Верхний баннер
09:17 | ВТОРНИК | 18 МАЯ 2021

$ 73.85 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневник отличницы

02.12.2014 | 14:05
«Люди начинают говорить на иностранных языках, когда понимают, где это применимо», - Вера Никольская

О проектах «Истории успеха за завтраком» и «Предметно-языковая школа «Дуплекс», реализуемых в школе №84, говорили в программе «Дневник отличницы» с директором образовательного учреждения Верой Никольской. Ведущий – Юлия Балабанова.

- У нас не будет одной темы, будет букет. Новость первая – школа №84 признана победителем конкурса «Проект года» департамента образования Перми. Это проект языкового и предметного обучения. Приходят дети на завтрак, а там сидят звезды мировой моды. Как это было? Расскажите.

- В школе придуман проект для детей – «Истории успеха за завтраком». Приходят дети на завтрак, а там – люди состоявшиеся, известные, популярные в своей профессии. Первое событие состоялось для детей 8-11 классов. Мы пригласили пообщаться с детьми на тему профессиональных состоятельности, успеха, достижений, трудностей, человеческих качеств, которые позволят стать профессионалом в конкретной области. Гостями были модельер Ирина Филичкина и шеф-повар ресторана Rio Churrasco Дмитрий Гутаров. Эти хорошие образованные люди с интересной судьбой, имеющие за плечами большой событийный опыт, пришли в нашу столовую, в которой был накрыт обычный школьный завтрак. Был свободный разговор о том, что делать, как выбрать профессию, где учиться, что нужно, чтобы устойчиво стоять на ногах в определенном виде деятельности.

Во второй части гости провели мастер-классы, но они у нас обычно не пассивного характера. Дети изготавливали на кухне легкие мексиканские закуски, а с Ириной Филичкиной учились гладить белые рубашки. Вот такое двухчасовое общение было у детей.

Самодостаточные успешные взрослые не чураются общения с детьми. Наоборот, в их жизни наступает момент, когда им хочется поделиться опытом, интересом, начать просветительскую деятельность. 

- Сложно было заполучить этих людей в школу?

- Несложно, мы часто приглашаем разных людей. У нас такая политика - чтобы детям интересно было видеть мир с другой стороны, и школьные стены не ограничивали их. Из яркого в этом сезоне: в середине октября мы приглашали шотландского писателя Майла Кевинса, который путешествует по миру со своими 27-словными историями. В этом году он придумал проект про Лермонтова, мы с ним связались, он откликнулся и пообщался с детьми. На его примере я говорю, что самодостаточные успешные взрослые не чураются общения с детьми. Наоборот, в их жизни наступает момент, когда им хочется поделиться опытом, интересом, начать просветительскую деятельность. Не было никакого «отрицательства».

- И гонораров не обсуждалось.

- Нет, это в свободное время. И почему завтрак – потому что у таких людей обычно свободное утро. Мы всё попытались учесть.

- Школьники 8-11 классов, то есть полная столовая народа набилась? Или только избранные дети были подпущены к «телу»?

- Не полная столовая, но и не избранные. Эта встреча стала первой в программах профессиональных проб. У нас есть дети, которые заказывают их школе, есть группа детей, которая заказала пробу модельера, дизайнера, что-нибудь связанное с ресторанами.

- Это когда ребенок заинтересован в профессии и хочет себя в ней попробовать. Дорогая школа, говорит он, я хочу себя попробовать инженером-биотехнологом. Школа ему ищет инженера-биотехнолога или того, кто знает, как это устроено?

- Совершенно верно, система такая.

- Сколько было человек на этом завтраке?

- 50 детей. Группа детей, заказавших профпробу – 15 человек. Мы вбросили эту информацию в детскую среду, попросили записаться, кто хотел бы встретиться с этими гостями, подготовить вопросы, о чем они хотят с ними побеседовать. И вот дети под запись внесли себя в списки приглашенных, купили себе завтрак в школьной столовой, чтобы было чем заняться, таким образом у нас организовался круг детей, никем не отобранных.

- О чем они спрашивали? Как вообще строился разговор? Насколько он был непринужденным?

- Первые мгновения – всегда замешательство у детей, что это сбылось. У детей всегда присутствует момент недоверия. Если отступить: я всегда  за это очень сильно борюсь. Если что-то обещаешь детям, надо всегда доводить проект до конца и быть с детьми честными. Первые 5 минут легкого замешательства. И потом, это же специально организованный формат, мы учим детей в нем действовать и общаться.

Конечно, у встречи были ведущие, которые начали, и потом уже дети просто включались, передавали друг другу микрофон, задавали вопросы самого разного порядка. Вроде вопросы-то простые – какими качествами нужно обладать, чтобы достичь успеха в своей профессии? Но я бы сходу не смогла ответить. Что такое успех? Я бы начала рассуждать. Вот такой был бы разговор. Были гости – мужчина и женщина, из творческих, но разных сфер деятельности, с разным жизненным опытом, и между гостями завязывалась дискуссия. На один и тот же вопрос они давали совершенно разные ответы.

