Верхний баннер
11:03 | ПЯТНИЦА | 25 ИЮНЯ 2021

$ 72.33 € 86.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Крупным планом

24.12.2012 | 12:00
Гастроли хора филармонии во Франции
Теги: театр

В студии ведущая Нина Соловей. За пультом звукорежиссера Антон Мелехин. Так уж повелось, что в рамках нашей программы мы, как правило, рассказываем о событиях, которые происходят на территории Перми, либо Пермского края. Однако творчество и культура Пермского края не ограничиваются только концертами и выступлениями, которые видим мы с вами. Огромное количество событий, мероприятий проходит за рубежом, за пределами не только нашего края, но и нашей страны, где наше творчество, русское творчество, российское творчество представлено довольно широко. Вот об одном из таких, на мой взгляд, действительно, масштабных и серьезных событий, которое произошло не так давно, мы сегодня расскажем в рамках программы «Крупным планом».

 

Все дело в том, что Уральский государственный камерный хор Пермской филармонии не так давно вернулся из масштабного гастрольного турне по (внимание) 12 городам Франции. Гастроли эти были организованы, соответственно, Пермской филармонией, ассоциацией «La Toison d'Art» с целью развития как и культурных связей между нашими странами, так и того, чтобы представить творчество нашего прославленного уральского камерного хора французам. Сегодня гости нашей студии главный дирижер, художественный руководитель Уральского государственного камерного хора Владислав Новик и главный хормейстер Уральского государственного камерного хора Василя Фахразиева. Вам двоим и придется рассказать нам о том, где нам не посчастливилось бывать, и как принимали, и откуда вдруг возникла эта идея: в 12 городах Франции, это масштабнейший проект, который требует и физических сил и выносливости, в том числе, артистов, голоса которых нуждаются в бережном отношении к ним. Откуда началась эта история?

 

Владислав Новик: Каждый год наш коллектив показывает одну или несколько премьер. И в позапрошлом году была премьера Гальперина, нашего русского композитора, который живет во Франции. Когда мы поставили его сочинение, он был очень доволен, восхищен, и по приезде в Париж, я так думаю, переговорил с импресарио, с менеджерами, с продюсерами, и один из продюсеров… ему понравилось то, что мы делаем, какие у нас программы, какие у нас концерты, и, связавшись со мной, предложил вот такую поездку. Естественно, после того, когда были как-то улажены какие-то творческие вопросы, Пермская филармония не просто поддержала, а…

 

Рискнула.

 

Владислав Новик: Да, рискнула, конечно, рискнула, потому что это же ведь, правильно вы сказали, что это не просто концерт, это большое-большое турне. Это не каждому коллективу, особенно хоровому коллективу, в сегодняшнее время, которое требует определенных затрат, и Пермская филармония, так как мы же Пермская филармония, мы не просто государственный хор, а Пермская филармония, взялась за такой грандиозный проект.

 

Если я не ошибаюсь, 14 дней и 12 городов. То есть каждый день переезд, каждый день концерт. Василя, расскажите, каков был режим работы, как выдержали? Ведь нужно еще петь.

 

Василя Фахразиева: Да. Но самое главное все знают, что для певца это самое главное…

 

Сон.

 

Василя Фахразиева: …отдых и сон. И поэтому надо отдать должное нашему коллективу, что все настолько были собраны и концентрированы, потому что режим был такой. В 9 часов мы выезжали из гостиницы, то есть завтрак и выезжали из гостиницы, где-то 500-600 километров мы ехали на автобусе, переезжали из одного города в другой, приезжали на площадку, у нас была репетиция.

 

500-600 - это, например, из Перми до Чердыни.

 

Василя Фахразиева: И репетировали на площадке. Потом у нас где-то полчасика было на подготовку к концерту, и был концерт. Концерт обычно длился, если программа без перерыва, была рассчитана на час двадцать, то меньше двух часов программа не шла.

 

Все бисы?

 

Василя Фахразиева: Да, да.

 

Владислав Новик: Бисы у нас это было полчаса. Представляете, полчаса – это было бисирование.

 

Василя Фахразиева: Аплодисментов.

 

Владислав Новик: Полчаса. Нас вызывали раз на бис, два на бис, три, четыре, пять. Потом мы уже раздеваемся. Концертные костюмы снимаем. Подходит организатор и говорит: «Выйдите, пожалуйста, они же там сидят и ждут вас». Пришлось опять одеваться, идти, покланяться, и тогда они уже все разошлись.

 

Вы исполняли программу, которая понравилась композитору Юрию Гальперину?

 

Владислав Новик: Нет, нет.

