Верхний баннер
05:35 | ПЯТНИЦА | 24 СЕНТЯБРЯ 2021

$ 72.72 € 85.2

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

16:43, 01 сентября 2021

Разговор с депутатом Государственной Думы РФ Дмитрием Скривановым

"Оценивая то, как мы шли раньше, и то, как мы развивались раньше, я думаю, что динамика положительная, и динамика радует"...

Дмитрий Скриванов

Роман Попов:
Добрый день. У микрофона Роман Попов. Михаил Санников для вас работает за звукорежиссерским пультом. Сегодня мы проводим эту часть эфира с депутатом государственной думы Российской Федерации Дмитрием Скривановым. Мы попробуем в тезисном порядке, понять, как изменился, и изменился ли Пермский край за последние год-полтора, примерно так.

Дмитрий Скриванов:
Начнем с того, что изменился ли Пермский край, это судить жителям Пермского края. Я могу говорить, как раз только о цифрах и о своих ощущениях. Я достаточно много проехал на сегодняшний день по Пермскому краю, был и в городской местности, и в сельской местности. У меня есть свое представление о том, что есть Пермский край на сегодняшний день. Когда мы говорим о Пермском крае, меняется ли Пермский край, необходимо говорить, что Пермский край – это часть Российской Федерации. И в этом смысле очень важно понимать, что и Российская Федерация, и принятые решения президентом Российской Федерации, и сделанное губернатором Пермского края и правительства Пермского края – это, в общем, все то, что в целом должно у людей вызвать отношение меняется Пермский край или не меняется Пермский край. А ввиду того, что мы последние несколько лет только находимся, может быть, в таком интенсиве с точки зрения моей, опять же, точки зрения, развития и изменений. Я надеюсь просто, что у людей ровно такое же впечатление, и они чувствуют, как меняется Пермский край.

Роман Попов:
Ситуация со здравоохранением. Мы с вами в этом эфире буквально, что чуть больше года назад, говорили о ситуации со здравоохранением. Сейчас поэтому я предлагаю с нее же и начать. Оцените, что происходит в здравоохранении региона на текущий момент. Ваш взгляд. Вы поездили, вы посмотрели, вы можете сказать.

Дмитрий Скриванов:
Ну, то, что я увидел, собственно говоря, и в сельской местности, и в городской местности. Я вижу, что здравоохранение меняется. И если бы на сегодняшний день не та ситуация, в которую мы попали с пандемией, то я думаю, что каждый человек, который проживает либо в городе, либо на селе, почувствовал это на себе. К сожалению, мы проходим сегодня ситуацию, при которой никто не рассчитывал, что такая нагрузка будет на систему здравоохранения. Поэтому может быть, при всех своих качественных, изменениях, система, не в полной мере соответствует ожиданиям населения. Но, как бы то ни было, система, действительно, меняется, и она остается приоритетом номер один. Я могу сказать, что повышается доступность медицинской помощи в сельских местностях. И огромное количество ФАПов построено не только государством, но и построено предприятиями, образующими. Развиваются другие виды помощи, когда мы используем интернет, когда мы используем какие-то центры с какой-то углубленной компетенцией, для того, чтобы можно было оказать ту или иную помощь человеку в месте проживания.

Роман Попов:
Я чуть-чуть вас остановлю вот на чем. Вы общаетесь с людьми на приемах в территориях. Вам, наверняка, задают вопросы, и, наверняка, дают какую-то обратную связь, обратную реакцию. Люди видят изменения?

Дмитрий Скриванов:
Скажем так, и с территорией я знакомлюсь, и с национальными проектами, которые реализуются на территории. Кстати, надо сказать, Пермский край научился реализовывать национальные проекты. В том числе, что касается здравоохранения тоже. И если мы возьмем несколько лет назад, как это было, и мы говорили, что у нас 37 процентов освоенных средств федерального бюджета. То сегодня мы говорим о том, что у нас осваивается 98 процентов средств федерального бюджета. Дай бог, что мы в будущем будем осваивать 120 или 130 процентов средств федерального бюджета. Потому что наши коллеги из других, как правило, национальных субъектов, делают это именно так.

