Верхний баннер
11:21 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 14 ИЮНЯ 2021

$ 71.68 € 87.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Крупным планом

29.10.2012 | 13:00
Премьера в Театре-Театре
Теги: театр

Ведущий: Добрый день, дамы и господа. В студии ведущая Нина Соловей. За пультом звукорежиссера Мария Зуева. Осталось почти две недели, и Театр-Театр приглашает нас на премьеру мюзикла. Снова мюзикла, но на сей раз мюзикла для детей  и при участии детей. Называется он «Пеппи».  Об этом спектакле, о том, как проходит репетиционный  процесс мы поговорим с режиссером Ириной Зубжицкой. Здравствуйте, Ирина.

Ирина Зубжицкая: Здравствуйте.

Ведущий: Рада вас приветствовать в нашем городе. И, конечно вопрос мой первый будет связан с тем, что в спектакле главные роли  и заглавную, в том числе, играют дети. Это было изначально принципиально ваше решение, либо с этим предложением к вам вышел театр? 

И.З.: Мы все одновременно решили провести в этом смысле некоторый эксперимент, который, нам кажется, связан с тем, что наличие современных  каких-то технологий приучило людей к довольно  ограниченному количеству условностей. И даже очень  хорошее травести вызывает подозрение, когда играет ребенка. Понимаете, да?  То есть, как бы, вот здесь дети играли детей безусловное существование.  Ну а дальше уже наши проблемы.

Ведущий: Притом, вот та замена, она проходит еще, когда в зале сидят взрослые зрители, которые понимают, что это театр, это условность. Но не так  давно я была в одном из пермских театров на премьере, и там  главный герои тоже    дети. Так вот в антракте ребенок  подходит и говорит: «Мама, мне обещали спектакль про мальчика, а это дяденька».

И.З.:  Ну хоть не тетя, и то спасибо.

Ведущий: Да. И мы ему объясняем: «Ну это же театр, тут невозможно, ребенок не сможет с этим справиться, понимаешь?» Но он говорит: «Но все равно  это ведь не мальчик». И уже какая-то вера теряется.

И.З.: Здесь еще качество, конечно, артиста важно, потому что я в своей жизни видела двух травести блестящих, которые убеждали всех, в чем угодно. Но их мало. Остальные могут быть прекрасными артистами, но это вот прямо редкий дар убедительности в детском качестве.

Ведущий: Но ведь и в Театре-Театре, который в основном ставит взрослые спектакли, там, по сути, ну, так на память  я не помню  сейчас кого-то, кто бы смог сыграть. Есть?

И.З.: Сейчас есть. Мы пригласили на этот спектакль в пару к Алене Терехиной, которая девочка, действительно, замечательная, талантливая, молодую артистку, которая, в общем, тоже девочка, Ксению Данилову. А дальше уже будем смотреть, смогут дети распознать или нет.


Ведущий:  Кто из них девочка, кто из них девушка.

И.З.:  Нет. Смогут ли они увидеть, что это взрослый человек. Мне кажется, что вряд ли. То, что она, правда,  юное создание, и не сильно далеко  оторвалась от Алены.

Ведущий: А,  кроме того, что детей будут играть дети, и это эксперимент, и это рисковое дело, какие плюсы в этом, кроме того, что дети играют? Вот вы сейчас  репетируете. Что положительного в этом вы видите? И был ли у вас подобный опыт вообще? Для вас, как для режиссера, это тоже  эксперимент?

И.З.: Только в  количестве детей.

Ведущий:  Что их очень много.

И.З.: Да. Потому что их  два состава, потому что в одном составе невозможно. А сначала было три состава, что еще хуже для режиссера. Да,  у меня Маугли играл мальчик, два мальчика. Причем, они были абсолютно разные, как люди: один был боец, а другой  такой интеллектуал, поэтому Маугли получались разные. Но там было проще, там всегда ребенок со взрослым  вместе работал в сцене. А здесь в «Пеппи» есть сцены, где дети играют одни без взрослых. Оркестр, который наверху сидит, мы не считаем. То есть вот они сами…

Ведущий: И тут вы опасаетесь?

