Верхний баннер
06:13 | ВТОРНИК | 28 СЕНТЯБРЯ 2021

$ 72.66 € 85.04

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

10:34, 17 января 2015

«Проблема номер один решена - конфликта между Союзом журналистов и администрацией нет», - Игорь Лобанов

Тема: деятельность пермского отделения Союза журналистов

Гость: Игорь Лобанов, новый председатель пермского Союза журналистов

Программа: «Дневной разворот»

Дата выхода: 14 января 2015 года

Ведущий: Владимир Соколов

- Я присутствовал на заседании Союза журналистов, когда проводилось голосование. Было три претендента - вы, Вячеслав Дегтярников и Андрей Ганюшин. Перед голосованием претенденты брали слово. Мне показалось, что Вячеслав Дегтярников был очень убедительным. По результатам, за вас проголосовало 43 человека, 8 за Дегтярникова, 7 за Ганюшина. Многие ожидали не такого однозначного результата, более размытого. Вас не удивил такой расклад?

- Сам в шоке. Такого итога я точно не ожидал. Я не был уверен в своей победе. Если даже и думал о большинстве голосов в свою пользу, то точно не думал о таком количестве, которое позволило завершить голосование с первого раза.

По закону, председатель избирается 2/3 голосов делегатов. Если никто не получает такого большинства, то следующее голосование проводится только через три месяца. Этого и опасались вчера. Такие прецеденты в субъектах были. Поэтому мы с Дегтярниковым и Ганюшиным договорились, что тот, кто получит меньше голосов, отдаст свои голоса тому, кто набрал больше других. Это допускается. Это было джентльменское соглашение.

Тот результат, который получился, меня обескуражил.

Я думаю, что тут не столько моя личность сыграла свою роль, сколько те обстоятельства, которые предшествовали выдвижению, обработка делегатов, представителей редакций. У меня такое ощущение, что на них оказывалось давление, прежде всего, на районные газеты, и они на это давление ответили таким образом.

- Поясните, кем оказывалось давление, почему именно такая реакция?

- По моим ощущениям, представители краевой власти принуждали или очень рекомендовали выбрать определенного кандидата. Но, может быть, и не это было главным. Нынешние отношения краевой власти с редакциями муниципальных районных газет настолько деструктивны, что в ответ краевая власть получает такую реакцию. Я считаю, что доля протестного голосования со стороны журналистов сыграла значительную роль.

- А почему именно в вашу пользу? Не в пользу Вячеслава Дегтярникова, например.

- Почему-то считается, что я ярый оппонент краевой власти и губернатора. Я такого мнения не разделяю. Но моих аргументов явно не хватает, да я и не очень стараюсь это развенчивать. Свою позицию я должен доказывать делами. Видимо, меня воспринимают как человека, который сможет достойно представлять интересы журналистского сообщества в диалоге с властью. Я буду стараться оправдать эти ожидания.

По моим ощущениям, представители краевой власти принуждали или очень рекомендовали выбрать определенного кандидата. Но нынешние отношения краевой власти с редакциями муниципальных районных газет настолько деструктивны, что в ответ краевая власть получает такую реакцию. Я считаю, что доля протестного голосования со стороны журналистов сыграла значительную роль.

- Ольга Лоскутова в своем заключительном слове рассказала о результатах своей работы, о проблемах, с которыми она передает хозяйство своему тогда еще неизвестному преемнику. В частности, она говорила о внутримедийном расслоении. Вы согласны, что есть такой недостаток?

- Я согласен с тем, что такое явление есть. А недостаток это или достоинство, или просто данность - это вопрос личного к этому отношения. Расслоение в медиа существует и существовало всегда. Я считаю, что это объективность. СМИ находятся в конкурентных условиях, они борются за читателя, за рекламодателя.

- Есть журналистский цех. Есть внутрицеховая конкуренция. Но когда возникает условный внешний враг, внешние сложности, «цеховые» объединяются. И Ольга Лоскутова говорила, что этого не происходит.

- Наверное, это особенность журналистского сообщества - в случае какой-то экстремальной ситуации, они объединяются, забыв все разногласия, и выступают единым фронтом. Но это происходит только в экстремальной ситуации. В обычной жизни журналистской солидарности нет. Только в сложной ситуации мы способны выступить единым фронтом.

- Для этого нужен Союз журналистов?

