, что на сцене артисты просто доигрывали и воплощали вот этот небольшой совершенно пунктирный текст своим образом. Они наделяли своих персонажей такими яркими чертами, такими не прописанными историями, которые читались в их мимике, во всем поведении вот в органическом, (органика у артистов присутствует), что это получилась совсем другая пьеса и очень интересная. Я даже свою рецензию назвала «Встреча на Эльбе», потому что у нас в ТЮЗе встретился русский вот академический… реалистический театр и «новая драма». И получилось нечто совершенно иное, чем, например, это поставила бы «Сцена-молот» или чем это… а это нигде больше не ставят. Вот ТЮЗ здесь, я считаю, он сделал какой-то прорыв. То есть они приняли современность с ее молодежью.

 

Есть у нас еще один наш такой главный большой театр оперы и балета, который в этом году выпустил довольно приличное количество балетов, новых спектаклей, в том числе и Форсайт. В общем-то, все федеральные СМИ посчитали своим долгом отписаться по поводу премьер. Было и продолжение трилогии Моцарта, у нас уже была «Женитьба Фигаро». В общем, Курентзис шагает по планете вместе со своей группой, на ваш взгляд?

 

Ольга Яковлева: Разумеется. Но то, что в опере это все просто, бесспорно, и «Женитьба Фигаро», которая шла как продолжение «Cosi fan tutte», которую мы смотрели в прошлом году. И Дягилевский фестиваль, который был наполнен совершенно другим смыслом, чем он был до этого, чем вот поначалу, например, у меня вызвал просто резкое неприятие. и были очень странные спектакли, в том числе, которые привез Теодор Курентзис с собой, например, из Греции. Это «Иокаста», мы посмотрели спектакль. Он шел на греческом языке. Для меня это было более, чем странное зрелище, но, тем не менее, это же видно, что это театр, и там потрясающе играла актриса.

 

А «MEDEA MATERIAL», как вам опера?

 

Ольга Яковлева: Сложно.

 

Но исполнительница-то великолепна.

 

Ольга Яковлева: Исполнители-то великолепные. Это уже не надо даже проговаривать, что у Курентзиса все исполнители просто великолепные.

 

Переходя к музыкальной части и к обсуждению музыкальных событий от этого театра, на мой взгляд, очень характеризует вообще последние годы работы театра такая фраза наших уважаемых пермяков. Когда приезжает уважаемый, мною любимый Владимир Спиваков, и у нас в Перми люди, знаете, что стали говорить? Ну что, опять Спиваков? То есть у людей настолько поднялся вкус, уровень и претензии к тому, что будет выступать, им уже Спиваков «опять кажется». И вот в этом смысле, мне кажется, очень большую роль оказывают те самые симфонические программы, довольно серьезные программы, которые готовит пермский театр оперы и балета, повышая уровень и запросы наших пермяков, которым уже и такие музыканты уровня Башмета и Спивакова, это уже само собой разумеющееся.

 

Ольга Яковлева: Здесь надо отметить, конечно, и Пермскую краевую филармонию, которая стала одной просто из главных институций края, и каждый проект которой становится событием, понятно, что российского, но очень часто и мирового масштаба. Она еще и готовит, и вносит музыкальную культуру и все. А что касается театра оперы и балета, то это, безусловно, я тоже хотела отметить, что этот год был, как никогда, насыщен музыкой. И это очень здорово, что к тем усилиям, которые всегда прилагал Валерий Игнатьевич Платонов, который проводил концерты симфонической музыки с оркестром, добавился…

 

У них, кстати, в том году тоже интересный концерт был американской музыки, например.

 

Ольга Яковлева: Да, великолепный. В этом году по объему к ним добавился еще такой мощный ресурс, как концерты и хора, и оркестра «Music Aeterna», и качественно музыка изменилась. То есть вот на подготовленную пермскую почву, когда «а что это снова Спиваков что ли?», потому что понятно, что маэстро, приезжая, он все-таки привозит…

 

Популярные, классические.

 

Ольга Яковлева: Ну вот, Нина, не хотела я говорить «популярные»…

 

Нет, в хорошем смысле популярные, классические…

 

Ольга Яковлева: В хорошем смысле слова.

 

…всеми исполняемые: Чайковский, Рахманинов.

 

Ольга Яковлева: Всеми исполняемые, уже да, много раз исполняемые, и уже обкатанные

на публике. И вот только в конце года, как уж я непримиримо относилась к Дягилевскому фестивалю, но Дягилевский фестиваль в этом году принес нам целое созвездие новых композиторов и новых произведений. Не в том смысле новых, что они только что написали, а в том смысле, что…

 

Мы их не знали.

