Верхний баннер
23:04 | ВТОРНИК | 18 МАЯ 2021

$ 73.7 € 89.91

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

25.11.2014 | 14:05
«Патриотизм – это нравственная категория, часть человеческой этики. Выделять многомиллионные средства на патриотическое воспитание не совсем корректно», - Венера Коробкова

О патриотическом воспитании в программе «Дневник отличницы» говорили кандидатом педагогических наук, деканом факультета правого и социально-педагогического образования ПГПУ Венерой Коробковой и заведующей деловым информационным центром библиотеки Кондратовского поселения Надеждой Лазаревой.

Обе гостьи только приехали с научно-практической конференции «Патриотизм в XXI веке: традиции и современность», которая проводится в рамках Пермского краевого общественного форума. Может ли патриотизм быть современным или традиционным? Как патриотическое воспитание реализуется в школах, учреждениях дополнительного образования и различных центрах? Эти и другие вопросы обсудили в эфире. Ведущий – Юлия Балабанова.

- Почему еще я сегодня пригласила Венеру Викторовну? Потому что совсем недавно ее факультет разрабатывал курсы повышения квалификации для учителей именно по этой теме. Она на практике владеет тематикой. А библиотека Кондратовского поселения, которую представляет Надежда Лазарева, проводит достаточно серьезный цикл мероприятий, посвященных патриотическому воспитанию. Что такое патриотизм вообще для вас как для представителей сферы образования? Это вообще про что? Про то, что нужно что-то знать, уметь, понимать, чувствовать, быть в чем-то убежденным?

Венера Коробкова: Для меня патриотизм, прежде всего, как для человека, я тут не разделяю, из сферы ли я образования... Я просто патриот сама по себе. Патриотизм для меня – это, прежде всего, чувство, ответственность за то место, где ты живешь, желание сделать так, чтобы дети, которые останутся в твоей стране, получили достойное, богатое, современное государство, за которое не стыдно. Поскольку это чувство, то и в педагогической практике мы пытаемся выходить на сознание педагогами, что формировать чувство нужно особыми способами. Митингами, выставками, кинофильмами, призывами служить в армии…

- Митингами? Я не ослышалась?

Венера Коробкова: Ну, акциями, не знаю, какими-то. Мероприятийными вещами, которые просто написаны в плане работы. А глубинные чувства патриотизма сформировать, на мой взгляд, сложно. Поэтому как к этому подойти по-другому, мы говорим с преподавателями.

- Вы начали с того, что сами считаете себя патриотом и говорите о любви к Родине. А Родина тогда – это что, как вы ее для себя описываете? Географически, смыслово?

Венера Коробкова: Я не связываю собственный патриотизм с желанием слепо следовать за теми государственными установками, которые у нас иногда случаются. Для меня Родина – это люди вокруг, работа, которую я делаю, наши дети, которые живут в Перми и России. В этом отношении Родина и государство – это разные вещи, причем есть у меня такая позиция, что настоящий патриот может, должен и имеет право иногда с конструктивной критикой относиться к тому, что происходит и в органах власти, и в системе образования, потому что, на мой взгляд, это способствует усовершенствованию всех систем.

- Критичность не противоречит патриотичности. А скажем, установка семей и детей на то, чтобы уехать учиться за рубеж, строить карьеру за рубежом – как это сочетается с патриотизмом, на ваш взгляд?

Венера Коробкова: Я не считаю это правильным, с одной стороны. С другой стороны, мысль о том, что жизнь коротка, и ее надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, и поскольку не все совершенно у нас в стране, люди пытаются жизнь за рубежом обогатить образовательными, материальными ресурсами… Наверное, не стоит осуждать, не критично.

С другой стороны, я считаю, что лучше здесь вложить свои усилия  и ресурсы, оставить для страны то, чего у нас нет. Иногда мне кажется, что если посчитать все средства, вывезенные российскими гражданами на медицинские услуги, что мы получаем в Германии, Израиле, США, мы можем построить не одну клинику. Выстраивание качественной жизни здесь – это патриотизм в большей степени.