Роман Попов:
Ну, вы сейчас про Татарстан, к примеру, да?

Дмитрий Скриванов:
Да. То есть у них на каждый случай есть свои проекты, значит, их в достаточной степени. И тогда, когда средства не осваиваются в должном объеме какими-то из субъектов, вот как это было у нас как раз несколько лет назад. То как раз коллеги могут воспользоваться этими средствами, соответственно, у них объектов появляется значительно больше.

Роман Попов:
Ну, грубо говоря, сразу предложить готовый вариант.

Дмитрий Скриванов:
Совершенно точно. Но если мы берем годичной или полуторагодичной давности мое общение с населением, то люди, безусловно, показывали фельдшерско-акушерские пункты, я видел отремонтированные больницы. И это не могло не вызвать радости. Значит, у нас появлялись новые виды помощи, связанные с какими-то тяжелыми заболеваниями, онкозаболеваниями, сердечно-сосудистыми заболеваниями, по которым, ну, действительно, у нас очень большой процент смертности. И образуя центры поддержки или центры оказания медицинской помощи по территории Пермского края, делая ее доступной, в том числе и для сельского населения, либо для населения города. Ну, в тот момент точно смертность шла на убыль, и это не могло не радовать. К сожалению, сегодня встречаясь с людьми, люди, конечно же, оценивают это через призму того, как сегодня приходится стоять в очередях и как сегодня оказывается та или иная помощь в связи с ковидом. Но никто не знал, еще раз повторяю, и система здравоохранения не была рассчитана на такие серьезные нагрузки. Поэтому если говорить честно, то если бы не ситуация с ковидом, то, безусловно, я бы поставил положительную оценку тому, как развивается система здравоохранения. Если бы не было муниципальной реформы, которую нам все равно пришлось заканчивать, которая была организована. И которая была, собственно говоря, благословлена предпоследним губернатором. Значит, и которая из некоторых сельских территорий сделала городские территории, а в этой связи изменились совершенно нормативы, связанные с той же самой медицинской помощью. Но я думаю, что это все отрегулируется в течение короткого времени. То мы бы сейчас видели, просто, ну, какие-то позитивные сдвиги, и люди бы прямо чувствовали. Но они итак чувствуют эти позитивные сдвиги. Другая проблема, что вот этот COVID, который просто перечеркнул многие вещи. Но с другой стороны, нет худа без добра. Сейчас увеличивают мощности, связанные с оказанием какой-то специальной, более технологичной, высокотехнологичной помощи и на местах и в центрах на территории Пермского края. И я думаю, что это в будущем окажет позитивное воздействие на такие показатели, как смертность, или показатели дожития возраста.

Роман Попов:
То есть в данном случае, и тоже по теме здравоохранения. Есть динамика изменений к лучшему, есть цифры, которые это подтверждают. И, опять же, есть ощущение того, что пандемия очень и очень серьезно мешает сфере, я не знаю, развиваться, ну, с такой же скоростью, с которой хотели бы это люди на территориях. Примерно так?

Дмитрий Скриванов:
Ну, вот я могу сказать, что только на программу модернизации первичного звена здравоохранения выделено порядка 10 миллиардов рублей. То есть это средства, которые за последнее время мы не получали, честно говоря, на эту отрасль, и, в принципе, на развитие. На мой взгляд, безусловно, да.

Роман Попов:
Теперь остановимся на теме пандемии, но чуть-чуть сменим сферу, да. Мы, опять же, и год назад в этом эфире и чуть больше назад времени в этом же эфире говорили о том, что коронакризис ударил по всем сферам жизни. Как по вашему ощущению, на ваш взгляд, край справляется с социальными обязательствами?