 

Ольга Яковлева: …на широкой публике их так не исполняли. Это, конечно, Паскаль Дюсапен, который не смог приехать, он был одним из резидентов музыкальной программы Дягилевского фестиваля, это Бенедикт Мейсон, которого тоже исполняли во время фестиваля. И я хочу сказать, что и балеты сейчас нам приносят новую музыку. Вот посмотрите, в начале года шел прекрасный «Вечер одноактных балетов» из четырех балетов, где Алексей Мирошниченко пригласил к себе лучших балетмейстеров…

 

О, это был дивный совершенно «Вечер». Хотя, да, действительно, так давно прошло. И я тоже помню впечатления очень многих людей, которые говорили: «Это наши артисты танцуют?» Когда видели наших прим, народных, тех, кого видели в основном в классических: «Это у нас в Перми так танцуют?»

 

Ольга Яковлева: Здесь надо сказать, что когда-то Георгий Исаакян…когда, совсем недавно ведь, года три прошло, пригласил Алексея Мирошниченко к нам в театр, то он сделал настолько правильный выбор, и нам настолько повезло с этим руководителем, потому что он строит репертуар, знаете, как жемчужина жемчужину нанизывает одну к одной, все самое лучшее. Он собирает лучших хореографов мира. И у него есть драмбалет, вот есть лучший такой балет. И вот когда в начале года, вот вы, Нина говорили, что целое созвездие великолепных балетов, но для меня все началось в начале года, когда он пригласил вот таких знаменитых хореографов, как Гаэтано Сото, как Даглас Ли, и они поставили этот «Вечер одноактных балетов», четыре одноактных балета. Было страшно интересно смотреть на артистов, потому что, например, Даглас Ли, которого называют наследником британской балетной школы, она основана на классическом балете, он поставил балет стиля «модерн». И как там выступали наши артисты, это, действительно, было странно смотреть, как там сверкал талант Моисеевой.

 

Вот я об этом и… это наши. Хотя не сказать, что они, та же Моисеева, она всегда была блистательной, но тут вдруг новая…

 

Ольга Яковлева: Но по-новому. Потому что сам Даглас Ли сказал, что это неоклассический модерн. То есть модерн, для которого нужна такая классическая подготовка, потому что все поддержки, пируэты, они все требуют очень большой физической силы и выносливости. И вот, кстати, если мы вернемся к музыке, вот Даллас Ли, он и поставил балет на современную музыку минималиста Гэвина Брайерса, и тем самым познакомил нас.

 

Ну а Форсайта вот здесь, тоже, где мы эту музыку слышали?

 

Ольга Яковлева: Да.

 

Уже переходя к филармонии, которую мы, в том числе, отметили, несмотря на то, что люди вдруг себе уже стали говорить, что «опять у нас Спиваков», однако в этом году Спиваков был совсем не такой, как в прошлые годы. Во-первых, вспомним концерт на открытом воздухе. А это довольно смелый поступок и музыканта, и вообще музыкантов. И эта программа, которую они подготовили, в принципе, саму программу, и с хором, в том числе, и произведение Рахманинова, редко исполняемое. Не стоит забывать, например, тот же фестиваль Мацуева, который у нас проходит. И фестиваль с замечательными ребятами и такое продолжение поддержки молодых талантов, органный фестиваль недавно был, хоры. Но самое главное, что мне хочется отметить. Если в прошлом сезоне мне понравился тем, что выпадал из репертуара концерт, когда играли на хрустальных фужерах, то в этом сезоне это был, конечно, концерт, когда играли на тыквах, морковке и…

 

Ольга Яковлева: И кабачках, и огурцах.

 

…и кабачках, любовь к экспериментам и бесстрашность, она, конечно, все равно была.

 

Ольга Яковлева: За это мы еще раз должны поблагодарить филармонию, потому что как-то все-таки считается, что филармония – это оплот классического подхода вообще к концертам. Но они молодцы. Они всегда находятся в тренде. А что касается Спивакова, вот для меня этот концерт, который он дал на открытом воздухе, и на котором присутствовало около 10 тысяч человек, вот так подводя итоги, я его поставила на первое место. Видите ли, нам с вами хорошо судить: мы бываем на всех концертах по долгу службы. И мнения мы слышим людей, которые тоже могут бывать на всех концертах. Ну вот, например, моя мама всегда очень расстраивается, что она не может достать билет. Даже я не могу ей достать билет. И столько людей, которые бы хотели услышать Спивакова. И я очень благодарна маэстро за то, что он сделал это...