И.З.: Я не опасаюсь, я надеюсь.

Ведущий:  Но я выстраиваю так, чтобы была такая четкая канва.

И.З.: Конечно, а иначе никак, потому что  все-таки это дети. Допустим, не у всех одинаковый опыт есть сценический, потому что Алена довольно опытный человек, Терехина, это видно. Вообще, я очень довольна, что она нашлась,  что она пришла на кастинг.  Был кастинг. 

Ведущий:  Вот расскажите про кастинг. Большое ли количество детей было? И что главное для вас было?

И.З.: Во-первых,  главное и первое, чтобы дети в состоянии были два слова произнести самостоятельно.

Ведущий: Цвет волос был решающим?

И.З.:  Нет, ну что вы. Нет, здесь личные качества человека важны. Второе, они все  должны были петь и мочь танцевать.  Это обязательно. У них довольно сложная хореография. Мне кажется, чтобы петь и танцевать музыку, обработанную Татьяной Виноградовой,  довольно надо иметь…

Ведущий:  Надо иметь опыт большой.

И.З.: Не то, чтобы опыт, много сил и умений.  Это очень непросто. И вот петь и танцевать ребята справляются просто блестяще. Все. Причем, там есть школьники, кроме Томми. Аники и Пеппи. И дети, которые играют школьников, они, на мой взгляд, замечательные.

Ведущий: А что касается актерских?

И.З.: Актерам тяжелее, потому что у  мюзикла довольно жесткая структура, которая  развернуться не дает, честно говоря, никому. От этого ощущение, наверно, некоторой выхолощеннсти, что ли, в результате.

Ведущий:  То есть надо сразу включаться актерски?

И.З.: Да, максимально. При этом так особо поиграть-то и не дадут, понимаете, да? То есть там, в основном,  открытые эмоции, получается. И очень затратно, конечно. Они замечательные драматические артисты, и, в общем,  очень мало в стране театров,  где есть  труппа, которая в состоянии  вообще сделать мюзикл. Действительно, мюзикл, где поют и танцуют, а не просто музыкальный спектакль,  где иногда попоют, может быть, отдельно потанцуют. Здесь это хорошо тренированная труппа в этом смысле.

Ведущий:  Но большая-то часть все равно это не труппа Театра-Театра, по идее.

И.З.:  Да почему?

Ведущий: А дети, они же не труппа театра.

И.З.:  Дети оказываются в городе, где полно населения. И все это население взрослое пытается на них давить:  делай так, да делай сяк. Разумеется, это взрослые. А они уж, как могут, пытаются сопротивляться.

Ведущий:  Кроме того, что они должны обладать какими-то и актерскими качествами, и петь, и танцевать, театр – ведь это довольно такая…

И.З.: Нудная.

Ведущий: …машина серьезная, да, в чем-то и нудная, и требующая дисциплины. А ребенок, он не профессиональный артист, которому надо, сегодня надо репетировать,  несмотря на то, что  у тебя депрессия, или  еще что-то не сложилось. Не сталкиваетесь вы с такими психологическими проблемами, когда не хочет по какой-то причине? У них же какая-то там своя жизнь  внутри бывает.

И.З.: Надо сказать, что дети приучены, дети не с улицы пришли. Дети поют, дети занимаются  в разных местах.

Ведущий: Замотивированы то есть уже, да?

И.З.: Ну да, они хотят. Конечно, их внимания не хватает  на трехчасовую репетицию никак, но они держатся. Через какое-то время начинается, уже всё, куда-то улетел, все че-то о своем думают, че-то они хихикают, в какие-то начинают в игры играть, собираются все вместе, потому что тяжело им ждать. Но они мужественно держатся. Почти из последних сил, но держатся. 

Ведущий:  Вам приходится быть еще и психологом.

И.З.: Не совсем. У меня на это не особо время есть. К тому же,  мне все-таки  помогают сильно.