- Очевидно, что на проявление такой солидарности наличие или отсутствие Союза журналистов никак не влияет. Он может лишь выступать неким координирующим, консолидирующим центром. Другое дело, что Союз журналистов должен быть первым, кто начнет координировать отраслевое сообщество.

- Вы почти сутки как председатель. Что будет первым, за что вы возьметесь? Что надо в первую очередь менять, где перепахивать?

- Первый шаг уже сделан. Правда, не по моей инициативе, но при моем непосредственном участии. Мы с Ольгой Лоскутовой, Павлом Гутионтовым и Татьяной Марголиной встретились с главой администрации губернатора Алексеем Фроловым. Я думал, что встреча будет ритуальной, что так полагается - поулыбаться, пожать друг другу руки и разойтись. Итог меня приятно удивил. С первых же минут разговора стало понятно, что взгляды Алексея Фролова на ситуацию, которая сложилась в отношениях между краевой властью и Союзом журналистов, совпадает с нашим видением. Он не считает ситуацию нормальной и считает, что из нее нужно искать выходы. Ситуацию клинча, в которой мы начали оказываться, мы и обсудили. Встреча прошла в дружеской обстановке.

- Мне не очень понятно, что мешало устроить эту встречу неделю назад, месяц назад?

- Почему я ее не устроил?

- Вы сказали, что встреча была не по вашей инициативе. Она могла быть устроена и раньше, если Алексей Фролов так хорошо все понимает и согласен с тем, что проблемы существуют. Так почему только сейчас встретились и поговорили?

- Во-первых, она состоялась, потому что сюда приехал секретарь Союза журналистов - достаточно высокопоставленный функционер в нашей отрасли. Его визит по определению предполагает встречу с первыми лицами. С губернатором, из-за его напряженного плана, встретиться не удалось. Согласился встретиться глава администрации губернатора.

Почему этого не происходило раньше в своем прощальном слове, как мне кажется, ответила Ольга Лоскутова. Она откровенно признавалась, может быть, слишком себя принижая, что у нее не хватает политического веса. Может быть, она уже не видела себя в этой должности и считала, что этот разговор должен происходить в присутствии того, кто сменит ее на посту.

Прекращение финансирования было злоупотреблением служебным положением со стороны конкретного чиновника. Человек распоряжается бюджетом. Ему не понравилась Ольга Лоскутова, он решил ее наказать, не дать денег Союзу журналистов и, соответственно, всем получателям по цепочки. Личностный конфликт стал политическим на пустом месте. 

- Сейчас взаимодействие с Союзом журналистов идет через Департамент информационной политики, который возглавляет Кирилл Маркевич, с которым у Ольги Лоскутовой были публичные конфликты. Вы договорились о том, что вскоре взаимодействие будет через Департамент гражданских и общественных программ. Что это даст Союзу журналистов и почему принято такое решение?

- Идея принадлежит Алексею Фролову. Он озвучил ее сразу же, как только услышал наши опасения по поводу сложившихся с Департаментом информационной политики отношений. Он справедливо нашел из этой ситуации вполне достойный выход.

Что касается самого конфликта, то это конфликт не между структурами, а между Ольгой Лоскутовой и гражданином Маркевичем. Это личностный конфликт. Никаких объективных предпосылок тому, чтобы общественная организация конфликтовала с властью, не существует.

- А прекращение финансирования мероприятий Союза журналистов, прекращение любого финансирования со стороны администрации - это следствие личностного конфликта?

- Прекращение финансирования было злоупотреблением служебным положением со стороны конкретного чиновника. Человек распоряжается бюджетом. Ему не понравилась Ольга Лоскутова, он решил ее наказать, не дать денег Союзу журналистов и, соответственно, всем получателям по цепочки. Личностный конфликт стал политическим на пустом месте. Все участники сегодняшней встречи сочли ситуацию недопустимой и нелепой. Предложенный Алексеем Фроловым вариант абсолютно адекватно решает сложившуюся проблему.

- Маркевич как-то может теперь влиять на взаимоотношения Юлии Баландиной и Игоря Лобанова?

- Я думаю, что нет. Я не хочу демонизировать Маркевича. Если он готов разговаривать, то я то уж готов точно. У меня нет к нему никакого неприятия. Я готов разговаривать со всеми, если это требуется для дела, если это конструктивно и для общей пользы. Как будут складываться мои отношения с Юлией Баландиной - я надеюсь, конструктивно. Не вижу никаких причин для противодействия.