- Надежда Александровна, аналогичный вопрос к вам. Что для вас патриотизм, Родина, как это может преподаваться?

Надежда Лазарева: Для меня патриотизм – это чувство любви и гордости за свою страну. Я думаю, что это чувство мы должны формировать у своих детей, молодого поколения, чтобы им не было стыдно за свою страну, чтобы они гордились ей.

- А как совмещаются гордость и критичность?

Венера Коробкова: Наверное, самое главное – правильно развести эти понятия.

- Если мне стыдно за какие-то вещи, связанные с моей страной, я уже не патриот, да?

Надежда Лазарева: Почему, нет. Мне кажется, важно уметь оценить хорошие и плохие поступки. Я не думаю, что если мы что-то плохо думаем о своей стране, то мы не патриоты. Мы просто можем критично посмотреть на события в своей стране.

- Давайте тогда перейдем к практической части. У нас есть школьники, начиная с начальной школы. Есть основное звено, самое проблематичное и скептически настроенное. Есть выпускники, озабоченные поступлением в вуз и выбором профессии. Как вообще с ними со всеми разговаривать о патриотизме? Насколько это для них актуальная тема, цепляет ли она их?

Венера Коробкова: Смотря как и что преподносится. Если мы разговариваем с детьми бездушно, для галочки, теоретически о патриотизме – в одно ухо влетает, в другое вылетает, не оставляя никакого следа. Но если мы умеем задеть чувства - через гордость за ветеранов Великой Отечественной войны, которые очень много сделали, через любовь, которая была пронесена через Великую Отечественную, через боль семей, которые были репрессированы - то оно остается в душе.

Безусловно, возрастные особенности очень важны в деле патриотического воспитания. В младшем школьном возрасте можно не употреблять эти термины, но говорить о родном крае, своей семье, достойных жителях своего города... Это будет вызывать чувство гордости и сопричастности. В этом возрасте очень важно семейное воспитание. Ребенок все равно воспитательные образцы берет в семье, школа на себе держит функцию обучения. Воспитание идет как дополнительная ценность, ребенок выносит из семьи. Если ребенок видит ответственное отношение к делу в семье, заботу о своих старших в семье - это тоже все часть патриотического воспитания ребенка, хотя она и не проговаривается.

- Честно говоря, я думала, что это часть общечеловеческой этики.

Венера Коробкова: А я считаю, что патриотизм – это нравственная категория. Поэтому это часть человеческой этики. Мы на конференции обсуждали, что вообще выделять многомиллионные средства на патриотическое воспитание не совсем корректно. Хорошо выстраивать воспитательную работу, основанную на народных традициях, уважении к земле, на которой ты живешь - и не надо дополнительных средств. Просто стимулировать, поддерживать педагогов, которые этим занимаются – этого достаточно.

- Кстати, про те самые пресловутые 400 млн, которые были выделены на целевую программу патриотического воспитания жителей Пермского края с 2013 по 2017 годы. Я специально залезла на сайт министерства социального развития, посмотрела итоги конкурсного отбора, перечень социально ориентированных НКО, которые в этом году претендуют на финансирование в рамках целевой программы. Здесь 5 позиций. Издание книг, посвященных роли Пермского края в Великой Отечественной войне и других вооруженных конфликтах.  Увековечивание памяти о ветеранах Великой Отечественной войны посредством сохранения их выступлений на электронных носителях. Помощь семьям погибших военнослужащих и сотрудников, погибших при выполнении долга и увековечивание их памяти. Изготовление, установка и реставрация памятников и мемориальных досок героям Великой Отечественной войны, иных вооруженных конфликтов, выдающимся жителям Пермского края и благоустройство прилегающих территорий и мест захоронения. Улучшение материально-технической базы общественных организаций, учреждений системы культуры, занимающихся патриотическим воспитанием (единственная статья, напрямую с вооруженными силами и военной тематикой не связанная). Но, опять же, финансирование получил центр «Мать защитника Отечества» Осинского района. Получается, что всё финансирование, которые выделяется НКО, так или иначе связано с войной. Вот это как?