- Как в таких случаях гости себя ведут по отношению к детям? Происходит какая-то пристройка, что они маленькие, могут чего-то не понимать, нужно объяснять все очень популярно?

- Нет, здесь как раз вы говорите о той проблеме, которую мы изживаем в общении с детьми. Взрослым всегда хочется их опекать, опускаться на их уровень.

Нужно не бояться с детьми честно разговаривать на простом, не детском языке. Таким образом, мы проявляем к ним уважение. И гости, и мы получаем точно такую же уважительную ответную реакцию.

- Психологически присесть на корточки.

- А здесь у нас другое отношение и подход. Наоборот, мы поднимаем детей. Этот вопрос как-то не обсуждался, на каком языке разговаривать с детьми, как им объяснять или нет. Взрослые говорят на нормальном языке, и дети его нормально воспринимают. У нас есть иллюзия, что дети не поймут, разговор с ними не состоится. Это совершенно не так. Нужно не бояться с детьми честно разговаривать на простом, не детском языке. Таким образом, мы проявляем к ним уважение. И гости, и мы получаем точно такую же уважительную ответную реакцию.

- Стиль отношения к детям, который демонстрировали ваши гости, как-то потом продолжается между детьми и педагогами?

- Когда нас спрашивают, что за такая атмосфера у вас, я сейчас понимаю, что мы стараемся и всеми способами добиваемся уважения взрослых к детям, чтобы не было пристроек, психологического давления, ограничений. По сути, мы делаем школу равных.

- Вы победили на конкурсе «Проект года» департамента администрации Перми. Расскажите, что у вас была за идея проекта «Дуплекс»?

- В этом году мы представили на конкурс городских проектов проект с двойным названием «Предметно-языковая школа «Дуплекс» - «Clear school Duplex». У него есть девиз-расшифровка «Обучение иностранному языку – обучение на иностранном языке». Во всех школах всегда изучается иностранный язык, но когда дети заканчивают 9-11 классов, никто на нем не говорит, только в школах с углубленным изучением.

Люди начинают говорить на иностранных языках, когда понимают, где это применимо, причем не в будущем, не через 5 лет в командировке. Мы хотим эту проблему решить в условиях общеобразовательной школы. Мы пытаемся показать детям, что английский язык – не простой академический бесперспективный предмет, что у английского языка есть профессиональное применение.

- А также те, кто занимается с репетитором, ходит на какие-то курсы.

- И то не факт. Я знаю, что даже если вы репетируете ребенка, у него нет практики, условий, зачем он это изучает, он не будет говорить. Люди начинают говорить на иностранных языках, когда понимают, где и когда это применимо, причем не в будущем, не через 5 лет в командировке. Мы хотим эту проблему решить в условиях общеобразовательной школы – мы не ведем углубленного изучения иностранных языков, программ дополнительных, специальных, усложняющих платных услуг. Мы пытаемся показать детям, что английский язык – не простой академический бесперспективный предмет. И второй аспект, что у английского языка есть профессиональное применение, что его нужно изучать. Сейчас дети изучают математику и понимают, на базовом или профильном уровне. Если пойду в инженеры, буду на профильном изучать. Мы хотим, чтобы дети понимали, что иностранный язык является средством работы.

- У вас нет углубленного изучения, факультативов, дополнительных занятий. А что у вас есть?

- Предмет «Языковое обучение». Идея во внедрении и создании организационных условий для реализации такой известного в европейском, американском, азиатском образовании предметно-языкового интегрированного обучения CLIL. Мы придумали такую систему для нашей школы, с 1 по 11 класс доли предметов изучаются на английском.

- Что значит «доли»? Часть на русском, часть на английском?

- Это разновидность билингвального обучения. Билингвальное – это значит, что 100% предмета вы изучаете на иностранном языке. А CLIL позволяет варьировать от 25% до 80%. Учителя у нас в школе практикуют разные, есть свобода выбора, способы этой технологии. В 4 классе окружающий мир ведут два учителя. Один на русском, другой на английском.

- Одновременно, в рамках одного урока?

- Да. Учитель музыки, Максим Владимирович, ведет долю и постоянно ее увеличивает – с 10 минут в начале до 20 минут в конце учебного года. Многие учителя и родители могут сказать: «Да петь песни на английском языке – это не язык!» Нет, тут как раз речь не идет о разучивании песен и стишков, речь идёт о получении инструментов, выполнении универсальных инструкций.

- Я так понимаю, что это требует огромных ресурсов, должны быть англоговорящие учителя. Где вы их берете?

- Наши кадры – отдельная история. Самый молодой педагогический коллектив, самое большое количество мужчин-учителей (15 из 40). Это учитель музыки, русского языка, литературы, истории, обществознания. У нас только в начальных классах нет мужчин, надеемся решить проблему в ближайшем будущем. Люди все очень творческие, хорошо образованные, их нужно поддерживать в творческом состоянии, чтобы им было интересно работать. Часть из них уже имеет два образования, предметное и переводческое или педагогическое.

- Они пришли с двумя образованиями или получали второе языковое под ваш проект?

