Верхний баннер
01:49 | | 13 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

15:30, 23 октября 2017
Автор: Ярослав Богдановский

«Мы создаем будущее на следующие 50 лет развития не только "Метафракса", но и города Губаха», - Армен Гарслян, председатель Совета директоров компании "Метафракс", депутат Законодательного собрания

Как удаётся добиваться успеха в сегодняшних экономических реалиях? Промышленное лобби - хорошо это или плохо, и в чём миссия крупных предприятий сегодня? Об этом и не только поговорили в эфире "Эха Перми" в программе "Бизнес-ланч" с председателем Совета директоров компании "Метафракс", депутатом Законодательного собрания Арменом Гарсляном. Ведущий: Ярослав Богдановский.

Ведущий: – У микрофона Ярослав Богдановский, всем – здравствуйте. Это программа «Бизнес-ланч» о бизнесе и для бизнеса. Мы в прямом эфире. Сегодня гость нашего эфира – Армен Гарслян, депутат Законодательного собрания, председатель Совета директоров компании "Метафракс". Здравствуйте.

Гость: – Добрый день, Ярослав.

Ведущий: – Начнём с последних новостей предприятия, последних новостей «Метафракса». Вообще, в течение года много было новостей относительно вашей компании, в том числе и то, что «Метафракс» – поправьте меня, если я ошибаюсь – совет директоров «Метафракса отказался от распределения прибыли в пользу акционеров, а решил направить прибыль компании на развитие компании, об этом обязательно сегодня поговорим. Последняя новость: «Метафракс» подписал крупнейший контракт со швейцарской Casale на управление проектом строительства комплекса «Аммиак, карбамид и меламин» в Губахе. Оценивается контракт в 388 млн евро, общая стоимость проекта 800 млн евро. Суммы сами за себя говорят. Вообще, это собственные средства, и если заёмный ресурс здесь есть, то каково соотношение?

Гость: – Стратегическое решение о том, что мы построим комплекс «Аммиак-карбамид-меламин», мы приняли в конце 2015 года, и для того, чтобы прийти к сегодняшнему контракту, надо было очень много проработать вопросов. Мы заказали ТУ очень сильной, мощной компании «Джейкобс», английскому отделению американской компании «Джейкобс», которая сделала нам ТУ проекта, и мы ещё раз убедились, что всё что мы считаем – это правильно, и стратегия правильная была выбрана. А дальше – техническая работа, выбор подрядчиков. На самом деле, у нас 3 генподряда на сегодня – это технологии и лицензии и закуп основного оборудования. Это тот контракт, о котором вы говорите. Перед этим мы с компанией  Casale заключили договор на лицензии и на базовый проект. Поэтому общую стоимость контракта сказали, на которую мы сейчас заключили – это 408 млн евро, из которых 20 млн было оплачено, а 388 млн – был подписан EPCM-контракт буквально 2 недели назад. Сегодня этот контракт подписан, контракт включает в себя поставку оборудования, лицензии и пуск установки.

Следующие два подряда – это генподряд на монтаж основного оборудования и генподряд на ОЗХ – общезаводское хозяйство, которое сопровождает сам проект. В целом проект – это больше, чем 850 млн евро, но мы его разделили на 2 части: 408 млн евро – это будет проект с иностранной компанией Casale, которую мы выбрали, и 2 генподряда на строительство основного оборудования и ОЗХ подпишем буквально до конца месяца. Генподрядчики выбраны: это компания «Уралэнергострой», Екатеринбург, Добрянское отделение или управление, и компания «НИИК» – это два генподрядчика, которые будут, собственно, строить. Буквально, до конца месяца подпишем, всё готово к подписанию, и больше того скажу, что 1 числа мы официально делаем подписание контрактов и делаем пресс-конференцию, поэтому вас тоже приглашаем, Ярослав, посетить пресс-конференцию, где мы все расскажем более подробно о нашем контракте.