Венера Коробкова: Это та установка, от которой мне пришлось немножко отойти, когда мы получили заказ на проведение курсов повышения квалификации преподавателей. К нам обратился центр патриотического воспитания и военной подготовки учащихся с просьбой провести эти курсы. И вы знаете, в первых наших словах беседы я поняла, что все готовятся к войне, и нам нужно научить всех учителей этому. Нам удалось переориентировать эти курсы на гражданско-патриотическое воспитание. Слово «гражданско-патриотическое» было лейтмотивом всех преподавателей. Мы говорили о гражданской активности как форме, как направлении патриотизма. О семье как основе, которая закладывает патриотические чувства. О краеведении, как одном из направлений, которое закладывает патриотическое воспитание, малая Родина – та Родина, которую мы любим с детства.

- То, о чем вы говорите, было каким-то открытием и откровением для слушателей курсов?

Венера Коробкова: У нас был комплекс мероприятий, нельзя сказать, что пришли, послушали и ушли. Поскольку курсы финансировались и были бесплатными для слушателей, было больше 100 заявок с учетом того, что мы хотели набрать группу в 30 человек.

- 100 заявок – это персонально.

Венера Коробкова: Да. Мы ввели эссе «Что вы понимаете под патриотизмом?», по итогам которого отбирали слушателей. В итоге приняли решение обучить не 30, а 70 человек, дальше уже просто было бы неудобно работать. Курсы заканчивались дебатами как некой ответной реакцией на то, что было выслушано слушателями. Удостоверение государственного образца они получали после того, как написали свою программу патриотического воспитания.

Слушатели были очень разные, это были и центры военно-патриотического воспитания, но помимо этого это учителя дополнительного образования, школ, работники вузов, библиотекари, очень разнообразный спектр представленных на курсах коллег.

Безусловно, ожидания у всех были свои. Из военной патриотики ждали больше войны, и для них в какой-то степени казалось на первых порах, что мы говорим не о том, давайте нам сюда афганцев, ветеранов. Но в целом, когда мы анализируем анкеты, обсуждаем со слушателями... Кто-то говорил, что нас впервые до слез проняло, как это преподавалось, кто-то – что это были одни из лучших курсов повышения квалификации. Новый взгляд на эту проблему тоже был получен. От изначальной установки, что мы будем говорить про войну, мы перешли к простым общечеловеческим ценностям, которые лежат в основе патриотизма.

- Вы сказали, что слушатели ваших курсов, вот эти 70 человек из образовательных и не только организаций по итогам написали собственные программы. Можете их охарактеризовать?

Венера Коробкова: Программы были разные. Поскольку мы завели это как конкурс, лучшие участники были награждены. Поскольку и слушатели из разных сфер, программы были посвящены разным сферам. Это и деятельность разных школьных музеев, и коллективные образовательные курсы, направленные на глубокое изучение края, иногда военных успехов, в зависимости от того, где работает учитель. Это программы общественных добровольческих объединений, когда мы добровольчество тоже воспринимаем как часть патриотической деятельности, доброволец тоже работает на благо своей Родины, несет ответственность за то, что сделал. Это просто методические указания там, где у нас были управленцы из муниципалитетов. Поэтому спектр очень разношерстный, но логика, продуманность, неравнодушие каждую программу выделяли. Мне кажется вообще, что формировать патриотизм могут также неравнодушные люди, потому что этим можно заразить.

- Этому нельзя обучить, да? А кто у вас был – те самые люди, которые доводили до слез вашу аудиторию?

Венера Коробкова: Преподавательский состав был просто замечательный. С нами работал Андрей Борисович Суслов, Центр гражданского образования, Виталий Сергеевич Ковин говорил об электоральной активности, Олег Владиславович Лысенко – о национальном самосознании, определенных субкультурах.