 

Согласился.

 

Ольга Яковлева: …согласился. Сколько людей вошло, а сколько слушало вокруг. Там же был прекрасный звук, который слышен по эспланаде.

 

А сколько людей были благодарны, которые побывали на концерте Бреговича...

 

Ольга Яковлева: Ну это отдельное.

 

…на концерте Петра Налича, в том числе. Вот мы теперь обращаемся уже к «Белым ночам», нашим грандиозным «Белым ночам». Тут есть двоякое мнение: с одной стороны, действительно, люди ходили, и если можно говорить так об открытой площадке, были переаншлаги на концертах в этом городке, который в июне был довольно плотно занят зрителями и приходящими, а в июле почему-то этот интерес, к сожалению, несколько угас, и там можно было уже свободно гулять по городку. Существует такое мнение, что вот эти концерты на открытом воздухе, я такое мнение слышала от организаторов других фестивалей, что мы, дескать, развращаем нашего зрителя, нашего слушателя, который отвыкает покупать билеты, который привыкает ходить на концерты на открытой площадке, и потом его, дескать, трудно привлечь в концертные залы за билеты.

 

Ольга Яковлева: Нина, я вот не думаю так, потому что, видите, у нас такое короткое лето. Мы не успеем развратить никого такими концертами, поскольку весна, осень и зима у нас длятся большую часть года. Не успеем развратить. Я думаю, наоборот, это благо. А то, что весь июнь шли «Белые ночи», знаете, мне очень хорошо сказал одноклассник, которого я встретила тоже летом, он живет в доме напротив как раз эспланады, он сказал: ну и месяц у меня выдался.

 

Это издержки центра города.

 

Ольга Яковлева: Нет, Нина, дослушайте. С работы прибегаешь, (он на стройке работает), умылся и бегом. И так каждый день, каждый вечер бегом на эспланаду, смотреть, какой концерт, какой это, какой это.

 

А у меня подруга живет в Закамске. Так вот она идет с работы, едет из города, берет ребенка из детского сада, и они быстренько возвращаются в город. Вот представляете, какой героический… Люди, которые, по большому счету, не связаны с миром искусства, то есть люди, грубо говоря, обыватели. Из чего делаем вывод: этот фестиваль можно считать удачным.

 

Ольга Яковлева: Можно считать удачным. Но я вам сейчас каплю, все-таки капельку дегтя-то в бочку меда-то капну. Конечно, понятно, что организаторы фестиваля отчитываются и по количеству, и по насыщенности. И вот когда они составляли график, вы знаете, еще классик…

 

С логистикой там было все плохо.

 

Ольга Яковлева: …классик еще сказал: «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Вот в роли коня выступали рок-концерты, а в роли трепетных ланей выступали писатели, которые приехали на пермскую книжную ярмарку, и волею судеб оказались в шатре рядом с рок-концертами.

 

Ну как и кино нельзя было посмотреть.

 

Ольга Яковлева: Как и кино нельзя было посмотреть. Но кино – это все-таки пленка, она приезжает и… А собрать в одном месте таких писателей, как Михаил Елизаров, как Михаил Гиголашвили, как Людмила Петрушевская, как Леонид Юзефович. Причем, ладно, они бы приехали просто, как свадебный генерал, посидеть рядом с книжным киоском.

 

Они с программами приехали.

 

Ольга Яковлева: У всех было всё. У Юзефовича была прекрасная лекция про современный роман. Петрушевская вообще привезла свое «Литературное кабаре». То есть в Москве на это попасть, это же маленький круг может попасть.

 

Но это можно оправдать только одним тем, что подобных мероприятий вообще в России никогда не проходило. И люди, которые это устраивали, они тоже не имели опыта. Потому что вспомним даже «Белые ночи» позапрошлогодние. то в этом году некоторые минусы были, так или иначе, все равно восполненные.

 

Ольга Яковлева: Я все-таки накапаю дегтя…

 

Еще?

 

Ольга Яковлева: …да нет, я продолжу эту каплю. Вы знаете, Нина, я вела встречу читателей с Михаилом Гиголашвили. Он приехал ?????? (неразборчиво) презентацию своей новой книги «Захват Московии». Ну жалко было писателя, понимаете. Вот мы разговариваем, обсуждаем такие тонкие материи. Люди задают огромное количество вопросов, все: от политики, то есть далеко за пределы книги, до дружбы народов, до отношений… А за стеной, как в том анекдоте, действительно, как раз кузница и работала. И там что-то делали этническое. Ну жалко.