Что касается, собственными силами или нет – мы берём кредит в банке, потому что стройка большая, для нас очень большая стройка, и наша составляющая 15%. Кредит будет бивалютный, как я и сказал, что будет в двух валютах – в евро и в рублях. Что касается  Casale – это будет валютный контракт, валютный кредит, что касается российских подрядчиков – это будет рублёвый кредит. Примерно так.

Ведущий: – Срок окупаемости?

Гость: – Срок окупаемости – более 10 лет. Очень большая стройка, сегодня в химии всё дорого, всё завозим по импорту оборудования, поэтому больше 10 лет, но всё в рамках той стратегии, которую мы приняли.

Ведущий: – Стройкой века назвать можно?

Гость: – Для нас – да. Для «Метафракса» это будет точно стройка этого периода времени. Мы заказали – время быстро бежит – 5-6 лет назад огромную работу компании «Байер» по стратегии развития нашего предприятия, и мы точно сейчас знаем, что будем строить до 2030 года, всё будет зависеть от того, как будет себя вести рынок, и какими будут наши финансовые возможности. В этой стратегии до 2030 года – это самый крупный проект для нас и вообще самый крупный проект за всю нашу историю.

Ведущий: – Армен Гайосович Гарслян, председатель совета директоров «Метафракс» у нас в гостях сейчас. «Возьмите под свое крыло волейбольный клуб «Прикамье», пусть называется «Метафракс» и играет в Губахе, но живёт!» – пишут нам.

Гость: – Вы знаете, у нас есть своя программа, много лет назад – уже не помню, когда… Раньше как было? Мы перечисляли по разным письмам, в разных программах, мы сейчас всё упорядочили. И мы для себя поставили – привести в порядок наш город. И мы очень много вкладываем в наш город и в несколько институтов. Потому что строить и инвестировать в город, не создавая инфраструктуру для наших работников, для нашего города – это утопия. Не соберём людей работать.

Ведущий: – То есть позиция: мы платим налоги, а вы там разбираетесь – «вы», я имею ввиду, муниципальные, региональные или любые власти.

Гость: – Нет, мы по-другому себя ведём. Мы и наш город – вместе, мы много участвуем в разных программах, и для себя упорядочили. Первое – это здравоохранение, образование, благоустройство наших территорий и спортивные объекты. Поэтому, волейбольная команда – очень хорошо, мы какие-то разовые вещи делаем и в рамках края, но больше ближе к футболу. Но в Губахе строится ледовая арена по программе, которую сделал благотворительный фонд Тимченко, это для нас как космический корабль. Мы делаем реконструкцию нашего парка – во всём этом мы участвуем: в дорогах, парках, библиотеках, учебных заведениях города Губахи.

Ведущий: – Поговорим мы ещё обязательно о том,  как предприятие – не нравится мне это словосочетание – на территории присутствия бизнеса живёт и развивается, как взаимодействует, поговорим и о том, как взаимодействует с краевыми властями, потому что химия, нефть, газ, нефтехимия традиционно являются основными составляющими того, что мы называем промышленностью в Пермском крае. Я не знаю, к сожалению, порядок цифр относительно налогов, вы, один из, получается, наверняка ведь крупнейших налогоплательщиков в регионе?

Гость: – Вчера компания «Бизнес класс» опубликовала «Топ-300 предприятий», по выручке мы 11-е в крае, по чистой прибыли – 5-е. Налогов в целом по 2016 году мы заплатили больше 2 млрд во все уровни бюджета. Какие мы в этом, я, честно говоря, не знаю, думаю, что одни из крупнейших, да. В пятёрку или десятку входим точно.

Ведущий: – Возвращаюсь к началу разговора относительно комплекса «аммиак-карбомид-меламин». Готов ли город, вообще, к этому –  инфраструктура, я имею ввиду – к строительству такого масштабного объекта? Я почему спрашиваю, одно дело, когда строилось то, что мы имеем сейчас, строилось это силами общими, тогда и ситуация в стране была другая. А вот сейчас и в сегодняшних условиях?