- Вы подтянули сливки гражданского общества Перми, чтобы разговаривать о патриотизме с педагогами.

Венера Коробкова: Помимо этого, были педагоги. Липкина Нина Григорьевна – это наш ветеран педагогического труда, которая довела всех до слез чтением писем. Татьяна Петровна Гаврилова, она преподавала педагогические формы в игре, круглых столах. С нами работал Дмитрий Павлович Поносов, директор 7-й гимназии, который в форме дебатов пытался активность самих слушателей пробудить. Я сама про семью как основу патриотического воспитания читала. На мой взгляд, состав звездный, он не мог не понравиться. Эффект был достигнут.

- А эта практика еще будет продолжаться? Я думаю, что если у вас уже был конкурс 100 человек на 30 мест, запрос будет еще больше расти. Вы готовы?

Венера Коробкова: Мы всем, кто не попал, сказали, что пригласим вас в следующий раз. С одной стороны, надеемся, что запрос будет еще от центра образования. С другой стороны, и сами готовы эти курсы запустить, формируется программа повышения квалификации на следующий год. В рамках программы повышения квалификации педуниверситета, думаю, мы эти курсы обязательно заявим.

- Надежда Александровна, я хочу поговорить о том, в каких практических мероприятиях патриотическое воспитание реализуется уже сегодня.

Надежда Лазарева: В нашей библиотеке подобран ряд мероприятий для разного возраста. У нас есть краведческая программа «Истоки», есть программа «Читаник» для младших школьников, программа «Росток» для дошкольников. В рамках этих программ обязательно есть мероприятия, посвященные патриотическому воспитанию. Это в основном 8-9-10-11 классы, непростой возраст. Поэтому приходится искать более интересные формы для того, чтобы достучаться до этих сердец. Одним из таких интересных ходов является диспут по фильму Андрея Малюкова «Мы из будущего». Вообще этот фильм – благодатная почва, чтобы старшеклассники смогли прочувствовать весь ужас того времени.

- Сюжет фильма – современные подростки мистическим образом попадают в самый разгар Великой Отечественной войны, оказываются в шкуре солдат того времени и попадают во все перипетии того времени. Фильм приключенческий, но там есть и драматические моменты.

Надежда Лазарева: У некоторых ребят при просмотре кадров и разборе этих кадров в глазах стояли слезы. И был задан вопрос – а действительно, чтобы понять ужас того времени и в будущем постараться не допустить этих страшных моментов, нужно попасть в то время и испытать это на своей шкуре? Многие задумались и, конечно, согласились, что это был очень хороший урок для героев. Причем мы просматривали и проводили это мероприятие на разных возрастах, это был и 8 класс, и 9, и 11. Все сошлись в том мнении, что такие фильмы нужны. Они заставляют по-другому смотреть на события военного времени, что это не бравада, а ужас, которого нельзя допускать в нашей жизни.

- Какое отношение это имеет к патриотизму? Патриотизм в этом смысле где? Военная слава, пацифизм, недопущение войны или что-то еще?

Надежда Лазарева: Я считаю, в этом случае это любовь к миру в своей стране.

- Какие еще вы проводите мероприятия? Я знаю, что по призыву проводите (к вопросу о любви к миру).

Надежда Лазарева: Да, были у нас такие мероприятия. Вы знаете, это веяния времени. Моему сыну 17 лет, через год он пойдет в армию. Естественно, как мать я испытываю двоякие чувства. Понимаю, что это необходимо, многие родители испытывают такие же чувства. Чтобы взглянуть другими глазами на службу в армии, на призыв, мы пригласили представителей военкомата Пермского района, и эти компетентные люди могли ответить на вопросы родителей и будущих призывников. Где-то, может быть, снять страх у родителей, поверить в то, что служба в армии нужна Родине, необходима.

- Какие страхи снимали?