Ведущий: А кто помогает,  родители?

И.З.:  Родители, да, видимо, держат их, настраивают, потому что  очень мало  детей сорвалось с проекта, ушли, совсем немного.

Ведущий: То есть были те, кто прошли кастинг и потом отсеялись?

И.З.: Да, как-то отсеялись. Дети, скажем, девяти лет  и младше, им вообще это тяжело. Если они спортом не занимались, то им тяжело долго держать… ну что-то делать очень долго,  как-то смысл пропадает. А, тем более, у нас длинный период, мы апрель, май репетировали, и сейчас с перерывом в 4 месяца… Но они, правда, зато прекрасно, на мой взгляд, поют, танцуют сейчас уже.

Ведущий: Вот я познакомилась со списком хотя бы тех ребят, которые играют  детей в школе, и так далее, очень много из них с театральными фамилиями.  То есть это дети актеров?

И.З.: Я-то ведь не знаю.

Ведущий: А, то есть, вы не знали. Не замолвили словечко: «Ну это дочка замечательной актрисы нашей»?

И.З.:  Нут, ну что вы. Я думаю, что, если, допустим,  мама актриса, она же сама понимает, что  тут никакое слово не поможет.  Это, во-первых, труд тяжелый. Во-вторых,  захотела сама, сама и расплачивайся.

Ведущий:  Вози ребенка, туда, сюда.

И.З.: Да. Но надо сказать, что  вот мы разговаривали, правда, весной с родителями по поводу того, что в какой-то момент  нужно просто уже и родителям понимать: либо  ребенок ввязался и он  доводит до конца…
Ведущий: А школу никто не отменяет  на это время.

И.З.: Никто не отменяет.  Либо они должны были сделать раньше выбор. Сейчас уже назад хода нет.

Ведущий:  Уже подписаны дорогостоящие контракты на пять лет.

И.З.: Во-первых, контракты подписаны, наверно. Я тоже в это не очень вникаю. А, во-вторых, должен ребенок, если взялся, доделать, даже если  ему уже плохо стало от этого всего.  
Ведущий:  Ненавидит эту Пеппи уже.

И.З.: Пеппи-то они вряд ли ненавидят. Конечно, им надоедает репетировать.  Ну, вроде, мы сделали уже один раз, ну че уже бесконечно.

Ведущий: А говорят такое: «Ну я потом сделаю»?

И.З.:  Нет, это так говорят артисты.

Ведущий:  Что легко в основу этого спектакля? Раз это мюзикл,  то там оставлено от истории Астрид Линдгрен сколько?  Какая часть?

И.З.:  Хороший вопрос.

Ведущий:  Замечательный.

И.З.: Небольшая. То есть  взят за основу бренд. А дальше уже история, пересказанная Юлием Кимом, то есть либретто к мюзиклу. Мне кажется, если всю книгу ставить, это же вообще немеряно. Сериал.

Ведущий:  Это очень много, да. А в театрах ведь сейчас модно, в основном, московских, на четыре часа спектакль.

И.З.: Пусть в Москве и смотрят четыре часа. Не знаю, мне кажется, надо как-то покороче. У нас и так довольно большой объем получается.

Ведущий:  Тем более, для детей.

И.З.: Да.

Ведущий:  Но там взята история, когда приезжает папа, когда  они уезжают с папой.
 
И.З.:  Там взята история попадания Пеппи в замученный  правилами город, попытка ее этот  город разворошить и поставить на голову. И в результате ее практически победили...

Ведущий:  Органы опеки?

И.З.: Да. Причем,  органы опеки были довольно злобные.  Но приехал папа, и все спас. Все-таки папа должен спасать, я считаю.  

Ведущий:  Родной человек. А какова сверхзадача этого спектакля? Вас что конкретно привлекло, кроме того, что  вот  такая девочка внутренне свободная?