Гость: – Ярослав, самая наша крупная стройка последнего времени была установка «Метанол», где была всесоюзная стройка, точно пуск 1984 год, но начиная с 2001 года, «Метафракс» постоянно инвестирует. У нас с образца «Метафракс» 2000 года и сегодня не осталось ни одного производства, которое бы мы не модернизировали или не снесли или не построили бы новое. То есть, опыт в этом плане управления стройками есть. Что касается города, как раз я говорил об этом, вы задали вопрос об одном и том же. Мы эту инфраструктуру и готовили много лет, психологически готовились, чтобы не получилось, что мы строим, к городу отношения не имеем. Разговаривали с бизнесом нашем городским, с предпринимателями, что будет большая стройка, что к нам в город приедет в пик больше 3000 строителей. По началу 1500, 2000, 3000 , что стройка четырёхлетняя. Есть люди, которые нас услышали, построили прекрасный гостиничный комплекс «Серебряная мечта», который, я думаю, что, если спросить собственника, он не то, что не пожалел, он сейчас второй проект строит – гостиница постоянно загружена. А вот с учётом нашей стройки она будет, как минимум 4 года на 100% своей загрузки, плюс инфраструктура, которую он создал. Поэтому об этом говорим. То здравоохранение, которое мы пытаемся модернизировать, усилить, это всё звенья этой цепи. Буквально недавно мы провели совещание у губернатора Пермского края, где обозначили, что нам очень сильно нужна поддержка силовых структур, потому что люди, в основном, которые приедут – это мужское население.

Ведущий: – То есть, вы имеете ввиду, что если стройка, то это уже риски возникающие, а риски нужно как-то минимизировать. Во всех смыслах минимизировать.

Гость: – Мы должны сделать всё для того, чтобы у нас в городе не было никаких негативных явлений. Здравоохранение – будут полисы, по которым будут закреплены строители – тоже огромный плюс нашим больницам, мы получим дополнительное финансирование в виде этих полисов. Второе – мы должны обеспечить безопасность в целом, потому что в основном мужское население – строители, полторы тысячи, две тысячи, три тысячи, на пике – четыре тысячи – с разных компаний, поэтому надо быть к этому тоже готовым.

Ведущий: – То есть, нюансов масса вообще.

Гость: – Да, нюансов – масса, и мы к этому готовимся, проводим совещания, в том числе, на уровне губернатора Пермского края было проведено совещание, где он дал конкретное задание зампреду правительства Чибисову. В принципе, вот так.

Ведущий: – По поводу здравоохранения вы сказали. Очень давно, относительно эфира давно, по-моему, в «Новом компаньоне» наткнулся я на очень интересный текст, вы рассказывали о совместном проекте с ГКБ №4, с Андреем Владимировичем Ронзиным, по поводу укрепления кадров врачебных в территориях уже вашей депутатской, получается, деятельности, вас как парламентария. У нас 2 минуты до того, как мы уйдём на рекламу, давайте хотя бы начнем эту тему.

Гость: – Очень быстро скажу. Ярослав, наша территория – это 16-й округ, территория, которую «Метафракс» смотрит для пополнения кадров – это Кизел, Губаха, Гремячинск, ещё и Александровск, это наша стратегическая как бы территория, где мы проводим все свои акции, где мы набираем ребят, проводим олимпиады, они идут учиться за наш счёт, и так далее. Собственно и здравоохранение смотрится, и все проекты смотрятся в рамках КУБа,  и сегодня, с 1 сентября, есть клиническая больница №4, куда входит Губаха, Кизел, Гремячинск и ГКБ №4 Перми.

Ведущий: – То есть, под патронажем, получается «Четвёрки»?

Гость: – Не под патронажем, а юридически это уже одно лицо. Поэтому Андрей Владимирович Ронзин отвечает сегодня как за пациентов Перми, так и за Губаху, Гремячинск.

Ведущий: – Зачем вам – я понимаю, зачем ему такая головная боль. Я шучу, конечно.