 

Что за программа была?

 

Владислав Новик: У нас получилось так, что продюсер поставил задачу, чтоб показать весь аспект русской музыки. То есть у нас была русская православная музыка, музыка барокко, русского барокко, народные песни и современные композиторы. Это Гальперин и Свиридов. То есть от самого зарождения русской музыки до современного нашего видения и слышания ее.

 

И, насколько я понимаю, выбраны были лучшие произведения, которые требуют и исполнительского мастерства.

 

Владислав Новик: Здесь были такие консультации обоюдные, совместные, потому что одно дело, как мы видим это, а другое дело, как французский слушатель. Ведь это же элитарный, изысканный слушатель, поэтому ему нужно... мы не знаем, что бы хотелось бы им. Поэтому мы, естественно, совместно вот эти все программы формировали.

 

А в каких городах вам пришлось концертировать, и что это были за залы?

 

Василя Фахразиева: Такие крупные города – это Париж, это Страсбург, Лион, Тулон, Кольмар.

 

Владислав Новик: Кольмар, вот где проводит Спиваков, прямо в этом зале у нас был концерт.

 

Василя Фахразиева: Лион и Юзес – это два города, в котором проходит барочный фестиваль, которому уже 30 лет.

 

Владислав Новик: Это был юбилейный.

 

Публика-то везде была более, чем подготовленная, получается.

 

Владислав Новик: Публика был просто вот...

 

Требовательная.

 

Владислав Новик: ...да, допустим, барочный фестиваль, это в храме. Сама акустика именно была барочная. И когда мы увидели, как расстилают ковровую дорожку...

 

Василя Фахразиева: Красную.

 

Владислав Новик: ...и не просто только в зале, но и на улице, и когда заходят дамы и господа в вечерних костюмах, то есть уровень вот этого фестиваля. Вообще, это считается, как бы, центр барочной культуры, вот этот фестиваль. Поэтому было так просто...

 

Василя Фахразиева: Очень ответственно.

 

Волновались?

 

Владислав Новик: ...приятно, что русских музыкантов встречают так хорошо.

 

Василя Фахразиева: Хорошо – это, конечно... просто невероятный восторг вызывали концерты. Они вставали все, они бисировали. Залы были от 700 до тысячи мест, все залы. Были такие храмы в Юзесе, это вторая площадка. Там было заполнено всё, за алтарем стояли все кресла. Владислав Адамович стоял, он весь и сзади и спереди был на виду у публики.

 

Владислав Новик: Больше тысячи человек.

 

Василя Фахразиева: Даже Оля, второй человек, который работал с нашим менеджером, она говорит, что мы даже отказывали, к сожалению, потому что вообще некуда было посадить. И когда они все вставали, это, конечно, было очень приятно и очень как-то радостно за нас, за то, что нас так высоко ценят.

 

Владислав Новик: А на барочный фестиваль уже за месяц не было билетов.

 

Василя Фахразиева: К слову сказать, билеты стоят на барочный фестиваль 45 евро.

 

Что касается тех залов, в которых вы выступали, вы говорите, в храмах, там ведь акустика. Наверно, в этом тоже кроется секрет того, что вы выдержали эти гастроли, потому что для певца – это же такой большой подарок - хороший зал. Это же когда ты сам получаешь огромное удовольствие от звучания.

 

Владислав Новик: Вы знаете, разная акустика. Была очень хорошая. Но были залы, предназначенные для органной музыки, поэтому голос, вокальное искусство, когда оно немножечко... ну не очень удобно было петь.

 

На ICQ пришел вопрос: «А как же пережили музыканты климат?» Есть ли там какие-то большие перемены?

 

Василя Фахразиева: Во Франции климат, при котором можно жить, и существовать, и радоваться.

 

И петь.

 

Василя Фахразиева: Да.

 

Владислав Новик: Это была такая осень. Вот наша осень.

 

Василя Фахразиева: Тихая, спокойная, без сне... ну так один раз снег выпал, когда тут говорят, что Францию всю завалило.

 

Владислав Новик: Когда в горах мы были, там..

.

Василя Фахразиева: Около Альп.

 

Владислав Новик: ...возле Альп, ну там было... Ну обычная вот именно осень, такая спокойная осень. Ходишь в обыкновенной обуви, пальтишко, без головного убора. Правда, в Тулоне, когда...

 

Василя Фахразиева: К Средиземному морю ехали.

 

Владислав Новик: ...там был очень сильный ветер. А так всё очень спокойно.

 

Скажите, пожалуйста, те люди, которые приходили на концерты, это были русские парижане или это, в принципе, были любители музыки? И приходили ли к вам за кулисы люди, которые из России уехали?