- Часть уже имела, а двое получили. Кроме того, есть программа обучения учителей для работы в этой технологии. Тут моя жесткая позиция, что технологию должны внедрять профессионалы и знать должны ее от и до. Обучением технологии я занимаюсь непосредственно в школе. Где-то в вузе получить невозможно.

- А откуда вы взяли эту технологию? Где-то она еще применяется? Кто вас консультирует?

- В Перми в общеобразовательных школах пока этого нет.

- А в языковых?

- Там билингвизм. У нас есть в пединституте программы, знаю, что госуниверситет занимается на разных факультетах, промышленные предприятия занимаются таким делом. Это фактически единственная технология, которая позволяет людей в своей деятельности сориентировать и обучить языку. На уровне школы пока этого нет.

Думаю, очевидны все плюсы с точки зрения методического сопровождения, потому что вся программа экспериментальная, мы взаимодействуем с центром образования Британии, который имеет в реестре всех образовательных программ и эту. Они занимаются погружением, стажировкой учителей, принимают экзамен Кембриджского университета на право преподавания.

- А что касается детей? Для успешного освоения предмета надо, чтобы еще и ребенок владел языком на достаточном уровне. Есть у вас с этим проблемы?

- Не соглашусь, что должен быть великий уровень языка. На это мы не ориентируемся, это наша цель, чтобы потом у них был адекватный уровень владения языком, а начинаем мы все с нуля. Как раз, чтобы нуль быстрее рос, все это и придумано.

Начинается все с элементарных вещей, у нас же все-таки ведется и обычное преподавание иностранного языка. Образуется хорошая связка между предметом и интеграцией предмета в другие, переходы-связки очень хорошие между уроками. Нельзя сказать, что это только урок. Конечно, мы уходим во внеурочную деятельность. Среда применения языка формируется у детей после уроков.

- За счет чего, если они в рамках предмета 10-15 минут говорят на другом языке?

- Или в перемены, или в выходные можно заняться разными вещами, связанными с языком. Можно поучаствовать в видеоконференции, пообщаться с детьми из других стран, Индии или Канады, выполнить совместный проект, сделать музей виртуальных открыток с детьми из Канады, поучаствовать в битве хоров на школьном уровне и победить в ней, выйти и представить школу на городском конкурсе битвы хоров на иностранном языке, занять гран-при. В прошлом году наш хор «Spirit of freedom» стал обладателем гран-при городского конкурса. В июне мы каждый год проводим городской лагерь с изучением английского языка для детей общеобразовательных школ. Далеко не отсылаем, в нашей школе собираются дети из разных школ города и занимаются всеми программами, развлечениями, общением с ребятами из других стран.

- Все-таки у меня есть вопросы к урочной деятельности. Однажды ученый пермского университета, стоящий у истоков создания международной кафедры, где студентам-иностранцам должны были преподавать наши пермские педагоги, жаловался мне, что когда суперпрофессионал-преподаватель переходит на другой язык, предмет значительно упрощается. Получается, что на русском он может давать этот предмет более глубоко, серьезно, чем на английском. Как у вас с этим обстоят дела? Как не упростить за счет внесения языковой компоненты?

- Совершенно другой контекст, нет усложнения или упрощения. Очень важен может быть практикоориентированный и продуктоориентированный подход. Мы не ведем лекции на английском языке, не поем и не учим песни или стихи, не объясняем содержание учебников. На иностранном языке выполняются лабораторные работы, экспертизы, следования универсальным международным инструкциям. Язык – инструмент освоения предмета.

- Скажем по-русски - взаимодействие в рамках класса. А какие параллели участвуют в этом проекте? И какие предметы сейчас преподаются на английском языке?

- Математика в 1 классе, окружающий мир в 4-м. С 5 класса уже большой набор – музыка, история, искусство, математика. На английском еще ведутся краткосрочные курсы с 1 по 9 класс. В каждой параллели неурочная деятельность, им 10 часов предлагается выбрать, родителям и детям. Среди всех программ две на английском. Родители выбирают, и раз в четверть ребенок может посетить 8-часовой курс. Например, «Сities» – как устроены города мира? С 5 по 8 классы в рамках муниципальной модели основной школы наша фишка – модульные краткосрочные курсы в виде стадий, блоков. Раз в четверть ребенок выбирает курс, раз в год он должен выбрать курс на английском.

- По итогам обучения на интегрированных предметно-языковых курсах дети еще каким-то образом оцениваются с точки зрения владения языком?

- Самое главное, они не получают оценку по языку. Зачет 100 баллов, 50 баллов - за продукт, который у них получается по итогам курса. В начальной школе они сделают макет города и расскажут о нем на английском языке, в 6 классе представят маршрут после путешествия, веб-серфинг на английском языке. Это тоже будет консолидированный продукт, сделанный с использованием английского языка.

- У вас только английский или другие языки?

- Основной – английский, мы ждем вступления в силу введения второго иностранного языка. Предметное языковое интегрированное обучение останется только для английского, а второй…

- Какой бы вы хотели?

- Мы  будем действовать от запроса родителей и детей. Если бы вы завтра захотели французский – можно, немецкий – можно. Испанский – пока нет, дайте месяц подумать.


Обсуждение
3647
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.