Надежда Лазарева: Страх условий службы в армии, очень много было вопросов по дедовщине. У нас еще было любительское видео условий казармы. Когда мы показали это видео, родители были просто в шоке. Они не ожидали, что в современной казарме может быть такое хорошее состояние, что там живут ребята достаточно прекрасно.

- Венера Викторовна, общаясь с преподавателями, какие чаще всего вы встречаете практики? Как в современных школах ведется патриотическое воспитание?

Венера Коробкова: Они очень разнообразны. Мы сегодня на конференции слышали, выступали из детских садов по работе с семьей по патриотическому воспитанию. Это начиная от создания портфолио семьи, проведения Масленицы, других народных праздников. Для многих остается правильное понимание, что надо помнить заслуги наших ветеранов, в связи с этим есть череда мероприятий. Начиная от пресловутой «Зарницы»…

- В нашей школе Дни воинской славы проводились.

Венера Коробкова: Забота о ветеранах, песни Великой Отечественной войны как некие приемлемые формы. Это все продолжает быть. Мы говорим о паспорте, гражданской ответственности.

Я считаю, что патриотическое воспитание не может быть без знаний конституционных основ государства, нормативно-правовая база должна быть учащимся дана. Краеведение как целый аспект патриотического воспитания, учителя-историки, просто краеведы-любители работают со школьниками. В общем, спектр огромный, меня это радует, что мы отходим от войны.

- Любая социальная практика, которая проводится в школе – экологическое движение, спортивное движение – это все можно подвести под патриотизм?

Венера Коробкова: Конечно. Я почему и говорю, что не вижу целенаправленных действий в Пермском крае, для чего они нужны. А федеральная программа, 777 млн?

- Получается, что все воспитание, которое проводится в школе, связанное с правовым, семейным, нравственным образованием – это все патриотизм. А отдельный патриотизм, который преподносится в виде целевых программ – это профанация. Я правильно вас услышала? (смеются)

Венера Коробкова: Ну, не я это сказала. Понимаете, мы патриотизм наполнили когнитивным содержанием, а патриотизм – это чувства, любовь и гордость. Как можно любовь и гордость преподать? Оно формируется на основе содержания, вот мы с вами его и попытались обозначить.

- У нас остается немного времени, а мы обещали еще поговорить о конференции, посвященной патриотизму. У вас есть понимание смысла названия? У меня нет. «Патриотизм в XXI веке: традиции и современность». Могут ли быть традиции в патриотизме, может ли быть патриотизм современным? Надежда Александровна?

Надежда Лазарева: Мне сложно ответить на этот вопрос. Как можно разделить? Мне кажется, что традиции и современность в патриотизме взаимосвязаны, отделять одно от другого просто нельзя. Современный патриотизм, вообще современное патриотическое воспитание должен строиться на традициях, заложенных нашими дедами и прадедами. Поэтому разделять это ни в коем случае нельзя.

- Вы побывали на конференции, видите ли вы смысл проведения подобных мероприятий?

Венера Коробкова: Безусловно. Это площадка для обмена опытом, возможность поговорить коллегам друг с другом по заявленной проблеме, это очень важно. Я хочу ответить на вопрос про традиции и современность. Мне кажется, традиционной остается форма с советских времен. Это организации – октябрята, пионеры, комсомольцы, патриотическая идеология. Сейчас мы пытаемся передать это общественным организациям. Это раньше были суворовские, нахимовские училища. Раньше это было ДОСААФ, сейчас мы сдаем нормы ГТО. Это поисковые отряды, военно-патриотические центры, это все традиции. Мы наполняем их современным содержанием. У нас, извините, другой враг стал по сравнению с другим. Мне еще нравится мысль, что беда – современная коррупционная составляющая нашего государства, и ее можно вылечить чувством патриотизма у школьников. Патриот не будет воровать, не будет свои личные потребности за счет служебного положения и государственных средств удовлетворять, а будет работать на нашу страну.


Обсуждение
3472
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.