 

Василя Фахразиева: На последнем концерте в Париже там были русские, потому что они потом подходили и кричали после концерта. А подходили вообще все: и немцы подходили, англичане. Мы же исполняли, у нас в рождественской программе были «Щедрик», который поется на всех языках, и «Тихая ночь», произведение Грубера, тоже которое поется на всех языках. Они подходили, они пели с нами даже на своем языке.

 

Приятно, что там знают не только калинку-малинку.

 

Владислав Новик: Подходил ко мне после первого или второго концерта в Париже. У нас в Париже было четыре концерта в разных храмах. Один-то концерт был вообще прямо с Нотр-Дамом. Там через квартал пройти и Нотр-Дам.

 

И везде были полные залы.

 

Владислав Новик: Полные залы, полнючие. Подходил Чайников Сергей...

 

Василя Фахразиева: Это концерт с басками когда был.

 

Владислав Новик: Он, конечно, и так восторженно, и сказал, что, вот, наконец-то я своей страной горжусь, горжусь я своей страной. Я говорю: «Сережа, а че ты так это, что до нас никто не был?» «Ну, понимаешь, ну приезжают, приезжают, но вот так, как вы сегодня выступили, это здорово, это прекрасно, это великолепно».

 

Понятно, что коллектив устал, чисто физически тяжело. Но появилось ли какое-то второе дыхание, желание у коллектива?... Все равно ведь это приятно, когда ты видишь отдачу, когда ты видишь, что все не зря, когда ты выступаешь среди настоящих знатоков барочной музыки, например, в городе, где проходит фестиваль. Как сами музыканты после гастролей? Есть у них что: а давайте-ка мы теперь и Испанию сразим?

 

Василя Фахразиева: Вообще у нас коллектив тем и отличается, что мы любой концерт работаем на 200 процентов. То есть у нас нет проходящих концертов.

 

Вы же не художественная самодеятельность в плохом понимании, правильно?

 

Василя Фахразиева: Бывает и профессионалы расслабляются. У нас нет. Мы в Кунгуре поем, в Страсбурге, везде для нас концерты очень ответственны. У нас нет проходящих концертов. И мы готовы, вот когда коллектив востребован, я считаю, что у нас коллектив всегда готов, мы готовы к любым свершениям, к любым программам. Потому что вот эта программа, которую мы исполнили Гальперина, на этом концерте был известный композитор французский Владимир Косма, который написал музыку для таких фильмов, как «Игрушка», «Папаши», всем известные. И он говорит, что он был просто поражен, как вообще хоровой коллектив может взять и исполнить такую музыку. То есть настолько она сложна для исполнения. Он говорит, что я не знаю такого коллектива больше в мире, который бы мог исполнять вообще так эмоционально, так технично, и ярко, выразительно такую музыку. Поэтому это, я думаю, что очень высокий показатель. Мы готовы работать, творить.

 

Владислав Адамович, наверняка, вы имели возможности общаться потом и с теми же менеджерами, с людьми, которые все это организовали, какие у них впечатления? Они ведь тоже рискнули, в определенной степени.

 

Владислав Новик: Конечно.

 

Одно дело - привести что-то такое калинка-малинка, как мы говорили, попсовое, другое дело – все-таки серьезную, сложную музыку. Есть ли у них желание продолжать этот опыт?

 

Владислав Новик: У них самые такие чувства очень добрые, доброжелательные, восторженные. На будущее был разговор. И, в принципе, они поставили себе в плане на 14-й год, на лето 14-го года.

 

Чтобы повторить.

 

Владислав Новик: Примерно вот такое турне.

 

А у нас вообще в России как много коллективов, которые, на ваш взгляд, способны бы представлять? Вы ведь не просто Пермь представляли, вы же Россию представляли.

 

Владислав Новик: В первую очередь Пермь мы представляли, Пермь.

 

Ну и Пермь, конечно. Они там как, Перм говорят? И вообще, слышали ли город?

 

Владислав Новик: Нет, нет, говорят.

 

Все в порядке, да?

 

Владислав Новик: В Страсбурге был посол России на нашем концерте.

 

Василя Фахразиева: И вообще все посольство было там. Как бы, одна сторона была - русское посольство, другая сторона французская была.

 

Владислав Новик: Поэтому, конечно, мы представляли и Россию. Но я считаю, что в первую очередь – это Пермь, Пермский край.

 

Это, конечно, приятно. Катерина спрашивает: «Сможем ли мы, пермяки, услышать ту программу, которой рукоплескала Франция?» Я так понимаю, что часть этой программы, так или иначе, слышали мы. Или было что-то специально подготовленное? Было какое-то произведение специально для тура подготовлено?