 

Я предлагаю теперь продолжить истории, связанные с фестивалями и то, что их коснется. Вот, если вспомним, у нас «Флаэртиана» была, «Пространство режиссуры», «Текстура», «Пилорама», «Камва», то, о чем вы можете сказать, например?

 

Ольга Яковлева: Вы знаете, «Камва» в этом году оказалась недооцененной. Это был как раз эффект вот этого огромного…

 

После «Белых ночей», согласна.

 

Ольга Яковлева: …после «Белых ночей», вот этим объелись все. А «Камва» в этом году как раз предложила очень необычный, очень интересный формат. Это День «Камвы» в саду Горького проходил совместно с одним из банков, который это спонсировал. Это было очень интересно. Это был такой выход, что ли, этнический, причем, нашей, пермской, тех народностей, которые населяют Прикамье. Вот просто можно было подойти, попить вот этого овсяного коми-пермяцкого кваса. Знаете, я первый раз в жизни попробовала пареную репу.

 

Ну и как ощущения? Культурный шок?

 

Ольга Яковлева: Да, это был культурный шок.

 

Но ведь и те концерты, которые они в манеже «Спартак», довольно элитарные концерты для людей, которые и продвинуты в музыке, и серьезные очень музыканты. У них всегда, конечно, это хорошо все организовано, очень стильно. Но я согласна с вами, что было недостаточно зрителей, как раз по одной простой причине: люди устали. Сентябрь, начало учебного года, картошка у кого-то, у кого-то дети в школе, и тут, конечно, несколько жалко было. Тут Наталья Шостина, они немножко рискнули, конечно, осенью. Но они хотели обособиться от «Белых ночей», от всего такого движения.

 

Ольга Яковлева: Надо сказать, обособиться им удалось. Но вот собрать аудиторию… люди оказались уже слишком перекормлены слишком яркими, громкими именами.

 

Я еще забыла, «Зов Пармы» был еще у нас летом.

 

Ольга Яковлева: Вот «Зов Пармы, он в этом году прошел вообще тихо и незаметно. Потому что культура была доставлена людям прямо на эспланаду.

 

Ну как «тихо, незаметно»? Народ-то у них там был, и довольно приличное количество, «Сдобши Сдуб». Незаметно, может быть, для освещения в СМИ, когда все обозреватели культуры в отпуске, например, но по количеству посетителей, несмотря на отдаленность этой площадки. все там были. И, насколько мне известно, эффект от приезда тех же хедлайнеров группы «Сдобши Сдуб», он был довольно весомый, интересный.

 

Ольга Яковлева: Видите, Нина, здесь вопрос ведь в чем. У нас все и культурные институции, и культурные мероприятия, они все находятся в некой постоянной борьбе за весьма ограниченный ресурс. И вот этот ресурс потом уже распределяется очень тщательно. А вы представляете, какие средства надо направить на раскрутку мероприятия в таком огромном городе, как Пермь, в таком огромном крае, поэтому понятно, что на этом организаторы очень часто экономят в первую очередь. Я думаю, что у «Зова Пармы» было бы раз в пять больше…

 

И вот в этом смысле и проиграл фестиваль, который проходил у нас в центре города под названием «Сотворение мира»...

 

Ольга Яковлева: Да.

 

…с великолепными музыкантами, с двумя сценами, с роскошными ведущими…

 

Ольга Яковлева: С потрясающим звуком.

 

…с потрясающим звуком и минимумом зрителей. То есть наш город мог бы собрать. Во-первых, опять же тот же эффект после «Белых ночей», которые уже не нуждались в рекламе. И «Движение», которое переехало из Хохловки нынче на эспланаду, на «Белые ночи». И «Сотворение мира», которое еще и выпало на очень жаркие дни, это была очень жаркая история в прямом смысле климатическом, и отсутствие, конечно…

 

Ольга Яковлева: Должной рекламы…

 

…должной рекламы для такого мероприятия.

 

Ольга Яковлева: …соответствующей мероприятию этого уровня. Но здесь я хочу добавить, что ведь одновременно еще проходил на Бахаревке «Рок-лайн». «Рок-лайн» имеет очень длинную историю. По-моему, 97-й год первый раз собрались они на крыше «Сталагмит» в Кунгуре. То есть за это время уже выросло поколение зрителей...

 

Там своя аудитория.