Гость: – Абсолютно правильно вы говорите. Во-первых, я хочу очень поблагодарить его за то, что мы к этому пришли – очень много работы было для этого сделано, и очень поблагодарить Максима Геннадьевича Решетникова, который поддержал очень сильно, и мы сегодня абсолютно уверены, что сделаем большой прорыв в области медицины по территории КУБа.

Ведущий: – То есть, депрессивную территорию можно уже…

Гость: – Мы не называем нашу территорию депрессивной, это…

Ведущий: – Пора забыть.

Гость: – Пора забыть. Мы – точка роста.

Ведущий: – Прямо сейчас прервёмся на короткую рекламу, затем вновь вернёмся в студию прямого эфира. Не переключайтесь, оставайтесь с нами.

 

Ведущий: – Продолжаем программу «Бизнес-ланч», у микрофона – Ярослав Богдановский. Гость нашего эфира сегодня – Армен Гайосович Гарслян, депутат Законодательного собрания Пермского края, председатель совета директоров компании «Метафракс». Перед тем, как прерваться на рекламу, мы с вами сказали о том, что КУБ – это больше не депрессивная территория. Кизеловский угольный бассейн и депрессивная территория – это всё-таки такой образ первой волны, знаете. Он прочно же в головах сидит.

Гость: – На самом деле, такая волна есть, но смотрите. Во-первых, начнём с того, что Губаха – это точка роста, я считаю, что по другому её назвать нельзя. Ну и я вам сказал, что мы  территории Кизеловского угольного бассейна все рассматриваем. Сегодня что случилось – то случилось, шахты закрыты, обратно их не открыть.

Ведущий: – То есть, бесполезно слёзы проливать, да?

Гость: – Плакать можно вечно, на плаче-то далеко не уедешь. Надо сегодня сделать всё возможное для того, чтобы загрузить, открыть производство. У нас уже рабочих не хватает, в том же Гремячинске – ДОК сделали гремячинский, он работает вовсю, делают вторую инвестицию. Это, кстати, краевой проект, наш, депутатский с поддержкой инвестиционный проект. В Кизеле то же самое со швейной фабрикой, с заводом нефтепромыслового оборудования – вот здесь нам надо работать, поднимать. Губаха – понятно – «Метафракс», коксохимический комбинат, который тоже программу развития делает. Поэтому я думаю, что с учётом тех процессов, которые идут, мы должны все территории замкнуть, использовать тот потенциал, который есть, для того, чтобы обеспечить нормальными рабочими, управленческими кадрами те предприятия, которые развиваются, создавать инфраструктуру и уже идти на компактность. Отвлекаясь от темы, основная проблема там – это инфраструктурная, значит, есть очень большие вопросы, которые надо решать. У нас сейчас есть сейчас понятная стратегия по губернатору, где мы говорим о том, что нам надо немножко от социального бюджета переходить к бюджету инвестиций в территории, которые сегодня уже накопились. Отвлёкся… Поэтому здесь – то же самое, мне лично не нравится так называть, но вопрос-то не в том, мне нравиться или не нравится. Мы делаем огромные инвестиции в эти территории, в том же Кизеле дороги последние 20 лет не строили, в этом году мы до Коспаша построили дорогу – асфальт, как космодром.

Ведущий: – Всё равно, без адекватной социальной политики не будет инвестиций потом.

Гость: – Всё должно быть в меру.

Ведущий: – Сбалансировано.

Гость: – Нельзя в одну или другую сторону уходить, не вкладывая в инфраструктуру… если воду будем подавать 2 часа в сутки, о какой социальной можно говорить? Это не социальная? Давайте поплачемся, и сверху нам воду кто-то впустит. Нет! Надо вкладывать в инфраструктуру. А сегодня ситуация такая, что в Кизеле жило 100 тысяч населения, сегодня живёт 23 тысячи. А мы обеспечивали этой инфраструктурой 100 тысяч. Нагрузка упала, ну и так далее, я отвлекаюсь.

Ведущий: – Хорошо.  Армен Гайосович, будьте добры, наденьте наушники. Давайте послушаем телефонный звонок. Алло, здравствуйте.