 

Владислав Новик: Нет, естественно, это из тех программ было, которые у нас есть. Какие-то были новые сочинения. Вот 6 января мы будем показывать именно рождественскую программу, которую мы показывали во Франции.

 

Был вопрос, который задали слушатели: пермяки-то услышат то, что было? Пермяки-то оценят? Программа, вы сказали, 6-го.

 

Владислав Новик: Да. 6-го числа в Органном зале...

 

Традиционно перед Рождеством.

 

Василя Фахразиева: В 18 часов.

 

Владислав Новик: Мы покажем вот эту рождественскую программу. Поэтому, кто желает услышать, чему же радовалась и восторгалась французская публика, добро пожаловать. Приглашаем.

 

Ну, извините, сам бог велел перед Рождеством послушать хорошую настоящую русскую духовную музыку. Что еще в рамках абонемента, ведь у хора есть свой персональный абонемент уже не первый год.

 

Владислав Новик: Да, да. В этом году он немножечко расширился. И у нас осталось...

 

Василя Фахразиева: 27 февраля.

 

Владислав Новик: 27 февраля прозвучит музыка французского композитора, такого музыкального импрессиониста Дюрафле, ну там мы еще посмотрим, с замечательнейшим органистом, который участвовал в Органном фестивале,

 

Василя Фахразиева: Сильвэн Плюйо. Очень тонкий органист такой.

 

Владислав Новик: Да, тонкий органист. И сочинение очень, я бы сказал даже, не то, что любопытное, а оно, в принципе, такое новое, что-то новое и в хоровом искусстве, и вообще в музыкальном искусстве.

 

Вы как-то увлеклись французским?

 

Владислав Новик: Нет. Это вот как-то звезды сошлись, понимаете? Вот как-то вот так получилось, что...

 

А есть что-то общее между французским и русским? В чем секрет-то, что вдруг такое?..

 

Владислав Новик: А вот, наверно, что-то есть, почему так все это и получилось. Вероятно, что-то есть. Но не только будут французы. На конец года намечается тоже мировая премьера уральского композитора, свердловского, из Екатеринбурга, Неменского. Сейчас мы с ним ведем интенсивную переписку. Он специально для нашего хора пишет какое-то очень большое сочинение, пока не раскрывая секрет, что именно. Затем, может быть, будет такая ультрасовременная музыка, это сегодняшнего композитора из Санкт-Петербурга, и неизвестное вообще сочинение Шнитке. Это в планах.

 

Василя Фахразиева: На следующий год.

 

Владислав Новик: Ну посмотрим.

 

Ну следующий год не за горами. Вот-вот - и уже лето.

 

Владислав Новик: Планов море. Поэтому дай бог сил и здоровья моим артистам, потому что они такие молодцы, так они выдержали всю эту поездку. Я просто горжусь своими артистами, которые смогли все это сделать.

 

Потому что одно дело – получить приглашение, а другое дело – соответствовать этому на деле.

 

Василя Фахразиева: Владислав Адамович перед поездкой нас еще предупреждал. Вы, говорит, себе даже не представляете, какой там будет график, как это будет напряженно. Но когда мы это почувствовали, конечно, коллектив весь мобилизовался. И у нас даже ни один человек не заболел. То есть настолько все были собраны и готовы отработать это на 200 процентов.

 

Владислав Новик: Ну, потому что, я ведь знал. Мы же уже были и в Польше, ив Германии, и в Италии, и на острове Сардинии, и во Франции еще раз были, то есть я уже знал, что придется так...

 

Для новичков это был...

 

Владислав Новик: ...да, мобилизоваться в полной мере.

 

Василя, в перерыве рассказывали про этот интересный концерт с басками.

 

Василя Фахразиева: Да. У нас в Париже в церкви Святого Рока состоялся такой интересный концерт с хором басков.

 

Владислав Новик: Испанский коллектив.

 

Василя Фахразиева: Их название «ANAIKI». Это 60 человек мужчин. У нас была сначала репетиция с ними. И это было что-то такое... фурор хоровой музыки. Сначала мы пели русскую программу, потом они пели свою программу. Потом наши мужчины пели с ними духовные произведения рождественские. Дирижировал сначала Владислав Адамович, потом дирижировал их руководитель. Потом наш хор пел произведения на баскском языке два произведения. Потом мы снова пели вместе «Дух Твой благий» Чеснокова. Сменялись дирижеры, менялись коллективы, это все действо длилось где-то два с половиной часа. И бесконечные аплодисменты. То есть это такой праздник был хоровой, просто удивительное и запоминающееся такое событие у нас. Как бы, и ответственное, и в то же время очень интересно было с ними работать. Своеобразный очень хор. И руководитель тоже очень волновался, когда с нами вместе дирижировал.