Дмитрий Скриванов:
Ну, социальные обязательства всегда были в приоритете у нас в стране. И здесь необходимо сказать, что это и позиция президента Российской Федерации, и позиция, само собой, губернатора Пермского края, и позиция правительства Пермского края. Никакие публичные обязательства со стороны власти не нарушаются. Поэтому все меры поддержки, которые были продекларированы президентом, и которые дополнительно существуют на территории Пермского края, они выплачиваются, конечно, в полном объеме. И у нас, по-моему, 19,8 миллиардов рублей идет только на поддержку семей с детьми.

Роман Попов:
Кстати, вот о них, я бы попросил остановиться чуть более подробно. Все-таки первое сентября у нас впереди. Здесь, опять же, вот вы выезжаете в территорию, вот вы общаетесь с людьми, вот вы получаете обратную связь. Семьи с детьми, насколько это проблемная, уязвимая, может быть, категория населения? И видите ли вы здесь такую плотную налаженную работу с семьями с детьми?

Дмитрий Скриванов:
Понимаете, я бы остерегался таких слов "налаженная работа" или "решенные проблемы". То есть я бы говорил о динамике все-таки. И здесь я могу еще раз сказать, что динамика позитивная. Все меры, которые приняты и на уровне федерации, и на уровне региона, они выполняются в полном, в полном объеме. У нас по взрослым, которые имеют детей, и которые попадали в службу занятости, выплачивались определенные пособия, и масса из них получила на сегодняшний день работу.

Роман Попов:
О, кстати, о безработице мы сейчас еще поговорим, да.

Дмитрий Скриванов:
Значит, у нас ровно такая же ситуация с детским школьным питанием. Это мера, которая была декларирована президентом, опять же, принятые законы государственной думы. И мы видим, что в Пермском крае все это происходит. Пермский край вообще по качеству образования находится на 9 месте в Российской Федерации. В общем, это о чем-то говорит, на мой взгляд.

Роман Попов:
Безусловно, конечно, все образование в данном случае складывается из самых разных компонентов. Ну, об образовании у нас еще будет впереди. А пока давайте остановимся немножко на социалке. Безработица, помните цифры, которые нам прогнозировали эксперты в этом же эфире, буквально вот первой пандемийной весной. Нам говорили о том, что, ребята, мы столкнемся со шквалом безработицы. А некоторые эксперты были очень пессимистичны в оценках. В итоге, насколько я понимаю, с безработицей… Либо она до нас не дошла, этот шквал, либо мы как-то очень удачно выстроили комплекс мер. Ну, как, по-вашему, обстоят дела с безработицей и с борьбой с ней?

Дмитрий Скриванов:
Знаете, я бы разделил эту безработицу вообще на две части. Есть скрытая безработица, есть открытая безработица. Что касается скрытой безработицы, у нас появилась такая категория как самозанятые. И какое количество из людей из безработных перешли в самозанятые, я, честно говоря, сказать не могу. Но могу сказать следующее, что я был в числе тех, кто считал, что вся эта пандемийная история, она очень сильно ударит по предприятиям, и очень сильно ударит по рабочим местам. То есть я считал, что безработных будет значительно больше. Видимо те меры, которое предпринимало правительство, видимо тот русский, российский характер, который в самых тяжелых условиях готов творить чудеса, и может творить чудеса. Я не знаю, у нас это не привело ни к реконструкции экономики, не привело не к тому, что экономика перестала двигаться. То есть да, мы имеем сегодня последствия пандемии – это всплеск цен на продукты питания на некоторые. Мы имеем всплеск цен на экспортно-ориентированные продукты. Экспортно-ориентированными стали продукты, не продукты, а товары промышленного производства, в основном строительные товары. И сейчас ставятся заградительные пошлины. Государственная дума направила соответствующее обращение к председателю правительства, чтобы срочно были введены заградительные пошлины. Я думаю, что в ближайшее время это будет сделано, если это уже не сделано. Ну, плюсом ко всему еще, те мероприятия, которые проводит регион с Центром занятости населения. И здесь надо сказать, и все формы переобучения, и все формы, связанные с тем, что помогаем среднему, малому бизнесу. Тем отраслям, или тем, кто работает в среднем и малом бизнесе, и кто, действительно, очень сильно пострадал от пандемии. Ну, здесь мы имеем не очень хорошую статистику. Хотя, в общем восстанавливается. Это я считаю, что все-таки благодаря характеру, и тем мерам поддержки, которые были со стороны государства предоставлены. Поэтому, слава богу, что я ошибся в то время, и, слава богу, что ошиблись некоторые эксперты, говоря о том, что мы будем иметь порядка 150 тысяч безработных. На сегодняшний день у нас нашли работу порядка 48 тысяч человек. А вообще если говорить о безработице, то она, по-моему, не превышает среднероссийской, или даже на 0,1 или 1 процент меньше, чем среднероссийский показатель.