И.З.: Вот внутренняя свобода и привлекла. Всем же хочется внутренней свободы, особенно  творческой свободы. И никому не нравятся излишние запреты. Я согласна с тем, что какие-то правила должны быть, но их должно быть  немного, и им  подчиняться должны все, этим немногим правилам. А дальше творческая свобода. А,  тем более,  детская.

Ведущий:  Как вы думаете,  сегодня дети ограничены  в свободе? Я, например, встречалась с такими случаями,  не знаю, рассказывали вам дети или нет, когда сегодня в школах, сегодня, казалось бы, в то время, когда мы говорим о свободе, демократии, о том,  что  ребенок должен делать то, что он  хочет,  тогда он будет развиваться, как личность,  когда сегодня в школах,  элитных школах дети встречаются с довольно строгими правилами, начиная от формы и заканчивая какими-то  правилами поведениями  довольно строгими.  Вот вы с детьми не говорили на эту тему? Как они? Либо они не встречаются с этим? Можно назвать так проблемой дня?

И.З.: Проблемой дня? Вы знаете, младенцам, чтоб они не поцарапались,  на ручки одевают такие  перчаточки, ну варежки, чтоб они себя не поцарапали. Вот ограничение для детей должно быть такого рода, я считаю, чтобы  они себя не убили или кого-нибудь. А дальше, действительно,  наверно,  надо заинтересовывать. Не всегда  это возможно, когда это масса детей, но с одним ребенком  всегда договориться можно, я считаю.

Ведущий: А вот эти выпады Пеппи, они были от того, что  она была не воспитана или не довоспитана? Мамой, рано ушедшей, если верить хотя бы Астрин Линдгрен, папой, куда-то за дальние моря перекочевавшем.

И.З.: Нет, она просто очень справедливая девочка. Если надо быть приличной, так она может. Просто обычно это страшно скучно.

Ведущий: Только для чего?

И.З.:  Поэтому надо не унывать,  надо жить весело, надо играть, тогда все возможно. Можно играть в строгие правила. Но это игра, а не на самом деле, и посадить в тюрьму.   Не дай бог, ты не туда куда-то ступил.

Ведущий: На полном серьезе играть запрещено и вредно.

И.З.: Да.

Ведущий:  В правила.

И.З.: Да-да-да.

Ведущий: Алла задаем вопрос: «Скажите, пожалуйста,  только ли играют дети? А взрослые артисты что-то играют?»

И.З.:  Да, конечно. Детей гораздо меньше, чем взрослых артистов.

Ведущий: Взрослые артисты играют взрослые роли, надо так полагать.

И.З.:  Да.

Ведущий: Каково вам работается с артистами нашего театра? И отбирали ли вы их?

И.З.:  Да, конечно. А как  же? Я хорошо подумала, кого  отобрать. Мне очень нравятся артисты  Театра-Театра. Это  довольно хорошо оснащенная труппа, интересные люди.  Ну и как дети, немножко замучались.  То есть вот  так все замечательно, мне кажется. 

Ведущий: Я вижу то распределение, которое уже  пресс-служба донесла до  нас, в том числе. И, например, жулика Блома играет и Валентин Белоусов и Артем Орлов,  два, на мой взгляд, разнохарактерных, не говоря уже о том, что  и разновозрастных артиста.  Это тоже ваше решение? Или то  непринципиально?  Они оба такие разбойники веселые.

И.З.:  Тут такая произошла вещь. Я придумала  таскать ящики. И Валентин Николаевич, мне кажется, для него  это слишком… не круто. Он замечательный артист. А просто  мы с ним договорились, что  мы попробуем, а потом посмотрим по состоянию, просто по здоровью.

Ведущий: Пока мы будем смотреть Артема  Орлова.

И.З.: Да.

Ведущий: Кирилл спрашивает: «Правильно ли  я понимаю, что в вашем спектакле будет звучать та же самая музыка, что и в знаменитом фильме?»

И.З.:  Не. Она по нотам-то вроде та же,  но на самом деле она  сильно-сильно аранжирована. И, на мой взгляд, поинтересней.