Слушатель: – Здравствуйте, это Игорь говорит. Я в Кизеле практику проходил в своё время, при социализме ещё, по медицине как раз, на горе. И периодически мониторирую тот район, по интернету, конечно, смотрю, сам туда не езжу. У меня такой вопрос: а рабочие откуда приедут? Потому что в Александровске Мегробян такой есть, то есть рабочие приедут из солнечной Армении, я так понимаю. Там будет очаг национальный культурный создаваться. Из-за границы или откуда будут рабочие?

Ведущий: – Спасибо.

Гость: – Смотрите, эти рабочие приедут из Губахи, Кизела, Гремячинска и Александровска. Я сказал это потому, что мы смотрим все четыре территории. Наши олимпиады, которые мы проводим по нашим предметам, набор студентов идет тоже с четырёх территорий, и когда мы разговаривали по проекту больниц, ещё лет 5-6 назад, мы как раз говорили о создании межмуниципального центра, в том числе смотрели и Александровск. Сейчас так получилось, что Александровск не попал, но так или иначе это три территории, которые будут обеспечивать инженерными кадрами, рабочими кадрами наши предприятия. Для справки: мы лет 10 или 12 назад открыли химико-технологический колледж в Губахе, сегодня из 1700 людей, работающих на «Метафраксе» почти 700 человек – выпускники этого колледжа как раз с этих трёх наших территорий.

Ведущий: – По поводу промышленной политики хотелось бы поговорить с вами в разрезе практическом. Вы уже сказали, что проходят совещания, в том числе с участием и под председательством, не знаю, как правильно сказать, губернатора…

Гость: – Было под председательством, где была дана конкретная задача зампреду правительства Чибисову Алексею Валерьевичу, который будет возглавлять все коммуникации по этому проекту.

Ведущий: – К чему спрашиваю, всё-таки промышленная политика – тема настолько глобальная, давайте хотя бы такие реперные точки обозначим сейчас. В вашем понимании, что такое промышленная политика? Это такая глобальная вещь, о которой можно рассуждать, в том числе, в студии прямого эфира до бесконечности или это, в том числе, и совещания в режиме ручного управления, которые мы так порой критикуем здесь, в этой студии, дескать нельзя же так всё в ручном-то режиме управлять.

Гость: – Во-первых, Ярослав, мы одно время, к сожалению, потеряли тренд, что мы – промышленный регион, и то, что я много раз повторяю, говорю, об этом много писалось, это не мои слова, не моя формула. Есть формула: есть завод, дальше появляется школа, садик, больница, дороги. Обратной я ещё не знаю.

Ведущий: – Сначала материальное производство…

Гость: – Тем более для нашей территории, мы не Сочи, не Ницца, не Канны, в нашем случае всё именно так и произойдёт, во всём мире так. Посмотрите, Детройт, или в Австрии есть завод, рядом городок, где шахты закрылись так же – всё то же самое. Поэтому должно быть предприятие вокруг этого. Сегодня, слава богу, всё вернулось на места свои, понятно, что промышленность является ядром развития Пермского края, а всё остальное – вокруг этого. Все остальные точки роста – вокруг этого, поэтому промышленная политика – это то, что должно быть сосредоточено, в первую очередь, для развития промышленных предприятий, для того, чтобы, может быть, путём создания каких-то синергетических процессов привести на территорию дополнительные инвестиции. Допустим, мы выпускаем пентаэритрит, который является основой для красок, фталевый ангидрид тоже выпускается в Перми на Камтэксе, то есть создать производство красок, которые используют два компонента…

Ведущий: – То есть создать новый продукт, вы имеете ввиду?

Гость: – И эти два компонента выпускаются только у нас в Пермском крае. Это как пример.

Ведущий: – Это кто должен решать? Губернатор или…

Гость: – Это должно решать профильное министерство, естественно, которое возглавляет… 

Ведущий: – То есть, профильное министерство нужно?

Гость: – Абсолютно точно.