Роман Попов:
А здесь еще один факт просто приведу. Опять же, он известен, но он в пресс-релизах появлялся от краевой администрации достаточно давно, и разошелся, так растиражирован. Прикамье – первый из 14 регионов Приволжского федерального округа, кому удалось вернуться на уровень безработицы, существовавшей до пандемии. То есть в данном случае об этом просто как бы официально было объявлено.

Дмитрий Скриванов:
Даже улучшить ее. Если говорить об официальных цифрах статистики, то даже улучшить ее. То есть уровень зарегистрированной безработицы в Пермском крае снизился более, чем в 3,5 раза, с 5,5 процента до 1,5 процентов на сегодняшний день.

Роман Попов:
Давайте еще раз зафиксируем. Нам грозила социальная катастрофа, по вашему ощущению? Если да, то, получается, что мы ее предотвратили?

Дмитрий Скриванов:
Да. Да. Говорю, что да.

Роман Попов:
Ну, что ж продолжаем. Мы общаемся с депутатом государственной думы Дмитрием Скривановым. Подводим такие промежуточные итоги и наблюдения за Пермским краем за последние год-полтора. Предстоящее 1 сентября уже упоминали. Не за горами, не за горами, конечно, нужно поговорить об образовании. Ваше общее ощущение от системы образования, от образования за последние, может быть, вот два года. Как в Пермском крае, так и в России в целом.

Дмитрий Скриванов:
Во-первых, можно сказать, что у нас достаточно большое количество объектов построено по образованию. Это и школы, это и дошкольные учебные учреждения. И развиваются проекты, связанные с дополнительным образованием. Могу выделить отдельно историю, связанную с государственно-частным партнерством. Когда те или иные предприятия вкладывают в среднее специальные учебные заведения, и происходит вот такое коннект между и средними специальными учебными заведениями и высшими учебными заведениями. И ребята, получая образование, потом уходят работать на эти предприятия.

Роман Попов:
Остановлюсь на отдельно дошкольном образовании. Проблема очередей в детские сады, еще, что называется в мое время, да, когда для меня это было прямо актуально со старшим ребенком. Она, конечно, была, и били в набат все, кому не лень. Сейчас об этой проблеме можно говорить, как об актуальной, нависшей, или все-таки, скорее, нужно отмечать, что динамика есть, детские сады строятся, очереди постепенно исчезают?

Дмитрий Скриванов:
Надо назвать только одну цифру, что обязательное дошкольное образование, у нас, по-моему, очередь ликвидирована. И на сегодняшний день доступность составляет 99 процентов.

Роман Попов:
И момент с профессиональным образованием. Опять же, застал я еще времена, когда про рабочие специальности, или там про перспективы получения рабочих специальностей, ну, некоторые, да что там, довольно много народу говорили, что будешь плохо учиться в школе – пойдешь в ПТУ. Или там, допустим, будешь плохо учиться в вузе ¬– пойдешь работать на завод. Сейчас проблема снята, по-вашему?