- Как  у вас с политическим весом, по вашим ощущениям?

- Независимо от того, есть у меня политический вес или нет политического веса, я могу улучшить сложившуюся, вывести ее из клинча. А учитывая внешнюю неблагоприятную ситуацию (я имею в виду экономическую ситуацию в стране и крае, что негативно отражается и на медиа, и на конкретных редакциях), я полагаю, что понимаю, что нужно делать, и я буду делать все, чтобы удержать все это от скатывания в кризис.

- Итак, первый шаг в роли председателя вы сделали, и это хороший шаг.

- Ну, если слова не останутся словами, это хороший шаг. Проблема №1 - конфликт, она решена. Конфликта нет.

- Что-то еще, что надо прямо сейчас делать?

- Я думаю, что, не откладывая в долгий ящик, надо заняться ситуацией с Домом журналистов. На сегодня помещение находится в бессрочном пользовании Союза журналистов, но нет никакой гарантии, что при смене власти, конкретных чиновников нашу организацию не попросят освободить помещение. Я буду встречаться с администрацией, представителями гордумы, чтобы понимать какие существуют законные способы, чтобы гарантировать пребывание Союза журналистов в этом здании, невзирая ни на какие конъюнктурные, волюнтаристские решения отдельных людей.

- Не так давно был конфликт, в котором Дом журналистов отстояли всем миром.

- Отстояли потому, что представители мэрии встали на сторону Союза журналистов. Андрей Каменских, глава пресс-службы, огромную роль сыграл в убеждении Дмитрия Самойлова в том, что нельзя выселять Союз Журналистов. В любом случае, это было волюнтаристское решение, потому что данные люди в данный момент положительно относятся к Союзу Журналистов.

- У нас же везде так - все в личности упирается.

- Вот я и хочу сделать ситуацию необратимой, чтобы Дом журналистов находился в собственности Союза журналистов.

- Что-то менять в деятельности Союза журналистов планируете? Сейчас там упор на образовательные программы, на профессиональные встречи... Ольга Лоскутова сказала, что не очень активно в этом участвует журналистская братия, особенно пермская.

- Пермская журналистская братия, представителем которой до недавнего времени я был, достаточно скептически, снобистски относится к Союзу журналистов и к его представителям из районов.

Одной из своих задач я считаю перелом высокомерного отношения к районщикам, потому что именно там настоящая журналистика, там настоящая работа - тяжелая, неблагодарная, низкооплачиваемая и т.д. Там работают настоящие подвижники, которые нуждаются в поддержке, одобрении своих усилий, в помощи.

- Почему? И надо ли с этим бороться?

- Наверное, это типичное отношение условной столицы к условной провинции. Ничего особенного в этом нет. Разумеется, это неправильно. Одной из своих задач я считаю перелом этого высокомерного отношения к районщикам, потому что именно там настоящая журналистика, там настоящая работа - тяжелая, неблагодарная, низкооплачиваемая и т.д. Там работают настоящие подвижники, которые нуждаются в поддержке, одобрении своих усилий, в помощи.

- Создается впечатление, что Союз журналистов больше нужен области, чем городу.

- Он действительно нужен представителям края. В Перми больше и кадровых и финансовых возможностей. Журналисты в районках зачастую один на один оказываются со своими проблемами, властями, почтой. Обратиться им некуда. Союз журналистов - это единственная структура, которая обязана заниматься их проблемами.

- Вы говорите, что у них там настоящая журналистика. Поясните.

- Эти люди ближе всего к реальной жизни, к реальным читателям. Столичные издания могут позволить себе рассуждать о каких-то высоких материях, глобальных процессах, геополитических. У них есть своя аудитория, но при этом рядовой массовый читатель живет совсем другими проблемами. В изданиях муниципалитетов совсем другое наполнение и очевидно, в какую сторону сдвигаются интересы аудитории, что народ волнует. А их волнует погода, тепло в доме, безопасность, здоровье, все то, что составляет их повседневную жизнь и понятно, что люди, живущие в Куеде, Ныробе, Чайковском, Октябрьском и т.д. Никакая пермская газета или московская адекватно ответить на их запросы не может.