Ведущий: – И сегодня, и в рынке нужно?

Гость: – И плюс, что ещё важно для профильного министерства, опять же при поддержке или под патронажем губернатора Пермского края создать некое окно или двери для того, чтобы заходить в федеральные министерства, чтобы мы время не теряли. Вопрос есть – надо заходить. И слава богу, это восстанавливается, и это хорошо, потому что ты эти вопросы всё  равно решаешь, все равно на уровне федеральном очень много у нас вопросов. Здесь как раз этот процесс надо поставить, как сказать, на должный уровень.

Ведущий: – Прямо сейчас прервёмся на короткую рекламу, затем вновь вернёмся в студию. Не переключайтесь, оставайтесь с нами.

 

 

Ведущий: – Продолжаем программу «Бизнес-ланч». Напомню, в гостях депутат Законодательного собрания Пермского края, председатель совета директоров компании «Метафракс»Армен Гайосович Гарслян. Договорились мы с вами уже о том, что не называем территорию КУБа больше депрессивной, хорошо…

Гость: – Спасибо.

Ведущий: – А называем территорией развития. А территория опережающего социально-экономического развития, на ваш взгляд для КУБа – это тот алгоритм развития?

Гость: – Ну, вообще-то, очень хорошая история и, если, допустим, наш проект не был завязан под инфраструктуру и не был бы связан в технологии с производством метанола, я имею ввиду новый наш проект «Аммиак-карбамид-меламин», то с теми привилегиями, которые есть в территориях ТОСЭР, его можно было бы спокойно строить в Чусовом. Да, это очень заманчиво, если КУБ получил бы такое, мы были бы очень счастливы, но, к сожалению, мы близко не подходим по разным параметрам.

Ведущий: – А вообще, насколько, на ваш взгляд, идея корректна? Я имею ввиду предоставление неких преференций. Да – развитие, да – ускоренное, но…

Гость: – Слушайте, для того чтобы не получить депрессивные территории, чтобы потом их не преодолевать… Случилось так, что металлургический комбинат был основой, но на уровне акционеров принято решение, я не собираюсь комментировать – это их решение, что комбинат не строится. Для Чусового это то же самое, что для КУБа, и очень хорошо, что этот механизм сегодня есть, я думаю , что нам надо очень красиво, извиняюсь за формулировку, продать эту историю, нам нужны идеальные условия, чтобы привести туда бизнес. Надо всем нам объединиться, эту историю продать, затянуть сюда инвесторов в город Чусовой и абсолютно точно решить тот негатив, который может ждать нас впереди, если мы этого не сделаем.

Ведущий: – До того, как прервались на рекламу, вы сказали о том, что необходима ведомственная помощь. Я не говорю сейчас о том… Можно вечно  спорить относительно того, что выше – региональный уровень, федеральный уровень, в том смысле, что на региональном уровне тактические задачи решаются, на федеральном – некие правила игры и так далее. Совсем далеко уже тот этап, когда говорили: отраслевая опека нам не нужна – говорили директора предприятий, – освободите нас от отраслевой опеки, и мы всё сделаем.

Гость: – Это не отраслевая опека. Тот же, допустим, Госплан – это была мощнейшая структура, которая все эти вещи планировала. Понятно, что возврата к прошлому нет, но, так или иначе, нужен модератор, который бы участвовал, понимал процессы, которые идут, кто как развивается, размещал, если хотите знать, вперёд какие-то заказы. Потому что ведь сегодня каждый принимает решения сам, условно. Сегодня одна из больших проблем, которая, как тупик, куда мы зашли, это железнодорожная инфраструктура Березниковско-Соликамского промышленного узла. «Уралкалий» развивается, «Еврохим» строится, «Метафракс» развивается. Каждый из нас принимает решение о покупке цистерн, о покупке вагонов, а развитие железной дороги никто не расчитывает.