Ведущий: Осовременена?

И.З.: Она интересней. На современный слух, я бы так выразилась. Она не современная, прямо современная музыка, нет,  это не так.

Ведущий: С битбосами.

И.З.: Да. Она просто поинтересней в смысле… мюзикл  все-таки довольно старый. И темп довольно низкий, и, так просто говоря, прихваты стародавние.  Мне кажется, Татьяна Виноградова  замечательно ее аранжировала. И она стала интересней, на мой взгляд, чем музыка оригинального фильма, допустим. 

Ведущий:  Знаете ли вы, планируется приглашение  композитора, Юлия Кима, в том числе, на премьеру?

И.З.: Я ничего не знаю, потому что я репетирую, извините.

Ведущий: И занимаюсь только творчеством.

И.З.: Исключительно. Нет, я как-то даже и не узнала. 

Ведущий: А вам было бы любопытно их мнение?

И.З.:  Редко, когда авторам нравится  переделка собственных вещей. Но я думаю, что они не жадные люди-то. Наверно, если это хорошо, так они бы и сказали: «Молодцы».

Ведущий: А много вообще в стране  нашей постановок театральных этого произведения?

И.З.: Пеппи? Насчет готовых постановок  не знаю, но знаю уже четыре театра, которые хотят ставить Пеппи. 

Ведущий: Тренд.

И.З.: Ну да.  Это связано именно с свободой, я подозреваю, внутренней.

Ведущий: В Театре-Театре готовится к выпуску мюзикл «Пеппи». Режиссер спектакля Ирина Зубжицкая сегодня гость нашей студии. Премьера  назначена на 14 ноября. Пока  что получится, не может говорить  и сам режиссер, потому что, как поведала нам Ирина до эфира,  еще не было даже выхода на сцену. То есть все пока в стадии репетиционного процесса. Не было еще больших каких-то крупных  репетиций на сцене. Но, тем не менее, сейчас готовится художественно-декорационное оформление. И уже сами эскизы вы, конечно, видели. Кто художник этого спектакля? Что нас ждет?

И.З.:  Художник-постановщик Елена Авинова, художник по костюмам Екатерина  Андреева. Обе они живут в разных местах, но работают вместе в «Театре на Спасской» в городе Киров.

Ведущий: Который недавно к нам приезжал и привозил ваш спектакль.

И.З.: Ну да. Мы с ними  договорились о том, что мы попытаемся сделать такой несколько мультфильм. Вот, собственно, с тем и связано видение художников по поводу прибытия Пеппи в некий городок. 

Ведущий: Мультфильм рисованный, пластилиновый?

И.З.: Да, рисованный.

Ведущий:  Значит ли, что там  будут присутствовать модные сегодня в театре видеопроекции?

И.З.: Нет. Ну куда еще в мультфильм видеопроекцию?

Ведущий: Еще мультфиль-мультфильм будет.

И.З.: Да.  Поют, танцуют, все такое разноцветное. Еще и проекцию.  Это вынос мозга, покемоны получатся. Нет, мы без проекций.

Ведущий: Этот спектакль это такой будет большой праздник?

И.З.: Да. Это праздник для  детей хотелось бы нам устроить. А вот дальше посмотрим: понравится  ли детям этот праздник или нет.

Ведущий: Сегодня очень часто театральные режиссеры, особенно театров, куда ходят в основном дети, озабочены тем, чтобы на спектакли приводили не классами, а приходили дети со своими родителями, чтоб они там обсуждали этот спектакль. Хотели бы вы, чтобы о чем обсуждали потом  после спектакля родители со своими детьми, либо очень хороший учитель, который действительно после спектакля или перед спектаклем со своими учениками  обсуждает? Что можно  обсудить после этого, кроме того, что «ой, какие замечательные дети, ой, как там красиво, ой, какая чудная эта?» Как вы слушаетесь ??????? (неразборчиво)?