 

Кстати, по поводу хоровых праздников. Филармония не первый год проводит летом фестиваль хоровой.

 

Василя Фахразиева: «Хоровое поле».

 

«Певческое поле», то, что через полгода. И концерты проходят еще и на открытой площадке. Каково хору выступать на открытой площадке?

 

Владислав Новик: Это зависит от аппаратуры. Естественно, без хорошей аппаратуры... Я считаю, что то, что предоставляется нам, это вполне достаточно. Вы понимаете, все-таки хоровое искусство, особенно а капельное, если, допустим, с оркестром, с сопровождением, а а капельное, конечно, нужна такая естественная акустика. Я бы очень хотел, чтобы наш слушатель, наш зритель приходил на наши концерты послушать это живьем, потому что это несколько другое ощущение соприкосновения с музыкой, соприкосновения с голосом. Вот именно так.

 

Сергей задает вопрос: «Вы исполняете много церковной музыки на светских мероприятиях. А ваши певцы поют в церкви?»

 

Владислав Новик: Поют. Не только поют. Есть у нас и регентуют, и поют.

 

А вообще слышали ли вы когда-нибудь в свой адрес, ну не упреки, но вроде как «ну что же вы тут то, что было создано композитором для службы, вы исполняете...»

 

Владислав Новик: Нет, здесь разный подход. Ведь песнопения, они есть обиходные песнопения, а есть песнопения, которые возможно, именно возможно исполнять с концертной эстрады. То есть обиходные сочинения мы никогда не поем, потому что именно они предназначены для службы. А те сочинения, которые написаны в таком концертном варианте, мы берем и исполняем с концертной эстрады. В общем-то, это закономерно. Ведь никто не говорит, когда исполняются реквиемы, мотеты или кантаты, или мессы Баха или...

 

Василя Фахразиева: В католической церкви.

 

Владислав Новик: ...да, в католической, никто не говорит, что это предназначено, а это именно было предназначено для службы. Поэтому мне не было никогда никаких упреков.

 

Василя Фахразиева: Даже в советские времена.

 

Владислав Новик: Да, не было.

 

Не говорили о том, что вы исполняете...

 

Владислав Новик: Нет-нет.

 

Василя Фахразиева: И потом, сейчас в церкви очень редко бывает такой состав, который может исполнить произведения Рахманинова или Чеснокова в церкви. Это большая, довольно развернутая партитура.

 

Вы сказали уже, что современный композитор, например, из Екатеринбурга, пишет для вашего хора произведение. Это ведь тоже не очень часто, когда для конкретного коллектива пишут произведение.

 

Владислав Новик: Конечно, конечно. Это вот когда устанавливается какой-то контакт композитора и дирижера, когда они находят какой-то общий язык, не просто заинтересованность в создании. Ведь композитор и исполнитель – это, как бы, одно целое, да?

 

Василя Фахразиева: Композиторы доверяют Владиславу Адамовичу, как исполнителю. Гальперин, когда услышал первый раз, он был поражен. Он говорит: «Это я написал такую музыку?»

 

Это лучшая похвала.

 

Василя Фахразиева: Конечно, я считаю, что тоже. Сейчас вроде бы он собирается хоровую оперу написать для нашего коллектива.

 

Владислав Новик: Посмотрим, как там будет.

 

Вдохновившись и вашим успехом, в том числе, и во Франции. Мне только от лица пермяков остается вас поблагодарить, что вы так прекрасно представили наше творчество, и филармонию, в том числе, и пермскую культуру, и русскую культуру во Франции. И дай бог, чтобы подобные аплодисменты ждали вас всегда на концертах.

 

Владислав Новик: Спасибо.

 

Хотя, конечно, если концерт запланирован на час двадцать, а идет два сорок, это довольно сложно, но вы достойно выступили. Хуже ведь, когда на бис не вызывают, и просто поаплодировали, встали, побежали за своим пальто в гардероб, чем, наоборот, люди встают. Спасибо. Мне очень приятно, что вы в таком приподнятом настроении, и оно такое предновогоднее. Всех ваших солистов и вас с наступающим Новым годом.

 

Владислав Новик: Спасибо. Мы тоже поздравляем всех.

 

И до встречи на концертах. Первый концерт 6 января.

 

Владислав Новик. Да. Ждем.


Обсуждение
1707
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.