Ведущий: – Извините, что вас перебиваю. Называют, что именно эта проблема стала по-настоящему движимым фактором модернизации пермской набережной, это одна из версий, сложно об этом судить, но отсутствие этой возможности стало… Результат мы видим сейчас. Я к чему? Есть застаревшие проблемы, проблемы возникавшие не сегодня и не вчера. Центр принятия решений – он где должен находиться всё-таки?

Гость: – Центр модерации, выявления и своевременно поставленной задачи должен в Перми быть, на уровне края и на уровне профильного краевого министерства. И в помощь мы как раз создали группу промышленников, которые точно ставят своей задачей именно эти проекты.

Ведущий: – Промышленников вы имеете ввиду в краевом парламенте?

Гость: – Да, в краевом парламенте группа официально создана, она официально зарегистрирована. И мы, в том числе, железнодорожную инфраструктуру – мы собирались на «Уралкалии», приняли решение о том, что мы обращаемся в РЖД и на имя губернатора Пермского края… И уже получили ответ, что РЖД включило вопрос развития железнодорожной инфраструктуры – там есть по станциям, и так далее, не буду время терять – в свой инвестиционный проект. Если они это сделают, это будет равно тому, как мы газопровод построили, 2 нитки нового газопровода, стоимостью 16-17 млрд. И если бы не построили, кто бы мог развиваться сегодня? Да никто. То же самое и железнодорожная инфраструктура.

Ведущий: – Вообще, промышленники сегодня, промышленный директорат, промышленный корпус – по факту понятно, что это люди, которые формируют повестку делами своими ежедневными, повестку дня в крае, я имею ввиду, экономическую или политическую. Повестку дня на, скажем так, полуформальном уровне – уже можно об этом говорить?

Гость: – Наше общение, ещё раз говорю, когда мы выезжаем на предприятия – не было же этой практики, она была давно забыта, упакована и отправлена на полку. И слава богу, что мы её реанимировали, целый тренд такой. Мы общаемся, проводим встречи, выявляем проблемы, которые есть, обмениваемся опытом, говорим о том, что мы готовы помочь друг другу. Мы очень надеемся, что на пуске нашего предприятия «АКМ» точно есть договорённость, что к нам придут специалисты из Березников, из Перми, с «Минеральных удобрений», всё равно у них есть опыт многих лет эксплуатации этих установок и помогут нам в пусконаладке, и так далее. То есть такие взаимодействия должны быть, и они есть, мы должны их развивать.

Ведущий: – То есть, нет такого, мы – отдельно, вы – отдельно?

Гость: – Нет, это то, что мы уже прожили и не надо к этому возвращаться. Не может так быть, мы не можем оставаться, голову в песок засовывать и сами по себе. Так не бывает. Мы должны наоборот, объединить наши усилия. Все усилия объединить. У нас есть промышленники, какой интерес? Это развитие предприятий и инфраструктуры и всех, связанных с ежедневной жизнью, вопросов: медицина, образование, дороги, связь – это не наши общие интересы? Конечно, это наши общие интересы. Что, каждый сам по себе может дороги построить в крае? Связь наладить в крае? Или железнодорожную инфраструктуру сделать? Или три моста построить? Нет, конечно! Можно сказать, да я плачу налоги и не вмешиваюсь. Ну вот тогда можешь ничего и не получить. А вмешиваться надо всем вместе, объединяться, в том числе и с краевыми властями, создавая общий синергетический эффект. Я думаю, что сейчас мы действуем именно так.

Ведущий: – Я, с одной стороны, люблю «высокий штиль», а вот высоких слов не люблю, на скажу.

Гость: – Скажите.

Ведущий: – Производственная миссия. Миссия – сомнительно применительно к бизнесу, в том смысле, что конечная-то цель всё-равно извлечение прибыли, но…

Гость: – Абсолютно точно, но на длинную линию, понимаете.  Вот вы задали вопрос – окупаемость. Когда спрашивают, я многим отвечаю, что проект наш имеет больше 10 лет окупаемости, кто-то, может, в лицо не говорит, но многие не понимают. Или создаётся мнение, что мы очень дружим с цифрами. Мы абсолютно точно дружим с цифрами. Но мы создаём будущее на следующие 50 лет развития не только «Метафракса», но и города Губахи. Абсолютно точно. Поэтому, да это так, можно было построить, не буду сейчас никого обижать, девелоперский проект маленький, заработать быстро, через год окупить и так далее…

Ведущий: – И уехать.