И.З.: Что можно, что нельзя, какая степень ответственности, и у ребенка, в том числе, если он что-то сделал, что он может противопоставить  неправоте взрослых, или просто он должен сидеть и обижаться, чем плохо насилие над личностью. Например, почему  нельзя устраивать цирк дрессированных детей.

Ведущий: А насилие над личностью в вашем спектакле в основном его кто проповедует? Эти тети из попечительского совета?

И.З.: Нет, они до края не дошли. Там приезжает директор цирка Стефенсон, который устраивает просто фашизм из лучших соображений. Мечта  у него – цирк дрессированных детей. 

Ведущий:  Он так «любит» в кавычках детей.

И.З.: Нет. Просто  дети бессловесные в этом смысле, дети, особенно сироты, с ними можно делать все, что угодно. И при этом бесплатно.

Ведущий: Сегодня это имеет место быть, такие случаи? Наверно.

И.З.: Я думаю, да.

Ведущий: К сожалению. И не только с сиротами, наверно, да?  Что это так нужно. В рамках какого-то процесса, учебного, в том числе.

И.З.:  Видите, никакое произведение: ни литературное, ни художественное, ни  театральное не дает однозначных ответов ни на что. Оно может заронить сомнение,  оно  может задать вопрос. Но вот так вот, чтобы    однозначно сказать -  вот так плохо, вот так хорошо, я не знаю. С одной стороны, свобода необходима, а особенно свобода игры, свобода   сочинения ребенку. А дальше уже  надо задуматься, насколько  эта свобода далеко  распространяется.

Ведущий: На своих репетициях вы такой режиссер  деспот, тиран, который  вот так и так  помогает,  прислушиваетесь ли вы иногда к детям, которые  говорят «а давайте вот лучше  вот так сделаем, давайте я побегу лучше так»? Либо  все там … иерархическая такая  лесенка, она строго построена  на репетициях?

И.З.: Вы знаете, по-разному, потому что длительный процесс-то у нас уже с детьми. Когда мы пробовали  и то, что они предлагают, в  какой-то момент я поняла, что надо…

Ведущий:  Демократии тут не место.

И.З.:  Ну да, что уже пора как-то окончательно закрепиться и дальше…

Ведущий: Оттачивать.

И.З.: Да, оттачивать, потому что, к сожалению, мало, кто  и из взрослых-то импровизирует толково. Предлагают, да,  хорошо, замечательно. Но потом, понимаете, все-таки мюзикл – это такая машина. Вот чего ни делай – машина. И нужно складывать какие-то кубики. Мало, кому нравится быть кубиком,  который складывают. Это  на самом деле абсолютная несвобода, конечно.

Ведущий:  Но театр вообще не место для свободы.

И.З.: Неправда. Зависит от материала, от артистов и от времени. 

Ведущий: От Дмитрия пришел еще один вопрос. «Скажите, пожалуйста, почему в последнее время все обращаются к классике? Сегодня нет авторов,  которые писали бы хорошо для детей?» Вот замечательный, на мой взгляд, вопрос. 

И.З.: Потому что это  длительный процесс. Наверняка, есть авторы, но  вот пьес для детей много не пишут – раз.  Потом, они все  какие-то прикладные по поводу Нового года, еще какой-нибудь ерунды – два. Несобытийные, я бы так сказала. Сказки есть. И у нас, и зарубежные сказки есть. Но это нужно же еще…  Вот почему, допустим, сильно  отличается обычно любая пьеса о Пеппи  от  книги Астрид Линдгрен? Все-таки литература, я бы сказала, в большем  количестве измерений существует, нежели драматургия. Так мне кажется.   То есть драматургия в четырех измерениях существует, а литература в шести, плюс то, что еще есть    в голове  у того, кто читает.  То есть всегда книга будет казаться  лучше, мне кажется. Например, «Мастер и Маргарита».  Это все-таки какой-то предложенный вариант. А когда вы читаете, у вас другие способы  какие-то восприятия.