Дмитрий Скриванов:
Нет, конечно, не снята. То есть везде на встречах я слышу со стороны населения по поводу того, что не хватает специалистов. Либо это в медицине, либо это чисто в образовании, либо если мы говорим о рабочих профессиях, значит, не хватает специалистов рабочих профессий. Но, опять же, здесь надо, мне кажется, оценивать динамику. И если говорить о динамике, то у нас появляются все равно разные формы образования. И мы начали вкладывать в средне-специальное образование. Не только мы, но и предприятия, я уже говорил. Поэтому здесь мы можем говорить только о позитивной динамике. Я очень надеюсь, что через некоторое время, мы снимем, безусловно, эту проблему.

Роман Попов:
У нас на очереди инфраструктурные проекты. Вот я себе их отдельно пометил. Я знаю, что за рядом инфраструктурных проектов, которые у нас реализуются на территории Пермского края, вы следите особенно пристально. Но, в целом, дайте разбитию инфраструктуры. Есть ли здесь динамика в лучшую сторону, или как обычно? "Вот здесь вот работаем, а здесь вот нет".

Дмитрий Скриванов:
Слушайте, мне сложно дать оценку. Я буду говорить о динамике. Потому что, вы понимаете, если вы узнаете у людей, как они относятся к решению транспортной проблемы на территории Пермского края или на территории города Перми, я не знаю, что они ответят. Но вместе с тем я знаю прекрасно, что у нас приобретено 68 автобусов для перевозки пассажиров на межмуниципальных маршрутах края, 44 автобуса для перевозки пассажиров на муниципальных маршрутах Пермского края. И в городе Пермь только приобретено 85 автобусов и 24 трамвая. То есть, безусловно, мы качественно улучшили ситуацию с транспортом. Если говорить о тех же самых дорогах, наверное, все мы пользователи дорог, я езжу по дороге. Я на сегодняшний день совершенно спокойно доезжаю из Перми в Чернушку, или из Перми в Орду. Да, есть участок дороги Пермь-Екатеринбург, который должен быть до конца доделан, это федеральная трасса, и это моя, в том числе ответственность, безусловно, чтобы это было доделано. Но, все, что касается межмуниципальных дорог, муниципальных дорог, краевых дорог, вкладываются достаточно большие средства. Отремонтировано, я вот сейчас точно не помню, но порядка 700 километров дорог приведено в нормативное состояние. Если брать в процентах, то это, может быть, небольшая доля того, что теперь имеет нормативный вид использования. Но, по-моему, порядка 55 процентов дорог у нас имеет нормативный вид использования. Я могу сказать, что в территориях люди это замечают, безусловно. Недавно совсем я был в одной из территорий, и сельские жители говорят о том, что дорога пылит. То есть нормальная дорога, она, действительно, грунтовая, она и по паспорту грунтовая, но в связи с тем, что лето было такое жаркое, она пылит, и люди хотят ее асфальтировать. То есть это говорит о том, что какие-то насущные проблемы, безусловно, уже сняты. Но проблема дорог, она в любом случае еще остается. Точно также можно говорить по каким-то инфраструктурным проектам, связанным с комфортной городской средой. У нас достаточно большое количество денег выделено на все это. Это 1,1 миллиарда рублей. Всего 420 общественных пространств обустроено. Вообще как бы если мы берем город, и не только город, а поселки, может быть, городского типа, то 1600 дворовых территорий подверглись изменениям. То есть туда вложены определенные средства. Все это, безусловно, не может не формировать у людей определенное отношение. Я надеюсь, что это отношение положительное.