Гость: – Смотря как нацелен акционер, как он хочет видеть свой бизнес в будущем. Мы абсолютно точно, через 4 года, когда мы пустимся, мы станем компанией другого уровня. Да, это так. Дальше мы будем развиваться, и самое главное, я хочу это абсолютно точно отметить, что со строительством комплекса «Аммиак-карбамид-меламин» мы не останавливаем ни одной нашей текущей инвестиции ни на одной нашей площадке. То есть параллельно, всё это в нашу финансовую модель заложено, параллельно все наши площадки инвестируются и развиваются.

Ведущий: – По поводу работы в долгую, коль скоро окупаемость 10 лет, то есть, это долгая перспектива. Почему всё-таки, возвращаясь ещё к началу разговора, почему отказались от распределения дивидендов, решив направить их на развитие? Понятно,  почему на развитие, но всё-таки есть дивиденды – у меня такая простая человеческая логика.

Гость: – Я вам скажу, всё очень просто. Мы сегодня, не заключив еще кредитный договор, около 80 млн евро на сегодняшний день заплатили за наш проект, «АКМ». Без кредитов. Вот это ответ на ваш вопрос. То есть, мы должны были быть готовы к участию в таком большом проекте.

Ведущий: – То есть, развитие дорого стоит.

Гость: – Конечно. По другому не бывает. Мы же строим огромный завод, это не цех, это огромный завод рядом появится на нашей территории.

Ведущий: – А вообще, если так разобраться, стройка века, мы сказали для Губахи. Или для края – можно так сказать?

Гость: – Для нас: для «Метафракса», и для Губахи. Для края есть более крупные проекты, тут «для края» не скажешь. Мы одни из крупных, но не самые крупные.

Ведущий: – Статус «всесоюзной» стройки присвоили бы или «комсомольской», как раньше?

Гость: – Если бы был Советский Союз, то – да, ответ – да. Если мы строили «Метанол» установку – это была всесоюзная стройка, сейчас строим целый комплекс, причем одновременно ещё нигде на территории нашей страны такой комплекс не строился, всё вместе: аммиак, карбамид и меламин. Это дорогая стройка.

Ведущий: – С одной стороны мы постоянно слышим, что плохо живём, мы – я имею ввиду вся страна, денег нет и так далее. Тем не менее вот оно развитие, вот она динамика. Как это можно объяснить на ваш взгляд?

Гость: – Сидеть, плакать – никто ничего не принесёт, Ярослав. Никто. Народная мудрость гласит: «Слезами делу не поможешь». Поэтому надо развиваться и смотреть на перспективу. Да, мы тоже понимаем, что наша окупаемость 12-13 лет, которая сегодня есть, может превратиться в 5-6 лет точно, как рынок себя поведёт. Есть пессимизм, с которым мы должны зайти и себя не обманывать, мы считаем пессимистический  вариант развития событий – 13 лет. Пример: когда мы делали первую реконструкцию нашей установки «Метанол», окупаемость была 5 лет. Мы через полтора года её окупили. Улетел рынок, поэтому и здесь то же самое. Мы понимаем, что делаем, абсолютно точно могу сказать, что владеем цифрами, математикой и всё считаем. Это точно решение, которое осознано, принято и подтверждено крупнейшими институтами, такими, как «Джейкобс» и так далее.

Ведущий: – У нас минута до конца программы. Армен Гайосович, каким должен быть успех?

Гость: – Успех и цель должны быть достигаемы.

Ведущий: – Спасибо. Напомню, что сегодня в программе «Бизнес-ланч» у нас был депутат Законодательного собрания, председатель совета директоров компании «Метафракс» Армен Гайосович Гарслян.


Обсуждение
1417
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.