Ведущий:  Но ведь задача режиссера всегда попытаться вступить вот в этот конфликт, переборот воображение, потому что и Пеппи у нас у каждого своя, наверно.

И.З.:  Конечно. Но дело в том, что все равно  я не могу выбрать все темы сразу. У меня еще есть условие мюзикла. То есть там  заданная музыкальная ситуация, там заданный рисунок уже есть.

Ведущий: А вам не скучно, как режиссеру, вот существовать ?????? (неразборчиво) наоборот…

И.З.: Ничего мне не скучно.

Ведущий: …или, наоборот это организует, мобилизует?

И.З.: У меня борьба, у меня война идет.

Ведущий: С самой собой?

И.З.:  Да, с самой собой, с мюзиклом, потому что это сложный жанр. У нас  он не известен по крупному счету. Там есть, видимо, какие-то механизмы, но это надо долго  сидеть и высчитывать их, а они есть, очевидно, их можно проще найти. Потом, все-таки это такой жанр специфический, который требует определенного воспитания к нему, к жанру мюзикла. Поэтому у нас все мюзиклы немножечко какие-то под вопросом по отношению, например,  к голливудским мюзиклам. 

Ведущий: У нас мюзиклы в основном  воспринимают, как большое развлечение, как такой  большой театрализованный концерт,  как что-то такое…

И.З.: Яркое.

Ведущий: Да, яркое…

И.З.: И развлекательное.  В этом есть резон: почему не быть яркому и развлекательному? Что ж тебе грустить-то?  Я-то говорю о механизме построения.  Этим интересно мне было попробовать, для себя нащупать этот механизм своими руками, не посмотреть со стороны.

Ведущий: Сейчас остаются буквально считанные дни, которые будут уже пролетать  очень быстро, очень быстро, когда  начнутся и генеральные репетиции,  и прогоны, и  освоение, наверно, сценической площадки, особенно  ребятам.  Дай бог, чтоб впереди вас ждали  только приятные сюрпризы.

И.З.:  Да, но мы не ответили на вопрос по поводу, почему берут классику.

Ведущий: Ну почему берут классику?

И.З.:  Вы как думаете?

Ведущий: Потому что мало пишут, неинтересно писать для детей.

И.З.: Нет, это не так.

Ведущий:  Не о чем писать для детей?

И.З.: Нет. Классику ставят не только для детей. Да?

Ведущий: Да.

И.З.:  Во-первых, потому что темы существуют, и темы не сиюминутные,  потому что все, что сейчас появляется, немножко сиюминутно. И это как-то мелковато.  И вот это мелкотемье как-то надоело, видимо, и режиссерам, и зрителям.  

Ведущий: Конъюнктура та же самая, следование каким-то…

И.З.:  Ну да. В том числе, и моде, веяниям. А с детскими пьесами никогда хорошо не было. Всегда была проблема.  То есть существуют тренды типа «Буратино»,  там еще что-то такое. Мало того, постепенно приучили ведь детей к короткому спектаклю.  То есть сейчас, чтобы спектакль был двухактовый детский, это  вообще большая проблема везде. Нет,  нам вот на Новый год. Блин. И чего можно…  Никакое литературное произведение, никакая история в 50 минут не укладывается, либо очень примитивная.

Ведущий: «Пеппи» - двухактовка будет?

И.З.: Я делаю двухактовку.

Ведущий: А как уж там в дальнейшем будет… Пожелаем вам,  чтоб не только после первого акта не ушли, но и после второго акта детям не хотелось уходить.

И.З.:  Ничего себе,  вы вывод сделали из того, что я тут  наговорила.

Ведущий:  Нет, это я вам желаю. Вы  сейчас еще  не готовы сказать о том, что будет,  в конечном счете.

И.З.: Я думаю, праздник получится.

Ведущий:  До встречи на празднике.

И.З.: До встречи.

Ведущий: В Театре-Театре в середине ноября. Спасибо, Ирина.  Дай бог, чтобы ваше пребывание в нашем городе было успешным.


Обсуждение
1784
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.