Роман Попов:
Так еще не много, и на выборах вот таких вот местных уровней, кандидатом в депутаты будет нечего обещать. Потому что я помню одно время у нас как-то было сплошь и рядом: "А мы вам отремонтируем двор". А сейчас вроде дворы уже в порядке. По крайней мере, огромное количество дворов в порядке. Но это так, замечание, что называется…

Дмитрий Скриванов:
Нет, я вот очень много встречаюсь с людьми, и могу сказать следующее, что люди воспринимают эти изменения абсолютно нормально, как все мы воспринимаем то, что уже случилось. И к этому относишься уже как к должному, как к тому, что должно было быть давным-давно. Мы не всегда помним, что 20 лет назад мы просто до основания, а сейчас вновь пытаемся построить. В этой связи, конечно, люди видят это, но это не является тем, что в полной мере поставило бы точку в том, как они определяют комфорт своей жизни. И это каждый из нас сделал бы так, мне кажется.

Роман Попов:
Нет, тут совершенно вопросов нет. Я прекрасно понимаю, что еще совсем немного, и мы, к примеру, там проблему обманутых дольщиков, да, просто забудем, как нечто, чего особенно и не существовало там. А, может быть, существовало, но когда-то давно и не с нами. А то, что там еще, буквально, там год, три назад, а это было вот прямо вот первое место в повестке. Ну, было и было и ладно, что, прошло ведь. Поэтому давайте об обманутых дольщиках. Правда, решили?

Дмитрий Скриванов:
Да, и, слава богу. Вообще, если говорить, у нас в Пермском крае было 56 многоквартирных домов, и, по-моему, порядка 4 тысяч человек были обманутыми дольщиками. На сегодняшний день уже принято решение в отношении 30 процентов домов, и по тому, что эти обманутые дольщики получат компенсации соответствующие из фонда поддержки обманутых дольщиков. Я могу сказать, что я напрямую занимался этой тематикой. И не смотря на то, что были созданы все федеральные механизмы для того, чтобы это работало, к сожалению, тема не двигалась на территории Пермского края. И очень хорошо, я очень рад тому, что сейчас она задвигалась. И губернатор обращает на это большое внимание. По крайней мере, те объекты, которые находятся у меня в округе, я могу сказать, что они решаются. И тот же самый злополучный Первый Пермский микрорайон, он уже как решенная проблема на сегодняшний день. А я встречался с людьми, и люди не верили в то, что это в принципе, может решиться. Поэтому сказать, что правительство работает, губернатор работает по этому вопросу, да, работает. Соответствующие федеральные механизмы есть? – Есть. Соответствующие региональные механизмы есть? – Есть. И я надеюсь, что у нас проблемы обманутых дольщиков через некоторое время, в принципе, не будет, и мы понимать даже не будем, что это такое, и, слава богу.

Роман Попов:
Что касаемо аварийного жилья и расселения аварийного жилья. Насколько здесь можно говорить о хорошей динамике? Забудем ли мы когда-нибудь эту проблему также, собственно, как мы сейчас предрекли проблеме обманутых дольщиков?

Дмитрий Скриванов:
Ну, думаю, что, скорее всего, нет. Слишком много у нас все-таки аварийного жилья. И, несмотря на то, что правительство, и федеральные механизмы дают возможность достаточно хорошо двигаться. И мы привлекли дополнительно, по-моему, 2,4 миллиарда рублей на расселение ветхого аварийного жилья. Все же у нас остается достаточно большое количество этого жилья. Это не только проблема наша, это проблема всех промышленных городов. Всех городов, которые так быстро росли после войны, как мы, когда строили пятиэтажки, не пятиэтажки, а "сталинки" их называют. Дома, которые уже, по сути дела, свой нормативный срок службы отслужили. Пока не принято еще решение окончательное о реновации. Я надеюсь, что оно будет принято в ближайшее время по всей федерации, потому что оно апробировано на федеральном уровне, на уровне Москвы, и показало себя хорошо. И я очень надеюсь, что оно придет к нам в том числе. Но, если вернуться к каким-то сухим цифрам, то, наверное, нужно сказать, что вот 4,3 миллиарда рублей, в принципе, было получено средств из фонда ЖКХ. Много это или мало сложно сказать, но это позволило решить проблему для тысяч людей.