 

Ольга Яковлева: …которые из года в год в это время приходят на «Рок-лайн: либо выступают, либо кого-то поддерживают, они помнят, тех, кто был, они идут с какими-то ожиданиями. Фестиваль «Движение» врезался просто вот в это. А это ведь тоже рок. Это те же любители музыки. И поневоле пришлось делиться. То есть часть поехала туда, а часть – туда. Какую-то часть не добрал «Рок-лайн». Но по всем прикидкам там было больше, чем на «Движении», что, конечно, может вызвать только сожаление, потому что Чепарухин привез очень интересную команду и очень интересную музыку привез в этот раз.

 

Многие фестивали, особенно после отставки Олега Анатольевича Чиркунова, проходили под таким негласным девизом «лебединая песня». Особенно вы, наверно, слышали, когда пустилась эта мысль на «Белых ночах», небезызвестный культрегер сказал: «Ну что, ребята, это наша лебединая песня». Но это касается, видимо, к сожалению, хотя мне лично не хочется верить, и будущего фестиваля «Текстура», и несостоявшегося фестиваля поэзии «СловаNova», который, будем надеяться, пройдет в марте. И «Большой перемены» в том числе. Кстати, есть у нас еще один фестиваль детский, о нем мы просто не успели, «Теплая ладошка», который прошел в Лысьве, совершенно далеко от Перми. На ваш взгляд, это была действительно «лебединая песня»? Вот как по вашим прогнозам? Касаемо того самого культурного проекта, он будет продолжен? Я знаете, чему напряглась? Та самая вечеринка, которую довольно широко осветили федеральные СМИ, где в качестве выступающих были группа «Премьер-министр» и Трофим, я, честно говоря, напряглась. Одним уже у нас сегодня подавай высокоинтеллектуальную музыку классическую, а другим нам, в общем-то, сегодня достаточно и Трофима с группой «ПМ». Ничего не хочу сказать, но, тем не менее, вот я почему-то в этом увидела опасность для развития хороших качеств культурного проекта. Как бы мы не вернулись назад.

 

Ольга Яковлева: Я думаю, что такого резкого отхода назад в восприятии людей и в предпочтениях людей, наверно, у нас не будет. Потому что, согласитесь, что тот, кто слушал Трофима и слушает сейчас, он и будет его слушать. У нас все-таки есть оперный театр, есть и Курентзис, есть Платонов, есть Мирошниченко, есть люди, которые нам приносят лучшую культуру, самые высокие образцы, и ставят это на сцене нашего театра. Что касается судьбы фестиваля «Текстура», и «Сцены-молот», то, конечно, этого ничего не будет. Это уже сейчас понятно, потому что судьбу этих фестивалей решают как раз люди, которые слушают Трофима.

 

Хотя в этом году «Текстура» была великолепна.

 

Ольга Яковлева: Да. И это не может не вызывать печальные какие-то, да… Можно это любить, можно это не любить, но лучше, когда мы это видим своими глазами, а не когда нам это рассказывает тот, кто это видел в Москве или тот, кто это видел за границей.

 

Хочется все-таки жить в городе, в Перми и не жалеть о том, что где-то там что-то происходит, а мы это не видим, и выезжать. Ведь последние годы, надо сказать, все равно мы живем здесь и думаем: мне никуда ехать не нужно, я могу это послушать здесь, просто выйти на остановке и зайдя, например, на эту же эспланаду.

 

Ольга Яковлева: Я, Нина, с вами согласна здесь полностью. Но у меня очень часто бывает такое чувство, когда, например, закрывается занавес после хорошего спектакля или после какого-нибудь отличного концерта. Очень часто это бывает, когда проводит концерт как раз маэстро Платонов, я думаю всегда: господи, как хорошо, что я живу в большом городе, и мне на автобусе можно доехать до того, чего многие люди могут видеть только по телевизору. Поэтому я поздравляю всех с Новым годом. Просто призываю: цените то, что у нас есть столько театров, у нас такая филармония, что пермяки, в общем, достаточно богаты культурой.

 

Ну и не будем обижать нашу галерею. Кстати, еще одно событие. У нас есть галерея, она стоит, пока фонды ее богаты, слава богу, у нас есть выставочные залы. И в этом году, например, тоже, на мой взгляд, очень важная история: открылся еще один музей, пусть он небольшой, музей советского наива, где можно увидеть то, что нельзя увидеть в другом музее. В общем, выбор широк. Живите интересной культурной жизнью, а мы с Ольгой будем в свою очередь это освещать, чтоб нам было больше работы. Я об этом забочусь. Правда?

 

Ольга Яковлева: Да-да-да, это точно. Больше работы культурным обозревателям.

 

С Новым годом.


Обсуждение
1801
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.