- На то они и районные газеты.

- Но при этом надо понимать, что для того, чтобы делать интересную газету на столичном уровне и делать газету где-нибудь в Кудымкаре - это огромная разница. Просто количество событий, информации, интересных людей не так уж и велико, например, в Кудымкаре. Однако там выходит прекрасная газета "Парма - новости", которую надо чем-то заполнять, и они ее качественно заполняют, делают интересную, востребованную газету. Их борьба за читателя гораздо острее, чем в Перми.

- Когда до голосования кандидаты брали слово, вы сказали, что кто бы ни победил, все трое все равно будут взаимодействовать, сотрудничать, работать вместе. Сейчас победили вы. Каким образом, в каком формате вы будете сотрудничать с Дегтярниковым и Ганюшиным?

- Оба они в высшей степени достойные претенденты на пост председателя Союза журналистов. Их проигрыш ни в коей мере не должен нанести ущерб Союзу журналистов. Нельзя допускать, чтобы их потенциал и желание работать на пользу Союза не были бы использованы. Сразу после заседания я предложил Вячеславу Дегтярникову работать в Союзе в ранге заместителя председателя.

- Ему это предложено и он...?

- Я это сделал на ходу, сразу после голосования. По моим ощущениям противодействия это не вызвало. Я намерен это обсудить с ним в ближайшее время более детально и надеюсь, он мое предложение примет. Его работа принесет несомненную пользу Союзу журналистов и общему делу.

То же самое могу сказать и про Ганюшина. Я не предлагал ему пост заместителя, но считаю, что Александр должен быть максимально задействован в работе Союза, может быть, с большим уклоном в работу радио и телевизионных редакций. Он в этом лучше разбирается. Желание работать нужно использовать, и я буду их втягивать в эту работу изо всех сил.

- Вчера Ольга Лоскутова объявила о своих приоритетах. Скажите, каковы ваши приоритеты?

- Они во многом совпадают с тем, что говорила Ольга Лоскутова. Я не буду их ранжировать, но главным результатом моей работы я бы считал влиятельный, авторитетный, мощный Союз журналистов, с которым считаются все участники политического процесса.

- Возможно ли это при нынешнем отношении пермских журналистов к Союзу?

- Это и есть задача для меня - чтобы ситуацию изменить.

- Как вы привлечете туда пермских журналистов, как сделаете так, чтобы они поняли, что Союз журналистов им нужен?

- Для этого деятельность Союза должна быть эффективной на практике. Должно быть понятно, что мы можем отстаивать интересы медиасообщества, эффективно защищать журналистов, помогать им в их деятельности.

- Ну, это если возникнут трудности. Если возникнет необходимость защиты. А если ничего не происходит?

- Ну, кого-то придется палками загонять, если они сами не в состоянии понять что им это надо. Кому-то придется напоминать о неуплате членских взносов. Я шучу, конечно. Мне трудно ответить на вопрос, как я буду повышать авторитет Союза журналистов. Наверное, это будет зависеть от того, что я буду делать на своем посту и каких результатов добьюсь.

Главным результатом моей работы я бы считал влиятельный, авторитетный, мощный Союз журналистов, с которым считаются все участники политического процесса.

- По ICQ спрашивают: «Видите ли вы роль Союза как некого этического регулятора? Считаете ли вы возможным вмешиваться и давать оценки в неоднозначных ситуациях с точки зрения не закона, но этики?»

- Я думаю, что мы не только можем, но и обязаны в такие ситуации вмешиваться. У нас есть Большое жюри, которое рассматривает такие вопросы, когда до суда дело не доходит, но у сторон есть претензии, происходит конфликт с участием медиа. В этом случае Союз журналистов должен быть тем третейским судьей, который мог бы назвать вещи своими именами, определить правых и виноватых и найти конструктивный выход и ситуации. Объективный взгляд должен быть, и кому, как не Союзу этим заниматься.

Тем более что Союз журналистов - это сами журналисты. Не Игорь Лобанов. Я лишь координатор, организатор, модератор.

- Надо сделать так, чтобы люди с этими вопросам обращались в Союз.

- Если Союз журналистов будет эффективен при разрешении таких споров, люди будут обращаться.

- В чем будет проявляться эффективность?

- В том, что стороны не дойдут до экстремальных, судебных историй. 


Обсуждение
6355
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.