Роман Попов:
Давайте о такой истории, как газификация. Буквально совсем недавняя история. Если мне не изменяет память, там несколько последних недель она держалась у нас на повестке. Пермский край стал одним из 15 субъектов России, вошедших в число пилотных регионов по обеспечению готовности к внедрению бесплатной догазификации. Вообще, кстати, газ на территории Пермского края, газ в территориях, газ в местностях, как часто возникает этот вопрос? Какую динамику здесь наблюдаете?

Дмитрий Скриванов:
Здесь две проблемы. Все, что связано с газификацией. Первая проблема – это когда люди готовятся к газификации, заказывают проекты и готовы газифицироваться. И газ прошел мимо, но люди не смогли вложить необходимые средства, чтобы газ зашел к ним, потому что это было дорого. И вторая проблема заключается в том, что, несмотря на то, что у нас проходят магистральные нитки газопровода. И, по-моему, если я не ошибаюсь, 74 процента всего российского газа проходит через Пермский край. У нас все равно очень невысокий уровень газификации. Именно поэтому губернатор, правительство Пермского края обращают серьезное внимание на этот вопрос. Недавно совершенно приезжал генеральный директор всего межрегионгаза Российской Федерации. Было подписано соглашение, в том числе, был пуск соответствующий, в связи с решением президента и принятыми документами на уровне государственной думы. Насколько я знаю, выделено сейчас 1 миллиард 300 миллионов на дозагификацию. Это когда газ прошел мимо человека, но человек не смог завести его к себе. Поэтому теперь это будет история "Газпрома". "Газпром" должен будет завести человеку газ. И второе, это, конечно, газификация деревень, и сейчас подано порядка 24,6 тысяч заявок как раз на газификацию. Я надеюсь, что мы пойдем более серьезными опережающими темпами, потому что, конечно, газ – это наиболее удобно, наиболее, что называется, на сегодняшний день, безопасно. Есть проблемы с нарушением энергетического баланса. Я очень надеюсь, что в какой-то момент мы начнем ее решать путем догазификации. В том числе, может быть, использовать где-то сжиженный газ, может быть, использовать где-то другие виды топлива, удобные для населения. Но мы точно уйдем от дров, и точно уже уйдем от той ситуации, когда человеку нельзя было оставить дома, вплоть до того, что ребенка, потому что он боялся за безопасность своих детей. И что человеку просто неудобно и дорого было использовать те виды топлива, которые являлись традиционными для приготовления пищи, и для того, чтобы в доме было тепло.

Роман Попов:
Ну, и последнее, о чем вас спрошу. Я просто попрошу подвести тогда небольшой итог. Пермский край за последние год-полтора, еще раз попрошу вас сформулировать общую мысль, изменился? Какова динамика?

Дмитрий Скриванов:
Оценивая то, как мы шли раньше, и то, как мы развивались раньше, я думаю, что динамика положительная, и динамика радует. Я думаю, что все жители и города Перми, и не только города Перми, и сельской местности, прекрасно видят, что появляются новые объекты, видят, что доступным становится образование. Видят, насколько государство пытается оказать определенное содействие. Да, конечно, не всех все устраивает. Безусловно, пандемия и разные другие вещи, может быть, вносят коррективы в нашу жизнь. И, к сожалению, это у людей не всегда формирует только положительные эмоции. Но то, что Пермский край меняется, это точно. И то, что Пермский край меняется к лучшему, это тоже точно. Я это говорю и как житель Перми, и как человек, который много ездит по другим субъектам Российской Федерации, много бывает в сельской местности, наших муниципальных образованиях.


Обсуждение
1968
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.